Гнев ликвидатора

Александр Тамоников
Гнев ликвидатора

Офицеры вошли в кабинет начальника отдела в 15.15.

Шабанин демонстративно взглянул на часы, обвел подчиненных взглядом:

– Вам не кажется, господа, что вы опоздали?

Ответил командир группы:

– Если разрешите, я объясню причину опоздания!

– Да уж окажи любезность!

Капитан доложил об инциденте с бандитами по дороге в офис.

Подполковник укоризненно покачал головой:

– Ну, никак вы не можете, чтобы спокойно, без мордобоя, без того, чтобы не засветиться! Хорошо еще, что в документах фамилии других, не существующих в службе лиц проставлены, а то вы мне давно фирму спалили бы!

Лазаренко спросил:

– Интересно, это когда мы, не считая сегодняшнего случая, подставляли подразделение или светились где-либо?

– Да я не только о вас двоих говорю. Есть у меня и другие хлопцы, такие же горячие. Но ладно! Считаю причину опоздания уважительной, одно хотел бы узнать, что это прапорщик Рыжов такой унылый? Что случилось, Евгений Александрович? Или ты, Володя, мне за подчиненного ответишь?

Лазаренко сказал:

– Мне напарник не открылся. Предпочитает проблему в себе держать!

Шабанин перевел взгляд на Рыжова:

– Что за проблема, Женя?

Прапорщик понял, что подполковник не отстанет:

– Да семейное, личное это!

– Вот как? А ну-ка, пожалуйста, поподробней. И правду, прапорщик, правду!

Рыжов рассказал о конфликте с женой после того, как сорвалась сегодняшняя поездка за город.

Подполковник внимательно выслушал подчиненного. Как только тот закончил доклад, протянул:

– Понятно! Рано или поздно подобное должно было произойти. Вот почему мы берем к себе холостяков. А ты, значит, Женя, любишь жену и не видишь выхода из создавшегося положения, так?

– Так точно, Олег Николаевич!

– Что ж! Лады! Ты у нас где живешь?

Прапорщик назвал адрес.

Шабанин спросил:

– Магазин или какое-нибудь другое людное заведение рядом с домом имеется?

Рыжов и Лазаренко удивились, прапорщик ответил:

– Магазин с торца здания, если смотреть от станции метро, продовольственный, круглосуточный! А что?

Подполковник улыбнулся:

– Ничего! В свое время все поймешь! Сейчас же изволь привести себя в порядок, разговор предстоит серьезный, а сразу после него и работенка непростая.

Начальник отдела указал на стол совещаний и стулья, стоявшие вокруг него:

– Прошу на привычные места! Присаживайтесь.

Офицеры сели друг против друга. С торца устроился подполковник, расстелив перед подчиненными карту. Разрешил:

– Если есть желание, курите!

Выставил на стол пепельницу.

Рыжов закурил, Лазаренко решил повременить.

Подполковник выложил перед собой указку:

– Итак, сначала о том, что заставило меня вызвать вас. Причина в разведывательной информации, которую мне передали из аналитического отдела. Она такова. В селении Ак-Мартан, внимание на карту, двумя сутками раньше был замечен Хамид.

Капитан переспросил:

– Хамид? Это тот самый, что…

Подполковник кивнул:

– Да, тот самый, помощник Саммада – Костыля, но прошу не перебивать меня.

Лазаренко кивнул:

– Извините, но уж слишком неожиданна информация.

– Извиняю! А информация действительно весьма неожиданна, как и интересна. Мы считали, что после нескольких успешно проведенных на Кавказе террористических акций против наших войск Саммад покинул Россию, но оказалось, ошибались. Понимаю, хотите спросить, насколько можно верить полученным разведданным? Отвечаю, не знаю. Аналитики утверждают, источник достоверный, но мы уже не раз имели возможность убедиться, насколько достоверны эти источники, завербованные обычные мирные жители. Но и пропустить информацию не можем! И Саммад, если хорошенько прикинуть, вполне мог остаться в России. Да, его отряд зацепили, преследовали, но, насколько помню, наемникам все же удалось оторваться от наших ребят. Возле самой границы. Поэтому в отделе и посчитали, что Костыль свалил в Грузию. Но он мог, оторвавшись от сил преследования, и не пойти на перевал, а провести обманный маневр, направить своих недобитков в соседнее ущелье и начать движение обратно. Возможен такой вариант? Возможен! И если принять его за основу, то появление Хамида в Ак-Мартане не выглядит чем-то необычным, так как то, соседнее ущелье имеет выход в «зеленку» предгорья, как раз недалеко от названного селения!

