bannerbannerbanner
Буферная Зона. Обитель Мрака

Тим Волков
Буферная Зона. Обитель Мрака

Это был ее знак!

Но…

…она промахнулась – зубик ударился о стекло, брякнул на пол.

Это плохо! Очень-очень плохо! Но было кое-что и похуже…

Сзади уже орали насчет «маленькой дряни», но ей не было дела до этого голоса. Она кричала от ужаса.

По оба бока от нее стояли два гроба. Один был приоткрыт, и из него свисала посиневшая кисть.

11

Вылизанные раны горели огнем, но я понимал, что, скорее всего, это эффект заживляющего действия слюны. Читал в детстве, что у собак и кошек она работает как антисептик.

«Заживляющего действия?! Да-а, блин, ты точно спятил. Лежишь рядом с трупом, в луже крови и блевотины, и думаешь, что тварь решила заживить твои раны? С чего бы это?»

Но другой версии у меня не было.

Альфа-пес оторвал руку женщины. Клац-чавк – и вот кровавая конечность лежит передо мной. Сам мутант сел рядом, словно щенок, который принес тарелку-фрисби обратно хозяину.

Я посмотрел на него, а потом на руку:

– Зачем она мне? Черт, какого хрена?

Тварь гавкнула в ответ. Совсем как собака.

– Да пошел ты! – Я откинул кисть подальше от себя.

Но мутант вернул кусок мяса обратно. Да так, что он уперся мне в нос. А я как раз вдохнул воздух – тот вошел в носоглотку вместе с кровью и ошметками чужой плоти.

Захрипел, замотав головой и ударившись подбородком. Но пес еще ближе придвинул кисть ко мне.

– Пошел. Ты. В жопу! Слышишь?! – Я нашел в себе силы, чтобы запустить кистью прямо в морду твари. Та отшатнулась, но не стала снова подсовывать руку. Села рядом, решив подождать.

Но чего именно?

«Идиот. Она ждет, когда ты проголодаешься».

В животе предательски заурчало. От собственного неконтролируемого поведения мне стало противно. Пока я блевал, монстр сидел рядом, практически не двигаясь. Он твердо намерен был дождаться…

12

– Что уставилась? Трупов не видала? – пробасил голос. Ее вытащили из машины прямо за волосы, да так больно, что хотелось заплакать.

– Там… там – мертвец! – пробормотала Лера.

– Да, мертвец, и что с того? – бросил тот, кого называли Боров.

– Ей понравилось просто с ними, – рассмеялся второй тип. Серый. Именно он ее и бил.

– Они… они… – Лера не знала, как закончить фразу.

Перед глазами у нее стояла серо-синяя рука с длинными ногтями. Кажется, раньше она принадлежала женщине. Мама говорила, что такие ногти называются маникюром. Неужели у мертвецов тоже есть туалетные столики, и они перед сном наносят на ногти лак? Совсем как мама.

Серый был худым, словно встал из соседнего гроба. Эта мысль испугала Леру, и девочка отшатнулась от одного мужчины, но попала в лапы другому.

– Да, блин, все не могу их выгрузить… – Боров схватил Леру за кисть. Потные и горячие пальцы. Бородач глядел на девочку единственным глазом, второй был закрыт черной кожаной повязкой. – Это знаешь что, детка? – Он показал на гробы, стоящие в машине. – Это моя работа… ну, бывшая. Похоронами занимался, пока это все не случилось. А теперь все лень выгрузить – вот и таскаю с собой.

Мужчина даже усмехнулся, а девочка все не могла понять, что же здесь смешного? Это же дохлые люди!

– Да ладно! Тебе просто нравится, как они пахнут, – ухмыльнулся Серый. Борову эта фраза не понравилась. Очень. Он отпустил Леру и вцепился в куртку Серого. У того седая борода аж встала торчком. Распушилась, как иголки у ежа.

– Тебе что-то не нравится? Запах какой-то не такой, да?! – прошипел Боров, приблизив к себе Серого. Тот мгновенно переменился в лице, улыбка скрылась в складках дряблых щек.

– Эм, нет. Мне…. Мне все нравится, Боров. Ну, что ты кипишуешь, правда? – Он снова попытался натянуть на лицо улыбку, но получилась усмешка мертвеца.

– Тогда веди девку к Марку. И чтоб без фокусов мне! Понял?

