Последний дракон

Том Белл
Последний дракон

13

Едва Трор подошел краю платформы, как увидел по ту сторону вихря рыжеволосого Акке. Его лицо было покрыто налипшим снегом, а в глазах читались удивление и испуг. Сквозь потоки ветра и снежной пыли вождь не сразу заметил за спиной парня фигуру в медвежьих шкурах. То был один из волхвов Свальда. Мужчина появился из-за скал и схватил Акке за волосы. Он рывком привлек мальчика к себе и поднес к его горлу кинжал.

Трор вынул меч из-за пояса и бросился сквозь ненастье к краю платформы.

– Остановись! – крикнул он, но его слова утонули в шуме бушующего ветра.

– Вы вторглись в наше святилище! Осквернители! – перекрикивая шторм, взревел мужчина. – Вы посягнули на дом Всеотца!

– Нет! Мы хотим остановить кровопролитие. Отпусти его, волхв!

– Лжец!

Вождь медленно пробирался сквозь бурю, и каждый шаг давался ему с трудом. Яростный ветер норовил вырвать меч из рук, снег лез в глаза, нос и рот. Тяжелая кольчуга под одеждами, которая была способна защитить от клинка и стрелы, пред лицом стихии казалась обыкновенной тряпкой. Трор скрипел зубами, но ступал шаг за шагом, в надежде остановить волхва раньше, чем тот причинит вред Акке.

Мужчина не унимался. Он вытянул кинжал острием в сторону Трора и прокричал:

– Не приближайся, или твой друг поплатится жизнью!

– Да послушай же, безумец! – вождь «драконов» не слышал себя из-за воя ветра.

Волхв замахнулся от плеча, чтобы расправиться с жертвой:

– Хватит с меня…

Акке наконец понял, что происходит и в последний момент встрепенулся. Он врезался всем телом противнику в бок и оттолкнул от себя. Волхв повалился в снег с зажатым в кулаке клочком рыжих волос. Парнишка приземлился рядом, но быстро поднялся на колени. Лихорадочно перебирая руками, он пополз сквозь бурю в сторону Трора, но его смело, как пушинку. Ветер подхватил Акке и волчком покатил его по платформе, в сторону обрыва.

Трор спешно сунул меч за пояс. Что есть силы, он прыгнул вдогонку за юнцом и плюхнулся на живот. Вождь успел схватиться за край плаща Акке, но боль от падения выбила из груди весь воздух. Зачарованный ветер не ослаблял натиск и продолжал увлекать, теперь уже обоих юношей к краю пропасти. Трор, стараясь не выпустить друга, свободной рукой цеплялся ногтями за выбоины в гладком камне площадки. Он стер пальцы в кровь, прежде чем нащупал спасительную трещину и смог замедлить ход и остановиться. Акке обнял вождя за ногу, стараясь прийти в себя.

– Куда собрались, сопляки?

Волхв снова был на ногах и быстро приближался к беглецам. Дрожащей рукой он размахивал кинжалом, готовый расправиться с вторгнувшимися в храм неприятелями. Трор понял, что нужно что-то предпринять и решил рискнуть. Юноша отпустил расселину, выстоял пред потоками ветра и поднялся на ноги. Однако служитель храма уже был рядом. Трор замешкался, пытаясь вынуть меч, когда волхв налетел на него и снова повалил на землю. Клинок выскользнул из рук и покатился по платформе в сторону пропасти. Враг взгромоздился на юношу и замахнулся для удара. Трор вцепился в кулак противника, что сжимал кинжал, но явно уступал в силе. Мужчина оказался моложе и крепче тех седовласых волхвов, что обычно справляли молитвы во время обряда инициации.

