Гадалка для миллионера

Стелла Грей
Гадалка для миллионера

Глава 1

Леди Моргана

В моей жизни все пошло наперекосяк буквально с рождения. Моя мать назвала меня в честь принцессы из мультика.

Сисси.

Почему не Белль? Не Жасмин? Не Аврора, на худой конец.

Сисси!

Наверное, именно поэтому для рабочего псевдонима я выбрала тяжеловесное «леди Моргана» – черная ведьма в шестом поколении, мастер магии вуду, травница, друидка, хиромантка, медиум… можно продолжать до бесконечности и закончить одним словом: шарлатанка!

Мне двадцать, я крашу волосы в иссиня-черный цвет, ношу огромные черные платья-балахоны с вязью из пентаграмм понизу, мои руки унизаны кольцами с черепами, а макияж готичен, как беспросветная ночь. Но чего только не сделаешь для того, чтобы клиентура верила в настоящую магию!

Мне хотелось денег и постоянного дохода для оплаты съемной квартиры, а старые леди с кошками, грузные афроамериканки из соседнего квартала и замужние барышни на грани развода желали быть обманутыми.

В общем, мы помогали друг другу как могли.

Мой обычный день начинался в шесть утра. Я вставала, умывалась, пила кофе и шла наводить марафет, если так можно было назвать мой боевой раскрас из нескольких слоев очень светлого тонального крема, который делал мою кожу неимоверно бледной, черных теней, из-за чего глаза становились похожими на бездонные провалы куда-то в ад, и темно-коричневой помады.

Иногда я добивала образ линзами, но это случалось скорее по настроению, чем каждый день.

Затем наступала очередь одежды. Черный балахон в пол, восемь дутых колец на все пальцы, кроме больших, с десяток браслетов-амулетов и столько же кулонов на шею. После этого я шла в гостиную, полностью зашторенную от проникновения любого, даже самого тоненького лучика света. Все стены здесь были завешены темной материей, а на полочках стояли бутафорские черепа и чадили свечи. Кое-где были развешены пластиковые тушки летучих мышей. Для антуража, так сказать.

Посреди всего этого великолепия стоял стол, застланный синим бархатом, на нем большущий стеклянный шар, а рядом стопка карт Таро – мои основные рабочие инструменты.

Отдавала ли я себе отчет в том, что, по сути, обманываю людей? Да, без сомнения. Но свою совесть могла утешить тем, что взамен оказывала психологическую помощь, пускай и в несколько нестандартном виде.

Что же касалось оплаты моих услуг, я никогда не забирала у клиентов деньги, если видела, что у человека у самого с ними крупные проблемы.

Очень давно мы с матерью оказались в ситуации, когда потеряли все: дом, документы, имущество. Вообще все! Поэтому отобрать последнее я не могла, это было мое личное табу.

Впрочем, до глобального обмана дело обычно и не доходило. Клиентура чаще всего была тихая, из среднего класса, поэтому я не видела ничего страшного в том, что за пару встреч они расплачивались со мной сотней-другой баксов.

Как раз сейчас ко мне пришла одна из постоянных клиенток. Уже в десятый раз она заказывала сеанс связи с потусторонним миром и взывала к духу умершего пять лет назад мужа, чтобы рассказать ему, как хорошо ей без него живется.

Беднягу было безмерно жаль, потому что, по моим внутренним ощущениям, на том свете теперь ему жилось гораздо лучше, чем здесь с женой. Похоже, там он обрел долгожданный покой.

– Леди Моргана, я в очередной раз поражена вашим даром, – ворковала давно уже не скорбящая вдовушка, выкладывая две пятидесятки на стол, пока я имитировала вселенскую усталость после связи с безвременно почившим мистером Роучем. – Вы такая молодая, но уже так много можете.

– Ошибаетесь, – снисходительно пояснила я, хотя дамочка наступила на мою профессиональную больную мозоль, из-за которой многие клиенты считали меня несолидной. – Это тело молодо, но мой астральный возраст исчисляется тысячами лет, так же как и накопленные за это время магический опыт и сила.

