Академия неслучайных встреч

Светлана Казакова
Академия неслучайных встреч

Я наклонилась пониже, чтобы рассмотреть их, вскрикнула и… проснулась.

– Да что такое? Даже в собственной комнате покоя нет, – проворчала соседка. – Ты там жива?

Приподнявшись, я глянула вниз. Эрика сидела на кровати. Встрёпанные светлые волосы перекинуты на одно плечо, на лице недовольная гримаса. Судя по всему, я её разбудила. Вокруг неё летало несколько светящихся шаров размером с компьютерную мышку. Похоже, местный аналог ночника. Симпатично, но жутковато.

– Что, уже ночь? – спросила я.

– Уже почти утро! Ты всё проспала. Даже ужин.

– Ого! – удивилась я. Прислушавшись к себе, ощутила, что самочувствие стало гораздо лучше. Даже противная слабость схлынула без следа.

– Бывает, – уже чуть более миролюбиво произнесла соседка. – Кей забегал. Просил не будить, хотя я и так не собиралась. Ещё про тебя спрашивала Теа Собрен, с чернокнижного. Ты ей что-то должна?

– Ага, – ответила я. – Только пока не знаю, что именно. Она для меня портал открыла.

– Зря ты связалась с чернокнижницей. Им ухо в рот не клади – голову оттяпают. Это я сейчас не как студентка факультета прорицания говорю, – уточнила она.

– И то хорошо. Прости, что тебя разбудила. Кошмар приснился.

Я со вздохом откинулась на подушку. Спать больше не хотелось, физической энергии прибавилось, а вот настроение осталось на том же уровне, если не хуже. Почему я до сих пор здесь? Ведь не умею ничего из того, что делают окружающие. На эмоции не влияю, не искушаю одним своим видом, не открываю порталы, не создаю иллюзии, не превращаю в живые статуи… Даже зажечь вот такие огоньки, что постепенно гасли, кружась на нижнем уровне комнаты, не смогла бы. Тогда по какой причине мне придётся здесь оставаться?

Ректор сказал, что задержаться в академии нужно до получения диплома, однако о причине моего перемещения в этот мир и словом не обмолвился. Уж ему-то наверняка всё известно, вот только рассказывать мне он явно не собирался. Любопытно, а что насчёт остальных попаданцев? Откуда они? Что делают сейчас?

– Эрика! – позвала я соседку, которая тоже ещё не заснула – лежала на спине и разглядывала свои ногти с маникюром, которому бы позавидовали все модницы моего мира. Без магии, наверное, такие сложные узоры точно не нарисовать. Разные на каждом ногте, с мельчайшими деталями и неярко светящиеся в темноте.

– Чего тебе? – отозвалась она.

– А у вас на факультете есть новенькие?

– Одна девушка. Её к ректору вызывали. Надолго.

– И как она? Что говорит? Рассказывала о себе?

– Да нет. Больше молчит. А ещё всему удивляется, – хмыкнула Эрика.

– Ещё бы…

Я вспомнила рыжую девушку с зеркальцем в руке. На вид она была примерно моего возраста. Должно быть, тоже студентка.

– А что? – заинтересовалась соседка. – Ты с ней знакома? Давно?

– Нет. Видела её в ректорском кабинете. Только поговорить не получилось.

Я не стала уточнять, по какой причине. Если честно, обсуждать ректора мне совершенно не хотелось. Как будто он мог подслушать наш разговор и обернуть всё сказанное против меня. Наверное, уже паранойя. Что, впрочем, неудивительно.

– Успеется ещё. Всё-таки в одной академии учиться будете, – проговорила Эрика. Она зевнула и устроилась поудобнее. Мне стало неловко, что я невольно разбудила её. Никогда не думала, что могу кричать во сне.

– А почему никто не удивился, когда появились новенькие? – задала я весьма интересующий меня вопрос. – Ни студенты, ни преподаватели. Здесь такое часто бывает?

– Отнюдь. Просто нас предупредили, что вскоре появятся студенты, которым поначалу многое может быть в новинку. Я уже некоторое время живу одна в комнате, поэтому почти не сомневалась, что ко мне кого-нибудь подселят.