Волхв навалился на рукоять кинжала всем телом. Задыхаясь от натуги, Трор наблюдал, как острие неумолимо приближается к его лицу, но не мог противостоять. Он уже слышал дыхание смерти, ее надсадный смех. Так мог смеяться только Мор, в ожидании новой души для своих Чертогов. Вождь зажмурился и увидел золотые стены Залов Павших. Его уже ждали. Предки во главе с самим Свальдом. Они пили брагу, уплетали копченый поросячий бок и звали Трора присоединиться к пиршеству.

Юноша был готов уступить. По крайней мере, он был побежден в бою, а значит, избежит вечного забвения в Чертогах Мора. Его ждет славное посмертие. Жаль только, что ему не удалось образумить отца.

Мысли о неисполненном долге обожгли разум Трора огненным хлыстом. Он распахнул глаза и призвал все силы, чтобы сломить вражеский напор и отвести кинжал в сторону. Но в следующий миг на лицо закапали горячие капли. Они обжигали обветренные замерзшие щеки и стекали по шее под одежду. Трор увидел, как удивленно округлились глаза противника. Из его рта показался стальной кончик меча. Вождь «драконов» закашлялся и скинул с себя вдруг обмякшее тело волхва.

С трудом хватая ртом воздух, он выбрался из-под мертвеца и с удивлением обнаружил Акке. Тот склонился над трупом, пытаясь вынуть клинок из его головы. Обдуваемый бурным ветром юнец дрожал, едва удерживая равновесие. Он побледнел еще сильнее обычного, и казалось, что его вот-вот стошнит. Трор, все еще ошарашенный противостоянием, кое-как поднялся и помог Акке вернуться к алтарю.

Они заслужили небольшую передышку.

Трудно было сказать, сколько прошло времени. Битва началась и закончилась стремительно, но казалось, что прошли часы. Трор не мог себе позволить больше задерживаться. Предстояло найти отца и увести его из этого места. Но на пути неизбежно возникнет Твольв со своими бойцами. И если схватка с обычным волхвом стоила ему таких усилий, то чего было ожидать в дальнейшем?

Трор мотнул головой, отгоняя тревожные мысли и взялся за меч. Он отрезал кусок от края рубахи и передал Акке. Юнец весь измарался в крови убитого им служителя храма и теперь тщетно пытался оттереть руки и лицо. Новоиспеченный варяг выглядел опустошенным. В его глазах читались испуг и волнение. «Первое убийство меняет тебя навсегда. Вряд ли малыш так представлял себе инициацию», – усмехнулся про себя Трор и потормошил спутника по плечу:

– Поднимайся, Акке. Нам пора двигаться дальше.

– Да, вождь, – сухо ответил тот и кивнул.

Они вновь вклинились в полотно бешеного ветра, прошли к краю платформы, откуда появился волхв, и нашли среди скал узкий проход. Здесь начиналась лестница. После долгого спуска по крутым и скользким ступеням, юноши вышли к залам Обители Свальда. Трор поднял меч, готовый отразить внезапное нападение и первым вступил в темноту длинных перепутанных коридоров.

Это место напоминало лабиринт. Пустые, продуваемые ледяным сквозняком тоннели протягивались сквозь толщу горы. Одинаковые серые стены освещались лишь тусклым светом, что проникал сквозь узкие расселины в потолке. Вместе с ним задувало и снег, одеяло которого расстелилось под ногами варягов. В коридорах почти не было украшений, кроме пустых уключин для факелов да каменных изваяний наподобие тех, что встречались ребятам перед алтарем. С ветром порой долетали приглушенные крики и хохот. Твольв и его отряд продолжали грабить храм. Трор совсем отчаялся. Он не знал, где искать отца и настанет ли конец этим мрачным коридорам. Акке продолжал хранить угрюмое молчание. Он отрешенно плелся за вождем, рассматривая серую мозаику камней под ногами.

