Мститель

Александр Тамоников
Мститель

Глава 1

24 сентября, пятница, район расположения усадьбы террористов

Дементьев проследовал за «Лэндровером» до Карска без проблем. Нигде его не остановили, преступники, судя по спокойному передвижению, преследования не заметили. А вот в районном центре Андрей чуть было не потерял внедорожник из вида. В последний момент из-за фуры он успел заметить, как тот свернул на объездную дорогу. Не успей Дементьев сманеврировать, уйдя на обочину, то проскочил бы поворот и в результате оказался бы в поселке. Тогда вся его работа пошла бы коту под хвост. Но вновь сработала интуиция спецназовца. И он заметил поворот. Догнал «Лэндровер», обошел его и, не отрываясь, пошел впереди, включая то левый поворотник, то правый, создавая ситуацию, при которой водитель «Тойоты» как будто искал в незнакомом населенном пункте какой-то дом или объект, попросту заблудившись в «трех соснах». Пройдя таким образом треть пути, Дементьев снизил скорость, пропустив внедорожник. Естественно, он засветился перед бандитами, одновременно снизив вероятность возникновения подозрения в том, что водитель «Короллы» следит за ними. Таким образом никто слежку не ведет. И это должно было быть известно главарю банды похитителей. Андрей вынужденно осуществил маневр так называемого «обратного эффекта», что позволило ему достичь места, где внедорожник повернул на грунтовку. А вот это явилось для Андрея неожиданным. Впереди виднелось село, и туда он еще мог бы проехать, а свернуть вслед за внедорожником – уже нет. Этим он с головой выдал бы себя, подставив под удар безопасность Анастасии. Поэтому он выехал за пределы начавшегося справа лесного массива, зацепил взглядом «Лэндровер», медленно двигавшийся по грунтовке, которая проходила вдоль леса, увидел фигуру человека, стоявшего у въезда на одну из просек, и сдал машину назад. Съехал с дороги на обочину, выскочил из салона и бросился в лес. Учитывая скорость «Лэндровера», Дементьев рассчитывал не упустить внедорожник, проследить, куда тот поедет дальше. А дальше он мог – либо в лес, либо по грунтовке к виднеющемуся вдали особняку. Далеко в лес «Лэндровер» уйти не мог, километрах в пяти начинались болота, ну а грунтовка вела к странно расположенной одинокой усадьбе. Главное для капитана было – определить маршрут движения автомобиля бандитов, ну а затем и выйти к месту, куда те везли Настю. После чего связаться с Чернышом и встретить группу захвата.

Как ни старался Андрей бежать как можно быстрей, но скорость внедорожника была выше. Когда «Лэндровер» остановился, Дементьев был от него примерно метрах в семистах. Андрей подбежал к окраине массива и, не прекращая бег, увидел, что четверо бандитов вышли из салона «Лэндровера», направившись к человеку у просеки. Затем, из-за начавшейся полосы кустарника и некстати подвернувшейся глубокой балки, он потерял бандитов. Но машина стояла на прежнем месте. Значит, они вошли на просеку? Вопрос: зачем? Он услышал слабые хлопки. И сразу понял, что они означают, эти выстрелы из оружия с глушителем. Значит, тот, кто встречал похитителей, расстрелял их? Или наоборот, похитители кончили встречавшего. Но почему?

До просеки оставалось не более ста пятидесяти метров, когда Дементьев услышал рокот заработавших двигателей. Именно двигателей, а не двигателя. Следовательно, в просеке находился другой автомобиль. Рокот начал удаляться. И не в глубь леса. Значит, колонна из «Лэндровера» и неизвестной машины пошла по грунтовке. К усадьбе. Андрей перешел на шаг. За то время, которое прошло с момента выстрелов, бандиты не могли закопать трупы. Спрятать – да, но не закопать. Или они забрали их с собой? Но если не забрали, а бросили в кусты, то могли оставить и боевика для контроля над местностью. Или захоронения бывших подельников. Поэтому Андрей пошел осторожно. Он должен был первым обнаружить вероятного противника. Нейтрализовать его и узнать, куда двинулась колонна. Впрочем, он и так успеет заметить, куда она направилась. К усадьбе или мимо и дальше, вдоль берега, по течению Оки. Тогда придется возвращаться к машине и продолжать преследование, сбросив информацию о произошедшем – и в городе, и в лесу – капитану Чернышеву. Группа захвата, используя вертолет, быстро прибудет в Карский район. Но это все потом, и по обстановке. Сейчас же надо скрытно подойти к просеке.