– Я-а… да! Хорошо, конечно, как скажешь, – промямлил Серый.

– То-то же! Эй вы, бакланы, – Боров обратился к еще двум сидящим в черной машине мужчинам. Те были похожи на людей, которых мама называла бомжами: неопрятно одеты, а еще от них пахло так, словно они писали не в унитаз, а прямо в одежду. – Достаньте гробы…

Дальше мир наклонился – Серый схватил ее за волосы и поволок к церкви.

– Серый, как ты обращаешься с нашей гостьей? И тебе не стыдно? – вдруг раздался незнакомый голос. Так мог бы разговаривать школьный учитель – мягко, но настойчиво.

Мужчина, который тащил ее, резко отпустил волосы, поэтому Лера упала лицом в грязный снег. Зафыркала, пытаясь вздохнуть.

– О-о, этот бестолковый негодяй случайно не сделал тебе больно? – снова прозвучал тот же голос, обладателя которого она пока не видела. Потом он, видимо, снова обратился к Серому: – Свали-ка отсюда!

– Но, Владыка…

– Сгинь, я сказал. Исчезни! – рявкнул по-собачьи голос, который до этого был тягучим, как сгущенка. Ровно через секунду вернулась прежняя интонация: – О, надеюсь, ты не ушиблась, малышка?

– Я?! Мне больно… Он…

– Да, я знаю. Он обращался с тобой грубо, но этого больше не повторится. Я тебе обещаю!

Лера подняла глаза и увидела черные сапоги. Со шпорами, как у Кота в сапогах.

Над сапогами были кожаные штаны и свисающий над ремнем живот, который мужчина неудачно скрывал кожаной жилеткой со множеством нашивок. Одна из них изображала крест, над которым значилось: «Орден Спасения».

Обычно так одевались те, кто ездят на мотоциклах. Байкер, догадалась Лера.

Борода у незнакомца была крашеная. Бабушка часто использовала краску, чтобы скрыть седину на голове, а байкер, похоже, лил ее на бороду. Цвет волос на макушке его при этом не интересовал, потому что она была почти целиком лысой. Где-то между бородой и лысиной сверкали глаза, в которые лучше было не смотреть.

Почему? Потому что как только Лера в них заглянула, то поняла, что из них трудно выбраться. Как попасть в болото – сразу засасывает.

– Меня зовут Марк. Пойдем! Я покажу тебе наше убежище. Здесь мы приближаем лучшую жизнь! – Мужчина подал ей ладонь.

И Лера, сама того не желая, пожала ее. Марк улыбнулся, потому что девочка на этот раз не успела отвести взгляд.

Ее глаза сразу остекленели.

13

Сколько времени я провел в черноте? Тонул в ней, барахтался. Когда в следующий раз выплыл, то обнаружил, что мои зубы впились во что-то мерзкое и кровавое. Отшатнулся, с ужасом обнаружив, что пытался пить кровь из обрубка шеи соседки.

– Черт, нет! НЕ-Е-ЕТ! – заорал я.

Альфа-собака сглотнула и принялась снова пожирать жертву. Видимо, пока я «пировал», она предпочитала мне не мешать, но почему?

Уступила мне обед – очевидно же!

– Какого хрена, что ты сделал со мной?! – заорал я на пса, пытаясь отползти подальше от этого ужаса, но добился только того, что еще дальше забился в угол кухни, по пути сбив мусорку, вонючее содержимое которой рассыпалось вокруг.

Тварь заставила меня пить кровь человека.

Пить. Кровь. Человека!

Осознание этой мысли приходило будто бы издалека. Поднималось из глубины мерзости, в которой я барахтался, пока был в забытьи.

Но в желудке снова заурчало, а в глазах монстра сверкнуло уже нечто другое – соучастие? Он приглашал меня присоединиться к обеду. Не просто обсасывать обрубок, а вгрызаться в него. Наслаждаться свежим мясом.

– Пошел ты. На хрен! Пошел! Я не буду, слышишь?! Ты не заставишь меня! Ни за что, мать твою! Ни за что, тва-арь! – орал я, а монстр лишь терпеливо наблюдал за моими телодвижениями.

Смотрел на раны, которые уже начали затягиваться.

«Но это же невозможно!»

Еще как возможно – я уже мог сводить лопатки. Хотя еще недавно мне казалось, будто по ним проехал трактор.

Я стал одним из них? Мутантом? Или скоро стану?