Капитан поднял руку:

– Вопрос разрешите?

– Давай!

– Хамида видели в Ак-Мартане днем или ночью? И еще, был ли он замечен один или с сопровождением? С транспортом или без такового?

Командир отряда кивнул:

– Вопрос понятен. Хамида засекли рано утром, точнее, на рассвете, когда он с небольшим, в три всадника, конным отрядом покидал селение, направившись в сторону Большого хребта!

– И кого помощник Саммада навещал в Ак-Мартане, неизвестно?

– Да, это неизвестно! Но предположить, кто принимал ночных гостей, можно! Так как ни вечером, ни ночью никто в селении не слышал топота лошадей отряда. И собаки не лаяли, что обязательно бы произошло, появись в небольшом поселке чужие люди и животные, в данном случае лошади. Следовательно, бандиты проникли в Ак-Мартан днем, скрытно и пешим порядком. Покинули же селение конным отрядом. А табун в Ак-Мартане только у одного местного жителя, Али Такоева. Кстати, представителя местного поселкового совета, человека не бедного, но ранее не замеченного в связях с бандитами. В отличие от его родного брата Ахмата, который служил в свое время у Масхадова, а затем пропал без вести. Так что вполне можно предположить, что помощник Саммада Хамид навещал в Ак-Мартане Али Такоева. Для чего, объяснять, думаю, не нужно.

Капитан кивнул:

– Не нужно. Если агенты не ошиблись, то Хамид наведывался в аул для того, чтобы забрать лошадей и взять провизии для отряда Саммада.

Подполковник согласился:

– Точно! И что из всего этого следует?

Лазаренко усмехнулся:

– Из этого следует, что нам с Рыжовым придется лететь на Кавказ. Найти там лагерь Саммада и отстрелить главаря банды! Возможно, с помощником.

Улыбнулся и Шабанин:

– Приятно иметь дело с людьми понятливыми, которым не надо говорить лишнего.

Капитан спросил:

– Когда вылетаем? Куда, на чем?

Подполковник ответил:

– Маршрут на первом этапе обычный. Транспортным бортом до Ростова, оттуда «вертушкой» до окрестностей Ак-Мартана. Конечный пункт перелета, – Шабанин поставил крест на карте, – опушка леса с юга селения. Оттуда, обойдя Ак-Мартан, начнете поиск базы Саммада и, определив ее, отработаете главаря наемников.

– Кто нас будет прикрывать и обеспечивать отход?

– Никто!

Капитан с прапорщиком переглянулись, Владимир воскликнул:

– Не понял?! Не хотите ли вы сказать, что на базу моджахедов нам предстоит выходить вдвоем с Рыжим?

– Именно это я и хотел сказать. К сожалению, местность возле Ак-Мартана не позволяет применить в том районе даже отделение. Так что придется вам, ребята, поработать на благо Родины в автономном режиме!

– Неплохо! Я бы даже сказал, совсем недурно! Вы считаете, после отстрела Саммада, если еще удастся выйти на него, мы, посадив себе на хвост его головорезов, имеем шансы оторваться от банды?

Подполковник поднял указательный палец правой руки:

– Не тебе, Володя, объяснять, что шанс у человека остается в любой ситуации. Ничтожный, но остается. А спецназовец обязан уметь использовать этот шанс. Вы – опытные бойцы, а посему используете свой шанс. К тому же вы будете неплохо оснащены различного вида взрывчатыми устройствами, от обычных гранат до мин направленного действия.

– И этот арсенал нам предстоит тащить на собственном хребте?

Шабанин развел руками:

– Можешь нанять такси. Или абрека с арбой! Без разницы. В общем, задача вам ясна?

Капитан буркнул:

– Вы не ответили, когда нам вылетать?

Подполковник кивнул, взял со стола сотовый телефон, набрал по памяти номер:

– Алексей? Шабанин! Что у нас с бортом на Ростов?.. Готов к вылету? Прекрасно! Ждите пассажиров от меня. Затем немедленный взлет! Что?.. Нет! Они подъедут на моей машине!.. Выполняй!.. Что?.. Где-то часа через полтора! Да. До связи!