Деревья закончились, пошел кустарник. Дементьев осторожно раздвинул ветви и тут… чья-то сильная рука обхватила его горло. Неизвестный неожиданно напал сзади. Андрею был знаком этот прием. Дементьев сам не раз подобным образом снимал часовых банд, против которых действовала его разведывательно-штурмовая группа отряда спецназа «Валдай». Знал капитан, и как уходить от приема. Схватив напавшего за предплечье и подсев под него, Андрей резко рванул противника вперед, одновременно выставив в сторону правую ногу. Контрприем удался. Дементьев перебросил напавшего через себя, освободившись от захвата, и оказался над ним. Он занес кулак для нанесения удара в голову и в изумлении замер. Под ним находился мужчина, который снимал квартиру в его доме, над квартирой Кулениных, представившийся офицером спецслужбы и назвавший секретный код. Шепель, а это он вышел на отработку человека, подходившего к просеке, также крайне удивился:

– Участковый? Ты? Какого черта? Да отпусти, не узнал?

Андрей быстро справился с изумлением:

– Узнал! Вижу, и ты узнал меня! А теперь, дружок, ответь мне на вопрос: что ты делаешь здесь? На просеке, где недавно прозвучали выстрелы из оружия с глушителем и где находились бандиты, похитившие в Переславе молодую девушку?

– Ты, капитан, забыл о том, что должен подчиняться мне?

– Считай, забыл! Отвечай на вопрос, пока я не проломил тебе череп!

Шепель выругался:

– Да отпусти, говорю! Считаешь меня сообщником бандитов? Ошибаешься. И из-за тебя, мудака, я теряю время, которое сейчас стоит очень дорого. Наша группа Главного управления по борьбе с терроризмом вот-вот должна начать штурм усадьбы, а я тут с тобой базарю.

Андрей неожиданно спросил:

– Кто такой Вербин?

Шепель изобразил удивление:

– Вербин? А он кто тебе? Родственник? Брат? Сват?

– Крутишь, сука? Нет, ты не офицер спецназа, ты подельник террористов! А посему: тебе хана, или…

– Ну, ладно, ладно. Подполковник Вербин Алексей Викторович с недавнего времени является сотрудником управления. Ранее командовал отрядом спецназа «Валдай». Достаточно?

Дементьев, выдохнув воздух, резко встал:

– Достаточно! Извини, но иначе…

– Ты-то откуда Вербина знаешь? Служил, что ли, вместе?

– Угадал!

– Тогда можешь встретиться с ним, Вербин тоже находится здесь. И откуда ты, чертила, взялся? Из-за тебя я не успею к своим.

– Преследовал «Лэндровер»! Мне сообщили о похищении девушки через несколько минут после проведения захвата. Я и рванул за бандитами.

– Так это твоя тачка вышла из-за леса и тут же ушла обратно?

– Моя!

– Ясно!

Станция Шепеля издала сигнал вызова.

Майор взглянул на Дементьева:

– Начальство! Придется доложить о тебе!

Он ответил:

– Третий на связи!

Тимохин спросил:

– Ты где, Шепель?

– У просеки!

– Какого черта?

– Так вышел на отработку неизвестного свидетеля, да получилось так, что Акела промахнулся!

– В чем дело?

– В том, что неизвестным оказался участковый одного из переславских райотделов милиции. Я снимал квартиру на его участке. Он сумел нейтрализовать меня.

Тимохин удивленно спросил:

– Участковый нейтрализовал офицера «Ориона»?

– Да! И такое бывает. В оправдание могу лишь сказать, что этот участковый в недавнем прошлом командовал штурмовой группой отряда «Валдай»!

– Вербина?

– Его самого!

– Как фамилия участкового?

– Дементьев!

– Минуту!

Тимохин взял паузу. Не прошло и десяти секунд, как он возобновил связь:

– Был такой у Вербина! Значит, капитан сопровождал «Лэндровер» от Переслава?

– Да! И это его «Тойота» нарисовалась перед поворотом на грунтовку! Слушай, Саныч, а чего мы с тобой спокойно беседуем? Группа же должна начать штурм?!

