Академия неслучайных встреч

Светлана Казакова
Академия неслучайных встреч

Глава 4. Опрометчивые решения

Я снова следовала за Кеем, чувствуя, как с каждым шагом росло желание где-нибудь спрятаться. Но бежать некуда. Ректор совершенно чётко дал понять – до получения диплома меня отсюда не отпустят. Да и было ли куда уходить? Ждали ли меня ещё в моём мире?

Шмыгнув носом, но всё же удержавшись от слёз, я прибавила шаг и мысленно перебрала в голове имена и лица людей, с которыми уже успела здесь познакомиться. Вернее, не людей. Других – неизвестных, непонятных и пугающих – существ, что обладали различными способностями.

Что я делала здесь, среди них?

Вспомнился Ваур, его бархатистый голос, уверенные прикосновения – он, казалось, не сомневался, что я попала под воздействие его чар. К щекам прихлынула горячая краска стыда. Хорошо, что Кей вовремя появился! С другой стороны, ещё неизвестно, кто он сам такой. Неспроста же ему подвластен контроль над тем, что переживают другие.

– Ты чересчур много думаешь, – произнёс Кей, оборачиваясь. – А ведь ещё даже не на экзамене. Расслабься уже!

– Расслабься и получай удовольствие, – мрачно пробормотала я. Легко ему говорить! – Ты что, прочитал мои мысли?!

– Да кому это надо! – отмахнулся он. – У тебя всё на лице написано. Нахмурилась так, словно самую глобальную задачу всех миров и времён решаешь.

– Правда? – я потёрла лоб. Так недолго и морщинами обзавестись. – Стоп-стоп-стоп! Ты же шёл впереди, спиной ко мне! Как ты мог увидеть, что я хмурюсь?

– Вот зануда! – буркнул собеседник. – Ты ещё до того, как я отвернулся, была с таким выражением лица, как будто мешок лимонов съела. Без сахара.

За этим разговором мы как-то незаметно дошли до нужной аудитории. Кей без стука толкнул дверь, вошёл и сразу же низко поклонился, пихнув меня локтем в бок, чтобы я сделала то же самое. Пришлось последовать его примеру.

– Приветствую! Извиняюсь за опоздание! – громко сказал Кей, выпрямляясь. Потирая спину, я огляделась по сторонам.

Аудитория как аудитория. Большая, просторная. Внушительного размера преподавательская кафедра, а мест для слушателей так много, что и не сосчитаешь с первой попытки. Правда, заполнены были далеко не все из них. То ли оказалось немало опаздывающих и прогуливающих, то ли не слишком много студентов изучали этот предмет. Кстати, какой? Кей не предупредил.

Студенты мало чем отличались от обычных, разве что каждый, судя по всему, стремился чем-то выделиться. То необычным цветом волос, похожим на смесь малинового и фиолетового. То одеждой, будто срисованной с карнавального костюма. А профессор ещё мне какие-то претензии предъявлял! На фоне большинства здешних студиозусов я выглядела практически незаметной.

Задрав голову, чтобы оценить высоту потолка, я приоткрыла рот от изумления. Потолка не было. Вместо него наверху клубился чёрный дым, в котором периодически вспыхивали и почти сразу же гасли яркие синие огоньки. Необычное, но красивое и завораживающее зрелище. На него хотелось смотреть, не отрываясь.

– Чего застыла? – Кей снова толкнул меня локтем. – Идём на место. Только тихо.

Вспомнив, будто что-то упустила, я бросила быстрый взгляд на преподавателя и вздрогнула. В отличие от профессора Андриха, мужчина в пепельно-серой мантии не носил маску, но лучше бы последовал примеру коллеги. Потому что лицо его уродовали жуткие шрамы, оставленные, должно быть, много лет назад, но почти не побледневшие. Запутанной сетью прорезая загорелую кожу, они делали лицо отталкивающим и страшным, но, как и от странного потолка, от него сложно было отвернуться. Если бы Кей не напомнил мне в очередной раз о том, для чего мы сюда пришли, я бы, наверное, ещё долго простояла на месте, переводя взгляд с одного на другое.