Блуждания, казалось, продолжались бесконечно. Спустя четверть часа на одном из перекрестков Трор наткнулся на собственные следы в снегу и раздраженно выругался – он ходил по кругу. Рассвирепев, вождь бросился вперед, не разбирая дороги, и бежал, пока не нашел узкое ответвление. Путь привел к тяжелым дверям из потемневшего от старости дерева.

– Будь наготове, – шепнул спутнику Трор и навалился на створки дверей.

14

Вождь толкнул двери и вошел внутрь округлого помещения. Погруженное в полумрак, оно освещалось бледными лучами света, что доносились из отверстия под сводами куполообразного потолка. Однако этого хватало, чтобы оценить богатое убранство комнаты. Зрелище захватывало дух. Вдоль стен алькова протянулись стойки с доспехами и оружием. Перед ними стояли столы, заваленные томами древних книг и глиняной посудой, украшенной искусной росписью.

В центре комнаты размещалась плоская круглая плита, выполненная из того же черного камня, что и алтарь в святилище. Поверх плиты возвышалась странноватого вида кристалл, прозрачный как лед или слюда. Столп света ниспадал на его грани и отражался во все стороны, отчего на стенах комнаты играли неровные блики. Трор подошел ближе к монолиту и застыл, заворожено разглядывая содержимое конструкции. Внутри, воткнутые в серый выщербленный камень, хранились мечи.

– Это они…, – протянул вождь и коснулся ладонью поверхности кристалла.

Трор охнул и отдернул руку, обожженную пробирающим до костей холодом.

– Что это? – удивился Акке.

Рыжеволосый приблизился к вождю, но не рискнул дотронуться до зачарованной конструкции. Трор потер руку и поднес к губам.

– Думаю, это Лунный кристалл. Слезы Мировой волчицы.

– Тот самый, из древних легенд?

Трор покосился на спутника и хмыкнул:

– Вижу, кое-что ты все же знаешь.

– Мама часто рассказывала мне перед сном, – шмыгнул Акке и уставился себе под ноги. – Легенды о сотворении мира. О старых Богах и первых варягах. О войне, по которой плакала Мировая волчица, и роняла слезы на землю… Я любил слушать мамины рассказы. Но потом она умерла…

Вождь «драконов» промолчал. Свою мать он почти не помнил, да и не время было сейчас вспоминать. Он обмотал кулак рукавом рубахи и с силой постучал по кристаллу. Комнату огласил чистый, как горный родник, звон. Акке невольно закрыл уши и зажмурился от резкого звука. Трор потряс головой и взялся за меч.

– Отойди подальше, малыш. Попробую его расколотить.

Он замахнулся, как следует, и обрушил клинок на ледяную поверхность монолита. Раздался еще один пронзительный звон, который сменился оглушающим дребезгом. Сноп осколков взметнулся в воздух и осыпал Трора, Акке и все помещение. Вслед за ним из кристалла вырвалось облако белесого пара. Морозная мгла окутала пришельцев, обволокла пол и скрыла разрозненные обломки.

Трор разжал глаза и втянул носом обжигающий холодный воздух. Комнату заполнил запах, похожий на тот, что остается после бурной грозы. Вокруг стоял треск льда и снега, а лучи света, что ниспадали из отверстия под куполом, озарили туман ярким светом.

 

Акке чихнул и пар от его дыхания вмиг заиндевел и осыпался на пол мелкой ледяной крошкой.

– Невероятно, – прошептал парнишка и осторожно побрел сквозь туман к Трору.

Тот отряхнулся от крошки, что покрывала его с головы до ног, и сунул меч за пояс. Все его внимание теперь было приковано к оружию, что хранилось внутри кристалла. Вождь протянул руку и разогнал туман. Взору открылась удивительная находка: легендарные клинки, выкованные самим Богом Зимы Хладом. Одинаковые, словно братья-близнецы, они все же были совершенно не похожи друг на друга. Первый, сияющий, словно лед на полуденном солнце, украшала гравировка из витиеватых рун вдоль лезвия, а рукоять увенчивал огромный красный камень. В дрожащем свете казалось, что он пульсирует, подобно сердцу. Второй же был отлит из черного, как ночь, металла с вкраплениями серебра. Поверхность меча также была испещрена незнакомыми рунами, а навершием служил такой же огромный зеленый камень, грани которого дрожали, будто он был живой.

