Академия неслучайных встреч

Светлана Казакова
Академия неслучайных встреч

Но даже я с таким несовременным отношениям к чувствам не смогла бы влюбиться с первого взгляда. Ни в Кея, ни в кого-то другого. К сожалению или к счастью.

Вспомнив про то, что Кей обещал меня подождать, я заторопилась. Распахнула дверцы шкафа и замерла, разглядывая огромное количество вещей, которые не иначе как чудом туда помещались. Вот уж точно, теперь можно не сомневаться, что все они принадлежали сильфиде…

Нежные ткани, тонкие и невесомые. Ничего даже отдалённо похожего на бархат или шерсть. Никаких грубых материалов, никаких брюк или джинсов, если, конечно, здесь девушкам вообще дозволялось их носить. Только юбки и платья, блузки и пелерины. Все в одной цветовой гамме – оттенки бирюзового, синего и лилового.

Обувь тоже лёгкая, изящная, но хотя бы без огромных каблуков. Я потянулась к вещам, но вдруг забеспокоилась, подойдут ли они мне по размеру. Этот вопрос я уточнить забыла.

– Она такая же тощая, как ты! – крикнула мне Эрика, будто прочитав мои мысли. – Переодевайся быстрее! Кей тебя ждёт!

– Почему ты спросила, не влюблена ли я в него? – поинтересовалась я, споткнувшись на слове «влюблена».

– Просто любопытно, – отозвалась собеседница весело. – Это он тебя привёл. К тому же, самому Кею такие нравятся.

Я почесала в затылке. Интересно, какие «такие»? Зеленоглазые шатенки? Попаданки? Те, кто сразу пришёлся не по душе профессору Андриху?

Но спросить всё же не решилась. Не настолько ещё мы стали близки с новой соседкой по комнате, чтобы обсуждать с ней такие вещи. Личные, неловкие и… В общем, меня всегда смущало, когда едва знакомые люди или даже подруги начинали расспрашивать о личной жизни. Да и говорить было не о чем, поскольку эта самая личная жизнь практически полностью отсутствовала. «Не везёт в любви, значит, подфартит в чём-нибудь другом», – время от времени повторяла мама. Но порой казалось, что она гораздо больше, чем я сама, страшилась того, что мне придётся провести всю жизнь в одиночестве.

Меня это беспокоило гораздо меньше. Иной раз хотелось сходить на свидание, и я начинала тосковать по вниманию, объятиям, человеческому теплу, но тут же находила, чем себя занять. Учёба, прогулки по магазинам, книги, сериалы, приготовление очередного экспериментального блюда, встречи с подругами, походы в кино, на выставки и литературные вечера. Я убеждала себя в том, что жизнь гораздо шире, интереснее и разнообразнее тех однобоких представлений о ней, которые, к сожалению, свойственны многим. Мечтала в будущем найти работу по душе, а в свободное время путешествовать и, конечно, обзавестись собственным домом, где можно будет поселить несколько разных домашних животных.

О чём я точно не грезила применительно к реальной жизни, так это о магической академии и другом мире…

Эрика не ошиблась. Одежда её бывшей соседки, имени которой я пока не знала, в самом деле пришлась мне по размеру, как и обувь. Я выбрала сиреневое платье в мелкий цветочек и светло-синие босоножки с атласными ленточками, которые нужно было завязывать, обернув вокруг ноги.

Кей ничего не сказал по поводу моего внешнего вида. Когда я вышла из комнаты, заявил только, что я провозилась слишком долго. Обозвал копушей и, не теряя времени на дальнейшие разговоры, потащил за собой. Снова за руку. Я намеревалась возразить, но вспомнила про хитросплетения коридоров и то, что здание менялось изнутри, поэтому смирилась с тем, что меня тащили на буксире. Это лучше, чем заблудиться здесь. К тому же, я не забыла слова профессора Андриха о том, что мы должны успеть на следующую пару.

Хорошо бы её вёл какой-нибудь другой преподаватель!

Нарисованное от руки расписание висело на первом этаже. Неизвестный художник явно от души развлекался. Не удовлетворившись только чёрной тушью, он использовал ещё и красную, а также зелёную. Перечисления предметов, ученических групп, часов начала и окончания занятий украшали виньетки и рисунки, рассматривать которые можно целую вечность. Со своими знаниями флоры и фауны я никак не смогла бы назвать те животные и растения, которые изображались там. Впрочем, одно из них напоминало хищную росянку – опасный, но красивый цветок, что питается насекомыми. Наклонив голову, я рассматривала затейливый рисунок, с которого смотрел небольшой зверь с острыми ушами, похожими на лисьи, но почему-то с тремя короткими рожками на голове, когда Кей снова потянул меня в сторону.