Шабанин отключил телефон:

– Слышали? Вылет самолета в Ростов, как только вы подниметесь на борт! Еще вопросы?

Спросил Лазаренко:

– С кем мы должны войти в контакт по прибытии в Ростов?

– Ни с кем!

– Ни с кем? Кто же тогда передаст нам экипировку, оружие, взрывчатые устройства, наконец?

– Все необходимое для выполнения задания будет заложено в вертолет, который доставит вас к Ак-Мартану.

– Понятно!

Подполковник встал, прошелся по кабинету:

– И вот что еще, ребята! Пилоты «Ми-8» не знают, куда конкретно им предстоит перебросить вашу группу. Сделано это в целях обеспечения секретности операции. Так что тебе, Володя, – Шабанин взглянул на капитана, – по дороге на военный аэродром следует изучить карту. На тебе руководство экипажем.

Лазаренко вновь усмехнулся:

– Секретность. Какая может быть секретность, если летчики вернутся на свою базу и будут иметь полную свободу общения со своими коллегами? Или их изолируют?

Шабанин ответил:

– Да, экипаж, если так можно выразиться, придется изолировать. «Вертушка», после того как высадит вас, отойдет к месту дислокации одного из полков внутренних войск на равнину. И командир экипажа будет ждать твоего, Володя, вызова. Или… сообщения о том, что вы не вернетесь, о чем я даже думать не хочу!

– Да мы уж постараемся вернуться, но коли вы не доверяете пилотам, то как сможете проконтролировать, не используют ли они для передачи данных по группе бортовую радиостанцию!

– Они не смогут сделать это! Точнее, выйти в эфир, понятно, помешать им не сможет никто, но станция оборудована специальным устройством, позволяющим дублировать все переговоры экипажа. И если они несанкционированно выйдут на связь из района ожидания боевой группы, об этом сразу станет известно в отделе военной контрразведки, а вы получите предупреждение на свои спутниковые станции, которые обеспечат устойчивую и защищенную связь со мной!

 

Прапорщик вздохнул:

– Ну, что ж! Кажется, вы предусмотрели все, Олег Николаевич. Остается пожелать нам удачи да следовать на аэродром.

Подполковник ответил:

– Если вопросов нет, спускаемся во двор. Служебная «Волга» ждет нас.

– Вы поедете с нами?

– Нет! Провожу до машины!

– И правильно! Расстанемся здесь!

– По прибытии в район активных действий – доклад!

– Это уж само собой!

Офицеры вышли из здания офиса. Лазаренко с Рыжовым заняли места в «Волге», и служебный автомобиль выехал за пределы территории одной из резиденций ФСБ, осуществляющей свою деятельность под прикрытием коммерческой фирмы, каковых по Москве было разбросано тысячи.

В 17.30 транспортный «Ил-76», имевший на борту гуманитарный груз вместе с группой спецназа, оторвался от бетонки военного аэродрома в Москве и в 19.20 благополучно совершил посадку на полосе такого же военного аэродрома недалеко от Ростова.

Лазаренко с Рыжовым первыми покинули борт.

Отошли от самолета, к которому подъехали «КамАЗы» с солдатами, разгружать лайнер, осмотрелись.

Вокруг никого. Рыжов спросил:

– И что дальше, командир?

– А черт его знает, Рыжий! По идее, кто-то же должен хотя бы проводить нас до вертолета. И этот кто-то, по-моему, объявился.

Капитан указал на появившийся со стороны вышки управления полетами армейский «УАЗ».

И не ошибся. Внедорожник остановился прямо возле спецназовцев. Водитель-прапорщик спросил:

– Это вы транзитники?

– Транзитники?

Капитан посмотрел на прапорщика:

– Ну, можно сказать и так!

– Прошу в салон!

«УАЗ» доставил их на самую окраину летного поля, где на площадке медленно вращал винтом многоцелевой «Ми-8». Один из пилотов курил в стороне от вертолета. Увидев спецназовцев, затушил окурок, подошел к ним. «УАЗ» тут же ушел обратно к вышке.

Пилот спросил:

– Боевая группа из Москвы?