Задыхаясь от волнения, Трор протянул руку и застыл в нерешительности. Он понимал, что должен забрать мечи, дабы их не нашли отец или Твольв, но не решался прикоснуться к драгоценным реликвиям. Только встревоженный голос Акке смог вырвать его из раздумий.

– Чего же ты ждешь, вождь?

– Я…, – замешкался Трор.

Он вздохнул и решительно взялся за рукоять черного меча. Тот с легкостью выскользнул из камня, что стискивал его острие, и приник к ладони юноши, как влитой. Вождь «драконов» расчеркнул клинком воздух перед собой, ожидая, что случится нечто удивительное. Однако ничего не произошло. Юноша озадаченно потер лоб.

Акке заметил недоумение Трора и окликнул его:

– Что не так, вождь?

– Эти клинки, – повернулся тот к другу, – если верить легендам о Войне Богов, выкованы самим Хладом и способны разить богородных. Но я ничего чувствую. Это…просто меч.

Акке прошел к разбитому монументу и взял в руки белый клинок.

– Я тоже ничего ощущаю, – кивнул он после недолгого раздумья. – Но может быть, ничего и не должно происходить? Мы все равно не узнаем, правду ли говорят легенды и сказания, пока не сразимся с настоящим богородным.

– И то верно, – пожал плечами Трор. Он пробежал пальцами по шершавой на ощупь гравировке. – Интересно, что значат эти руны?

От созерцания находки его отвлекли новые звуки. За одной из дверей, что находились по разные стороны комнаты, послышался топот и возбужденные крики. Кто-то приближался.

– Пучина, – шикнул Трор. – Наверняка шум от разбившегося кристалла слышал весь храм! Уходим, Акке!

Юноши устремились обратно в лабиринт темных коридоров. Трор беззвучно подгонял юного варяга, надеясь покинуть обитель Свальда тем же путем. Теперь он понимал, что ему не удастся образумить отца. Сив совершил страшное святотатство, пролив кровь в стенах храма. Ему уже не найти прощения. Однако у Трора оставалась надежда искупить вину и отвести беду от всего клана. Он решил бежать из Согни и рассказать обо всем Рунволду. Мудрый Конунг поймет, кто на самом деле виновен в том, что произошло в храме. Он выслушает своего внука. Трор не сомневался в этом. Он передаст деду мечи, а Акке подтвердит его слова.

Оставалось только добраться до драккара. В море их не догонит даже корабль Твольва.

15

Лабиринт оглашали чьи-то гневные крики. Варяги, должно быть, обнаружили комнату, в которой хранились мечи Хлада и бросились в погоню. Эхо их шагов и лязг оружия отражались от каменных стен и разрывали тишину, что веками царила в залах храма. Трор мог только догадываться, удалось ли им с Акке оторваться, и лихорадочно искал глазами знакомые ориентиры. Редкий дневной свет и зияющая из боковых проходов тьма смешались и застилали глаза. Вождь боялся пропустить нужный коридор, который вел к горному святилищу. Совсем скоро он запутался в темных хитросплетениях туннелей.

Выручил Акке. Юный варяг первым заприметил поворот к лестнице и окликнул Трора. Вместе они ринулись на поверхность навстречу треглавой вершине Ветреного пика. Святилище выглядело неизменным: посреди платформы все также воцарялось изваяние Свальда, а на краю у обрыва лежало тело убитого волхва. Не теряя времени, юноши вклинились в потоки бурного ветра, что окружали вершину, и начали приближаться к алтарю. За спинами послышались пыхтение и ругань. Кто-то уже поднимался по лестнице. Похоже, бегство не удалось.

