Последний дракон

Том Белл
Последний дракон

16

Кромешная тьма полнилась тусклыми точками звезд и росчерками их хвостов. Одна за другой, они срывались с небосвода и устремлялись навстречу земле. Но, долетев до поверхности, вновь устремлялись ввысь. Они роились, подобно мухам, сводили с ума жужжанием и копошением. От мерзкого зрелища тошнило, хотелось извергнуть все, что было внутри. Все мысли, всю боль и обиду.

Тьма резко сменилась светом. Залы павших? Неужели так выглядит последнее пристанище душ? Здесь не было обещанных пиров. Свальд и предки не встречали с распростертыми объятиями и рогом, полным сладкого меда. Никто не голосил небесных гимнов. Женщины не разносили между заседавшими за столами воинами еду и напитки.

Пустота.

Пустота, полная шума битвы и воя ветра.

Трор открыл глаза и тут же зажмурился от света. Вечернее солнце, сокрытое пеленой серых облаков, казалось ослепительно ярким. Оно яростно жгло высохшие глаза, но слезы никак не хотели появляться, чтобы избавить юношу от мук.

Он застонал и слабо пошевелился.

– Тише, вождь.

Чей-то обеспокоенный шепот казался сладкой песнью. Это и есть гимны Залов? Он все-таки добрался, и теперь обретет покой? Наконец-то. До тех пор, пока не наступит Норскваген, ему предстоит наслаждаться небесной негой среди других павших воителей. Трор жаждал покоя и радости завершения земного пути. Но чем больше он думал об этом, тем сильнее становились звуки и ощущения.

Он жив?

– Где…я?

– Молчи!

Только сейчас Трор понял, что его кто-то тащит. Руки и ноги безвольно скользили по гладкой каменной поверхности, бурный ветер лохматил волосы, крупинки снега застилали лицо и забивались в ноздри и уши. Юноша резко распахнул глаза и завертел головой. Над ним стоял рыжеволосый парнишка. Акке. Он тащил Трора сквозь бурю, и сам едва стоял на ногах.

– Куда…куда ты несешь меня…

Акке не ответил. Юнец подхватил друга под обе руки и осторожно спустил по крутой каменной лестнице. Эти места выглядели знакомо. Трор силился вспомнить, где он видел это место раньше. Перед глазами всплывали образы битвы с ряженным в медвежьи шкуры волхвом. Бесконечная погоня по запутанным коридорам. Связанный отец, которого поднимают по такой же лестнице и бросают у ног омерзительного здоровяка.

Отец!

Трор клацнул зубами от внезапного осознания. Он жив. Он все еще в храме Свальда. Юноша вспомнил, как упал с обрыва после битвы с вожаком «волков». А затем наступила тьма. Но как он оказался здесь?

– Меня отправили убедиться, что ты погиб.

Акке усадил вождя у стены в глубине тоннеля и присел рядом.

– Как я выжил?

– Я нашел тебя у обрыва. Ты вцепился в скалу и причитал: «Держись, Трор. Держись!», – рыжеволосый оторвал кусок ткани от рубахи и отер другу лицо от крови и грязи. – Когда Твольв и его сволочи ушли из святилища, я вытащил тебя.

– Они…отпустили тебя? – прошептал вождь. Говорить все еще было трудно.

– Нет, – вздохнул Акке. – Они ждут меня в хода в храм. Ждут, что я принесу доказательство твоей смерти.

Трор тупо уставился на противоположную стену, пытаясь привести мысли в порядок.

– Он собрался отдать отца Конунгу.

– Не только это.

– Что он задумал? – вождь вопросительно посмотрел на Акке, но увидев, что тот тянет с ответом, потянул его за рукав. – Зачем он приходил сюда? Что Твольв хотел забрать?

– Мечи, – выпалил Акке. – Из разговоров я понял, что он приходил именно за мечами.

– Пучина…, – едва Трор услышал его ответ, как разгадка пришла сама собой, – он собрался убить Рунволда. Он хочет стать новым Конунгом! Я должен его остановить.

Он дернулся и попытался подняться, но Акке его удержал и вернул на место.