«Идиот, ты никогда не превратишься в эту тварь! Хватит уже сходить с ума! Он просто издевается над тобой. Просто издевается, да! Ты никогда больше не опустишься до этого. Никогда не станешь пить кровь человека», – успокаивал я сам себя.

Но когда в следующий раз пришел в себя, мои зубы снова вонзались в плоть мертвой женщины. Будто бы сами по себе.

Я пил кровь соседки и… выздоравливал.

14

– Что это? – спросила Лера, когда мужчина взял ее за руку и повел через стоянку к церкви, у которой стоял большой черный мотоцикл. На его бензобаке красовался крест, сгорающий в огне. Детали отливали хромом.

– Это мой байк, – ответил Марк. – Ты ведь знаешь, что такой байк?

– Я? Да, – ответила Лера.

Девочке казалось, что ее ртом управляет робот. Или компьютер, а команды проходят через интернет. Папа говорил, что некоторые хакеры могут управлять компьютерами издалека. Например, из соседнего дома или вообще из другой страны. И сейчас ей тоже казалось, что ее губами кто-то управляет.

Хакер! Этот мужчина был не только байкером. Он мог управлять мыслями.

– Красивый, – произнесла девочка, поглаживая хромированный руль мотоцикла. Тот казался ей костью железного динозавра. Опасного и быстрого хищника.

– Да, мне тоже нравится. Когда-нибудь я тебе на нем прокачу, хочешь? – спросил Марк. Его голос будто проходил сквозь подушку, она его едва слышала.

– Конечно! – ответила девочка, хотя, конечно же, не хотела. Она хотела встретиться с папой, но потом поняла, что не может вспомнить, как тот выглядит.

У него ведь была щетина. Она царапалась, когда отец целовал ее перед сном. Но больше… больше – ничего!

– Что-то не так? – спросил ее байкер, заглядывая ей в глаза. – Тебе не стоит ни о чем сожалеть. Я тебя прокачу туда, где нет место печалям. Там ты будешь счастлива. Ты ведь хочешь быть счастливой, так?

– Да! Очень! – ответила девочка.

– Вот и славно! А теперь пойдем, посмотрим на мои владения, – сказал Марк, показав на церковь. – Ты вообще в курсе, что Церковь Святой Троицы очень древняя? Она – представь себе! – построена без единого гвоздя!

 

Лера только сейчас увидела, что здание полностью деревянное. Ни одного кирпичика.

– Вижу, что не знала. Да ты и меня не узнала… – голос тихонько усмехнулся. – А я ведь тебя знаю. И очень хорошо.

– Вы – меня? Откуда? – выдохнула девочка, завороженно разглядывая причудливую церковь, которая была похожа на избушку Бабы-яги из русских народных сказок. Только двухэтажную. А еще на ней возвышался золотой крест, но смотреть на него было невозможно – отражавшийся от него свет резал глаза.

– О-о, дорогая, я тебя очень хорошо знаю. И позже я тебе напомню, как мы познакомились, а пока входи, не бойся! – сказал мужчина и подтолкнул девочку к массивным дверям. Те скрипнули, распахнувшись сами собой. Но пахнуло из них не волшебством, а так, словно в магазине испортилась рыба. – Входи, тебе понравится!

Лера не знала, от чего ее мутит больше – то ли от противного запаха, то ли от вибрирующего в голове голоса мужчины. Но ей совершенно точно не хотелось ему перечить, поэтому она покорно шагнула во тьму деревянного здания, а та, в свою очередь, жадно ее поглотила…

15

– Равнение на середину! Смирно!

– Лелик, кончай людей кошмарить – это не военка, – устало произнес Клим, возвращаясь в комнату. Ученые, увидев его, воспряли духом, стали оживленнее разговаривать.

– Дык я же… только ради дисциплины…

– Прекращай, говорю. Готовиться надо к рейду, а не разучивать команды.

Лелик сморщил нос, но товарища послушал.

– Ладно, разбежались.

– Броники выдал? – спросил Клим, поглядывая на ученых. Те столпились в углу комнаты и с опаской косились на Лелика.

– Выдал.

– Хорошо. Мой «калаш» в порядке?

– Да что ему сделается? Почистил, смазал.

– Тогда не будем зря время терять. Ребята! – крикнул Клим ученым. Те обернулись. – Давайте, пошли. По пути расскажу суть дела, если вам Борис не поведал.