– И как? Не жалеешь, что именно меня? – полюбопытствовала я. Значит, было предупреждение. Как пить дать, от ректора! Он-то к нашему появлению заранее приготовился и других оповестил, вот только самих новеньких не удосужился предупредить.

– Ну, если ты не собираешься вот так будить меня каждую ночь, станешь выполнять мои правила и не слишком часто водить парней…

– Я не вожу парней! – закашлявшись от неожиданности, отозвалась я.

– Кей тоже считается! Но его я ещё могу потерпеть. Он забавный. Кстати, кто ему по лицу врезал? Ваур, что ли?

– Он самый. Я хотела их остановить. Но боялась не успеть, поэтому и понадобился портал.

– Напрасный риск, – заметила Эрика. – Теа долг просто так не спишет. Вернее, насколько я её знаю, не спишет вообще. Разве что, может передать кому-нибудь другому. Но это ещё хуже.

– Пожалуй, – мрачно согласилась я. Примерно как передача кредита от банка коллекторскому агентству. Вот только у таких должников ещё есть какая-то возможность скрыться или отсудить свои права, а у меня нет. Не идти же к ректору с жалобой. – Что она может потребовать?

– Всё, что угодно, – ничуть не утешила меня ответом соседка. – Фантазия у неё богатая. Наверное, ей уже что-то пришло в голову, раз она вечером заходила.

Я до боли сцепила пальцы. Перспектива ухудшалась всё больше, и никакого просвета впереди даже не мелькало. Как только я умудрилась нарваться на такие неприятности в первый же день?! Вот уж точно – благими намерениями вымощена дорога в ад. Решила удержать от драки парней, а теперь приходится кусать локти и с нарастающим ужасом ждать, когда предъявят счёт за открытие портала, пользоваться которым мне даже не понравилось.

– Ты есть хочешь? – спросила Эрика. – Не ужинала ведь. У меня есть домашнее печенье.

– Хочу, – с удивлением ответила я. Несмотря на панику, аппетит никуда не исчез. – А ты спать не будешь?

– Не усну уже. Светает. Спускайся тогда.

Я выяснила у соседки, где находится ванная, наведалась туда и переоделась в бледно-голубой костюм, состоящий из блузки с рукавами до локтей и широкой юбки. Спустя некоторое время мы, расположившись на её половине комнате, ели печенье – круглое, рассыпчатое, ароматное, с начинкой, напоминающей малиновый джем. Очень вкусное.

– Родители прислали, – сообщила Эрика, кивнув на объёмистый полотняный мешок, доверху наполненный этим лакомством.

– А кто твои родители? – полюбопытствовала я.

– Они – тилвит тег. Как, собственно, и я, – ответила она. Взмахнула длинными ресницами и бросила на меня лукавый взгляд.

– Валлийские эльфы! – воскликнула я, вспомнив прочитанную не так давно книгу, где фигурировали эти создания. – Значит, вы существуете! Но… в каком мире?

– Ты так удивляешься, точно живого динозавра увидела, – фыркнула соседка. – А, что касается миров, сложный вопрос… Их так много. О каких-то никто ещё даже не слышал, а часть уже прекратила своё существование. Некоторые переплетены между собой, другие отделены не только пространством, но и временем.

– То есть, в каком-то сейчас средневековье, а где-нибудь ещё – и вовсе глубокая древность?

– Ну да. Кроме того, у всех разный уровень развития. Здесь, как видишь, есть не только магия, но и техника.

Я задумалась. Если миров в самом деле значительное количество, значит, те, кто находился в кабинете ректора, могли попасть сюда не из моего, а из других. Может быть, даже по собственной воле. А я понадеялась на то, что смогу пообщаться с товарищами по несчастью. Рано радовалось – надо ещё выяснить, кто они и откуда.

– А в каком мире находится сама академия? – спросила я.