– Потом полюбуешься! Поторопись! Я есть хочу!

– Но я не успела прочитать названия предметов!

– В другой раз!

Я с неохотой оторвалась от изучения расписания и направилась дальше. В столовую, куда привёл меня Кей. Запахи по широкому залу с выкрашенными в персиковый цвет стенами разносились весьма аппетитные. Это заставило вспомнить об отсутствующем завтраке. С особенностями здешней кулинарии я пока свести знакомство не успела, поэтому без возражений позволила спутнику выбрать за меня. Приятным сюрпризом стало то, что платить за обед не пришлось. Студенты питались бесплатно и сами брали еду с полок вдоль стены, где на манер шведского стола была расставлена посуда.

– А ты точно сможешь всё съесть? – полюбопытствовала я, оглядев количество блюд, которые Кей выставил на поднос.

– Сомневаешься? – с улыбкой отозвался он, приподняв брови. На его щеках появились ямочки. – Можем поспорить.

– Нет уж, – отказалась я от пари.

В совершенно пустой столовой мы выбрали самый лучший столик. С двумя креслами, как в кафе, небольшими, но удобными, и клетчатой скатертью. Кей с усмешкой наблюдал за тем, как я с осторожностью пробую что-то, напоминающее рис с разноцветными овощами.

– Как тебе?

– Вкусно! – одобрила я.

Кей успел почти полностью подчистить содержимое своих тарелок, когда под потолком что-то затрещало, а следом раздался механический голос.

– Добрый день студентам магической академии Эрмеслан! Надеюсь, вы с пользой проводите время – прилежно учитесь, сдаёте экзамены и не бьёте баклуши, в чём я очень сомневаюсь. Наше радио снова с вами! Скучали? Вскоре я порадую вас хорошей музыкой, а пока объявление для новеньких, которым следует незамедлительно явиться к ректору!

Глава 3. Есть и другие

Услышав прозвучавшее в столовой объявление, я поперхнулась. Аппетит тотчас же пропал. В том, что эти слова напрямую касались меня, можно было не сомневаться. Вот только я скорее перепугалась, нежели обрадовалась. Неизвестно, как здесь, а в моём мире вызов студентов к ректору обычно ничего хорошего не сулил.

Но, с другой стороны, кому, как не ректору академии знать о том, каким образом сюда закинуло человека из пространства, в котором нет и не будет магических учебных заведений? Возможно, он знает, что произошла ошибка, и сможет вернуть меня обратно? Наверняка так и есть!

Я вернусь, и эта сказка закончится, не успев как следует начаться… Превратится в воспоминание на границе между явью и сном.

– Поторопись! – напутствовал меня Кей. – Тебя вызывают. Ректор ждать не любит.

Где-то на периферии сознания мелькнула неожиданная догадка, и я от избытка эмоций схватила собеседника за руку.

– Ты слышал? Он сказал, что к ректору вызывают новеньких. Во множественном числе!

– Ну да, – подтвердил Кей.

Мне не почудилось! И это может значить, что новых студентов несколько. Я не одна!

Пока я размышляла, к лучшему известие или к новым неприятностям, Кей поднялся и потащил меня в коридор. Я даже оглянуться не успела. Похоже, на сегодняшний день он твёрдо решил стать для меня эдаким ускорителем.

– Кабинет ректора этажом ниже, – сообщил Кей. – Большая тёмно-красная дверь. Не перепутаешь.

– Ты не пойдёшь со мной?

– Нет… – замявшись, отозвался он. – Позже увидимся. Мне лучше ректору на глаза не показываться.

– Так ты действительно остался на второй год?

– Ну! А что? Будешь меня презирать? – Кей вздёрнул изогнутые брови.

Я покачала головой.

– Ничего подобного! Я и сама, если честно, не отличница. Ещё и экзамен провалила…

– Наверстаешь! – подбодрил собеседник, и я не решилась уточнять, в каком именно учебном заведении должна это сделать. К тому же, едва ли Кею что-либо известно о механизме моего попадания в данное место. Оставалось надеяться, что визит к ректору всё прояснит.