– Стойте! – в комнату вбежал запыхавшийся Саня.

– Тебе чего?

– Я с вами! Ямин приказал.

– Ладно, – нехотя согласился Клим. – Только быстрее. Мы уже выходим.

– Да мне только подпоясаться.

Санька схватил автомат, пару магазинов к нему, бронежилет. Немного подумал и вытащил из коробки гранату.

– Готово!

– Через что идем? – спросил Лелик, забирая гранату у Саньки.

– Отдай! – начал сопротивляться тот. – В рейде пригодится. Прошлый раз забыл, как выручила нас? То-то же!

– Через Центральную улицу, – сообщил Клим, пропуская парней вперед.

– Есть улицы центральные, – пропел Лелик, выходя первым. – С мутантами коварными.

– Иди давай уже, певец, – проворчал Клим, подталкивая парня в спину. – Оружейку не забудь запереть.

– Не забуду мать родную! – выпятил пальцы парень. – Век воли не видать!

– Ты паясничать когда перестанешь? – спросил Клим, строго глянув на Лелика. И не дождавшись ответа, повернулся к ученому, следовавшему чуть позади всех. – Борис, подойди, пожалуйста. И вы тоже.

Трое новичков подошли к нему.

– Ты товарищам суть дела рассказал? – спросил Клим у парня.

Тот начал мяться.

– Понятно. Значит, так, ребята. Дело в следующем. Все вы уже в курсе происходящего в городе?

Парни закивали головами.

– Зона, расположенная по соседству с территорией населенного пункта, вдруг ни с того ни с сего начала расширяться. Введен режим ЧС, объявлен комендантский час, город оцеплен. Про эвакуацию речь пока не идет. Мы в городе, выбраться из которого нельзя. Надо продержаться до прибытия помощи.

– А она будет? – робко спросил один из ученых, глядя на Бориса. Тот скосил глаза в пол. – Помощь?

– Пока нет однозначного ответа, – ответил Клим. – В любом случае сидеть сложа руки нам не стоит.

– Поэтому подполковник Ямин и создал Добровольный Союз, – звонким голосом произнес Лелик, демонстративно задрав голову. – Держим оборону! Доблестный ДСО, в ряды которого вам посчастливилось…

– Ты лучше по сторонам смотри, – посоветовал Клим.

– Чисто.

– Ершик трубочиста! – огрызнулся Клим, которого уже начал раздражать болтливый спутник. – По сторонам гляди. На перекрестке, возле аптеки, тень подозрительная.

– Держу уже на примете, – пробубнил Лелик, уходя чуть вперед.

– Подполковник Ямин, который организовал Добровольный Союз и благодаря кому в городе поддерживается относительный порядок, узнав, что среди новичков есть вы – то есть те, кто хоть немного шарит в науке, предложил попытаться разобраться в причинах внезапного расширения Зоны.

– Но ведь мы специалисты не по тем наукам! – жарко воскликнул один из ученых.

– Я это прекрасно понимаю, – терпеливо согласился Клим. – Но на безрыбье и рак – рыба. Нагрянем в библиотеку, запасемся нужной литературой и будем совместно морщить мозг. Авось какая полезная мысля и родится, как задержать стремительное расширение Зоны.

– А просто подождать? – спросил все тот же ученый. – Ведь должны же квалифицированные кадры прибыть на место катастрофы.

– Артур, никто не приедет! – взорвался Борис. – Никому мы тут на фиг не нужны. Оградили город, кого нужно вывезли – и всего делов. А нас бросили. Вот и надо самим разбираться в ситуации!

– Борис, ну не надо так категорично, – как можно мягче произнес Клим, понимая, что от такой информации плохо подготовленные люди могут впасть в панику. – Возможно, сейчас просто решают, как действовать. Случай ведь весьма необычный.

– Клим, – позвал Лелик.

– Чего?

– Проблемка.

– Что такое? – Парень напрягся, начал осматриваться по сторонам, попутно ругая себя за то, что отвлекся на болтовню с учеными и прозевал окружение мутантов.

– Выси, – коротко ответил Лелик, выходя вперед еще дальше и первым открывая огонь по самым дерзким тварям.

Похожие на клубки змей, мутанты умели передвигаться очень быстро, перекатываясь подобно колобкам с одной точки на другую, при необходимости расползаясь и вновь собираясь в шар. Уничтожить таких тварей весьма проблематично – попробуй попасть в змею, а убежать – еще сложнее.