Я даже одно время пробовала делать себе морщины с помощью грима, но выходило неестественно, и я бросила это неблагодарное дело, придумав фишечку с «истинным магическим возрастом».

Вдова Роуч ушла, оставив меня наедине с шаром и деньгами. Я трепетно сложила купюры в коробку к остальным накоплениям, пересчитала и с грустью поняла, что аренду вносить уже послезавтра, а до полной суммы не хватает еще пятисот баксов.

Всего пара встреч с клиентами могла бы поправить ситуацию, но беда заключалась в том, что на ближайшие дни не было назначено ни одной встречи, а просить об отсрочке у хозяйки квартиры очень не хотелось.

Она и так с большим неодобрением относилась к моей деятельности и терпела только из-за этих самых дополнительных пятисот долларов сверху обычной маржи. Но ничего не поделать, именно эта квартирка была крайне выгодно расположена в приличном районе Филадельфии, между двумя станциями метро, а потому более дешевые варианты мне бы не подошли.

От мыслей отвлекла трель звонка мобильного телефона. Того, который рабочий.

С полным воодушевлением я сосредоточилась, хорошенько прокашлялась, настраивая томный голос, соответствующий статусу великой магини, и только после этого приняла вызов:

– Леди Моргана, маг высшей категории, ведьма в шестом поколении, адептка магии вуду… слушает вас!

С той стороны послышался женский смешок. Вот только приколистов мне сейчас не хватало! Я уже приготовилась отбиваться от этих телефонных хулиганов, когда голосок заговорил, даже не потрудившись поздороваться:

– А у вас сегодня есть свободные места?

– Одну минуточку. Мне нужно уточнить в графике. – На всякий случай, даже если это шутка и никто не придет, за заказ я решила ухватиться. Несколько секунд листала незаполненный ежедневник, специально шурша страницами в трубку. – Очень плотная запись. А вас интересует конкретное время?

– Можно и так сказать, но дело очень срочное. Можно сказать, безотлагательное. Через полчаса вы свободны?

– М-м-м, думаю я смогу освободить небольшое окно. – Мысленно добавила, что хоть десять окон. – Но должна вас предупредить, что «безотлагательность», возможно, потянет за собой повышение тарифа, особенно если решение вашей проблемы потребует сильных энергозатрат.

– Проблемы не у меня, а у брата. Впрочем, деньги не имеют значения, – с той стороны вновь хихикнули. – Ждите, через полчасика будем.

Трубку бросили так же неожиданно, как и позвонили, даже без полагающегося «здрасте – до свидания».

Про себя решила, что точно шутники и наверняка никто не придет. Но на всякий случай все же обновила пирамидки благовоний и заменила обычные восковые свечи на черные.

Если повезет и на встречу кто-нибудь явится, у меня таки будет шанс заработать еще пару сотен на аренду.

* * *
Себастьян

– Себастьян, ты меня слушаешь? – строго поинтересовались из динамика по «громкой связи», отвлекая меня от монитора с текстом.

– Конечно, – клятвенно заверил я, просматривая договор с фирмой одного японца.

Иногда в жизни человека случаются стопроцентно паршивые дни.

Из той самой категории, когда утром ты случайно опрокидываешь стакан сока на любимый костюм, застреваешь в пробке и впервые за год опаздываешь на работу, а секретарша забыла подготовить важный договор, но вот мини-юбка, как всегда, в боевой готовности.

Апофеозом моих сегодняшних неприятностей стал звонок от достопочтенной матушки.

Миссис Клер Вильямс была достойной женщиной, стоящей во главе собственного фонда помощи старым и убогим, великолепной женой и… до ужаса заботливой матерью.

– Ты записал рецепт оздоровительного коктейля из шпината? Он очень хорошо помогает от…

И снова длинная речь о пользе натуральных продуктов. На этом этапе я сделал фатальную, непозволительную ошибку.