Место он выбрал в дальнем ряду, причём там уже лежали заранее приготовленные письменные принадлежности. Я открыла тетрадь в толстой чёрной обложке и взяла ручку. Та оказалась чернильной. Необычный выбор для учебного заведения, где даже в общежитиях стояли компьютеры.

– Как называется предмет? – шепнула я Кею, который засунул в рот ручку на манер сигареты и, кажется, намеревался её погрызть. Плохая привычка. Впрочем, не мне его перевоспитывать. Да и поздновато уже.

– Детский фольклор.

Я ответила ему удивлённым взглядом. Похожий предмет имелся и в нашем университете, правда, я до него ещё не успела дойти. У нас он должен был начаться только со следующего курса.

– Вам уже страшно? – спросил профессор. Голос у него оказался приятный – не такой восхитительный, как у Ваура, но, несомненно, приковывающий внимание. Студенты перестали перешёптываться и шуршать бумагами. – Нет? Спросите себя, почему. Может быть, потому, что вы уже успели повзрослеть? Хотя я почему-то сомневаюсь.

По аудитории разлетелись смешки. Кей, шёпотом что-то раздражённо пробормотав, отбросил в сторону ручку. Его подбородок и губы теперь украшали чёрно-синие кляксы. Он без особого успеха вытирал их рукавом рубашки. Я негромко хихикнула, за что тут же получила неодобрительный взгляд тёмных глаз.

– Представьте себе, будто все страшные истории, что вы слышали и сами рассказывали в детстве, – правда, – продолжал преподаватель с ещё больше искривившей черты лица усмешкой на тонких губах. – Все сказки и легенды. Все порой до нелепости жуткие стихотворения, которые вы заучивали наизусть, чтобы пугать друзей и доводить до белого каления родственников, что вам, несомненно, превосходно удавалось.

Неизвестно, имел ли он в виду что-то похожее, но в моей памяти немедленно промелькнули детские «страшилки» и стишки, которые мне нравились в не столь уж далёкие годы. Помнится, я тогда отличалась хорошей памятью, а, может быть, все эти порождения народного творчества просто гораздо лучше запоминались, нежели стихи из школьной программы. Вот я и пересказывала их всем, кто хотел и не хотел слушать. Было весело. Иногда я жалела, что нельзя вернуться в те времена и, как прежде, сидя с компанией приятелей во дворе на лавочке, в сгущающейся темноте с замиранием сердца слушать и рассказывать все те бесконечные истории про гроб на колёсиках, красную руку и чёрный тюльпан.

Преподаватель продолжил читать лекцию, и я поняла, что повествует он примерно о том же самом, вот только его истории казались ещё более страшными, чем те, о которых вспомнила я. Ещё и пространство аудитории менялось, пока он говорил. Чёрный дым, становясь всё гуще, опускался вниз, почти полностью заполняя собой помещение. Он не имел запаха, не мешал дышать, и всё же от него становилось как-то тревожно на душе. Скоро он сгустился настолько, что я почти не видела сидящего рядом Кея, лишь силуэт, который становился всё бледнее, размываясь и тая. Остальные студенты притихли или же дым скрывал ещё и звуки. Не мешал он только голосу, что свободно разносился по аудитории, рассказывая о существах без лица, отданных под залог душах и кошках, которые могут съесть своих хозяев, а затем принять их облик.

Никогда прежде я не слышала таких историй, не понимала, почему они считаются детским фольклором, и уже почти не сомневалась, что те вполне могли быть чистой правдой. Здесь всё казалось возможным. Самое диковинное, необычное и устрашающее становилось близким и реальным. Тем временем дым окутывал аудиторию, и синие огоньки загорались и гасли в нём, как светлячки. Яркие и живые.

Я была уже на грани паники, когда вдруг почувствовала, как что-то коснулось моей руки.

– Тише, это я, – шепнул Кей. – Здорово, правда? Вот почему эти лекции я никогда не пропускаю.

Я сжала его пальцы и, зажмурившись, продолжала слушать рассказ преподавателя. Жутких подробностей в нём становилось всё больше, от некоторых меня мутило, от других хотелось зажать уши. Но затем я, кажется, заразилась нескрываемым энтузиазмом Кея, потому что мне неожиданно стало интересно. Я слушала и слушала, пытаясь представить себе тот мир, что лежал за границами академии. Мир, где всё становилось возможным.