– Любопытная ты! – зевнула Эрика и грациозно потянулась. – Пойди днём в библиотеку и сама всё выясни. Заодно можешь историю академии изучить, преподаватели будут довольны. Они вечно говорят, что мы ничем не интересуемся. Покажешь хороший пример – заработаешь высокую оценку – станешь на шаг ближе к диплому.

К диплому! Это-то мне и нужно. Я кивнула, соглашаясь. Так и сделаю. Отыскать бы только библиотеку.

Через некоторое время соседка скрылась в ванной, а я, кое-как поборов искушение съесть ещё одно печенье, поднялась к себе. В ящиках письменного стола, за которым, очевидно, предстояло делать домашние задания, обнаружились тетради и ручки. Нашлись и чернила. Бросив взгляд на баночку с красными, я вздрогнула и отшатнулась. Перед глазами мелькнул образ из сна – алые пятна на белоснежной бумаге.

– Поторопись! – крикнула мне снизу Эрика. – Тут, кстати, тебе документы принесли. Видишь, как быстро оформили?

– Документы? – переспросила я, спускаясь по лестнице. Выглянув в коридор, увидела перед дверью комнаты пухлый конверт. – Точно мне?

– Скорее всего, – Эрика пожала плечами. Вместо домашних туфель она надела другие, но с ещё более экстремальным каблуком, так что теперь соседка стала выше меня. – Нельзя же учиться совсем без документов.

Я хотела сказать, что все мои документы находятся там, где и должны быть, а именно в моём университете и моём мире, но промолчала. В конверте лежало то, что, очевидно, служило здесь аналогами студенческого билета и зачётной книжки: плоский медальон из напоминающего серебро металла и тетрадка в твёрдом бархатистом переплёте шириной в две мои ладошки. В медальон вклеена моя фотография. Когда успели её сделать? Почему я не заметила?

Пока я стояла в дверях, Эрика ушла, и появился Кей. Он выглядел бодрым и свежим. Ссадина на щеке немного побледнела и была теперь одного цвета с его клетчатой рубашкой.

– Доброе утро! – радостно воскликнул он. Взъерошил волосы и широко улыбнулся. – Ты жива?

– Почему сегодня все начинают с этого вопроса? – я нахмурилась.

– Ну, вчера тебе было плохо. А ещё я боялся, что Теа тебя уже нашла, – отозвался Кей. – Вон, кстати, и она идёт.

Глава 6. Нарушение дисциплины

«Мне не страшно, мне совсем-совсем-совсем не страшно!» Повтори хоть тысячу раз, эффекта не будет. Проверено неоднократно перед кабинетами стоматологов. Вот и сейчас не помогло. Я с замиранием сердца глядела в ту сторону, откуда приближалась Теа Собрен, и, вспоминая недавние слова Эрики, всё больше понимала, что шансов на то, чтобы с лёгкостью избежать неприятностей, у меня нет и не будет.

 

– А передумать я совсем никак не могу? – спросила я у Кея.

Он бросил на меня взгляд и покачал головой.

– Видишь ли, когда ты согласилась на её помощь в обмен на услугу с твоей стороны, между вами произошла… ну, привязка, что ли, – попытался объяснить он. – Теперь ни ты, ни она не можете отказаться. Но передать кому-то твой долг она может.

– Уже слышала, – вздохнула я. – А я никому не могу передать? Тебе, например.

– Не можешь, – быстро ответил Кей. – А почему именно мне? Почему не Вауру, например?

– Так ведь тебя я спасала! – выпалила я. Тут же прикусила язык, но уже поздно. Кей уставился на меня с таким выражением на лице, что стало не по себе.

– Напомни, когда я тебя об этом просил, – вымолвил он. Медленно и спокойно. Лучше бы злился и накричал на меня, что ли.

Я опустила голову. Ответить было нечего. В самом деле, ведь не просил. Даже не собирался. А инициатива, как известно, наказуема.

– Ладно. Придумаем что-нибудь. Доброе утро, Теа! – поприветствовал он девушку, которая успела подойти к нам и, возможно, даже подслушала часть разговора.