По лестнице я сбежала быстро, но на предпоследней ступеньке оступилась. Так и закончилось бы всё вторым за сегодняшний день падением, если б меня не поддержала чья-то сильная рука. Я подняла глаза, чтобы поблагодарить неожиданного спасителя, и слова застряли в горле.

Прямые светлые волосы. Блеск глаз в прорезях плотной чёрной маски. Ледяные интонации в голосе.

– Впредь будь осторожна, – произнёс профессор Андрих. – Лестницы здесь крутые. А повороты – непредсказуемые.

– Как это? – тихо спросила я.

– Никогда не знаешь, что может ожидать тебя за следующим. Поэтому будь внимательна и смотри по сторонам. Совет на будущее.

Профессор продолжил поднимать по лестнице. «Кажется, с этим советом вы опоздали», – пробормотала я, глядя ему вслед. Один непредсказуемый поворот мне сегодня уже попался. Я говорила совсем тихо, но он услышал. Обернулся, постучал по перилам белыми, как у мраморной статуи, пальцами.

– Я никогда не опаздываю. В отличие от некоторых, – сказал профессор Андрих, очевидно, намекая на наше с Кеем появление. – А теперь лучше поторопиться, потому что ректор не любит, когда студенты игнорируют объявления явиться к нему.

С этим словами он развернулся и продолжил свой путь, а я поспешила на поиски нужного кабинета. Если профессор такой, то каков же ректор? Жутковато даже представить. К тому же, никогда не любила визиты к различным официальным лицам. Как вспомню кабинет директора школы, куда нам с подругами пришлось явиться в наказание за рисунок на стене…

Кей оказался прав. Дверь в самом деле невозможно было перепутать с другими. Уж очень она выделялась – и размером, и цветом, и какой-то мрачной представительностью. Цвет, скорее, тёмно-багровый, чем красный, ручка массивная и украшенная внушительного размера львиной головой из напоминающего бронзу металла. Несколько секунд я собиралась с духом, а затем постучалась. Почти сразу дверь медленно и бесшумно отворилась. Я перешагнула порог.

 

Первым в глаза бросился книжный шкаф. Он растянулся во всю стену кабинета – высокий, из тёмного дерева, полностью заполненный толстыми книгами в твёрдых переплётах. Я зачарованно уставилась на него, и лишь негромкое покашливание заставило меня отвлечься и взглянуть на того, для встречи с кем сюда явилась.

Ректор академии не прятал лицо подобно профессору Андриху, но владел собой столь мастерски, что никто не смог бы прочитать его эмоции. На вид он оказался лет сорока пяти. Впрочем, линии морщин на лбу его ничуть не портили. Прямой нос, выразительные тёмные глаза, костюм почти такой же, как у профессора, только мантия чёрная с серебряной окантовкой. Почему-то на нём она смотрелась весьма органично.

А вот кабинет выглядел вполне современно. Минимум мебели, удобное чёрное кресло, крупный письменный стол-бюро. У стены напротив книжного шкафа ряд стульев для посетителей. В данный момент все они, кроме одного, были заняты. Похоже, я снова опоздала.

Присмотревшись к сидящим на стульях, я отшатнулась. Больше всего они напоминали экспонаты в музее восковых фигур – похожи на живых, но недвижимые, не издающие даже малейшего шороха. Они не только не шевелились, но даже не дышали. Просто сидели на стульях, застыв в разных позах. Девушка с забавными рыжими косичками держала зеркальце. Парень в сползших на нос очках как раз поднял руку, чтобы поправить их, но так и не успел коснуться тяжёлой старомодной оправы. Его сосед в красной майке, очевидно, резко повернул голову, отчего светлая чёлка упала на лоб, и он смешно выпятил губы, собираясь сдуть её.

– Что с ними? – Я попятилась. – Почему они… такие? Кто это сделал?

– Я, – спокойно отозвался ректор.

Он поднялся с места, подошёл ко мне и щёлкнул пальцами. Я пыталась отступить ещё на несколько шагов, но не смогла – словно прилипла к полу. Всё тело налилось неприятной тяжестью, не получалось пошевелиться, даже моргнуть.

– Интересно, – пробормотал себе под нос ректор. – Ты меня видишь? Слышишь? Чувствуешь?