Я даже пожалела, когда, извещая о конце занятий, раздался звонок. Чёрный дым рассеялся, снова сконцентрировавшись наверху. Я смущённо выпустила ладонь Кея и поняла, что тетради с ручками на лекции оказались не нужны. Такое просто не законспектируешь. Да и ночным зрением я не обладала, а за дымом невозможно разглядеть белых листов.

– Кей! – задержал нас преподаватель, когда студенты начали расходиться. – Ты представишь меня новенькой? Кажется, мы ещё не встречались.

– Разумеется, – отозвался мой спутник. – Яна, доцент Крайм. Он ведёт несколько предметов, так что видеться будете часто.

– Так это вас профессор Андрих отстранил от экзамена? – уточнил преподаватель. Я старалась не задерживаться взглядом на его обезображенном лице, поэтому старательно смотрела в сторону. Слишком старательно. От его внимания, кажется, не ускользнуло. – Обоих? Разве можно начинать с этого занятия в академии? Ты плохо на неё влияешь, Кей.

– Я? – возмутился тот. – Да, если бы не я, она б и на эту лекцию не попала! Нашёл её в коридоре с Вауром!

– С Вауром, – понимающе хмыкнул доцент. – Тот своего не упустит. А тебе только бы найти повод с ним подраться.

– Они не дрались, – робко заметила я.

– Можете идти. Удачи на новом месте, Яна!

Когда мы вышли в коридор, Кей замедлил шаг. Казалось, он размышлял, вести ли меня за собой и дальше или найти способ избавиться. В конце концов, у него могли найтись и свои дела.

– Что сделал бы Ваур, если б я согласилась с ним встретиться?

– Почему ты у меня-то спрашиваешь? У него и поинтересуйся. При следующей встрече, – пробурчал Кей. Он почти полностью оттёр с лица чернила, но над верхней губой всё ещё оставалась прерывистая полоска нарисованных усов. Я чуть не рассмеялась, но вспомнила, как отчаянно цеплялась за его руку на лекции, и прикусила язык.

– А преподаватели знают, что он… ну… – замялась я.

– Само собой. Но они смотрят на его выходки сквозь пальцы. Учитывая происхождение нашего красавчика, – язвительно отозвался собеседник.

 

Я хотела уточнить, о чём он говорил, но тут перед нами появился предмет обсуждения собственной персоной.

Ваур стоял в небрежной позе, прислонившись к стене коридора. Выглядел он так, будто позировал на фотосессии для модного журнала. Что-то вроде «Лучшие тенденции мужской моды сезона» или «Встречайте звезду популярных молодёжных сериалов».

На этой мысли я вдруг подумала, что, застряв здесь, могу даже не узнать, чем же всё-таки закончилась дорама. Стало как-то совсем не весело. Наверное, глупо переживать из-за сериала, но что поделать, если их ежедневный просмотр успел стать неотъемлемой частью моей жизни? Такой же, как имбирный кофе по утрам и ромашковый чай перед сном, прогулки с подругами по набережной и приобретение блокнотов в красивых обложках, перед которыми я, сколько себя помню, никогда не могла устоять. Что-то мне подсказывало: здесь всего этого не будет. Как же другие попаданцы обходились без того, к чему привыкли? Пусть даже я не в Средневековье, вокруг чужой мир.

– Опять ты, – поморщился Кей, увидев инкуба.

– Принёс доценту Крайму курсовую, – Ваур махнул пачкой листов. Его взгляд скользнул по моему спутнику и остановился на мне. – Этот грубиян вам ещё не надоел?

Я опустила глаза, стараясь не сталкиваться с ним взглядом. Магия это или естественная природная способность, действовал он на меня как-то странно. Так, что хотелось обо всём забыть и остаток жизни только и делать, что слушать его сладкозвучный голос.

– Ты, кажется, шёл к преподавателю? – буркнул Кей. – Вот и иди себе. И нас не задерживай.

– Надо же! Кей говорит о ком-то «мы». На моей памяти едва ли не впервые, – хмыкнул Ваур.

– Ты на что намекаешь? – Кей шагнул вперёд.