– Клим, прикрой ученых! Я расчищу, – крикнул Лелик, поливая свинцом ползучих гадов.

Несколько высей сплелись в клубок и покатились к парню. Лелик брезгливо вскрикнул, но отстреливаться не перестал.

Клим кивнул ученым: «Отходите!» Но и позади уже шипели мутанты, раскрывая рты-присоски. Присосется такая зараза к телу – и поминай как звали. Сначала яд в кровь впрыснет, парализует, полностью обездвижит жертву, но оставит в сознании, а потом начнет медленно поедать: сначала кровь высосет, потом подкожный жир, потом глубже проникнет, органы сожрет. Одной змеюки хватает, чтобы человека за полдня слопать. У такого мутанта очень эластичная кожа, как мешок, туда много можно чего поместить.

– Уходим через дворы! – крикнул Клим. – Саня, держи фланги! Лелик, прикрывай!

– Понял!

Группа двинулась в сторону серой пятиэтажки, попутно отстреливаясь от ползущих гадов. Атака мутантов была сорвана, но они настырно продолжали лезть, несмотря на большие потери.

– Что это за твари такие? – произнес Борис, прячась за спину Клима.

– Выси, – бросил парень, не желая вдаваться в подробности.

– Они же вроде только в Зоне обитают! И то в самых болотистых ее местах. А холод для них губителен.

– Знаю, – кивнул парень. – Только нынче все не так. Как видишь, к морозу они уже привыкли.

– Да, и такими группами, большими, совсем недавно стали собираться, – поддержал Лелик. – Раньше не больше двух-трех гадов слипались. А теперь по десять-двадцать за раз! Мерзость какая!

– Может, у них где-то гнездо поблизости? – предположил Саня. Вид у него был бледный и напуганный – один из клубков чуть не присосался к ногам, грохнувшись с ветки дерева, и только молниеносная реакция парня и огневая поддержка Клима спасли добровольцу жизнь.

– Может, и гнездо, – сквозь зубы процедил Лелик, давя сапогом шипящую тварь. Змея хрустела, изливалась черной кровью, но подыхать упорно не желала.

– До библиотеки сможем обходными путями добраться? – спросил Клим.

Нужно было трезво оценивать силы. Идти дальше по старому маршруту с учеными, которые ни разу в руках оружия не держали, было опасно, поэтому необходимо найти другой вариант. Клим в этой части города ориентировался слабо, а вот Лелик, живший в одном из ближайших домов, знал район как свои пять пальцев.

– Конечно, сможем! – оживился парень. – Сейчас через гаражи и мимо пустыря – и выйдем к столовой. За ней как раз и будет библиотека.

– Хорошо, пошли, – согласился Клим, махнув рукой ученым.

16

Ветер швырял крупицы снега в лицо, что сильно мешало обзору. Группа миновала детскую площадку, вышла к лабиринтам гаражей. Все замело снегом, на котором виднелись свежие следы – то ли одичавшей собаки, то ли очередного мутанта.

– Пес? – спросил Клим, разглядывая отпечатки.

Лелик пожал плечами.

– Вроде похож. Хотя у альфа-псов такие же. След глубоко впечатался, большой зверь.

– Что еще за альфа-псы? – вклинился в разговор Борис.

– Да погодь ты! – рявкнул на него Лелик. – Не высовывайся, если не хочешь…

Договорить он не успел – черная тень метнулась из подворотни и сбила его с ног. Парень успел закрыть лицо руками – это и спасло ему жизнь. Матерый бульдог, напавший на Лелика, вцепился тому в плечо.

– Сними его с меня! Сними!

Клим подскочил к парню, но стрелять не рискнул, побоявшись задеть товарища. Пришлось орудовать прикладом. Три крепких удара даже не отвлекли собаку от жертвы, лишь сильнее разозлили.

– Стреляйте! Господи, чего же вы ждете?! – заохал Борис, попятившись к одному из гаражей. – Стреляйте!

Спина ученого уперлось во что-то острое и влажное. Борис обернулся и с ужасом увидел морду еще одной собаки, огромной, как теленок. Онемев от страха, только открывая и закрывая рот, словно рыба, ученый начал пятиться в сторону, но споткнулся и растянулся на снегу. Собака зарычала, обнажая ряд острых клыков.