Владимир ответил:

– Вы догадливы!

Летчик представился:

– Командир экипажа майор Иванов, согласно приказу вышестоящего командования поступаю в ваше распоряжение!

Лазаренко спросил:

– Для нас что-нибудь загрузили в «вертушку»?

– Так точно! Контейнер!

– И что в нем?

– Не знаю! Контейнер опечатан и может быть вскрыт только командиром группы, но после того, как я получу подтверждение, что вы являетесь теми, за кого себя выдаете.

– И как вы, майор, собираетесь получить это подтверждение? Документы, удостоверяющие личность, на задания мы с собой не берем.

Иванов улыбнулся:

– В курсе! Для подтверждения личности вам необходимо связаться со своим руководством в Москве.

Прапорщик взглянул на капитана:

– По-моему, шеф ничего подобного не говорил.

– Он забыл!

Лазаренко извлек из кармана рубашки аппарат, напоминающий телефонную трубку, только имевший сложенный толстый стержень – антенну, привел его в рабочее состояние, запросил:

– Первый! Я – Заря-11!

Шабанин ответил немедленно:

– Уже на месте, в Ростове?

– На месте. Только командир экипажа требует подтверждения наших личностей! Мы об этом в офисе не договаривались!

– Это я упустил, Володь! Передай трубку пилоту!

Капитан протянул станцию летчику.

Тот спросил:

– Коды ваших людей!

Выслушал подполковника, вернул станцию капитану:

– Все в порядке!

Рыжов поинтересовался:

– А что это еще за коды, майор?

Тот пожал плечами:

– Это, мужики, у своего начальства спрашивайте. Мы можем лететь! Прошу в салон! Особых удобств не обещаю, но вы ребята привычные.

– Это точно!

Офицеры поднялись на борт.

Майор указал на металлический ящик, стоявший опечатанным возле скамейки:

– Ваш контейнер! Вы можете заняться им немедленно, я же должен узнать маршрут полета.

Капитан протянул ему карту, спросил:

– Местность знакома?

Иванов утвердительно кивнул:

– Да! Бывали там! Не садились, но пролетали над Ак-Мартаном не раз!

– Вот и отлично. Сажай «вертушку» прямо туда, где крестом отмечена опушка леса!

– Понял!

– Да, сколько времени займет полет?

– Около часа! Еще какое-то время на посадку, все же садиться придется не на подготовленную площадку.

– Ясно! Тогда вперед, майор?

– Поехали!

Командир экипажа прошел в кабину пилотов.

Спецназовцы занялись контейнером. Вертолет, резко увеличив обороты несущего винта, а с ним вибрацию корпуса и шум от двигателя, начал подъем. Прапорщик вскрыл ящик и начал выкладывать его содержимое на пол. Первыми он достал бронированные камуфлированные костюмы, оборудованные встроенными средствами связи малого радиуса действия. Затем оружие – две винтовки «СВДС» и два автомата «АКС-74», оптические прицелы, бинокли. Защитные шлемы, оборудованные приборами ночного видения, специальные фонари, позволяющие замечать лазерные лучи минных ловушек или сигнальных устройств, перчатки, боевые аптечки. Систему дистанционного прослушивания объекта наблюдения, электронные «маяки». Запасные магазины для автоматов и винтовок. Фляги с водой, ранцы с сухим пайком, рассчитанным на трое суток. Маскировочную сеть и два пустых рюкзака. Выложив все перечисленное, поднялся, указав на контейнер:

– Там остались только гранаты, две «МОН-100»! Проволока с резинкой, радиоуправляемые мины и «лягушки».

Под «лягушками» подразумевались противопехотные мины-сюрпризы. Они также имели взрыватели дистанционного управления – небольшие брелки-пульты с выдвижными антеннами. Стоило активировать взрыватель, и такая мина подпрыгивала на полтора метра и только тогда взрывалась, срезая осколками всех, кто имел несчастье оказаться рядом с ней в радиусе двенадцати метров. В лесу этот радиус уменьшался до шести метров.

Несмотря на множество перечисленных предметов и средств, все они компактно размещались на бронекостюме и совершенно не влияли на маневренность бойцов. Экипировка спецназовцев была продумана до мелочей, и когда Лазаренко с Рыжовым переоделись, посторонний человек даже не подумал бы, ЧТО при себе имеют офицеры. Закрыв пустой контейнер, они сели на скамейку, поставив возле себя оружие.