Он протянул руку, обхватил моё запястье холодными пальцами, сжал почти до боли. Я не могла ни поморщиться, ни отшатнуться. Ректор наклонился к моему лицу, сокращая расстояние между нами. Возразить бы, но не получалось. Голос тоже перестал слушаться.

Ещё один щелчок пальцами, и ко мне вернулась способность двигаться и говорить. В теле всё ещё ощущалась слабость, но мышцы больше не сковывало оцепенение. Ректор отпустил меня и прислонился к столу.

– Что всё это значит? – спросила я и закашлялась. Казалось, я не могла говорить долгое время, как иногда бывает при осложнениях от простуды. Голос прозвучал хрипло.

– Вот они сейчас нас не видят и не слышат, – ответил ректор, кивнув на сидящих. – А с тобой этого не произошло. Ты потеряла возможность реагировать, но продолжала слышать, видеть и ощущать. Такого прежде не бывало. Ни с кем. Очень любопытный феномен. Хотя, если бы ты совсем не поддалась чарам, было бы куда хуже.

– Почему хуже?

– Потому что мне пришлось бы тебя убить, – произнёс собеседник фразу, которую я неоднократно слышала в фильмах, но впервые в свой адрес. – Впрочем, и это уже довольно странно. Сопротивление магии без владения ею.

– Я не любой магии могу сопротивляться, – отозвалась я, вспомнив эксперименты Кея по управлению моим душевным состоянием.

– Не спорю.

– Но это ведь временно? – робко спросила я, снова взглянув в сторону троих на стульях. Правда, тотчас же отвела глаза в сторону. Очень уж страшно выглядело – жизнь, поставленная на паузу.

– Конечно! Ты же не думала, что я оставлю их в таком состоянии навсегда? – удивился ректор. – Я не планирую украшать свой кабинет живыми скульптурами.

– Они и есть остальные новенькие студенты? – высказала я догадку.

– Именно так.

– Но для чего вы нас сюда вызвали?

– В кабинет или в академию? – парировал собеседник.

– И сюда, и туда.

От момента истины меня, казалось, отделяло всего несколько мгновений, но ректор не торопился отвечать на заданный вопрос. Однако теперь я не сомневалась – если кому и известна подлинная причина моего попадания в магическую академию, так только ему, и я собиралась узнать правду. Но, стоило мне раскрыть рот, чтобы поторопить его с ответом, как в дверь постучали.

В кабинет вошла молодая женщина в длинном чёрном платье, облегавшем стройную фигуру подобно змеиной коже. Волосы у неё были тёмные и гладкие, а глаза – светло-серые, серебряного оттенка. Смотрелось необычно, и почему-то казалось, что от незнакомки исходило ощущение опасности.

– Добрый день! – поприветствовала она ректора, скользнув по мне внимательным взглядом.

– Добрый день! Это госпожа Адальмира Дорлин, мой секретарь, а это… – мужчина вопросительно посмотрел на меня. Странно – я не сомневалась, что ему моё имя известно.

– Яна, – хмуро представилась я.

– Яна, – повторил он. – Наша новая студентка. Одна из новых, – тут же уточнил.

– Что же вы им даже познакомиться не дали? – поинтересовалась госпожа Дорлин.

– Успеют ещё, – равнодушно отмахнулся ректор. – У них впереди достаточно времени.

– Времени? – уцепилась я за сказанное им слово. – Сколько же я… мы тут пробудем?

– А вот пока диплом не получите, из академии не уйдёте.

Я изумлённо приоткрыла рот. Диплом! Даже в моём реальном мире мне до него оставалось несколько лет и зим, а уж тут… Неизвестные предметы с жуткими названиями, здание, где меняется количество этажей, и прочее. Один профессор Андрих чего стоит!

– А что такого? – не понял моего ошеломления собеседник. – Или ты сомневаешься в качестве нашего образования? Напрасно. Вот даже госпожа Дорлин может подтвердить. Она – тоже выпускница академии Эрмеслан.

Женщина, с любопытством прислушивающаяся к разговору, кивнула.

– Но как же… – запнулась я. – Я должна вернуться домой. Меня родители потеряют!

Ректор приподнял брови, сделал какой-то знак секретарю, и она развернула к нам стоящий на столе компьютерный монитор.

– Итак, можешь полюбоваться всем своими глазами, а то ведь на слово не поверишь, – показывая на монитор, произнёс ректор.