– Боевики, среди которых Вербин узнал одного своего старого знакомого, а вернее, кровника Дементьева – некоего Кабадзе – Кабана, доставив девушку в усадьбу и передав ее охране, зашли в особняк. Видимо, уточняют план конечных действий. Мы же атакуем объект, как только бандиты группы Кабана выйдут во двор для приема заложниц.

– А если они их сами выведут из подвала?

– Это исключено!

– Почему?

– Потому, что в доме у входа в подвал уже находится майор Макаров! Он и подаст сигнал на штурм!

– Макар в подвале? Как ему это удалось?

– Случай подвернулся. Он им и воспользовался. В общем, долго объяснять! Главное – нам удалось заблокировать вход в помещение, где держат пленниц, и теперь им ничего не грозит. Слабым звеном остается Соловенина.

– Погоди, Саныч, тут Дементьев вырывает рацию! Поговоришь с ним?

– Давай!

Шепель передал станцию Андрею.

– Я – Дементьев! Слышал, вы упомянули Кабана. Он точно в усадьбе?

– Да! Вербин опознал его, когда джип въезжал на территорию объекта!

– А девушка, которую привезли бандиты, цела?

– Да!

– Она дочь моего друга!

– Даже так?

– Да, а Кабан… Кабан…

Тимохин прервал Дементьева:

– Я в курсе, капитан, что у тебя личные счеты к этому Кабану. Но сейчас не та ситуация, чтобы отдать его тебе. Группа будет действовать по ранее принятому плану. Возьмем Кабадзе, поработаем с ним – и потом он твой! Но не ранее. Как понял, участковый?

– Понял! Просьба: разрешите участвовать в акции по освобождению Соловениной.

– У тебя оружие есть?

– Никак нет!

– Передай станцию Шепелю!

– Есть!

Андрей протянул рацию майору.

– Слушай меня, Миша, внимательно. Только что Гарин сообщил: Кабан вышел из особняка и пошел к яхте. Так что время у нас еще есть. Отдай пистолет Дементьеву и вместе с ним, используя рельеф местности, выдвигайся к центральным воротам усадьбы. Ваша задача – ликвидация поста охраны КПП, освобождение Соловениной, находящейся в машине, и огневое прикрытие моих действий!

 

– Ты пойдешь в дом?

– Да!

– Надеюсь, не один?

– Проникновение в здание Макарова изменило расстановку сил, и свободным остается только Самойлов. Брать его с собой я не могу.

– Так оставь вместо меня, на прикрытие. Если что, с этим и один Дементьев справится, а я пойду с тобой. И тогда мы гарантированно решим задачу по Абадзе и по его ближайшим корешам. Одному тебе будет трудно, Саня!

– Согласен! Но сначала вы с Дементьевым освободите девушку, а потом пойдешь со мной!

– Понял, Первый!

– У тебя пятнадцать, максимум – двадцать минут на подход к центральным воротам усадьбы. Связь между собой держим постоянно!

– Принял! Выполняем!

Шепель, отключив станцию, извлек из кобуры пистолет, передал его Дементьеву:

– Это все, что я могу тебе дать, но у нас будет возможность пополнить арсенал.

– Оружие охраны?

– Да! Начинаем сближение с усадьбой!

– Что, вот так открыто и пойдем по полю?

– Справа есть балка, она не доходит до усадьбы метров тридцать, ею и воспользуемся!

– Какова моя задача?

– Идем, по пути все объясню!

Офицеры, применяя маскировку, достигли неглубокого оврага и бегом направились к объекту. Шепель поставил перед Дементьевым задачу по освобождению Соловениной:

– Как только сделаешь это, прикроешь нас с командиром группы.

– Я все понял! Не упустить бы Кабана!

– Видать, серьезный счет ты к нему имеешь!

– Его ублюдки из засады положили отделение моей группы. Друга убили. Мы искали его по всему лесу, не нашли. Как сквозь землю провалился, сука!

– Как видишь, не провалился. Ушел, чтобы вынырнуть здесь, в центре страны. Но ты не беспокойся, участковый, мы его не упустим, никого не упустим.

На сближение с объектом у Шепеля и Дементьева ушло семнадцать минут. Остановившись на подъеме из оврага, в тридцати метрах от главных ворот ограждения усадьбы, майор вызвал Тимохина:

– Первый! Я – Третий!