Не удержался и съязвил:

– Может, мне сразу на кладбище?

– Не дерзите, молодой человек! – тут же откликнулась дорогая маман. – Поверь, сынок, вечно здоровым ты не будешь! Но быть готовым обязан!

– Готовым к кончине?

– Ты невыносим, Себастьян! Это все потому, что ты одинок!

В голосе родительницы слышалось такое торжество, будто она только что изрекла истину, достойную занесения в цитаты великих людей мира.

Так, спокойствие, Себастьян. Тактику общения с матерью ты выработал еще в юности. Конфликтовать по минимуму и делать, как считаешь нужным. Увы, в последнее время мать перестали устраивать наши «диалоги» в режиме ее активного монолога, и она требовала участия собеседника.

В этот момент дверь кабинета открылась и на пороге появился Джон Ройс.

Сто девяносто сантиметров конкуренции за внимание дам, мой главный юрист и наглая рожа, с которой нас связывает больше десяти лет дружбы.

– День добрый, – насмешливо протянул он, аккуратно усаживаясь в кресло для посетителей и демонстративно поправляя кипенно-белую манжету рубашки.

– Кто там? – тотчас оживился голос мамы в динамике громкоговорителя. – Джонни, это ты?

«Джонни» малость перекосило, а я погано ухмыльнулся, помня, как бесит друга коверкание его имени.

– Да, миссис Вильямс. Как ваше здоровье?

Через этот вопрос лежал путь к сердцу моей матери. Она мигом размякла и начала рассказывать, а я закатил глаза к потолку.

Джон тоже. Истину мы там не нашли, но эмоции выразили.

– Кстати, сын. Ты помнишь Барбару Тронс?

Барбару помнить не хотелось, но шокированное чувство прекрасного навечно запечатлело ее облик.

– Допустим, что да.

– Она тебя тоже! – радостно возвестила матушка. – А еще мы с отцом недавно ужинали вместе с ее родителями, и у нас зашел разговор о том, как тебе трудно живется одному.

Джон вскинул бровь и безмолвно заржал.

– Невероятно трудно. Каждый день мучаюсь в выборе галстука и не знаю, какой надеть.

– Вот и я так думаю. Себастьян, мальчик мой, тебе тридцать три года. Возраст Христа! Знаковый момент для того, чтобы в твоей жизни произошли очень правильные перемены. Женитьба! Это ли не судьба, что ты встретил милую Барбару именно на таком рубеже?

 

– Это не судьба, это злой рок.

– Почти хард-рок, – шепнул Джон так, чтобы мать не расслышала.

– Но-но, поговори мне еще, – ожидаемо возмутилась матушка. – К твоему сведению, у Барбары медицинское образование и она окончила кулинарные курсы! Такие вещи всегда полезны в семье.

Джон совсем уж согнулся от беззвучного хохота, а я лишь сжал кулаки.

– Ты намекаешь, что, в случае чего, она всегда поставит мне капельницу и поднесет диетический суп на склоне лет?

– Вот дошутишься когда-нибудь, противный мальчишка! – вспылила мать и в приказном тоне выдала: – Завтра к нам на ужин приглашено все семейство Тронс. Изволь быть!

Короткие гудки показали, что достопочтенная миссис Вильямс отключилась и более не собирается дискутировать со своим неразумным отпрыском в моем лице.

– Сочувствую, друг, – с трудом возвращаясь в вертикальное положение, протянул Джон. – Вот искренно, истово и от всей души!

– Тоже видел Барбару? – мрачно спросил я, уже догадываясь об ответе.

– Так же, как и ты, заливал впечатление коллекционным виски, – покачал головой приятель и уже более серьезно спросил: – Что будешь делать?