Студентка факультета чернокнижного дела выглядела великолепно и, несмотря на раннее утро, создавала впечатление, будто прекрасно выспалась, не выходя из салона красоты. Её длинные волосы оказались уложены в высокую причёску, в которой поблескивали острые шпильки с камнями, напоминающими аметисты. Прямое тёмно-фиолетовое платье доходило до колен и подчёркивало фигуру, способную вызвать неконтролируемую зависть у немалой доли моделей из моего мира. Сумка у неё была совсем маленькая. Видимо, Теа не привыкла носить с собой учебники. Тут я вспомнила, что у меня подходящей для них сумки вообще нет. Нужно будет посмотреть в шкафу – может, бывшая обитательница комнаты оставила свои, как и одежду.

А ведь понадобятся ещё и прочие личные вещи! Ох! Как другие-то попаданцы справляются? Точно внезапный переезд без всего необходимого. Причём, не планируемый.

Теа Собрен помахала рукой мне, улыбнулась Кею – на мой взгляд, чересчур ласково – и остановилась рядом с нами, выжидающе глядя на меня. Она молчала и, очевидно, не собиралась заговаривать первой. Это нервировало. Руки похолодели, будто при ознобе, и я пожалела, что в выбранном мною наряде нет карманов. Пауза слишком уж затянулась, так что пришлось нарушить её первой.

– Доброе утро, – произнесла я. Голос не слушался, а мысли хаотично метались в голове, как мотыльки вокруг лампочки. – Кажется, мы пока не имели чести быть друг другу представленными.

А это ещё откуда? В каких исторических фильмах я позаимствовала эту фразу? И зачем вспомнила её именно сейчас?

Теа рассмеялась. Смех у неё оказался нежный и мелодичный – как сказали бы в тех же старых фильмах и книгах, напоминающий звон колокольчика. Но отчего-то, когда я его услышала, по спине поползли мурашки.

– Ничего, если ты подождёшь свою девушку где-нибудь в конце коридора? – спросила она у Кея. – Нам с ней нужно поговорить. Наедине.

– Она не моя девушка, – ответил он. – Ладно, подожду. Пожую пока, – с этими словами Кей извлёк из кармана завёрнутую в тонкую бумагу румяную плюшку.

– Вижу, опоздание на важный экзамен на твой аппетит не повлияло, – поморщилась Теа. – А профессор Андрих, между прочим, недоволен. Это не только тебя касается, – стрельнув взглядом в мою сторону, добавила она.

Я отвернулась. Вот ведь профессорская шестёрка! Надо же было напомнить! Внезапно промелькнуло воспоминание о вчерашней встрече в коридоре. Верна или нет догадка насчёт того, что Теа может читать мысли? Если так, то срочно нужно подумать о чём-нибудь другом! Хотя бы стихи про себя почитать, что ли…

Как назло, в голову ничего не лезло, даже знакомые поэтические строчки любимых авторов от волнения напрочь вылетели из памяти. Я услышала удаляющиеся шаги Кея и повернулась к собеседнице.

– Ну-ну, не надо так огорчаться, – Теа, прищурившись, взглянула на меня сверху вниз. – Тебе просто не объяснили, что здесь всегда нужно быть осторожнее со словами. Лучше впредь не соглашаться на чью-то услугу, не зная, чего от тебя потребуют взамен.

Вспомнились сказки, где человек принимал помощь от сверхъестественного существа, которое просило нечто с туманной формулировкой – например, «Отдай мне то, чего у себя дома не знаешь». Обычно это означало ребёнка, который должен был или уже успел родиться за то время, пока герой отсутствовал. Хотя бы такое мне не грозит…

– Как тебе, наверное, уже объяснили, я учусь на факультете чернокнижного дела, – произнесла Теа. Длинные пальцы с безупречным маникюром и широким кольцом из какого-то тёмного камня на безымянном скользнули к сумочке и извлекли из неё медальон – такой же, какой я нашла в конверте. – Поэтому просьба моя будет связана с книгами.

– С книгами? – переспросила я, как завороженная, глядя на блеск металла в изящной руке. Это походило на гипноз. Последним усилием воли я заставила себя отвести глаза в сторону и сделала глубокий вдох.