Командир группы ответил:

– На связи!

– Мы на месте!

– В балке?

– Так точно! Можем штурмовать КПП усадьбы с выходом во двор, к машине с заложницей!

– Принял! Вовремя вышли на позицию. Кабадзе вернулся в дом. Думаю, с минуты на минуту мы услышим Макарова. Задача вам не меняется, действовать по принятому к реализации плану.

– Есть действовать по плану!

– Ожидать приказа!

– Есть ожидать приказа!

Шепель переложил на руку бесшумный автомат «Вал», Дементьев передернул затворную раму «ПМа», догнав патрон в патронник, на предохранитель пистолет ставить не стал.

Майор взглянул на капитана:

– Ну что, участковый, готов?

– Готов!

– Молодец! И вообще, как ты ушел из захвата? Из бандитов никому не удавалось это сделать.

– Я – не бандит!

– Понятное дело! Ладно, внимание! Сосредоточились.

Офицеры приготовились к штурму. Сейчас и Шепель, и Дементьев представляли собой сжатые до упора пружины, готовые, мгновенно распрямившись, нанести сокрушительный удар любому противнику.

Тимохин в это время получил доклад Гарина. Заместитель сообщил: на связь вышел Макаров. К нему приближается группа из четырех бандитов.

Александр передал по команде:

– Внимание всем! Готовность – ноль!

И тут же из подвала особняка прогремели автоматные очереди, а затем глухой взрыв.

Обсудив окончательный план зачистки территории, Абадзе посмотрел на часы: 16.47. Взглянул на Кабадзе:

– Пора, Лечо!

Кабан согласился:

– Пора так пора! Отправляю своих людей к подвалу, кто откроет дверь?

– Дамир! Он уже ждет в коридоре!

– Хоп!

Кабадзе включил портативную радиостанцию:

– Узбек! Как слышишь меня?

Юлдаш Шерипов, один из боевиков банды Кабана, ответил:

– Слышу хорошо!

– Выводи бойцов в коридор. Там ждет начальник охраны. Али пошли на причал, сам с Селимом, Анваром и с Дамиром спускайтесь в подвал! Выводите девок, да не забудьте прихватить ту, что находится в «Лэндровере», грузите товар на яхту. Далее по плану! Как понял?

– Понял, командир!

– Действуй!

Шерипов и трое бандитов Кабана вышли из гостевой комнаты в коридор.

Дамир, получивший команду от Абадзе, спросил:

– Все идете в подвал?

Шерипов ответил:

– Нет! Один пойдет на причал!

– Хоп! Прошу за мной!

Бандиты начали спуск на первый этаж. В гостиной группа разделилась: Али Бакоев вышел на улицу и, обогнув угол особняка, направился к причалу, остальные боевики пошли к комнате, где находилась дверь в подвал и где уже занял позицию майор Макаров, проникший в здание с тылового входа, воспользовавшись минутным отсутствием контроля охраны за этой частью усадьбы. Макаров действовал на свой страх и риск, но риск полностью оправдал себя. Майор сумел кардинально изменить общую обстановку, заблокировав подход бандитов к камерам, где находились похищенные девушки. По меньшей мере, этим пятерым несчастным уже ничего не грозило. Дмитрий услышал шаги нескольких человек. Они приближались к комнате. Времени на связь с командиром группы у Макарова не оставалось, и майор продолжил автономные действия. Он, рывком открыв дверь, выпрыгнул в коридор, к противоположной стене, откуда, «зацепив» цели, ударил по ним из автомата «АКС-74». Майор мог бы воспользоваться и бесшумным оружием, но ему надо было, чтобы выстрелы услышали бойцы группы и начали атаку на объект. Двумя очередями Макаров срезал шедшего впереди Гасанова, а также Шерипова – Узбека и Чардая – Селима. И только Анвар Билев, рухнувший на пол вместе с подстреленными подельниками, выставил из-за тела Селима автомат и дал слепую очередь по коридору. К счастью, пули ушли в потолок, не задев Макарова. Майор, дабы снять возникшую проблему, сорвал с пояса наступательную гранату «РГД» и метнул ее за скопление тел. Сам же рывком бросился в комнату. Прогремел взрыв. Осколки «РГД» пробили череп Анвара. Почти вся группа Кабана и начальник охраны были уничтожены. Макаров вызвал Тимохина:

– Первый, я – Пятый!