– Ты не сможешь, вождь! В бою тебе его не одолеть. А если Твольв узнает, что ты жив – он вернется и закончит начатое. Мне нужно доказательство, что ты мертв.

– Я…я не знаю, что делать, – схватился за голову Трор.

Онемевшими пальцами он ощупал себя в поисках ран и нащупал пряжку своего пояса. Юноша поддел пальцами петли и не без труда отсоединил ее от кожаной основы. Он поднес квадрат из посеребренного металла к глазам и посмотрел на оскалившуюся драконью морду. Клан «Драконьей пасти». Это все, что осталось он некогда великого рода. Самое ценное, что когда-либо было у Трора.

Вождь плюнул на пряжку и растер по поверхности кровавые сгустки. После вложил ее в ладони Акке и посмотрел ему в глаза.

– Скажи, что нашел мое тело среди скал. Скажи, что не осталось даже лица, поэтому ты забрал самую дорогую вещь, что осталась у этого жалкого клана.

– Я…

– Иди Акке. Если получится, расскажи Рунволду обо всем, что произошло здесь. Ты теперь варяг, а значит, выстоишь, каким бы сильным ни был встречный ветер.

– Да, мой вождь, обещаю, – парень улыбнулся и сжал руку Трора. – Подожди до заката, а потом спускайся с горы. Думаю, ночью мы уже отплывем. Надеюсь, мы еще увидимся.

– Хайли Сваль, друг.

– Ты тоже береги себя, – Акке вытер набежавшие слезы и устремился по лестнице.

Вскоре его звуки его шагов смешались с воем ветра. Вождь клана «Драконьей пасти» закрыл глаза и отдался в объятия тьмы. Он снова видел заснеженные скалы и испуганное лицо отца.

Когда Трор очнулся, солнце уже скрылось за полосой Краесветных гор. Лестница погрузилась в ночной мрак, неизменным оставался лишь рокот стихии, что окутывал святилище. Юноша совсем продрог и не чувствовал конечностей. Мороз крепчал. Оставаться здесь больше было нельзя.

Опираясь на стену, он поднялся на одеревеневшие ноги и направился вглубь лабиринта коридоров. Трор решил пройти долгим, но спокойным путем: с вихрем, что окутывал Ветреный пик, в таком состоянии он бы не справился. Вождь долго блуждал по тоннелям и залам. Ему встречались разоренные варягами комнаты для приношений и кельи волхвов. Почти в каждой попадались остывшие тела служителей храма. Твольв и его ватага не пощадили никого. Безжалостно убитые мужчины и старики, с застывшими выражениями ужаса на лицах, провожали пришельца пустым взглядом и беззвучными криками из открытых ртов. Кровавые разводы покрывали стены. Красные лужи вокруг мертвецов заиндевели и превратились в ужасающие зеркала, отражения в которых шептали гибельные мотивы.

Трор едва переставлял ноги. Во время боя он повредил спину, и каждый шаг молнией проносился по хребту, вырывая стоны и сопение. Но позволить себе сдаться вождь не мог. Он верил, что еще есть шанс спасти отца и предупредить Рунволда об опасности. Только от Трора теперь зависела судьба всех островов. Если Верховным конунгом станет Твольв – все варягом ждет эпоха крови и тирании.

– Я не допущу этого, – прокряхтел юноша, отодвигая створки врат храма.

Ветер, полный искрившегося в лунном свете снега, ударил в лицо, стоило вождю покинуть стены обители Свальда. Холод пробежал с головы до ног и привел мысли в порядок. Приободрившись, Трор начал долгий спуск с вершины Треглавого пика. Каждая выщербленная ступень бесконечной лестницы придавала ему сил и решимости. И даже боль от ранений на некоторое время отступила, словно боялась коснуться охваченной пламенем души варяга.

Трор шел без остановок. К утру, когда солнце вновь показалось над морем, замерзший и измотанный он достиг Согни. Безмолвный городок еще мирно спал. Жители еще не знали, что стряслось внутри святилища. Юноша остановился у городских ворот и обнаружил, что они приоткрыты. Стражника не было видно на привычном месте на дозорной башне. Стояла мертвенная тишина. Вождь прошел внутрь города, недоуменно размышляя о том, что могло заставить бросить часового свой пост. Но стоило пройти вглубь поселения, как со стороны порта донеслись крики и шум битвы. На берегу разворачивалось яростное противостояние.