– Поеду на ужин, – спокойно повел плечами я и, в ответ на вопросительно вскинутую бровь, пояснил свое решение: – Ты же знаешь мою маму: если она что-то вбила себе в голову, то не отступится. Стало быть, следующую «Барбару» я вполне могу застать уже в своем доме совершенно внезапно. Уж лучше съездить, испортить о себе впечатление по максимуму и выдохнуть. Как ты помнишь, желание получить от меня внуков на нее находит раз в полгода. Главное, пережить шторм!

– А может, подумаешь? – с каменно-серьезной мордой поинтересовался Джон и вкрадчиво начал расписывать прелести семейной жизни: – В конце концов, реально, часики-то тикают. Дал Бог член – даст и бабу! Подумаешь, она тебе не нравится. Грудь, задница и стройные ноги вообще не самое главное в жизни!

Да ты что?

Я откинулся на спинку кресла, покрутил в пальцах ручку и кивнул.

– Слушай, а ты прав. Вот прямо от «а» и до «я». Буквально открыл мне глаза, снял розовые очки… Поступлю именно так, дорогой Джон! Но сразу после тебя.

Этот шутник согнал с лица одухотворенное выражение и скривился.

– Нет уж. Меня уже не спасти! Погряз в разврате, и, увы, мне подавай грудь и ножки. – Лицо друга стало серьезным, и, задумчиво перебрав пальцами по подлокотнику, он вдруг сменил тему: – Слушай, а ты актрису нанять не хочешь? Скажешь матери, что вот, пожалуйста, это моя девушка. Прошу любить и не жаловаться. А потом в эти игры можно играть до бесконечности! Ты же не можешь жениться вот прямо сейчас, вы поссорились, расстались, и ты в трауре минимум на год и, разумеется, не готов к серьезным отношениям!

– Если бы все было так просто, – я досадливо фыркнул и запустил руку в волосы. – Думаю, в случае с предполагаемой «невестой» дорогая маман выкопает о ней всю подноготную и обман раскроется.

– Да, дилемма, – со вздохом повел плечами приятель, но почти сразу улыбнулся. – Ты, главное, держись! Хорошего настроения тебе!

Вот же гаденыш.

– И тебе, – с каменным выражением ответил я и мстительно добавил: – А я, в присутствии уже твоей матери, случайно скажу, что друг-то мой стал подумывать о том, чтобы остепениться, но девушки хорошей пока не нашел! Что наскучили ему все эти лакированные Барби, да самому себе признаться не может!

– Ну ты и подлец.

– Я молодец. А теперь выкладывай, зачем явился. Ни за что не поверю, что это все ради троллинга сомнительной глубины и элегантности.

– Ты, как всегда, проницателен. – С лица друга окончательно слетела маска обаятельного раздолбая, и он продолжил: – Я слышал, что у нас на носу контракт с Ёсио Катамой. Это так?

– Да, – я тоже подобрался и, сцепив пальцы в замок, подался вперед, кинув напряженный взгляд на монитор как раз с тем самым договором. – А есть какая-то информация? Или с ними кто-то уже сотрудничает из конкурентов?

– В том-то и дело, Себастьян, что конкретной информации нет. Лишь смутные слухи, которые пропадают быстрее, чем я успеваю потянуть за ниточки, да личная интуиция. Паршиво то, что почти все обрывистые следы ведут к якудзе. Тебе оно надо?

– Я тоже пребываю в сомнениях по поводу покупки у него этой земли. Вроде бы все гладко и правильно, но что-то не дает покоя.

– В общем, надо искать дальше и немного потянуть с заключением сделок, – озвучил Джон наши совместные выводы.

Окончательно погрузиться в зеленое болото бизнеса нам не позволили звонкий голос из приемной, а после грохот распахнувшейся двери кабинета.

– Сабби! – радостно пискнуло появившееся на пороге кучерявое и чернявое чудо. – А-а-а, как я соскучилась!

И вихрем пробежала через весь кабинет, отпихнув с дороги кресло с развалившимся там Джоном, который при появлении моей сестры закатил глаза и сложил руки на груди.