– Именно. Ты ведь любишь книги, правда? Я в таких вещах не ошибаюсь.

– Ну, люблю, – согласилась я. Это секретной информацией не являлось. – Как раз собираюсь в библиотеку заглянуть.

– Прекрасно! – просияла Теа. Мелькнули в улыбке острые белые зубки. – Моё дело библиотеки и касается.

Её откровенная радость заставила меня занервничать ещё больше. Что там сказал Кей в первые мгновения нашей встречи? За потерянный учебник в библиотеке могут наложить проклятие?

Не нравился мне этот вариант, совсем не нравился. И улыбка девушки тоже. Что-то она задумала.

– Мне придётся украсть книгу? – выдала я первую пришедшую в голову мысль. Проделывать такое мне раньше не доводилось. Интуиция подсказывала, что, уж если даже в обычных библиотеках научились бороться с воровством, то в магической и вовсе должны предусмотреть такую перспективу. Интересно, какие именно проклятия практикуют местные библиотекари? У воришек вырастают рога, а то и копыта с хвостами?

– Нет, конечно! – фыркнула Теа. – Ничего выносить из библиотеки не нужно. Совсем наоборот.

– Наоборот? – удивилась я.

Девушка наклонилась к моему уху. Пахло от неё по-прежнему чем-то цветочным и дурманящим. Я поборола порыв отодвинуться, а лучше скрыться в комнате и чем-нибудь припереть дверь.

– В книгу надо кое-что подложить, – шепнула Теа.

– Но почему вы… ты сама не можешь сделать? – удивилась я.

– Всё непросто, – поморщилась она, выпрямляясь. – Тем, кто с чернокнижного, эту книгу не дают. А студентам твоего факультета наверняка могут предоставить, и то лишь почитать, не на руки. Особенно, новеньким. Тем, кто ещё не испортил свою репутацию, как, например, твой приятель. Кроме того, новенькие студенты всё равно никуда из академии не денутся. Пока диплом не получат.

Я вскинула глаза на собеседницу, которая только что почти слово в слово повторила сказанное вчера ректором. Она что-то знала! Снова возникло подозрение, что Теа не только с лёгкостью читала мои мысли, но и была прекрасно осведомлена о том, на какой крючок можно подловить.

– Откуда… – начала я, но она меня перебила.

– Перейдём к делу, – в её голосе появились покровительственные и даже начальственные нотки. – Запомнишь или запишешь? Лучше запоминай и никому не рассказывай!

Я кивнула. Примерно так же, должно быть, чувствовали себя новобранцы на инструктаже для будущих шпионов. Может, мне ещё и пароль какой-нибудь придётся выучить? Кровью подписаться? Дать страшную клятву?

К счастью, ничего из этого не потребовалось. Теа быстро огляделась по сторонам и ещё раз смерила меня внимательным взглядом, будто начала сомневаться в том, что я гожусь для столь ответственного задания. Затем снова наклонилась, чтобы нас совершенно точно никто не подслушал.

– Книга называется «Межмирье». Авторы – Иртольф Эрмеслан и Мари Триэль. Запомнила?

– Эрмеслан? – переспросила я. – Так ведь называется академия. В его честь?

– Он её основатель.

– А кто такая Мари Триэль?

– Мне и самой бы хотелось узнать.

Я задумалась. Эрика сказала, что в библиотеке можно выяснить больше об академии. Должно быть, и об её основателе тоже. Теперь мне потребовалось отыскать там книгу, которую он написал. Все пути вели в библиотеку.

– А что именно мне нужно будет оставить в книге?

Теа вытащила из сумочки небольшой предмет и протянула мне. Рассмотрев его получше, я не смогла сдержать восхищённого возгласа. Это оказалась книжная закладка, но какая! Сделанная из похожего на серебро металла и затейливо украшенная. Рассмотреть поближе и потрогать хотелось всё – и гладкие камни, и миниатюрный ключик, и крошечный часовой механизм, шестерёнки на котором медленно, но безостановочно вертелись. Я провела кончиками пальцев по круглому камню. Белые на чёрном пятнышки на нём напоминали комочки снега.