Клим, отвлекшись на спасение Лелика, поздно заметил, что Борис попал в беду, – пес уже вовсю рвал горло ученого, а тот лишь хрипел, даже не пытаясь позвать на помощь. Короткая очередь, и собака взвыла, отпустив ученого. Еще одна очередь – и враг повержен.

«Где же Саня, мать его?!» – успел подумать Клим, добивая прикладом тварь, повисшую на руке Лелика.

А Саня и остальные ученые, оттесненные еще тремя собаками, тем временем держали оборону возле крайних гаражей, загнав себя в очень невыгодную позицию.

Откинув бездыханное тело пса с Лелика, Клим поспешил на помощь другому товарищу, ученого оставив на потом. Как бы жестоко это ни прозвучало для посторонних, но сначала надо было спасти тех, кто может держать оружие, иначе при следующей атаке им всем не выжить.

Хватило одного короткого взгляда, чтобы понять, почему Саня и остальные оказались в ловушке: один из псов выбил из рук парня автомат. Саня отстреливался из пистолета, экономя патроны, и бил только самых задиристых собак.

– Клим!

– Вижу! – Парень разрядил остатки магазина в спины псам, быстро перезарядил оружие и дал еще одну короткую очередь.

Две псины легли сразу, третья поджала хвост и попыталась слинять, но точный одиночный, пущенный напоследок, не дал ей этого сделать.

Саня бросился к лежащему автомату, подхватил его, оттер от слюны.

– Спасибо, – кивнул Климу.

– Все целы?

– Да, нормально.

– Аптечка у тебя? Там Борису горло порвали. Надо перевязать, – и, повернувшись к Лелику, спросил: – Ты как?

– Вот ведь тварь какая мощная! С ног сбила! Гадина! Я нормально, хотя… зараза, весь рукав излохматила, сволочь! Как теперь идти по холоду?

– Ничего, не замерзнешь, – улыбнулся Клим. – Давайте, надо Борису помочь.

Лелик, имевший некоторые представления об оказании первой помощи, подсел к раненому, осмотрел. Многозначительно присвистнул.

– Что там? – выглянул из-за спины Лелика один из товарищей ученого.

– Хорошо его задело, – ответил тот. Потом спросил у лежащего: – Соображаешь, где находишься?

Тот кивнул.

– В сознании. Артерия вроде не задета. Счастливчик ты, Бориска! Только кожу немного порвало. Клыки по плечевой кости прошлись, да по мышце проскользнули, это и спасло. Ничего, жить будешь. Саня, помоги. У меня в кармане аптечку достань и бинт. Сейчас повязку наложим. Эй, чего побледнел? Крови боишься?

– Нашатырь бы ему дать понюхать, – робко предложил все тот же ученый.

– Какой к черту нашатырь?! – грозно зыркнул на него Лелик. – Спирту хлебнет – и порядок. Клим, выделишь чуток, для дезинфекции и приведения в чувство?

– Ладно, – Клим достал фляжку, протянул Лелику.

Тот ловко отвинтил колпачок, приложился губами.

– Эх! – выдохнул – и закашлялся. – Крепкая штука! Плескани на марлю. Да чуток, куда столько?! Вот, в самый раз. Да можно даже и не лить – это же стерильный бинт. Так, больной, разжимай руку. Разжимай, говорю, сейчас тампон приложим и перевяжем, чтоб кровь не хлестала.

 

Борис наконец обрел дар речи – начал постанывать и лепетать:

– Она как выскочит! Я даже ничего понять не смог! Схватила! Клыки у самого горла! Ай!

– Не дергайся!

– Я смогу ходить?

– Ущербный, ты лучше рот закрой. Куда ты денешься? Сейчас перевяжем и дальше в путь двинем.

– Поспешить бы надо, – произнес Саня, поглядывая по сторонам. – Другие твари могут запах крови учуять.

Эта информация напугала ученых. Они начали опасливо озираться, прислушиваться к каждому шороху, а Борис и вовсе запаниковал.

– Я не хочу умирать! Не хочу!

– Заткнись, ущербный! – рявкнул Лелик. – Или я тебе сам сейчас как цыпленку шею сверну, твою в коромысло!

Подействовало – Борис затих. Остальные тоже угомонились.

– Все, можем идти, – кивнул Лелик Климу.

– На пустыре давно был? – спросил руководитель группы.

Лелик пожал плечами.