Забыв про усталость, Трор ринулся на звуки боя. Едва он выбежал на причальную площадь, как увидел ужасающую картину. Варяги с его драккара, его соклановцы, выстроились фалангой и ощетинились копьями и топорами. Их строй преграждал доступ к кораблю, на который пыталась попасть оголтелая толпа местных мужиков. Вооруженные, чем попало, и одетые кто во что горазд, жители нападали на варяжскую стену щитов. Моряки раз за разом отбрасывали их, но каждое такое столкновение уносило жизни с обеих сторон.

– Убивцы! Душегубы! Гореть вам в Чертогах Мора!

Мужичье посылало проклятья и бросало в сторону фаланги вилы, топоры и факелы. Варяги огрызались ударами копий из глубины строя, раня и убивая всех, кто рискнул подобраться слишком близко.

Кто-то из команды драккара заприметил Трора:

– Это вождь! Хой! Расчистить пристань!

Варяги оживились и перешли в наступление. Они разогнали обезумевших местных жителей и помогли Трору укрыться за щитами. Вождь дал команду немедленно отступать и покинуть город. Лишь когда гребцы взяли за весла и увели драккар прочь от Согни, юноша позволил себе упасть на скамью и забыться беспокойным сном.

17

Зима 925 года, месяц Холодных ветров

Запись третья

Я запутался во днях. Не меньше недели прошло с тех пор, как мы отплыли из Согни. Я только начал отходить от ран. Да и сражение с местными обошлось для нас слишком дорого. Я лично высеку на родовом камне возле нашего дома имена свирепых Рогни и Рагнара, стойких Улфа и Берена, верных Тибольда и Хьялмара, толстяка Бофура и ловкого Одрина. Мы лишились в этом проклятом городе братьев, и эта утрата навсегда останется в наших сердцах. Но винить жителей, как и жаждать возмездия я не стану.

Во всем виноват Твольв.

Он отплыл из города незадолго до нас, пока стояла ночь, и наверняка подговорил местных напасть мой клан. Его ложь про то, что «драконы» разграбили обитель Свальда уже начала действовать. Я не знаю, чего нам ждать по прибытии. Не знаю и то, как нас встретит Рунволд. Но я должен рискнуть. Ради отца и клана.

Вождь драккара «Младший Дракон» Трор Унве.

 

Кое-что еще занимает последние дни мои мысли.

В своей сумке я нашел ту странную фигурку из алтаря Свальда. И не менее странную книгу. Я не помню, как они попали ко мне. Но чем больше я думаю об этой находке, тем сильнее мне хочется посмотреть, что она скрывает в себе. Рунволд не должен узнать, что они попали ко мне. Нам итак есть, за что ответить перед ним и Богом Ветра…

– Вождь.

Трор оторвался от созерцания свернутой в трубку древней книги и посмотрел на старого волхва. Тот присел на лавку возле вожака и протянул ему миску, полную дымящейся жидкости.

– Снова скорлупа? – поморщился юноша.

– Она полезна для костей, – кивнул волхв. – Тебе нужно быть крепким и сильным, если…

Старик замялся, но Трор продолжил за него:

– Если мы не вызволим отца?

Волхв ответил не сразу. Некоторое время были слышны лишь негромкие разговоры варягов, да плеск волн за бортом. Юноша закутался в меха и принял из рук старика чашку с целебным снадобьем. Тот наконец нарушил молчание.

– Пойми, вождь, если так станется, что Верховный конунг не поверит нам, то ярлом клана станешь ты. И именно тебе придется вести наших людей.

– Рунволд послушает меня, – воспротивился Трор и поморщился, осушив тарелку с горькой жидкостью до дна. – Мерзость.

– Ох, Боги. Я же предупреждал Сива, что все этим кончится. Предупреждал, что его затея не доведет нас до добра.