– Снежный обсидиан, – сказала Теа. Она с заметным удовлетворением наблюдала, как я любуюсь закладкой. – Нравится?

– Ещё как! – призналась я. – Никогда таких не видела. А не жалко оставляться эту красоту в библиотеке? Вдруг, кто-нибудь найдёт и заберёт себе? Вернуть не получится.

– Не твоя забота. От тебя требуется только одно – попросить у библиотекаря книгу и оставить в ней эту вещь, на любой странице. Главное, чтобы без свидетелей. Лучше завтра. Сегодня там семинар у нашего факультета – слишком шумно будет.

Теа повторила инструкции, но о причине задания даже не заикнулась. Что-то мне подсказывало – даже если спросить прямо, всё равно не ответит. Любимица профессора Андриха явно не из тех, кто не умеет хранить тайны.

– Не забудь про экзамен, – тут же напомнила Теа, стоило мне подумать о профессоре. – А сейчас тебе лучше хорошенько это спрятать. От любопытных глаз и ушей.

Последняя фраза явно относилась к Кею, который успел снова приблизиться и теперь как бы незаметно наблюдал за нами, делая вид, будто ему вовсе не любопытно, о чём мы беседуем.

– Не забуду, – ответила я и, пряча переданный мне предмет в складках юбки, вернулась в комнату. Перевела дух и поднялась наверх, к себе. Придумывать более подходящий тайник было некогда, поэтому я приподняла матрас на кровати и положила закладку под него. Едва ли кому-то придёт в голову обыскивать мою комнату. А завтра, если ничего не помешает, я отправлюсь в библиотеку, выполню просьбу Теа и забуду о ней.

– Ты чем там занимаешься? – спросил Кей. Он вошёл в комнату и, задрав голову, смотрел на меня. – Как всё прошло?

– Нормально, – ответила я, спускаясь вниз. В комнате я заодно прихватила свою сумку. Хоть что-то из моего мира. Мобильный здесь, разумеется, не работал, что я проверила ещё рано утром.

– Ты чем-то удивлена, – проговорил Кей, нахмурившись. – Расстроена, но уже чуть меньше, чем некоторое время назад. А ещё злишься.

– Может, хватит? Я не просила ставить мне диагнозы. Не на сеансе у психотерапевта, в конце концов!

– Кто такой психотерапевт? – поинтересовался он, начисто проигнорировав мой гневный выпад. Кей вообще, судя по всему, реагировал только на то, что считал нужным, а остальное пропускал мимо ушей. Полезное качество, если подумать. Вот только Ваур, судя по всему, являлся исключением. Даже, казалось бы, невинные его слова действовали на Кея, точно красная тряпка на быка.

– Врач. Специальный. Когда ты перестанешь определять моё настроение?

– Когда научишься закрываться. Как почти все. Пока не умеешь совсем, так что с тобой это очень просто. Даже дотрагиваться не требуется. Хотя…

– Что?

– Так можно узнать больше.

– Прочитать мысли? – попятившись, спросила я. Снова вспомнилась Теа. Как ей удавалось догадываться обо всём, о чём я думала, когда находилась рядом с ней?

– Не мысли, – Кей взъерошил волосы, которые и так беспорядочно торчали во все стороны. – Эмоции, порывы. Чувства. Другой уровень. Его сложнее контролировать, нежели то, о чём думаешь.

– Пожалуй… Как это называется? Эмпатия? – предположила я.

– Ну да, – согласился он и, без всякого предупреждения зайдя мне за спину, обхватил за плечи и притянул к себе. – Чем ближе другой, тем лучше можно его почувствовать. Во всех смыслах, – шепнул он, наклоняясь к моему уху.

– То есть, если даже кто-то умеет закрываться, то прикосновение к нему помогает пробить защиту? – уточнила я. От Кея пахло шоколадом, корицей и ванилью. Сладкоежка!

– Именно, – подтвердил он. – Причём, обязательно нужно, чтобы касание было эмоциональным. Не бесстрастным. Поэтому пройти мимо и на ходу задеть кого-то рукавом – не вариант. Теперь ты понимаешь, что, ударив Ваура, я…

– Так ты из-за этого?! Но разве обязательно драться? – поразилась я. – Можно его… эмм… обнять.