Весь его вид говорил о том, что он готов накинуться на собеседника с кулаками. Я занервничала. Когда парни стояли рядом, в глаза особенно бросалось то, какими разными они выглядели. Насколько я разбиралась в весовых категориях, преимущества явно на стороне высокого и мускулистого инкуба. Если они схватятся, Кею несдобровать.

– Перестаньте! – выкрикнула я, вставая между ними.

– И правда, лучше не здесь, – заметил Ваур, принимая задумчивый вид. – В парке? После занятий?

– Подойдёт, – согласился Кей.

– Стойте-стойте! – быстро заговорила я. – Плохая идея! Не надо из-за меня драться!

– Из-за кого? – кажется, удивился инкуб. – Вы тут ни при чём, дорогая. Это вопрос чести.

– И кое-чего ещё, – сощурившись, добавил Кей. – А тебе, Яна, не стоило бы воспринимать абсолютно всё на свой счёт. Просто расслабься и получай удовольствие, – процитировал он меня саму.

– Удовольствие? – заинтересовался Ваур. – Тут я мог бы посодействовать. Обращайтесь, если что.

– Спасибо, обойдусь, – отозвалась я, переводя взгляд с одного на другого. Оба казались невозмутимыми, и меня снова кольнула мысль, что в их разговоре я что-то упустила. Конфликт между ними наверняка начался раньше, а неожиданное соперничество в том, кто же составит мне компанию, только плеснуло масла в огонь. Но неужели Кей не понимал, что драться с инкубом не следует? Тот ведь его одной рукой смог бы поднять и через забор перекинуть. Нужно им помешать! Но как?

– Кстати, тут сирена с факультета прорицания говорила, что Полуночный бал всё-таки будет, – перед тем, как скрыться за дверью аудитории, бросил Ваур и подмигнул мне. – Готовьте платье, Яна. Приглашу на танец.

– Что за Полуночный бал? – полюбопытствовала я, взглянув на Кея.

– Да так, обычный ежегодный праздник, – ответил он, пожав плечами. – Девушки их любят. Увидишь, почему.

– Сильфида, оборотень, инкуб, сирена… – начала перечислять я. – Сколько же здесь всего рас? Я ведь ещё не обо всех слышала, правда?

– Это такой хитрый способ узнать, кто я? – усмехнулся Кей.

– Возможно. Но пока идей нет, – призналась я. – Хотя бы не вампир?

– Кто? – переспросил он.

– Вампир, – повторила я. На лице парня отразилось недоумение. – Ну, Дракула… Лестат… Деймон Сальваторе…

Я перебирала известные почти каждому в моём мире имена, ни одно из которых явно ни о чём не говорило собеседнику.

– Вампиры пьют кровь, – добавила я.

– Как? – уточнил Кей.

– Из кровеносных сосудов. Кусают за шею и пьют. Современные вампиры иногда пользуются донорской кровью, но не уверена, что это такая уж равноценная замена.

Пока я развивала собственную теорию, родившуюся в процессе обсуждения вампирской темы с однокурсницей, Кей неуловимым движением оказался в непосредственной близости от меня. Вернее, от моей шеи, к которой он так же быстро наклонился и вдруг замер. Я зажмурилась и готова была прикусить язык за то, что вообще начала разговор.

– Значит, кусают за шею, – протянул Кей. Ловкие пальцы коснулись кожи, убрали назад несколько прядей волос, и мне почудилось, будто я особенно громко слышу биение собственного пульса. – Интересно, это приятно?

– Н-н-не пробовала, – заикаясь, пробормотала я. – Думаю, нет. Совершенно уверена, что совсем нет.

– А вдруг? Надо же проверить, – отозвался он. Мне подумалось, что со стороны мы, скорее всего, не слишком-то прилично смотримся. Всё ещё не открывая глаз, я отстранилась, и он не стал меня удерживать. – Если честно, никогда не слышал о подобных существах.

– Фух! – выдохнула я. – Не надо меня больше так пугать! Братьев Винчестеров на вас нет!

– Кого? – снова удивился Кей. Я попыталась объяснить ему, что представляют собой мыльные оперы, но почти сразу же пришла к выводу, что здесь их, похоже, не существует. Что за мир – ни вампиров, ни сериалов!