– Он говорил еще и то, что ты пригодишься ему, когда он закончит…дела в городе. Речь шла про святилище Свальда, – догадался вождь. – И ты знал о его идее с самого начала.

Волхв шумно вздохнул.

– Знал, – согласил он. Его лицо, серое словно пепел, осунулось, тяжелый взгляд пробежался по палубе драккара и вернулся к Трору. – Это из-за меня Сив отправился в этот поход.

Вождь от удивления выронил из рук чашку. Истолченная скорлупа рассыпалась у ног собеседников и разлетелась по палубе от дуновений холодного морского ветра. Волхв с интересом изучил получившуюся мозаику, словно узрел неведомые картины и продолжил рассказ.

– Я поведал ярлу легенду о мечах. Не ту, что все знают из бабкиных сказок и преданий. Но другую, древнюю и правдивую историю, что я вычитал во время ученичества в книгах в храме Свальда, – старик потер лоб дрожащими от волнения руками. – Ох…это все не так просто. Эти мечи…Я рассказал ему одно, но Сив услышал то, что хотел услышать. Эти мечи не убивают ни богородных, ни Богов.

– Так для чего они предназначены? – увлеченный Трор начинал терять терпение, и хотел быстрее получить ответы на вопросы. – Когда я взял один из них, то не почувствовал ничего необычного. Это простые мечи.

– Простые. Ведь, как и любое другое оружие, это всего лишь кусок железа. Убивает не меч, топор или копье. Убивает тот, кто держит оружие в руках, Трор. Убивает мысль и намерение, воплощенные в действие. Так же и с этими мечами. Окажись в твоих или моих руках, они так и останутся простыми кусками железа.

– В чем же их особенность?

– Особенным должен быть тот, кто держит мечи в руках.

– Ты говоришь про богородных? – смекнул Трор.

Старик кивнул и сурово посмотрел на юношу.

– Только в руках кудесника мечи, выкованные самим Хладом, проявят свою чудесность, – прошептал волхв. – Поэтому Твольв не сможет причинить ими вреда Конунгу.

– Но Рунволд все равно может пострадать, – покачал головой Трор. – Он все равно смертен, не смотря на богородность. Поэтому мы должны его предупредить.

– Будь по-твоему, юный вождь, – старик хотел подняться со скамьи, но Трор придержал его за рукав. – Что-то еще гнетет тебя?

Юноша достал из-за пазухи каменую фигурку Бога Ветра и показал ее старику. Тот подцепил ее за основание узловатыми пальцами и поднес к глазам.

– Занимательный идол, – пробурчал он. – Я в таком не силен, признаюсь, но выглядит он древним. Образ Свальда совсем истерся и огрубел. Откуда он у тебя, вождь?

– Я нашел его в алтаре на вершине Ветреного пика, – признался Трор и протянул старику книгу. – Там было еще и это. В отверстии посреди алтаря.

Волхв немало удивился, услышав слова юноши. С благоговением он принял обмотанную нитью книгу и провел ладонью по ее поверхности. Словно что-то почуяв, старик закрыл глаза и принялся бормотать едва слышные заклинания себе под нос. Однако ничего не произошло. Волхв нахмурился и замычал, помахивая книгой перед лицом.

– Что такое? – спросил Трор, устав наблюдать за представлением.

– Ох…не знаю, юный вождь, – ответил после недолгих раздумий старик. – Я провел долгие десятилетия, будучи служителем храма Свальда, но ни разу не слышал об этой книге. Она точно находилась в алтаре не спроста, и по какой-то причине никто не нашел ее за долгие столетия, что прошли с момента Великого раскола. Это…удивительно.

Над кораблем пролетело несколько птиц. Чайки. Их горланящие крики обычно доставляли всей команде радость от скорого завершения пути. Земля была совсем близко, а значит, очередной трудный морской поход подходил к концу. Но в этот раз варяги сохраняли угрюмое молчание. Никому из них не хотелось возвращаться в Ан Карск, столицу варяжских земель. Никто не знал, какой прием ждет их. Возможно, что это был последний поход для каждого из моряков.