– Да ты что?! – теперь пришёл черёд собеседника изумляться. – Я – обнять Ваура? Ты хоть представляешь, как рискованно обниматься с инкубом?

 

– Нет, но за предупреждение спасибо, – буркнула я, вырываясь из его рук, чтобы ещё чего-нибудь ненароком не прочитал в моём не слишком стабильном эмоциональном состоянии. Значит, прикасаться к нему – нарываться на вероятность случайно открыть лишнего, обнимать Ваура – очевидно, тоже небезопасно. Не складывается у них, должно быть, личная жизнь с такими-то способностями.

– Ладно, идём, пока не опоздали, – поскучнел Кей. Поправил рюкзак и спрятал руки в карманы. – Надо ещё аудиторию найти.

– Я должна встретиться с новенькой студенткой с факультета прорицания, – вспомнила я. – С рыженькой такой. Забыла спросить у Эрики, как её зовут.

– Найдём. На большой перемене встретишься. А ты что, раньше её знала? – полюбопытствовал он.

– Нет, только у ректора в кабинете видела. Неизвестно даже, откуда она. Хорошо бы… – я замолчала, не договорив фразу, и направилась к двери.

Пока я не побеседовала с новыми студентами академии, у меня оставалась надежда, что хотя бы кто-нибудь из них явился из моего мира и смог бы стать союзником. Увы, полной уверенности не было. Возможно, ректор по какой-то причине перетащил сюда молодых людей из разных миров.

«Из миров, лишённых магии…» – прошелестел чей-то голос.

Кто это сказал? Я завертела головой, но не обнаружила рядом никого. Даже Кей ушёл вперёд, негромко топая своими удобными ботинками. Кто-то подслушивал мои мысли? Значит, не одна Теа умеет? Она хотя бы видимая. Я поёжилась от нахлынувшего подобно внезапному холодному ветру страха и, прибавив шаг, поспешила за Кеем.

Спустя некоторое время мы стояли под дверью нужной аудитории в толпе других студентов – сегодня разряженных ещё более ярко и разнообразно, чем вчера. Те посматривали на меня с интересом, но познакомиться не пытались. На завтрак мы опоздали, однако я не огорчилась. Печенье, что прислали родители соседки, оказалось сытным. Что же до Кея, то сладкая плюшка, съеденная им в коридоре, явно была не единственной из его продуктовых запасов. Оставалось только дивиться, как при таком отличном и временами неумеренном аппетите он умудрялся сохранять столь хорошую форму. Магия, не иначе.

Облачённая в светло-голубую накидку преподавательница по имени Карлинда Браншо читала лекцию о маскирующих рунах. Я внимательно слушала, почти всё записывала и честно старалась усвоить, но, к сожалению, не удавалось. Если теория ещё казалась относительно понятной, то, когда перешли к практике, я едва справилась с желанием спрятаться под стол и просидеть там до конца лекции.

Любопытно, как скоро ректор придёт к выводу, что в академии мне не место? Но что он будет делать со мной после? Смогу ли я вернуться в свой мир живой и невредимой?

– Здорово, правда? – Кей, завернув рукав рубашки, нарисовал руну прямо на предплечье и теперь с детским восторгом наблюдал, как его рука с неярким мерцанием то исчезает, то появляется. – Маскировка! Жаль, что долго не действует. Все эти руны временные. Обычно перестают работать в самый неподходящий момент.

– А для того, чтобы этого избежать, необходимо всё просчитывать и анализировать заранее, – сказала преподавательница. Она незаметно успела подойти совсем близко и, по-птичьи склонив светловолосую голову к плечу, наблюдала за нами.

Невысокая, пухленькая, румяная, как свежая булочка, госпожа Браншо казалась милой и безопасной, но я, наученная горьким опытом общения с Теа, не собиралась расслабляться. Если кто-то с первого взгляда не производил такого пугающего и отталкивающего впечатления, как профессор Андрих, это ещё не значило, что тому можно доверять. Лучше быть начеку.