И капитан, и прапорщик были готовы к работе.

А вертолет с каждой минутой полета приближал их к месту высадки. Откуда им предстояло начать выполнение поставленной подполковником Шабаниным задачи.

Глава 3

Проводив снайперскую группу и вернувшись в свой кабинет, командир отряда набрал городской номер квартиры прапорщика Рыжова. Супруга Евгения оказалась на месте. Она ответила:

– Алло!

Подполковник спросил:

– Елена Рыжова, извините, не знаю отчества?

– Да!

– Моя фамилия Шабанин Олег Николаевич, здравствуйте.

– Здравствуйте, а что вам, собственно, нужно?

– Я начальник вашего мужа!

– Ах, вот как? Из научно-исследовательского института? Решили сотрудничка прикрыть? Супругу успокоить?

Шабанин ответил:

– Нет, Елена, я не из научно-исследовательского института, я из Федеральной службы безопасности!

Супруга прапорщика оторопела:

– Из ФСБ? Но… тогда… почему вы начальник Евгения?

– А вот это не телефонный разговор! Нам надо встретиться, сегодня же. Понимаю, пригласить меня в квартиру вы не можете, соседи и прочее, поэтому предлагаю в 20.00 встретиться возле магазина, что пристроили к торцу вашего дома! Там я и отвечу на ваш вопрос. Договорились?

– Но почему я должна верить вам? Откуда мне знать, кто вы есть на самом деле?

– А мы, как поговорим, свяжемся с вашим мужем, и он подтвердит, что я тот, за кого себя выдаю, если служебное удостоверение не возымеет на вас действия. За собственную безопасность не волнуйтесь. Я и предлагаю встречу в людном месте, где постоянно находится и охрана магазина, и почти всегда несет службу патруль милиции! Так как?

Елена проговорила:

– Это все так неожиданно! Даже не знаю! А можно я с собой соседку возьму?

Шабанин, улыбнувшись, согласился:

– Возьмите соседку или еще кого, но до места встречи. Присутствовать при разговоре, кроме нас, не должен никто. Думаю, ясно почему.

– Хорошо! В восемь часов я буду у магазина.

В 19.50 подполковник уже прогуливался по тротуару напротив дома Рыжовых. Из служебного дела по фотографии он мог узнать супругу подчиненного. Как узнал ее отчество.

Рыжова появилась перед магазином в сопровождении женщины, державшей на коротком поводке немецкую овчарку. Усмехнулся, одобрив, – бдительность на все сто. Вот только не знает Елена, что ни подруга, ни собака, ни охрана магазина, ни милицейский патруль, обходящий прилегающие к станции метро торговые ларьки, не стали бы помехой, если бы спецы или обученные бандиты решили захватить ее. Но… не знает, и хорошо!

Он направился к Рыжовой.

Та, увидев приближающегося мужчину, поняла, что это тот человек, который назначил свидание, и пошла навстречу. Подруга с собакой внимательно следила за ней.

Встретившись, командир отряда еще раз поздоровался:

– Добрый вечер, Елена Сергеевна!

– Добрый, Олег… Олег…

– Олег Николаевич Шабанин, вот мое удостоверение.

Шабанин показал Елене документ.

Та удивилась:

– Подполковник?

– Да, Елена Сергеевна, подполковник! Руководитель одного из подразделений центрального аппарата ФСБ. И первое, что обязан сделать, так это предупредить вас: о нашем разговоре не должен знать никто, включая и подругу с собакой.

– Но я уже рассказала ей о том, что вы из ФСБ и начальник моего мужа. Пришлось рассказать!

– Ничего. Скажите ей, что я пошутил, разыграл вас, на самом деле являясь сотрудником НИИ, где якобы работает ваш муж. Иначе, мол, вы не согласились бы на встречу. Хорошо?

– Да!

Подполковник достал сигареты, спросил даму:

– Не против, если я закурю?

– Курите!

Шабанин прикурил сигарету.

– Итак, Елена Сергеевна, ваш муж ни к какому НИИ никогда и никакого отношения не имел. Раньше он служил в десантной части, верно?

– Да!