Александр тут же ответил вопросом:

– Что за канонада в здании?

– Боевики пожаловали за девушками. Встретил. В результате – минус четыре!

– Все «двухсотые»?

– Да! Жду очередной волны атаки!

– Я понял, держись, мы начинаем!

– Удачи!

– Это тебе там удачи, Пятый! Отбой!

Тимохин переключил радиостанцию на режим одновременной связи со всеми бойцами группы:

– Внимание, группа! Штурм!

Услышали автоматные очереди и взрыв не только спецназовцы, но и боевики. От подрыва гранаты дом вздрогнул.

Абадзе растерянно повернулся к Кабану:

– Что это, Лечо?

Кабан метнулся к окну, затем к двери, выглянул в коридор. По нему тянуло пороховой гарью. Он обернулся к Абадзе:

– Что происходит, спрашиваешь, шеф? А то, что твою базу штурмует спецназ!

– Но этого не может быть! Мы сработали чисто!

– Ты просрал базу, придурок! Повелся на «подставу», решил поиграть со спецслужбами. Вот и доигрался.

Абадзе нервно вскричал:

– Не сметь подобным образом разговаривать со мной!

Кабадзе схватил автомат, включил радиостанцию, вызвал боевика на яхте:

– Али? Слышишь?

Бакоев ответил:

– Слышу! И не только тебя! Похоже, мы влипли?

– И серьезно, но не все еще потеряно. Спецназ обязательно попытается захватить яхту. Отбей их атаку и задыми местность, шкиперу прикажи запустить силовую установку, я прорываюсь к вам.

– Понял!

– Уйдешь без меня, выживу, найду – убью! Это понял?

– Я не уйду без тебя!

– Верное решение!

– Связь прекращаю! Спецназ открыл по яхте огонь!

Кабан отключил станцию, вложил ее в чехол.

Абадзе бросился к сейфу:

– Погоди, Лечо, я заберу деньги, и мы пойдем вместе.

– Да нет, Руслан, ты останешься здесь, мне балласт не нужен!

– Ты что задумал?

Кабан поднял ствол автомата.

Главарь террористической группировки побледнел:

– Не смей! Брат за меня…

Абадзе не успел договорить, что сделает Тимур, узнав об убийстве брата. Кабан дважды выстрелил. Пули, попав Руслану в грудь, отбросили его тело за стол. Кабадзе выскочил в коридор, бросился к торцу, выбил ногой окно и выпрыгнул со второго этажа. За секунды до выхода в коридор Тимохина.

Приняв приказ, Шепель бросил Дементьеву:

– Вперед, участковый!

Офицеры выскочили из оврага и бросились к КПП. Заметавшийся в небольшом здании охранник, не понимавший, что происходит, увидел две приближающиеся к объекту фигуры. Он выбил стволом автомата окно и поднял оружие. Но его опередил Дементьев. Вскинув пистолет на бегу, он дважды выстрелил. Боевик перевалился через подоконник, выронив автомат на каменную площадку перед забором усадьбы.

Шепель оценил меткость Дементьева:

– Неплохо, капитан, на бегу из «ПМа» снять боевика не каждый спецназовец сможет!

– Я владею любым оружием!

– Заметно! Вот тебе и автомат!

Подбежав к КПП, Дементьев забрал «АКС», и офицеры ворвались через проход в контрольно-пропускном пункте во двор передней части усадьбы.

Дементьев увидел бандита у «Лэндровера». Тот поднял автомат. То ли собрался стрелять, то ли сдаться. Разбираться было некогда. Андрей очередью срезал его, крикнул Шепелю:

– Я к машине с заложницей!

– Давай!

Майор, укрывшись за топчаном и отслеживая обстановку, вызвал Дементьева:

– Как у тебя дела, участковый? Как заложница?

– Жива!

– И это радует! Убери ее из тачки!

– Убираю!

Из дома к углу метнулся боевик.

Шепель вскинул «Вал», но тут через забор перевалился командир группы. Бандит оказался на линии огня Тимохина и Шепеля. Майор стрелять не мог. Но командир группы, преодолевший серьезное препятствие, приземлившись и увидев боевика, не растерялся. С колена он всадил в него очередь из автомата. Охранник не успел даже поднять ствол и понять, что произошло.