– Сколько раз просил не называть меня так? – мученически поинтересовался у девушки, которая как всегда запрыгнула на край стола и теперь, весело глядя на меня, улыбалась во весь рот.

В этом вся Миранда. Гипертрофированный экстраверт. Жизнерадостность и оптимизм били из нее ключом, регулярно прилетая по голове кому-нибудь из окружающих.

– Я, пожалуй, пойду, – быстро сориентировался подлый друг, поднимаясь из кресла, и не успел я и слова сказать, как Джон махнул рукой и вышел из кабинета.

– Туда ему и дорога, – довольно прищурила темные глаза Мира и вновь сияюще посмотрела на меня. – Сабби, ты опять, подобно рудокопу, бродишь в подземных лабиринтах риелторского дела?

– Твои свежие, оригинальные и очень креативные сравнения всегда вызывают у меня искреннее восхищение.

Вообще-то это была ирония. Но невыносимая девчонка лишь просияла, чмокнула меня в щеку и выдала:

– Я пришла тебя спасти!

– Звучит очень страшно, – честно сообщил я в ответ.

– Бука, – заявила Миранда и, потянувшись через стол к первой попавшейся газете, начала ее листать. – Ты мрачный, скучный трудоголик, Себастьян Вильямс, и я сейчас буду что-то с этим делать!

– Не надо с этим ничего делать. У меня много работы и скоро сделка с японцами.

– Этим самым ты меня только убедил, что тебя нужно вытащить из этого кабинета.

Я задумчиво смотрел на Миру и размышлял о том, что сестру сейчас надо или тормознуть, или сдаться на милость этого тайфуна. Уж что-что, а неприятности и приключения из категории «поржать и рассказать друзьям» она умела находить просто мастерски. А у меня голова все равно не работает, и решение по поводу японца принять я не смогу. Возможно, она права и нужно развеяться.

В прошлый раз, благодаря инициативе Миранды, мы прыгали с парашютом, в позапрошлый ныряли с аквалангом, а до того поехали на выходные на Аляску, кататься с гор на бордах.

Сестра просияла, правильно интерпретировав мое молчание, и открыла газету на первой попавшейся странице с объявлениями. Зажмурилась и ткнула пальцем в разворот, чтобы спустя несколько секунд приоткрыть один глаз и, воодушевленно пискнув, зачитать:

– Гадалка, брат! Мы едем к ведьме Моргане в шестом поколении! Друидке, медиуму, магистру магии вуду и хиро… или херо…

Воспользовавшись паузой, я иронично переспросил:

– Херо?..

– Мантке!

Нет, я, конечно, ожидал экстрима, но не настолько!

Но меня уже не слышали. Мира быстро сделала звонок, назначила встречу с черной ведьмой в энном поколении и потащила меня из кабинета, чтобы спустя пять минут запихнуть в салон своего крохотного красного автомобильчика и, втопив педаль газа в коврик, стремительно сорваться с места.

Собственно, экстрим и приключения меня настигли уже через полчаса, когда мы доехали до нужного адреса. Стоило Миранде припарковаться, как у нее зазвонил телефон, и после короткого диалога сестра посмотрела на меня с таким виноватым видом, что все стало очевидно.

– Ты пойдешь один!

Нет, не все.

– Даже не думай. Если все срывается, то поехали назад.

– Сабби, миленький, мне в другую сторону! – взмолилась мелкая мерзавка. – Прогуляйся к ведьме, спроси про судьбинушку бизнеса риелторского, а мне и правда надо уехать!

И выставила из машины. Я выругался, глядя вслед красной тачке, а после набрал своего водителя.

– Подъезжай по адресу…

– Буду минут через сорок, – спокойно ответили мне и пояснили: – Если не будет пробок…

Завершив вызов, я недовольно смотрел на стандартную высотку и мысленно выругался.

Ладно, сходим к ведьме… выведем на чистую воду!