Спустя несколько минут Кей объявил, что ему срочно нужно кое-куда сбегать, а меня оставил дожидаться следующей пары в коридоре. Я тоскливо сидела на подоконнике и размышляла о том, как же мне помешать тому, что они с Вауром задумали сделать после занятий. Вот уж верно – мальчишки в любом мире остаются мальчишками. Лишь бы сцепиться между собой в попытке доказать, кто самый сильный! Впрочем, я слышала, будто девчоночьи драки иногда ещё хуже, так что мне, пожалуй, повезло, что не приходилось принимать в них непосредственного участия.

Напрямую сказать Кею, что считала его недостаточно физически подготовленным к схватке с инкубом, я не решилась. Не хотелось задевать его самолюбия. К тому же, едва ли он со мной согласится. Наверняка захочет опровергнуть и в любом случае пойдёт бить Ваура. А тот, скорее всего, останется победителем.

Но как мне им противостоять? Я пока даже в здании академии практически не ориентируюсь, что уж говорить об окружающей её территории, включающей парк, в котором парни договорились встретиться. Маловероятно, что у меня получится им помешать, если просто пойти за ними. Но как быть? А что, если отвлечь кого-нибудь из них? Сделать так, чтобы кто-то не пошёл в парк сегодня, а там, глядишь, и передумают. Как говорится, утро вечера мудренее.

Как же отвлечь-то? Запереть кого-нибудь из них в мужском туалете? Главное, чтобы не обоих.

– Плохая идея, – фыркнул поблизости незнакомый женский голос. Я испуганно вскинула голову. На меня смотрела высокая девушка с гладкими чёрными волосами длиной почти до колен. Удивительно, как они не спутывались и не мешали ей. Я бы с такой причёской долго не выдержала.

– О чём…

– Ты слишком громко думаешь.

Я поморщилась. Как будто мало мне Кея с его способностями. Теперь ещё и телепатка на мою голову свалилась.

– Кстати, пока ты здесь размышляешь, как им помешать, мальчики решили не ждать до конца занятий, – с усмешкой добавила она.

– Что?!

– Сама посмотри, если не веришь.

Незнакомка кивнула на окно. Проследив за её взглядом, я увидела расстилающийся внизу парк, больше похожий на лес, и два мужских силуэта, которые целенаправленно шагали по аллее. Кей и Ваур! А я нахожусь слишком высоко и снова рискую заблудиться! Не успею догнать!

– Хочешь – открою портал, – снова прочитала мои мысли собеседница. – Заплатишь мне за это позже. Я пока не придумала, как.

– Ладно, – быстро согласилась я. Было некогда думать о том, какую плату она с меня стребует за услугу. Гораздо важнее не позволить этим упрямцам вступить в драку.

– Закрой глаза.

Я зажмурилась, успев заметить лишь то, как девушка наклонилась ко мне. Её волосы задели мою щёку. От них пахло чем-то сладким и дурманящим – жасмином? Почти сразу запах исчез, и я поняла, что больше не нахожусь в коридоре. Ноги потеряли опору, пространство вокруг будто сжалось и вихрем устремилось вдаль, увлекая меня за собой. Когда я открыла глаза, ощущения были не из лучших. Меня мутило, перед взором всё двоилось, колени дрожали, и казалось, словно я часов пять без остановки каталась на американских горках.

Не так я себе всё это представляла.

Зато теперь меня окружали уже не стены здания, а деревья, кусты и покрывающая аллею между ними упругая брусчатка. Вот только ни Кея, ни Ваура поблизости не наблюдалось. Неужели, девушка меня обманула и забросила куда-нибудь не туда? Или они уже успели скрыться? Я огляделась и, кое-как преодолев нахлынувшую слабость, свернула на тропинку, которая выглядела протоптанной и уводила с аллеи вглубь парка.

Тропинка петляла между деревьями, ветки били по лицу и царапали руки, обувь попалась не слишком подходящая для подобных прогулок, а натёртые ещё утром мозоли снова напомнили о себе. К тому же, уверенности в том, что парни свернули именно сюда, у меня не было. Но всё же я продолжала идти вперёд, и через некоторое время моё упорство оказалось вознаграждено.