– С недели две назад. Было чисто.

– Там аномалии облюбовали северный участок, возле места, где битый кирпич свален, – добавил Саня. – А так нормально должно быть. Мутанты не любят аномалии, обходят их стороной.

– Я бы не был так уверен теперь хоть в чем-то, – бросил Клим и пошел дальше.

17

Пустырь представлял собой заметенную снегом брошенную стройку. В позапрошлом году тут планировали построить торговый центр, но нагрянула проверка, выявили какие-то крупные махинации, всех пересадили, а воздвигать объект так и не начали, успев лишь завезти часть материалов. Теперь это все превратилось в полосу препятствий.

– Все снегом завалено, – пробурчал Саня, оглядывая поле. – Ноги переломаем о какую-нибудь арматуру или бетонные блоки. Не видно тропку.

– Не бзди! – осадил его Лелик. – Вон там, видишь, небольшое углубление – это как раз тропинка. Там безопасно.

– А аномалии?

– Здесь нет. Если отклониться – то не ручаюсь. Так что за мной идем.

С трудом пробиваясь через спрессованный снег и ежеминутно увязая в нем по колено, группа начала медленно продвигаться вперед. Ученые, не привыкшие к таким марш-броскам, заметно отстали, а Лелик, у которого вдруг открылось второе дыхание, наоборот, ушел далеко вперед. Клим пару раз рявкнул на него, чтобы не отрывался, но тот лишь кивал головой и вновь шел дальше. На середине пути решили передохнуть.

– Борис, как себя чувствуешь? – спросил Клим, подойдя к парню.

Тот пожал плечами, скривился от боли. Прошептал:

– Нормально. Щиплет только немного.

– Ничего, на базу придем, обработаем как следует.

– Ему бы вакцины антирабической, – произнес коллега Бориса.

– Это еще что такое? – спросил Клим, глянув на рыжеватого парня.

– Прививка от бешенства. У вас на базе имеется?

Клим задумался, глянул на Лелика. Тот пожал плечами.

– На обратном пути в аптеку заглянем.

– Если вернемся, – злобно усмехнулся рыжий, за что получил от Лелика испепеляющий взгляд и недвусмысленный жест кулаком.

– Отставить упаднические настроения! – приказал Клим. – Иначе сейчас без отдыха пойдем, туда и обратно. А лучше побежим.

– Все, я молчу, – сразу сник рыжий.

– Вот и молодец. Лелик, сколько еще осталось?

– Метров триста. Вон за тем ангаром уже нужный район и библиотека за деревьями стоит.

– Хорошо, тогда не будем терять время.

Оставшийся путь группа преодолела без приключений. Вышли к библиотеке и долго стояли и мерзли на холоде, пока Клим с Саней не проверили округу на присутствие мародеров или мутантов – чисто!

– Пошли, – махнул рукой Клим, первым заходя внутрь.

Остальные несмело последовали за ним.

На первом этаже было холодно и скользко – несколько батарей отопления промерзли и лопнули, залив почти весь этаж. Вода замерзла, превратив помещение в каток.

– Осторожно! – успел произнести Клим, сам едва не растянувшись на полу.

Следов мутантов или бандитов не обнаружили, зато в дальнем углу, возле гардероба, поблескивая и искря, располагалась аномалия. Едва приблизившись к ней, Клим почувствовал исходивший от нее низкий гул, словно рядом был старый трансформатор. Не испытывая судьбу, парень отошел.

– Нам на второй этаж, – произнес Борис.

Добровольцы вопросительно посмотрели на него.

– Я записан тут, посещаю, – пояснил тот. – Точнее – посещал. На втором этаже очень хороший и обширный раздел технической литературы. И кое-что по гуманитарным наукам имеется. Думается, именно там то, что нам нужно.

– Пошли, – кивнул Клим. – Лелик, ты первый, я за тобой. Саня, ты ученых прикрывай, за ними пойдешь.

Поднялись на второй этаж.

– Здесь уже побывали до нас, – произнес Лелик, осматривая стеллажи с книгами.

– С чего ты так решил? – спросил Клим, подходя к товарищу.

– Некоторые полки пустые.

– Мародеры? – спросил Саня. – Хотя кому сейчас нужны книги? Если только на обогрев в печку пустить. Но я бы полное собрание сочинений Ленина тогда пустил, вон стоит, там книги толстые, хорошо гореть будут.