Трор решил дать бой.

Вождь первым выскользнул из зачарованного вихря и занял позицию перед статуей Бога Ветра. Он навострил черный меч и приготовился к противостоянию. Акке встал позади друга. Юнец был измотан и тщетно пытался отдышаться. На его долю этим утром выпало слишком много. А значит, Трор мог рассчитывать только на себя. Он не спускал глаз с лестницы, ожидая прибытия врага.

Первым на платформу поднялся Твольв. Серогривый великан выглядел озлобленным. Налившиеся кровью глаза здоровяка пожирали юного вождя, а губы привычно скривились в мерзкой ухмылке. Следом показались двое бойцов из его отряда. Одежду и оружие варягов покрывали кровавые брызги, и можно было догадаться о том, какая судьба постигла обитателей храма. Воины молча разошлись по разные стороны от вожака и застыли у границы кольца бури. Трором обуяла тревога. Он не видел среди них отца и опасался самого худшего.

Троица не приближалась, словно чего-то ожидала. Противники поигрывали оружием и недобро посмеивались. А когда на лестнице послышалась суета и ругань, Трор понял, почему они не нападали. Наружу поднялись еще двое варягов, которые тащили под руки связанного и избитого Сива. Тот болтался в их хватке, подобно пустому мешку, избитый, покрытый кровью и синяками.

Трор с болью наблюдал за тем, как волокут отца. Как его бросают перед Твольвом. Как тот ставит ногу Сиву на спину и сгребает в охапку волосы на его голове.

– Малыш Трор! – проревел над шумом бури ярл «волков». – Ты же знал, что этим все кончится?

Юноша не ответил. Он крепче вцепился в рукоять меча, пытаясь придумать путь к спасению. Однако все мысли спутались клубком в тревоге за судьбу отца. Трор часто задышал. Волнение охватило все тело, и вождь почувствовал, как задрожали колени.

– Эй, Акке, гребаный гнумлак! – прикрикнул Твольв. – Какого хрена ты еще стоишь там? Иди к своему любимому дядюшке.

– Я теперь варяг! – объявил писклявым голосом рыжеволосый.

«Волк» загоготал. Вместе с ним засмеялись и остальные бойцы.

– О, так ты прошел обряд? Какой молодец, потаскушка-матушка гордилась бы тобой. Стал совсем взрослый! – Твольв вдруг посерьезнел и насупился. – А теперь, сука, быстро иди сюда!

Акке невольно дернулся, сделал шаг и застыл.

– Чего ты медлишь? – зашипел Трор, не переводя глаз с Твольва и его команды.

– Я не собираюсь тебя бросать, вождь…

– Уходи, Пучина тебя побери! Двум смертям не бывать, а мне моей не миновать.

– Но, Трор…

– Иди! – рявкнул вождь и бросил на друга полный отчаяния взгляд.

Акке сглотнул и протянул другу белый меч. Но когда Трор хотел было его взять, раздался окрик Твольва.

– Мечи захвати с собой, мальчишка. Иначе драконьему папаше придется туго!

Юный варяг замялся. Он вопросительно смотрел на Трора, ожидая его решения. Вождь «драконов» еще раз посмотрел на связанного отца и отдал Акке черный меч. Тот с виноватым видом кивнул Трору и, в который раз, вступил в объятья бешеного ветра. Едва он пересек бурю, как Твольв вырвал из рук племянника оба клинка и грубо отпихнул его в сторону.

Ярл взвесил оружие в своих лапищах и поиграл им перед собой. Довольный обретенной находкой, Твольв оскалился и ткнул одним из мечей в сторону Трора.

– Вот и все, маленький вождь. Давай немного позабавимся с тобой, а затем я отплыву на Ан Сгара. Старика Рунволда наверняка заинетересует преступник, который посмел разграбить святилище самого Бога Ветра! – Твольв засмеялся и пнул Сива под ребра. – Как хорошо, что мы с ребятами оказались рядом и повязали этого безумца.