Шепель переключился на Тимохина:

– Ловко ты прыгаешь, командир! Как архар, в натуре! Стеночка-то солидная!

– Давай к центральному входу! «Седьмой» на подходе.

– Принял! Выполняю.

Дементьев открыл дверцу джипа.

Соловенина, сидевшая на заднем сиденье, отпрянула от неожиданно появившегося мужчины, закричав:

– Нет! Не надо!

Дементьев сказал:

– Настя! Не бойся, это же я, друг твоего отца, не узнаешь?

Девушка взглянула на Дементьева:

– Вы?

– Да, я, Настя, я, давай-ка быстрей на выход, здесь оставаться опасно. – Он подал Соловениной руку и помог выбраться из автомобиля, уложил на брусчатку, за колесо внедорожника: – Лежи и ничего не бойся, я с тобой!

– Но…

– Все потом, Настенька!

Из дома выскочил еще один боевик. Он с криком отчаяния открыл беглый огонь, поливая свинцом весь двор перед особняком. Шепель вскинул «Вал», но его опередил вышедший из– за угла новичок группы старший лейтенант Самойлов. Он очередью снял боевика. Тимохин крикнул специалисту радиоэлектронной борьбы:

– Молодец! Теперь к джипу, прикрывать наши действия.

Старший лейтенант подбежал к Дементьеву, укрылся за внедорожником, представился капитану:

– Самойлов, Сергей!

– Очень приятно, Андрей! Следи за фасадом, я прикрываю девушку!

– Понял, выполняю!

Тимохин с Шепелем ворвались в здание и тут же попали под обстрел двух боевиков, укрывшихся за колоннами прихожей. Офицеры бросились на пол, откатившись друг от друга. Тимохин выстрелил в ответ, Шепель же метнул между колоннами наступательную гранату. Взрыв отбросил боевиков с их позиций. Тимохин дал по ним контрольную очередь. И рукой показал Шепелю на лестницу. Майор кивнул и бросился к первому пролету. Выскочив на площадку, он уловил взглядом вышедшего из какой-то подсобки боевика, находившегося вне зоны видимости прикрывающего действия Шепеля командира группы. Считанные секунды решали исход дуэли. И все же профессионализм спецназовца оказался выше. Михаил, падая, успел всадить в бандита короткую очередь. Боевик закричал, схватившись за простреленный живот, опустился на колени, выронив автомат. Шепель выстрелил прямо в его открытый в крике рот. Голова бандита дернулась назад, и он завалился набок, забившись в предсмертных судорогах. Шепель перескочил второй пролет, перепрыгнул через умирающего боевика, встал перед входом в коридор, ведущий к апартаментам главаря террористической группировки. Тимохин бросился за ним и выскочил в коридор, прижавшись к правой стене. И он, и Шепель слышали грохот выбиваемого окна. Полковник оказался в коридоре, когда Кабан уже был на земле. Тимохин крикнул Шепелю:

 

– Миша! К окну! Вали этого кузнечика!

– Понял!

Майор побежал к торцу коридора. Но из окна увидел лишь двоих лежавших на земле уничтоженных боевиков. Обернулся:

– Саня, беглец скрылся!

– Свяжись с Гариным, он наверняка направился к яхте.

– Принял!

Шепель достал радиостанцию. Тимохин же ворвался в кабинет Абадзе. Увидел ноги, торчащие из-за стола. Осторожно обошел помещение и вышел к пространству, где лежал главарь банды. Александр сплюнул на ковер:

– Черт! Не успели! Не иначе беглец всадил своему шефу очередь в грудь! Ну не мать его?

Командир «Ориона» собрался покинуть кабинет, как вдруг услышал стон. Резко обернулся, нагнулся над телом главаря. Тот стонал. Значит, жив. По крайней мере, пока жив! Но Абадзе не только был жив, Кабан даже не ранил его, так как пули не пробили специальную бронированную кольчугу, которую Абадзе всегда надевал под одежду во время проведения акции передачи девушек прибывшим от брата боевикам. Надевал так, без особой нужды, страховавшись. И эта, совершенно не нужная в прежних ситуациях кольчуга на этот раз спасла ему жизнь. Главарь террористической группировки получил болевой шок от удара пуль в титановые пластины, отчего потерял сознание, которое сейчас вернулось к нему. Он открыл глаза, тихо спросил склонившегося над ним человека в черной спецназовской форме:

– Ты кто?