Трор понимал их. Эти же мысли терзали и его. Но он не мог поступить иначе. Ему предстояло не только держать ответ перед дедом, но и попытаться отвести от него беду. Каждый член клана, что находился на борту драккара, согласился со своим вождем. Их верность осталась непоколебима даже перед лицом не минуемой расплаты. Трор гордился своими людьми.

– Скоро прибудем, – донесся голос волхва.

Трор, словно выхваченный из забытья, вздрогнул и повернулся к старику.

– Давай посмотрим, что за знания скрываются в этой книге.

– Ты уверен, вождь? Если нам не посчастливится узнать то, что находится под запретом для смертных…ох… Кара Богов будет неминуема.

Юноша на мгновение задумался. Он сверлил взглядом загадочную книгу, покусывал губу и потирал замерзшие руки. За последние дни он мог умереть множество раз, однако до сих пор жив. Боги сохранили ему жизнь для какой-то цели. А значит, он готов пойти до конца.

– Я рискну. Вдруг мы узнаем то, что поможет получить расположение Верховного конунга.

– Быть посему.

18

Волхв еще раз повертел книгу перед глазами. Согнутая в виде трубки, она выглядела древней, но неприкосновенной. Будто никто и никогда ее не читал. На темно-синего цвета коже не имелось ни рисунков, ни надписей, только отметки, похожие на отпечатки рыбьей чешуи.

Старик пошатал узел бечевки, что опоясывала книгу, и тот рассыпался в прах. Волхв удивленно хмыкнул, отряхнул остатки веревки с обложки и осторожно развернул находку. Первая страница оказалась пуста. Лишь в самом низу черными чернилами была нанесена надпись: «Антею».

– Кто это? – удивился Трор.

– Возможно, автор книги, – пожал плечами волхв. – Большее любопытство и тревогу доставляет то, что мы можем прочесть эти надписи.

– Это старородскиое письмо, – недоумевал Трор. – Я не слишком силен в нем. Раньше его знали все от Краесветных гор до дальнего востока.

– Верно. Однако мало кто теперь им пользуется, – покачал головой волхв. – Только дикари, живущие за Серыми горами. Эта надпись сделана еще до Великого раскола.

– Но как книга могла сохраниться за столько лет? Кожа и пергамент давно должны были истлеть!

Волхв усмехнулся.

– Все верно, да только она сделана из чего-то другого. Дотронься.

Трор с благоговением протянул палец и погладил открытую страницу. Та оказалась выполненной из непонятного материала. Он больше походил на мягкую тонкую сталь, чем на привычный пергамент, из которого состоял его судовой журнал. Вождь удивленно выгнул брови.

– Я не знаю, что это такое.

– Да и шкура, что служит книге обложкой, мне не знакома, – согласился волхв и поцарапал книгу ногтем. – Это не краска… Впервые вижу нечто подобное. Продолжим.

Он перевернул страницу и обнаружил текст. Рукопись состояла из череды значков и неизвестных букв и покрывала лист с начала и до конца. Старик пробежался глазами по тексту, перешел на следующую страницу и нахмурился.

– Ничего не понимаю. Не узнаю этого языка. Я повидал множество книг в хранилищах обители Свальда во время ученичества. Талмуды древних текстов, многие из которых тоже видели времена еще до Раскола. Но это…

– Вижу землю! – донесся из передней части драккара голос дозорного. – Мы добрались до Ан Сгара!

В этот раз команда ответила на его возгласы молчанием. Никто не желал возвращаться в столицу столь скоро.

Трор поморщился и вздохнул.

– Значит, книга для нас бесполезна.

– Увы, юный вождь. Нам эту загадку не разгадать, – волхв передал юноше книгу и поднялся со скамьи. – Береги эту книгу, а лучше отдай Рунволду. Надеюсь, мы переживем встречу с ним.

Старик оставил Трора и побрел между лавок к морякам, чтобы проследить, как они снимают с носа корабля деревянную фигуру дракона. По обычаю, перед заходом в порт носовое изваяние полагалось убирать в знак добрых намерений. Вождь же склонился над книгой и пустым взглядом рассматривал страницы. Он листал одну за другой, но так и не находил известных ему слов и символов. Все его мысли были обращены к предстоящей встрече с дедом.