На экране я увидела саму себя. То, как шла из университета в неудобных новеньких туфлях и вздыхала на каждом шагу. Затем постояла на остановке, к ещё большему огорчению убедилась, что уехать привычным маршрутом не получится, и направилась к Студенческому переулку.

А там…

Я помнила, как споткнулась и упала, но сейчас видела кое-что ещё. То, чего не заметила тогда. Машину, которая выехала навстречу – прямо на меня.

Я вскрикнула и зажмурилась. Никогда не любила смотреть на себя в видеозаписи. Со стороны казалась себе неуклюжей, смешной, похожей на кого-то другого. Но сейчас я со всей отчётливостью понимала, что вон та маленькая фигурка на экране – ни кто иной, как я сама. И именно меня вот-вот должен был сбить быстрый чёрный автомобиль с затемнёнными стёклами.

Когда я открыла глаза, чувствовала себя отвратительно. Голова кружилась, губы дрожали, стены кабинета словно надвигались с четырёх сторон, угрожая раздавить. Ректор изучающе смотрел на меня, госпожа Дорлин деловито перебирала какие-то бумаги на столе. Оба они вели себя так спокойно и невозмутимо, что мне стало не по себе ещё больше. Кто они и что им от меня нужно?

– Я умерла? – спросила я. Голос снова не слушался, срывался и дрожал. Я шмыгнула носом в попытке сдержать подступающие слёзы. Если уж плакать, то наедине с собой. Не при свидетелях.

Вернулись мои прежние догадки, которые я обдумывала по дороге сюда. Что, если в самом деле попала под машину и теперь лежала в коме, а всё происходящее и окружающее меня в эти минуты – просто иллюзии, в которых перемешалось то, что я видела или читала раньше? Потому что ни на рай, ни на ад это место, пожалуй, не походило. А, если так, то, возможно, я ещё жива. Однако после продемонстрированной только что картины уверенности ни в чём у меня не было.

Ректор холодно улыбнулся.

– Всё, что тебе нужно знать, я уже сказал. Получишь диплом – вернёшься домой. Если захочешь, конечно. Больше ни о чём пока не спрашивай. Лучше поторопись, пока и на следующую пару не опоздала.

Показав, что я свободна и могу идти, ректор отвернулся. Я бросила последний взгляд на товарищей по несчастью, вновь содрогнулась от их вида и покинула кабинет, едва справившись с искушением громко хлопнуть дверью. В коридоре сориентировалась с трудом, но повернула всё же правильно – к лестнице.

Теперь требовалось вспомнить, где находится расписание. Не самая простая, но хотя бы вполне понятная задача на фоне всех тех таинственных событий, которые уже успели случиться сегодня. Вот только я совсем забыла уточнить у Кея, в какой группе учусь. Слишком увлеклась разглядыванием картинок на расписании. Так что, найти бы сначала его самого, а уж потом нужную аудиторию… Попутно я вспомнила, что у меня при себе нет ни учебников, ни даже тетрадей. Вот и получи тут диплом!

Разумеется, я заблудилась. То ли здание академии сыграло со мной очередную хитроумную шутку, то ли вся проблема в моих собственных не самых лучших способностях ориентироваться в пространстве, но нужного места я так и не нашла, как бы ни плутала. Сворачивала то в одну сторону, то в другую, петляла по длинным коридорам, похожим на запутанный лабиринт, внимательно изучала стены в поисках расписания и пыталась вспомнить, проходила ли здесь раньше, но ничего не получалось. Как назло, даже спросить дорогу было не у кого. Создавалось впечатление, что вся академия вдруг внезапно разом опустела.

Вернувшись к лестнице и наконец-то обнаружив там кого-то живого, я даже удивилась. Впрочем, обрадовалась тоже. Правда, с некоторой натяжкой – никто не гарантировал, что незнакомец мне поможет.

– Извините, вы не подскажете, как найти расписание? – спросила я у парня, который сидел прямо на ступеньках, прислонившись к перилам, и читал толстую книгу в чёрной обложке.

– Конечно, подскажу!

Он легко, словно перетекая из одного положения в другое, поднялся, опустил книгу в переброшенную через плечо сумку и внимательно уставился на меня. Я, в свою очередь, смотрела на него и смущённо краснела. Никогда не умела общаться с по-настоящему красивыми парнями. Единственным исключением, пожалуй, стал только мой новый знакомый Кей, но и то, должно быть, лишь по той причине, что внешность у него на редкость своеобразная. Этот же юноша наверняка считался бы красивым по любым канонам в истории, не говоря уж про современные.