Тимохин снял сферу:

– Я – командир группы спецназа Главного управления по борьбе с терроризмом полковник Тимохин, а ты, как понимаю, и есть тот Али, что руководил операциями по ликвидации агента милиции, своих боевиков, выполнявших имитацию похищения, а также главарь группировки, на протяжении длительного периода похищавшей молодых девушек?

– Я не Али!

– Знаю! Ты Руслан Абадзе, младший брат известного террориста Тимура Абадзе, в настоящее время скрывающегося в южных провинциях Афганистана под именем Амира Ахадрада, весьма авторитетного среди талибов полевого командира.

– Откуда вам это известно? Кто сдал меня?

– Ну, ты еще спроси, когда день рождения у тещи моего соседа. Как же это ты допустил, чтобы подчиненные подняли руку на своего главаря? И, кстати, кто это угостил тебя порцией свинца? Уж не начальник ли охраны, Дамир Гасанов?

– Нет! В меня стрелял Лечо Кабадзе, Кабан! Трусливый шакал, да будет проклят весь его род.

– Кабан? Главарь бригады, приехавшей за девушками?

– Да! Убейте его!

– Не волнуйся, отсюда никто из вашей братии живым не уйдет! Хана вам, Абадзе.

– И мне тоже?

– А вот это будет зависеть от твоего поведения! Но все, разговор окончен, руки!

Абадзе протянул Тимохину руки. Александр защелкнул на запястьях наручники, пропустив цепь через ножку массивного стола.

– Вот так, отдохни, пока мы до конца не разберемся с твоим шалманом.

Кабан приземлился на клумбу, что спасло его от вполне возможных переломов. Но терять Кабану было нечего. В особняке его ожидала либо смерть, либо, что еще хуже, пленение. Сминая цветы клумбы, он увидел, как двоих охранников, находившихся за домом, буквально расстреляли спецназовцы из кустов. Кабан не целясь дал по ним очередь и рванул к причалу через парковую зону усадьбы. Майор Гарин, а это он уничтожил охрану тыловой стороны особняка, увернулся от выстрелов внезапно выпрыгнувшего из окна второго этажа бандита, упав на землю под прикрытие широкого ствола старой сосны. Но зацепить ответным огнем беглеца не успел. Рванулся за ним. Пропищала сигналом вызова радиостанция. Гарин ответил на бегу:

– Второй на связи!

– Это Третий! Здание покинул боевик, Первый передал приказ остановить его!

– Что я, Третий, и пытаюсь сделать!

– Двое под окнами твои, Витя?

– Мои!

– Понял, до связи!

– Отбой!

Али Бакоев, находившийся на яхте, принял приказ Кабадзе в момент, когда к причалу вышли капитан Ким и прапорщик Бирюков. Спецназовцы с ходу открыли огонь по яхте с так не подходящим ей названием «Ласка». Огонь позволял офицерам сближаться с судном. Но никого из команды и Бакоева не задел. Боевики же, разобрав оружие, укрылись за рубкой яхты, поступив в распоряжение Бакоева. Али, вооружившись пулеметом и захватив с собой дымовые шашки, прополз на корму. И оттуда дал очередь по спецназовцам. Он не нанес никакого вреда Киму и Бирюкову, но заставил залечь.

Кима вызвал Гарин:

– Четвертый, я – Второй!

– Слушаю, Второй!

– К причалу пробивается бандит, выпрыгнувший со второго этажа особняка. Скорей всего, это либо Гасанов, либо Кабадзе. Я не успел снять его. Сейчас преследую. Могу не догнать. Обеспечьте встречу этому прыгуну!

– Понял, обеспечим!

– У вас что?

– Яхта огрызнулась. Есть предложение подорвать ее к чертовой матери из гранатомета!

– Неплохое предложение. Рвите судно, но только после того, как остановите беглеца.

– Он нужен нам живым?

– Желательно, но не обязательно!

– Понял! А вот, кажется, и он. Кто-то мелькнул среди кустарника. Если у него есть связь с яхтой, то ублюдки, что засели на судне, предупредят его. Да и канонаду перестрелки он прекрасно слышал.

– Все равно будет прорываться, другого пути у него нет. Раз беглец нарисовался, я прекращаю преследование и перекрываю ему возможность отхода к особняку и по берегу реки!