– Может, какие-то редкие экземпляры?

– Это городская библиотека, какие тут редкие экземпляры? – спросил Клим. – С чего бы?

– А мы сейчас глянем, – сказал Борис, подходя к картотеке. – Так, какие там полки по номеру?

– Сорок три А, сорок четыре А, – ответил Лелик.

– Гм… та-ак, – протянул Борис, ловко перебирая карточки. – Действительно, ничего ценного. Религиозная литература.

– Библия, что ли? – не понял Клим.

– Библии как раз таки и не было на этих полках. В основном труды по оккультизму да белиберда всякая.

– Странно, кому это может понадобиться? – сам себя спросил Саня, поглядывая на пустые полки.

– Посмотри, на каких стеллажах лежат книги о Зоне, интересует именно научная литература – доклады, исследования, диссертации, – приказал Клим Борису. – Саня, а ты пока проверь читальный зал. Если были недавно, то могут появиться и еще раз.

– Понял.

– Лелик, ты чего там застрял?

– Беда, парни, – не своим голосом произнес тот из глубины помещения.

– Что случилось? Что-то серьезное или опять прикалываешься?

Но парень не ответил. Вместо этого по комнате разнесся истошный вопль.

18

Меня разбудил дикий крик. Так могут кричать только люди, когда им грозит смерть.

– Эй-эй-яй! – я попытался подняться, но первая попытка вышла неудачной. Упал на труп соседки. Судя по стекавшим с подбородка каплям, я снова пил ее кровь. Форточка была открыта, и на кухню намело целый сугроб снега.

Выдохнул облако пара.

И куда же подевался альфа-пес? С-сука, вроде все здесь сидел, наблюдал. А сейчас… Сейчас-то где он?

На улице больше никто не кричал. Может, вообще показалось?

Озарение пришло быстро и болезненно: мутант ушел, чтобы напасть на кого-то. Там, на улице.

– Э-эй! – я снова попытался подать голос, но вышло жалкое блеяние. Легкие ходили ходуном. Казалось, они в грудной клетке ничем не закреплены и болтаются себе туда-сюда внутри скелета.

Но при этом определенно чувствовал себя лучше. Тело чертовски болело, но это была уже не та резкая боль, от которой, казалось, стачиваются друг о друга обломки костей. Нет, она была уже ноющей, потому что… кости срастались?

Что? Как это может быть!

– Пфф! – выдохнул я и попытался зацепиться за кухонный стол. Вопреки всему, мне это удалось. Перевернутая табуретка стала трамплином: раз – и я, как тюлень, выпрыгнул на подоконник.

Отдышался, прежде чем взглянуть. Кричали со стороны библиотеки. Да и там, за парком, других приметных зданий не было. Но кто там вообще мог быть сейчас? Оборона прорвана. В самой библиотеке уже давно не осталось сотрудников: все либо разъехались, либо эвакуировались в центр города, ближе к штабу ДСО, который сейчас представлялся чуть ли не последним аванпостом человечества.

– Эй! – закричал я.

Черные тени скользнули по снегу. Альфа-собаки! Одна, вторая третья… десятки, если не сотни. Черт! Стекаются, как шакалы, со всех сторон. Окружают библиотеку.

– Лелик! – закричал кто-то.

Теперь я точно слышал человеческий голос. В библиотеке люди. И им нужна помощь!

«Ты, блин, соображаешь вообще, что несешь? Ты едва стоишь на ногах. Какая от тебя на хрен помощь? Ты сам – почти труп!»

«А вот и нет. Уже нет…»

Напряг спину. Она прогнулась сначала вверх, по-кошачьи, дугой, а потом обратно. И я встал, используя инерцию струны. Качнуло в сторону, но успел опереться о стену.

«Мертвым такие трюки точняк не под…»

Снова выглянул на улицу – собак становилось все больше.

«И что ты можешь им противопоставить?»

«Ничего, но я могу отвлечь их на себя, чтобы выиграть время для выживших. Спасти людей, раз мне все равно до дочки не добраться. Пусть это будет финальный аккорд. Чертова Зона, чтоб она провалилась! Я все же дам ей пинка перед смертью!»

– Па-ад хвост! – Я, покачиваясь, побрел через кухню, все время опираясь рукой о стену, словно старый дед, ползущий ночью к сортиру. – Я-я-я вам…

Рейтинг@Mail.ru