– Он тебе не поверит! – выпалил Трор от неожиданности. Он мысленно проклинал себя за то, что не догадался обо всем с самого начала. – Все жители Согни знают о том, что ты ушел сегодня к Ветреному пику!

– Ну конечно, тупица! Малышу Акке требовалось пройти обряд инициации! Как я мог допустить, чтобы мой дорогой племяшка в год своего десятилетия остался без обряда?

– Я не позволю тебе этого сделать!

– Ты можешь попробовать.

Твольв взмахнул мечами и бросился сквозь зачарованный вихрь. Ветер, казалось, был не властен над здоровяком. Ярл «волков» напоминал разъяренного быка, который несется навстречу беззащитной жертве. Трор ошалело наблюдал за приближением неминуемой смерти. В этой схватке у него не было шансов.

В последний момент юноша нащупал за поясом варяжский меч, который он нашел во время подъема на гору. Неловким движением он обнажил клинок и выставил его перед собой.

Раздался лязг стали.

От скрежета и звона Трора оглушило. Он не понял, что произошло. Лишь почувствовал, как неведомая сила оторвала его от земли. Вождь пролетел над платформой и рухнул на край каменного алтаря. Спину поразила раздирающая боль. Слезы брызнули из глаз, и казалось, что над святилищем пошел дождь. Трор скатился под монолит и выронил меч. Судорога охватила все тело. Юноша скорчился и подтянул колени под себя. Каждая мышца дрожала от неожиданной боли и горела ледяным огнем. Не хватало воздуха.

Трор закашлялся и почувствовал во рту привкус крови. Он с трудом открыл глаза и увидел Твольва. Верзила навис над ним и улыбался, оголив желтые зубы и десны. Он бросил один из мечей под ноги, схватил Трора за грудки и с легкостью поднял его над алтарем. Смрад его дыхания опахнул лицо вождя и привел в порядок разрозненные чувства.

– Я ведь предлагал тебе встать на верную сторону, сопляк! – рыкнул ярл «волков».

– Я…не предам…клан, – захлебываясь слюной и кровью, просипел Трор.

Твольв встряхнул его, приводя в чувство, и усмехнулся.

– Мне это уже не интересно, – засмеялся здоровяк. – Я бы мог убить тебя прямо сейчас…

Трор почувствовал, как острие меча кольнуло его живот под кольчугой. Сердце, пораженное невиданным прежде страхом, ухнуло вниз, а в ушах вновь заиграли гимны Залов павших. На этот раз ему не выкрутиться. Трор обмяк и безвольно повис в хватке противника, ожидая последнего удара.

Но вместо этого, Твольв отвел меч и прогремел:

– Устроим последнее испытание малышу Акке!

Он замахнулся и швырнул Трора в сторону лестницы, где стояли его приспешники. Юноша пролетел мимо изваяния Свальда и упал в центре зачарованного вихря, перевернувшись вокруг себя несколько раз. Ветер подхватил безвольное тело и быстро повлек его в сторону обрыва. Вождь больше не мог сопротивляться бурным порывам. Оставалось лишь наблюдать, как неминуемо приближается обрывистый край платформы. Спустя пару мгновений он камнем полетел навстречу бездне.

Перед глазами возникли давно забытые образы. Отец висел на краю скалы и прижимал его к себе, совсем маленького, закутанного в песцовые шкуры, а вокруг ревел яростный ураган. Трор не мог плакать. Ему казалось, что все это какая-то игра, и его задача подыграть папе. Не шевелиться и ждать, когда он спасет их обоих. И только неистовый смех изувера в волчьих шкурах разрывал ночной воздух. Сердце сжималось в тисках ужаса.

А затем он уснул.

Рейтинг@Mail.ru