Кей и Ваур обнаружились на неширокой круглой полянке, лишённой всякой растительности. Даже трава не просто примята, но основательно вытоптана, словно здесь регулярно устраивала пикники компания носорогов. Противники стояли на некотором расстоянии друг от друга и, не замечая моего появления, стягивали с себя одежду. А это ещё зачем? Чтобы не испортить? Они что, собираются полностью раздеться? Нет, ограничились рубашками.

Теперь я окончательно не сомневалась в победе Ваура, который в полураздетом виде казался ещё более сильным. Кожу покрывал лёгкий золотистый загар, крепкие мускулы двигались под ней при каждом движении. Инкуб потянулся и зевнул, точно большой кот.

Кей выглядел изящным, гибким, двигался грациозно, как танцор, и всё же проигрывал сопернику в росте и физической мощи. Он заметил меня первым. Глаза стали удивлёнными, чуть сузились и – я могла поклясться, что мне не почудилось – на миг полыхнули янтарным огнём.

Глава 5. Страшный сон

– Остановитесь! – чуть-чуть отдышавшись, прокричала я. – Лекцию пропустите!

Должно быть, не самый подходящий аргумент, но другого я не подыскала. Не говорить же, что они в разных весовых категориях. Это и так невооружённым глазом заметно. Всем. Кроме них самих.

– Как ты сюда попала? – спросил Кей.

– Потом расскажу, – решив пока не сообщать о длинноволосой незнакомке и открытом ею портале, ответила я. – А пока давай вернёмся в академию. Хорошо?

– Вернёмся, но не сейчас, – Кей подмигнул мне и плавно взмахнул рукой снизу вверх. Я зажмурилась от яркой вспышки, которая последовала за его действием, а, когда открыла глаза, не увидела ни парней, ни полянку. Их окружила почти непроницаемая тёмная пелена, расцвеченная разноцветными огнями, похожими на северное сияние. Эти всполохи света двигались, переливались, складывались в сложные узоры. Завораживающее, великолепное зрелище…

Сделав шаг вперёд, я робко протянула руку и кончиками пальцев прикоснулась к ближайшему огоньку, затем погладила его. На ощупь поверхность оказалась странной. Как будто дотрагиваешься до тонкого прохладного стекла, которое легко и пластично меняет форму, упруго подталкивая ладонь. Массажёры бы из такой штуки делать – цены бы им не было. Правда, длилось это недолго. Сначала пропало тактильное ощущение, затем огоньки побледнели, а после исчезло и всё остальное. Теперь больше ничего не загораживало от меня полянку и Кея с Вауром на ней.

Сейчас они уже не стояли, а сидели прямо на земле, причём на смуглой щеке Кея алела глубокая ссадина, а у Ваура под глазом красовался крупный фингал, который значительно подпортил неотразимую внешность обольстителя.

– Я так и знала! – воскликнула я, не зная, смеяться мне или плакать. Радовало, что обошлось без масштабного кровопролития, однако, судя по выражению лиц, сдаваться оба не собирались. Скорее, просто сделали небольшой перерыв.

– Ты зачем иллюзию убрал? – буркнул Ваур.

– Не убирал я ничего, – с той же интонацией отозвался Кей. Парни переглянулись. – А не зря тебя на иллюзион взяли, Яна.

– Куда? – не поняла я.

– Иллюзион. Так официально называется наш факультет. Ты не знала?

– Да что я вообще знаю? – вздохнула я и посмотрела на Ваура. Тот откинулся назад, опираясь на руки, и во всей красе демонстрировал обнажённый торс. – А у вас какой факультет?

 

– Алхимия.

– Там учат делать приворотное зелье? – уточнила я.

– Вы считаете, мне может понадобиться приворотное зелье? – Ваур будто бы невзначай опустил ладонь на ремень брюк. Я отвернулась, пряча прихлынувшую к щекам краску. Да уж, глупый вопрос.

– Позёр, – фыркнул Кей, от внимания которого не ускользнули манипуляции инкуба. – Было бы, чем хвалиться. И вообще, я тоже так могу.