Кей вздохнул, размашистым движением стёр с кожи руну и положил встрёпанную голову на стол. Преподавательница протянула руку, будто собиралась потрясти его за плечо, но тут же убрала. Развернулась и направилась к кафедре, цокая каблучками изящных, вишнёвого цвета, туфелек.

Когда лекция подошла к концу, за ней последовала следующая. В той же аудитории, с той же преподавательницей и, к счастью, чисто теоретическая. Госпожа Браншо обходилась без визуальных и прочих эффектов, не запугивала студентов чёрным дымом, как делал доцент Крайм, и вообще мало походила на чародейку, как я их представляла. Под её монотонный голос можно было легко вообразить, будто я снова в своём университете. Словно всё стало, как прежде.

То, что ощущение обманчиво, я поняла за некоторое время до конца лекции. Когда без стука распахнулась тяжёлая двухстворчатая дверь, и вбежал незнакомый парень. Худой, высокий, запыхавшийся, в немыслимо-яркой зелёной рубашке и такого же цвета штанах, он остановился в дверях и выпалил:

– Всем покинуть академию! Срочно! Приказ ректора!

– Что-то случилось? – нахмурилась преподавательница. – Странно. Как же сигнал?

Судя по её поведению, она заподозрила студента в шутовской проделке, чтобы сорвать лекцию, но тут раздался сигнал. Звонок, что прозвучал намного громче и неприятнее обычного. Резкий звук будто ввинчивался в уши, заставляя всех морщиться.

– Значит, правда, – нервозно произнесла госпожа Браншо. – Собирайтесь и на выход. Попрошу без лишней спешки!

Поскольку мы с Кеем сидели недалеко от двери, то выскочили в коридор одними из первых. Там уже начала скапливаться толпа. В суматохе мы едва не потеряли друг друга. Кей схватил меня за руку и потащил за собой. Но не вниз, куда двигалась основная масса студентов, а к лестнице, ведущей наверх.

– Куда мы бежим? – выдохнула я. В боку закололо, и я пожалела, что нередко пренебрегала физическими тренировками. – Сказали же, что надо покинуть здание.

– Увидишь, – шепнул он в ответ. – Давай быстрее! Только не оглядывайся и молчи – нас не должны заметить!

Он остановился лишь тогда, когда лестница закончилась. Я не считала этажи и пролёты, но, преодолев их, мы оказались под самой крышей. Кей подтолкнул меня вперёд, и я обнаружила другую лестницу. Похожая, только значительно короче, вела на чердак в моём подъезде. В детстве я даже забиралась туда, но всегда в сопровождении взрослых.

– Поднимайся!

– Может, ты первый? – отозвалась я, запрокинув голову. Верхний конец лестницы уходил в темноту. Металлические перекладины кое-где заржавели, и надёжной эта конструкция отнюдь не казалась.

– Страшно? – хмыкнул он. – Хорошо. Давай вместе.

– А выдержит?

– Вот и проверим!

Прозвучало не слишком оптимистично, но всё же я рискнула. То ли некстати проснулся во мне дух авантюризма, то ли спутник щедро поделился своим. Он забирался первым, я, чуть отставая, лезла позади. Холодный металл был шероховатым на ощупь, но местами казался гладким, как лёд. Время от времени лестница покачивалась, и у меня перехватывало дыхание.

– Не смотри вниз! – напутствовал Кей.

– Легко сказать! – фыркнула я, чуть отодвигаясь, чтобы он не задел меня ногами. Лестница пошатнулась, и повлажневшая от волнения ладонь соскользнула с перекладины. Я вздрогнула, попыталась снова уцепиться, но тут звон, стихнувший некоторое время назад, раздался снова. От неприятного звука мышцы будто ослабели. Ноги потеряли опору, и спустя мгновение я болталась на лестнице, держась за неё лишь одной рукой. Я всё же глянула вниз и зажмурилась при виде казавшегося бесконечным лабиринта лестничных клеток внизу. – Кей!

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19 
Рейтинг@Mail.ru