– Пучина. Что же мне делать…

Вождь «драконов» осекся, когда дошел до последних страниц рукописи. Более грубый и расплывчатый почерк того, кто написал этот текст, отличался от предыдущего писца. Трор с изумлением узнал среди них знакомые символы на старородском. Воспряв духом, он погрузился в чтение. Но каждое слово разжигало в нем тревогу и опасения еще большие, чем те, что терзали его после произошедшего в храме.

«…мы пленили их и заточили в крепости, возведенной Матерью и первыми людьми. У нас получилось. Она снова оказалась права. Вскоре мы перенесем Город к границам Раскола, дабы бдеть за узниками денно и нощно. Хотя истинная цель заключается в ином… Но Мать была права и в другом. Я уже ощущаю изменения в мире. Раскол продолжается. Если мы его не остановим, творение Матери будет разрушаться, и однажды даже наших сил не хватит, чтобы остановить…»

Трор судорожно сглотнул и огляделся. За ним словно наблюдал некто невидимый. Юноша чувствовал его незримое присутствие. Однако рядом никого не оказалось. Тряхнув головой, вождь отогнал наваждение и продолжил чтение.

«…братья и сестры не знают, что делать. Но я придумал способ. Я возьму идолы Богов и помещу их туда, где им будет самое место – в местах силы, в местах, где их не смогут найти те, кто последует после нас. Покуда не закончится трехлунье, ключи нельзя держать близко друг к другу, иначе узники освободятся. Я же разобщу их. Лишенные связи, они не смогут противиться силе крепости Матери. Они навеки останутся во тьме, а Творение продолжит жить. Раскол будет остановлен…»

– Я не понимаю, – прошептал Трор.

Казалось, что привычный мир рушится. Волхв был прав: юноша коснулся запретного знания. Все встало с ног на голову. Все, что его окружало, оказалось опутанным паутиной тьмы и лжи. Боги не исчезали. Боги не бросали людей. Их заточили. Схватили и упрятали в неизвестном месте!

– Немыслимо!

Но кто мог пленить самих Богов? Пекло и Поднебесье? Кому еще могло быть под силу такое, если не им? Ведь именно с их приходом случился Великий раскол. Эти легенды были известны всем, от мала до велика. Но никто и помыслить не мог, что Боги попали в плен.

Трор перегнулся через борт и посмотрел на остров Ан Сгар. Берег стремительно приближался, и варяги уже начинали готовиться к прибытию в порт. Пройдет не больше часа, и новые знания станут не важны – клан «драконов» попадет на суд Верховного конунга. Однако Трор не мог теперь думать ни о чем другом. Все его мысли были заняты страшной тайной, что открыла ему книга из храма Свальда.

«…я только что закончил, и последний идол размещаю здесь, на вершине Краесветных гор, где жил неистовый Свальд. Больше всех он доставил проблем во время Последней битвы, хотя ему и не хватило коварства Мора. Он мог бы использовать Гвиахредд и Туннхредд, мечи отца своего, но не стал. Даже такому безумцу как Свальд были знакомы понятия чести, чего не сказать об остальных Богах.

Мой труд подошел к концу. Я уже вижу, что Раскол замедляет свой ход, а значит мне удалось. Творение спасено, и последнюю часть дневника Матери я оставлю здесь же, дабы его не нашли ни смертные, ни мои братья и сестры. Я оставлю указатели своему приемнику в новом пристанище первых людей. Сам же возвращусь следить за пленниками в Город Звёзд…»

Трор перевернул последнюю страницу странного дневника и увидел рисунок. Будучи опытным моряком, вождь сразу распознал в нем карту. Набросанная словно второпях, небрежная и неравномерная, она отображала как знакомые юноше земли, так и далекие места, о которых он даже не слышал. Тот, кто ее нарисовал, явно не заботился о том, чтобы оставить какие-либо значимые ориентиры, кроме одного: жирной точки далеко на севере. Там, где находилось Поднебесье.

 

– Богов заточили в Поднебесье…, – прошептал Трор. – Пучина…

Рейтинг@Mail.ru