– А вот и нет, – отозвался Ваур, принимая ещё более соблазнительную позу.

– А вот и да!

– Детский сад, – вздохнула я, наблюдая за ними. Затем вспомнила собственных однокурсников и их порой странное поведение. Не зря же считается, что мужчины взрослеют значительно позже.

– Что это? – заинтересовался моими словами Кей. – Сад, где растут дети? Как?

– Эээ… Не совсем, – замялась я. – Место, где дети находятся, пока их родители работают. Малыши спят там, едят, играют. А затем вырастают и жалеют, что отказывались ложиться спать и есть запеканку.

– Пока мои родители работали, я проводил время с наставником, – заметил Ваур. – Готовился к поступлению в академию.

– Ну да, прямо с рождения, – Кей возвёл глаза к небу, почесал нос и зашипел от боли, случайно задев ссадину на щеке.

Я пыталась справиться со своим удивлением. У инкубов есть родители? Хотя, с другой стороны, почему нет? Не находят же их в капусте. Да и Кей недавно обмолвился о том, что Ваур, дескать, имеет привилегированное происхождение.

– А вам не кажется, что пора возвращаться? – спросила я. К счастью, к новой драке они приступать не спешили, так что следовало воспользоваться затишьем и напомнить о том, что оба здесь уже засиделись. Да и я за компанию.

– Пожалуй, – Кей искоса бросил взгляд на инкуба и поднялся. Небрежно отряхнул брюки, потянулся, наклонился за рубашкой. – Но не думай, что всё кончено.

Последняя фраза адресовалась Вауру, который тоже встал на ноги, но одеваться не спешил. Я отвела взгляд от его фигуры, которую инкуб выставлял так, будто перед камерой позировал – для рекламы продукта, основным потребителем которого должны стать женщины. Хорошо всё-таки, что не все мужчины себя так ведут. Хотя, возможно, все инкубы? С другими-то я пока не встречалась, да и не стремилась, если честно.

До чего же длинный день…

Хорошо бы уже поскорее лечь спать, а, проснувшись, убедиться, что всё мне только приснилось. Такой сон будет интересно вспоминать. Можно даже записать его и сделать частью будущей рукописи, которую никто никогда не прочтёт.

Тошнота скрутила желудок и снова подступила к горлу, я наклонила голову, глубоко дыша и безуспешно пытаясь справиться с неприятными ощущениями. Хинная горечь во рту никак не проходила, виски ныли, словно стиснутые обручем, а руки мелко дрожали. Кроме того, навалилась отвратительная слабость, от которой хотелось только одного – лечь прямо на землю, свернуться клубочком и провалиться в забытьё.

– Что-то ты плохо выглядишь, – заметил Кей, застёгивая рубашку.

– Из-за портала, – призналась я. – Кажется, мне нежелательно ими пользоваться. Больше не буду.

– Из-за какого портала? – Кей нахмурился. Шагнул ко мне, горячими пальцами приподнял подбородок. – Ты же ещё не умеешь их открывать.

– Мне помогла девушка. Не знаю, как её зовут. Встретилась в коридоре.

– Здесь мало кто что-то делает бесплатно.

– Она и не бесплатно, – ответила я, опуская глаза. Оправдываться было неприятно, но сейчас мне всё больше начинало казаться, будто я сделала какую-то глупость и, скорее всего, немаленькую. – Сказала, что я заплачу ей позже.

– Чем?

– Она ещё не придумала…

– А как она выглядела? – спросил Ваур, заинтересовавшись беседой. Он уже успел привести в порядок одежду, а вот синяк под глазом, казалось, стал ещё заметнее. Это придавало ему вид эдакого хулиганистого мальчика, по которому сходят с ума поголовно все старшеклассницы, только гитары для завершения образа не хватало.

– Высокая такая. Интересная. С длинными волосами.

– Знаю, – хмыкнул инкуб. – Теа Собрен, учится на факультете чернокнижного дела. Любимая студентка профессора Андриха, кстати.

Вспомнив профессора, я едва не схватилась за голову, которая разболелась ещё сильнее. Только этого мне не хватало! Кто меня вообще за язык дёрнул, когда я согласилась воспользоваться услугой, предложенной незнакомым человеком? Нет. Наверняка не человеком. Они все тут не люди. Или почти все.