– Так вот! Оттуда прапорщика Рыжова перевели в Федеральную службу безопасности, а не в институт, и сейчас ваш муж действительно в командировке, только не на полигоне или в каком-то городе, а в ином месте, о котором я при всем желании сказать вам не могу. Прапорщик Рыжов выполняет ответственное задание, являясь бойцом секретной группы специального назначения. И ранее он выезжал на подобные задания, а не туда, куда говорил вам. Евгений не имел права раскрыть себя, это, в нарушение закона, делаю я. Почему я это делаю? Ответ прост. Очень переживает в последнее время Женя, что вынужден лгать вам. А сегодня он вообще прибыл по вызову, скажем так, никакой! Я бы заменил его, но… некем. Так что не осуждайте мужа, Елена Сергеевна. Он у вас замечательный человек, профессионал высочайшего уровня, спасший за время службы не один десяток человеческих жизней.

Елена была ошеломлена. Откровение Шабанина стало для нее неожиданным.

Подполковник сказал:

– Ну, а сейчас самое время связаться с Евгением.

Шабанин достал из кейса странную телефонную трубку с толстым стержнем-антенной. Включил спутниковую станцию:

– Внимание! Первый вызывает Зарю!

Находившийся в вертолете Лазаренко ответил:

– На связи, командир!

– Мне нужен напарник!

– Пожалуйста.

Тут же ответил прапорщик Рыжов:

– Слушаю, Первый!

– Поговори со своей супругой, не раскрывая полученной задачи и подтвердив мой статус!

Рыжов удивился:

– С Еленой? Но как…

– Она тебе все объяснит. Я обещал решить твою семейную проблему, вот и пытаюсь сделать это. И, как мне кажется, небезуспешно! Передаю трубку супруге! На разговор не более пяти минут!

Шабанин протянул станцию Елене:

– Прошу! Евгений на связи!

Супруги беседовали ровно пять минут, как и было оговорено подполковником, который на время их общения отошел в сторону. Аппарат отключился автоматически. Услышав длинный гудок, Елена опустила станцию.

Подошел Шабанин:

– Ну, Елена Сергеевна, убедились в том, что я ни в чем не обманул вас?

Супруга Рыжова тихо произнесла:

– Да! Как же я, дура, сама-то не догадалась… но он даже вида не подавал…

– Ваш муж не имел права говорить о службе правду! К сожалению, мы живем в неспокойном мире. Но мне пора, свою миссию я выполнил. Прошу помнить предупреждение: о сути разговора ничего и никому!

 

– Да, да, конечно!

– И последнее, Елена Сергеевна! Вы можете гордиться своим мужем. Он у нас один из лучших!

– Спасибо вам!

– Не за что, прощайте!

Подполковник повернулся и пошел к метро, где на стоянке его ждала машина.

А Елена вернулась к подруге.

Та сразу же спросила:

– Ну что, Лен, что тебе сказал фээсбэшник? Женька секретный агент?

Елена заулыбалась. Ей сейчас было хорошо. Узнав правду, она чувствовала гордость, и слова Евгения, что он передал по спутниковой связи, о любви к ней звучали совсем не так, как недавно. Сейчас Лена верила мужу. Это потом, дома, сердце укусит, да так и останется внутри тревога за мужа. А сейчас она счастливо улыбалась.

Подруга дернула ее за платье:

– Ты чего, Лена?

– Ничего! А мужчина этот никакой не фээсбэшник. На самом деле начальник отдела НИИ, где работает Евгений, объяснил, что муж не может изменить мне.

– Ему-то откуда знать? И для чего он сотрудником ФСБ представился?

– Боялся, что не выйду на встречу!

– И ты поверила ему?

Елена взглянула на подругу:

– Да, поверила!

– Ну и дура! Мужики, они все одинаковые. Кобели, одним словом! Помашет хвостом сучка, поманит, они тут же в стойку!

– Перестань, Свет! Мой не такой!

– Ну, конечно! Слушай, а что за агрегат он тебе давал с трубой какой-то? Чего ты с ним делала?

– Это телефон, Свет. Поговорила с Евгением.

– И тот, конечно, тебе по ушам ездил, мол, сижу в пустом номере захолустной гостиницы закрытого объекта. Вместо дежурной – солдат. Кругом солдаты и ни одной бабы вокруг, так?