Высокий рост, широкие плечи, безупречно правильные черты лица, длинные музыкальные пальцы, глаза того глубокого оттенка, что бывает у моря перед грозой. Волосы короткие, светло-русые. А уж улыбка…

– Я с удовольствием провожу вас до расписания, – произнёс он. – Кажется, мы раньше не встречались? Новенькая?

– Да, – опустив глаза, ответила я. – Меня зовут Яна. А…

– Я – Ваур, – представился красавец. Прозвучало так, будто он мягко мурлыкнул. Голос у него оказался приятный, вкрадчивый, ласкающий слух.

Когда мы направились в нужную сторону, Ваур как-то незаметно придвинулся ближе, его рука коснулась моего локтя, а чуть позже непринуждённо легла на талию. Я вздрогнула от неожиданности, но пытаться отстраниться было неловко. К тому же, меня ещё никогда не обнимали настолько привлекательные молодые люди.

– А что вы делаете после занятий? – почти прошептал Ваур, наклонившись к моему уху. Горячее дыхание пощекотало кожу, я на мгновение зажмурилась. – Я мог бы устроить вам экскурсию по общежитию, да и не только…

– Экскурсию? – переспросила я. Заманчиво. И очень трудно не согласиться, когда предлагают с такими медовыми интонациями, от звучания которых перехватывает дыхание, становятся ватными колени и в сладком предвкушении чего-то волшебного сжимается сердце…

– А ну убрал от неё свои лапы!

Резкий оклик заставил меня испуганно отшатнуться от собеседника. В нескольких метрах от нас стоял Кей, и вид у него был чрезвычайно сердитый. Причём, злился он, судя по всему, не только на Ваура, но и на меня.

– Опять ты! – раздражённо отозвался Ваур. – Тебе-то что нужно? Только не говори, будто тебя настолько заботят вопросы морали!

– Дело не в этом, – поморщился Кей. – Но провести экскурсию для новенькой – моя обязанность. Возложенная на меня лично профессором Андрихом. Можешь у него уточнить, если не веришь. Так что, не мог бы ты куда-нибудь испариться?

– Подумаешь! – фыркнул Ваур. – Когда я её встретил, она была одна. Птичка улетела – место сгорело!

Я не сдержала смешок, услышав эту детскую поговорку, и взоры спорящих тут же обратились на меня.

 

– Вот пусть Яна сама и выберет, согласна? – тем же чарующим голосом обратился ко мне Ваур. – С кем из нас ты хочешь встретиться после занятий и прогуляться? Скажи.

Я растерянно перевела взгляд с одного на другого. Новый знакомый улыбался мне так, словно желал пообещать как минимум луну с неба. Кей хмурился и сжимал кулаки, будто готовился наброситься на соперника. Подобных споров из-за меня прежде не случалось, поэтому я растерялась ещё больше, однако начала подозревать, что за этим противостоянием стояло что-то ещё, о чём мне пока не известно. Может, давняя вражда?

На память вдруг пришли слова из мультфильма: «Я с тобой уже давно знаком, а этого кота в первый раз вижу». Конечно, нельзя сказать, что мы с Кеем давние знакомые, но всё же… Вспомнилось, как он протягивал мне руку, как нашёл комнату, как сидел напротив в столовой.

– Я выбираю Кея.

– Вот видишь, – хмыкнул тот. Казалось, он ничуть не сомневался, что мой выбор будет именно таким. Ваур стукнул ребром ладони по перилам и скрылся из виду так быстро, словно и вправду испарился.

– Я не смогла найти расписание, – огорчённо призналась я.

– Так и понял, – отозвался Кей. – Насчёт Ваура: только не думай, что ты ему так уж понравилась. Просто он – инкуб.

– Инкуб? – переспросила я, вспоминая все известные мне данные из мифологии об этих существах.

– Инкуб, – подтвердил собеседник.

– Что за бестиарий?! – воскликнула я, закрывая лицо руками. Сначала жуткая встреча с ректором, а теперь… Как будто мне только распутных демонов не хватало для полного счастья!

– Почему бестиарий? – кажется, обиделся Кей. – Просто магическая академия. А занятие, между прочим, вот-вот начнётся.

Точно подтверждая его слова, по зданию пронёсся гулкий звон.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19 
Рейтинг@Mail.ru