– Ну-ну, не надо так огорчаться, – снисходительно заметил Ваур. – Может, она будет в хорошем настроении и не потребует ничего страшного. Кстати, насчёт порталов: если хотите, разрешаю воспользоваться моим, чтобы пешком в академию не топать. Ничего не прошу взамен. Я сегодня добрый, аж сам себе удивляюсь.

Кей недовольно фыркнул и протянул ему правую руку, левой ухватив меня за запястье. Я, в очередной раз удивившись отношениям этих двоих, позволила Вауру взять меня за другую руку и, когда мы образовали маленький хоровод, крепко зажмурилась. Ненавижу порталы!

Когда я открыла глаза, мы находились в том же коридоре, где я некоторое время назад увидела их в окно. Девушки по имени Теа Собрен там уже не было, и я малодушно понадеялась на то, что она позабыла о случившемся.

– Как ты себя чувствуешь? – поинтересовался Кей.

– Плохо, – простонала я. Второй переход через портал уже не напоминал американские горки. Куда больше походил на то, как если бы я провела в идущем почти без остановок поезде как минимум двое суток. В сидячем вагоне. Питаясь только лапшой быстрого приготовления.

– Не все хорошо переносят порталы, – Ваур пожал плечами. – Мне пора. До встречи, Яна, не позволяйте этому типу окончательно вас испортить!

– Да что он вообще имел в виду?! – возмутился Кей, стоило инкубу скрыться.

– Тише, не кипятись, – поморщилась я. – Никого нельзя испортить против его желания. Почему-то я не начала курить, поддавшись на дурные примеры, а их было предостаточно.

Я привалилась к стене, тяжело дыша и давая себе обещание больше никогда не пользоваться порталами. Может, они идеальное средство для быстрых перемещений и куда интереснее, чем долгие пешие походы, прогулки и пробежки, но я уж лучше по старинке.

Целее буду.

Кей наклонился ко мне, глядя с тревогой.

– Больно? – спросила я, прикоснувшись к его щеке. Там, где оставалась ссадина после драки с инкубом. Понесло же их в парк… и меня вслед за ними.

– Не очень.

– Зря я так торопилась. Вы, кажется, и без меня разобрались. А порталы – зло! – провозгласила я.

– На лекции тебе сейчас нельзя, – озабоченно заметил Кей и быстро притронулся ладонью к моему лбу. – Будет ещё хуже. Провожу тебя в общежитие и скажу, что ты заболела.

– Ладно.

Я сейчас на что угодно готова была согласиться, лишь бы это означало тишину и горизонтальную поверхность, на которой можно полежать. Чтобы добраться до комнаты, пришлось преодолеть хитросплетения коридоров и лестниц. Кей поддерживал меня под локоть и отпустил только тогда, когда доставил прямо к кровати.

Эрики в комнате не оказалось. Я забралась на постель, блаженно растянулась на покрывале и обняла подушку. Как хорошо…

– Увидимся, – бросил Кей, уходя. – Отдыхай. Я тебя найду.

– Кажется, на сегодня продолжение экскурсии откладывается, – пробормотала я.

– Успеем ещё. Тебе надо выспаться. Увидишь, всё как рукой снимет.

– Надеюсь. Спасибо тебе… За всё.

Мягкая подушка под щекой пахла какими-то травами, тишина словно накрывала уютным одеялом, и постепенно напряжённые события бледнели, сменяясь яркими картинами сна, в который я провалилась, как в сугроб. Едва успела подумать, что надо хотя бы разуться, а через секунду уже спала и видела за сомкнутыми веками просторное помещение, полное книг. Каких там только не было! Пухлые тома и тоненькие, в ярких обложках с великолепными рисунками и скучно-однотонные, старые, пожелтевшие от времени, и совсем новые – с вкусно пахнущей бумагой и острыми, как бритва, листами. Я прикоснулась к ним и порезала палец, из которого тут же закапала кровь. Она никак не желала останавливаться, а позже и вовсе превратилась в ручеёк, заливая белые книжные страницы. На них сквозь алые пятна начали проявляться изображения.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19 
Рейтинг@Mail.ru