Рыжова взглянула на подругу-соседку:

– Ничего ты, Светка, не понимаешь!

– Ты понимаешь! Развели тебя муженек с начальником как последнюю идиотку, ты и рада! А я тебе скажу, мужикам верить нельзя.

– А если он действительно на работе и не изменяет жене?

– Не пойму, что с тобой происходит, лыбишься, как полудурка какая. Не знала, что ты такая!

Елена вдруг обняла подругу:

– Слушай, Свет, давай лучше вина купим и ко мне пойдем? Выпьем, музыку послушаем!

– Вина?

Светлана задумалась. Отказалась:

– Нет, не получится. Петька не позволит. Ты не знаешь, какой он у меня бешеный!

– А ты с ним ласковей. Можем, впрочем, и его пригласить!

Светка внимательно посмотрела на соседку:

– Ты чего, на Петро глаз положила?

– Эх, Светка, Светка, это не я, а ты полудурка, причем полная! Ладно, пойдем по домам, а то переругаемся.

– Пойдем!

Женщины направились мимо магазина к своему подъезду.

Тем временем за тысячи километров от Москвы вертолет все ближе подходил к конечной цели – опушке крупного лесного массива. Офицеры спецназа почувствовали, что «вертушка» сбавила скорость, началось плавное, по глиссаде снижение. Капитан взглянул на прапорщика:

– Кажется, подлетаем!

Рыжов кивнул:

– Да! И по времени пора бы уже!

– Разговором с женой доволен?

– Еще бы! Теперь у нас все пойдет по-другому! И как только Шабанин решил ей открыться? Ведь рискует не только погонами?

– Он мужик с понятием! Да и кто сдаст его? Я, ты или твоя Лена? Вот то-то же. Никто! Но чтобы у тебя все пошло в семье по-другому, нам с тобой надо выполнить задание и суметь уйти из района применения!

– Все будет хорошо, командир!

– Вот это другое дело. Сейчас вижу и чувствую, рядом напарник, а не закованный в бронекостюм комок неразрешимых проблем!

Из кабины вышел второй пилот, предупредил, что было совершенно необязательно:

– Садимся!

Капитан поднял руку:

– Принято!

Спустя несколько минут вертолет коснулся земли, пилоты тут же выключили двигатель, и вскоре наступила такая неестественная после полета, тревожная, чужая тишина.

Снайперская группа вместе с командиром экипажа покинула вертолет.

Увидев, насколько мала опушка, Лазаренко удивился:

– И как это тебе, майор, удалось посадить здесь «вертушку»?

Пилот улыбнулся:

– Ну не только же вам быть профессионалами. Вы профи в своем деле, мы в своем, хотя, признаюсь, я предпочел бы сотню раз посадить борт на более сложную площадку, чем поменяться местами с вами и пойти туда, где ждет неизвестность.

– Я же наоборот. Так что ты прав, каждый должен делать на войне свое дело.

Капитан взглянул на часы, извлек спутниковую станцию:

– Первого вызывает Заря-11!

Шабанин ответил немедленно:

– Первый на связи!

– Докладываю! Время 20.51. Группа в районе действий. Начинаем работу!

– Принял доклад, Заря! Удачи! Связь со мной по необходимости!

– Есть, связь по необходимости. Отбой!

Уложив станцию обратно, Лазаренко взглянул на напарника:

– Что, Рыжий, двинулись?

– Пошли!

Офицеры пожали друг другу руки, майор вернул капитану карту, и снайперская группа скрылась в зарослях леса. Пилот, проводив спецназовцев, почему-то тяжело вздохнул, поднялся на борт. Вскоре вертолет поднялся над кронами деревьев и, набирая высоту, пошел на север, на специальную площадку возле отдельного полка, дислоцировавшегося на равнине, контакт с командиром и кем бы то ни было из офицеров которого был ему строго запрещен.

Отойдя от места высадки метров на сто, капитан с прапорщиком спустились в небольшой овраг. Здесь Лазаренко остановился, присел у куста, развернул карту:

– Давай-ка, Женя, прикинем, как будем работать.

Прапорщик опустился рядом.

Капитан указал на отметку на карте:

– Вот селение Ак-Мартан, до него километра четыре, и все лесом. Хамид из поселка направился в «зеленку», простирающуюся до перевала. Откуда обойдем Ак-Мартан?