– Принял!

– Давай, Ким, осталось немного.

– Девушки все освобождены?

– Они вне опасности!

– Понял! Работаем, Второй! Конец связи!

– Конец!

Отключив станцию, Ким приказал Бирюкову:

– Держи в прицеле яхту, я займусь беглецом. Судя по всему, судно ждет его.

Прапорщик ответил:

– Есть! Выполняю!

Он припал к оптическому прицелу бесшумной снайперской винтовки «Винторез».

Из-за рубки показался боевик. Всего лишь на мгновение, оценить обстановку, но и этого хватило снайперу Бирюкову, чтобы всадить ему в череп девятимиллиметровую пулю. Корма огрызнулась пулеметным огнем. И следом на берег полетели дымовые шашки. Взрываясь, они поднимали облака дыма.

Бирюков крикнул Киму:

– Леня! Духи ставят дымовую завесу!

– Какие заряды применяют?

– Стелящегося дыма!

– Хреново!

– Что у тебя с беглецом?

– Затаился где-то, не могу найти!

– Ждет, сука! Пока берег не затянет дымом! Что будем делать, капитан?

– Попробуй подобраться ближе к яхте!

– Принял!

Прапорщик Бирюков вскочил, пробежал метров пять и вновь был вынужден упасть, так как с яхты ударил пулемет. На этот раз Али Бакоев не жалел патронов. Пули поднимали фонтаны земли по всей площади позиций Кима и Бирюкова. Этим воспользовался Кабадзе. Он вскочил с земли и рванул к причалу. Ким лишь на секунду успел зацепить взглядом ворвавшуюся в облако дыма одиночную фигуру. Выстрелить не смог. Включил радиостанцию, вызвал майора Гарина:

– Второй, я – Пятый! Как слышишь?

– Слышу! Что у тебя?

– Бандиты применили дымовые заряды.

– Это я вижу! Где беглец?

– Так он в дым и рванул из парковой зоны.

– Значит, вы его не видите?

– Ни его, ни яхты, откуда по нам поливает пулемет. Хорошо, что пулеметчик не видит целей и бьет по площади. Но слепым огнем он лишает нас возможности атаковать судно.

– Надо воспользоваться моментом, когда у него кончатся патроны, и он будет менять коробку с лентой. Хотя автоматы сейчас не стреляют! Значит, они откроют огонь, когда захлебнется пулемет. Так, Ким, слушай приказ. Беглец наверняка уже добежал до яхты. Где она стоит, определить в дымовой завесе можешь?

– Примерно!

– Сажай по посудине из гранатомета!

– Принял!

Переключив станцию на режим «приема», Ким крикнул Бирюкову:

– Ваня! «Муху» к бою!

– Куда бить-то?

– Шест видишь?

– Слева?

– Да!

– Так вот, яхта находилась до задымления где-то метрах в трех-четырех правее!

– Я понял тебя, капитан!

Бирюков привел в готовность одноразовый переносной гранатомет «Муха». Через секунду кумулятивная граната ушла в облако дыма. Прапорщик стрелял, выдерживая направление, указанное Кимом. Прогремел взрыв. Пулеметная очередь смолкла, молчали и автоматы противника. Но силовая установка продолжала работать. Бирюков обернулся к Киму:

– Вроде попал!

– А движок?

– Так граната могла разорваться в рубке, тогда машинное отделение не пострадало.

– Возможно! Слушай меня, Ваня! Выходим к яхте или к тому, что от нее осталось. Три, два, один, вперед!

Капитан и прапорщик вскочили и бросились к причалу. Они уже почти миновали дымовую завесу, когда двигатель яхты взревел на повышенных оборотах и начал удаляться. Ким крикнул:

– Твою мать! Ни хрена не попали в судно. Уходит яхта!

И они убедились в этом, выскочив на причал. «Ласка» находилась уже у поворота реки и шла в сторону Переслава, вверх по течению.

Ким вновь выругался:

– Ёшь твою за ногу! Упустили! Слышишь, Иван? Упустили бандюков. Надо было сразу гасить судно гранатой и потом брать беглеца. Никуда бы он на хер не делся. А так и он свалил, и яхта ушла.

К подгруппе штурма яхты вышел Гарин.

Ким двинулся к нему с докладом, но заместитель командира группы остановил капитана:

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20 
Рейтинг@Mail.ru