Рыжов пожал плечами:

– Да откуда угодно. Ближе с запада.

– Да, ближе, но с запада предстоит пройти участок открытой местности, не уверен, что там мы не столкнемся с чабанами, мирно пасущими овец. Место вполне пригодно для пастбища.

– Ну, тогда пойдем с востока, третьего варианта не дано, не через само же селение нам с тобой идти?

Капитан повторил:

– С востока!

Прапорщик взглянул на командира:

– Чего задумался, Володь? Все же ясно как день!

Лазаренко ответил:

– Я вот что думаю, Женя, а не задержаться ли нам возле этого Ак-Мартана?

– Смысл?

– Отходить, при удачном раскладе, нам предстоит все одно мимо селения, вот и посмотрим на него вечером, ночью, утром. Прикинем, что за населенный пункт, чем живет, много ли в нем мужчин, чем те занимаются, а?

– Как скажешь! В принципе, знать, что оставляешь за спиной, не помешает! Возможно, и гости от Саммада вновь объявятся в селении. Кто знает, что за дела между местным Али Такоевым и Саммадом.

– Значит, решено! Выходим к селению и следим за ним. Для этого и местечко подходящее возле Ак-Мартана имеется, высотка с обрывом. Оттуда должен быть неплохой вид на поселок. Но это по карте. Как сложится обстановка на месте, на месте и узнаем! Готов?

– Как пионер, ты же знаешь!

Капитан приказал:

– Тогда так, давай вперед и строго на юг. Я за тобой. Если что, доклад мне!

– А что может произойти в лесу с этой стороны?

– Как знать, Женя, как знать! Может, и ничего. Я бы не расстроился!

– Я тоже!

– Пошел!

Прапорщик, закинув винтовку за спину, откинув бронешлем, но не отключая станцию малого радиуса действия, передернув затворную раму «АКС-74», поднялся по склону и пошел на юг, стараясь держаться ближе к оврагу. Выждав несколько минут, капитан вызвал его:

– Рыжий! Я – Лазарь, как дела?

Прапорщик ответил:

– Нормалек!

– Иду следом!

– Давай!

Капитан, также подготовив автомат к бою, пошел за прапорщиком.

Марш длился сорок минут.

В 21.58 прапорщик вызвал капитана:

– Лазарь! Я – Рыжий!

– На связи, Рыжий!

– Вышел на высотку. Место действительно замечательное, в смысле пригодности для контроля над селением.

– Ты и вниз посмотрел?

– А как же!

– Разве я приказывал делать это?

– Но и не запрещал!

– Ладно! Жди, выхожу к тебе!

Лазаренко отклонился правее, глубже в лес. Вышел на высоту с востока.

Прапорщик встретил его в небольшой ложбине, откуда открывался хороший вид на Ак-Мартан и «зеленку» за селением, вплоть до перевала, затянутого сумеречной пеленой. Рыжов произнес, оценивая ложбину:

– Готовая позиция, командир, трава. Можно веток наломать, чтобы удобнее было лежать.

Капитан запретил:

– Никаких веток, никаких следов. Я подход к высоте с востока проверил, давай-ка прогуляйся в сторону запада, посмотри, что там.

– И как далеко отойти от позиции?

– Метров на триста. Обнаружишь следы человека, какой бы давности они ни были, сообщи мне!

– Понял!

– А понял, иди! Да, отстегни маскировочную сеть, я, пока гулять по лесу будешь, накрою ею ложбину.

Прапорщик отстегнул прикрепленный к ногам чехол с сетью внутри и нырнул в кусты, став для капитана невидимым. Командир группы оборудовал позиции, и после того, как накрылся сетью, враг не обнаружил бы ее, даже пройдя в метре от ложбины. Закончив с маскировкой, Лазаренко в бинокль осмотрел селение. Ничего необычного в нем не было. Все, как в любом населенном пункте. Мечеть с минаретом, рядом два крупных дома, огороженных высокими заборами, дальше вдоль улиц дома поменьше. Но каменные, добротные. И сады с виноградниками, кольцом опоясывающие поселок. Людей на улицах мало. Женщины во дворах. Моют казаны, другую кухонную утварь.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20 
Рейтинг@Mail.ru