В конце концов, мне все равно нечем занять ближайшее время, так почему бы и не развлечься?

Глава 2

Леди Моргана

В дверь настойчиво позвонили как раз в тот момент, когда я решила, что клиент «сорвался», и отправилась на кухню, дабы заварить себе огромную чашку кофе. Глаза буквально слипались от недосыпа. Беспрестанно зевая, я добралась до кухни и уже с предвкушением поглядывала на холодильник, ведь кофе без бутерброда – обед на ветер.

Только планам о насыщении не суждено было сбыться. Костеря пришедшего, я подбежала к зеркалу и быстренько поправила чуть размазавшийся макияж, после чего метнулась к входной двери. Остановившись у порога, замерла, отдышалась, глянула в глазок и довольно хмыкнула, позабыв о совсем недавно валившем с ног сне. Надев на лицо маску вселенского безразличия, распахнула дверь и начала заученную речь:

– Добро пожаловать во владения…

– Хиромантки, – перебил меня красивый мужик в сшитом на заказ костюме, сидевшем на нем просто идеально. Он стоял, опершись на стенку плечом и удерживая снятый пиджак на руке, согнутой в локте.

– Ведьмы в шестом поколении, – упрямо пыталась продолжить я, при этом осматривая клиента со всей присущей мне любознательностью и подмечая малейшие детали. Часы, тоже на заказ, известного бренда, обувь стильная, смотрится дорого, ногти подпилены, а не погрызены, как у большинства мужиков среднего класса… Стрижка очень ему идет – наверняка к одному мастеру ходит много лет подряд; рубашка идеально белого цвета и воротничок накрахмален – чувствуется рука профессиональной горничной. Очевидно, его аккуратный вид – заслуга не жены и не невесты. Во-первых, ни кольца на пальце, ни следа от него. Во-вторых, его избранница явно не стала бы заниматься подобной ерундой. – Друидка…

– А на картах умеете? – снова перебил меня невоспитанный гад. Впрочем, нужно быть снисходительнее к тому, кто может за один прием покрыть мою месячную аренду.

– Любой каприз, – широко улыбнулась я, отступая в сторону и пропуская дорогого гостя в рабочую комнату. – Прошу, проходите.

– Спасибо, – проявил чудеса вежливости мужик, переступая порог моего скромного жилища.

Я проводила его к столу с шаром, указала на стул и стала ждать вопросов, с надменным видом застыв сбоку. Обычно люди нервничали, косились на меня и сами выдавали большую часть важной информации. Этот же индивид расселся, как у себя дома, осмотрелся с интересом, хмыкнул и спросил, глядя на хрустальный шар:

– Будущее покажет?

– Мне – да, – уверенно ответила я, решив, что в ногах правды нет. Не в этом случае, по крайней мере.

Присев напротив клиента, сделала страшные глаза, на миг их распахнув и тут же прищурившись. Знаю, что они при таком освещении становятся практически невидимыми щелочками, и многие пришедшие на сеанс по-настоящему пугаются. Этот же довольно кивнул, потер ладони и уселся удобнее.

– Вы хотите узнать, что вас ждет? – загадочным, чуть утробным голосом спросила я, начиная водить раскрытой ладонью правой руки над шаром.

– Можно, – пожал плечами мужик.

– Что именно вас волнует? – уточнила я, чувствуя небольшую волну раздражения. Не люблю богатых скупердяев, а этот явно собирался заставить меня попотеть за несчастные пару сотен баксов.

– Это вы мне скажите. – Мужик смотрел на меня с самым серьезным лицом, но отчего-то мне казалось, что он едва удерживается от насмешливой улыбки.

Подумаешь! И не таких на бабки раскручивали!

– Что ж, давайте посмотрим, – согласилась я, теперь проводя уже обеими ладонями над шаром, при этом незаметно нажав коленкой на кнопку под столешницей. В центре стеклянного круга лениво заклубился розоватый дым. – Вижу проблемы в личной жизни у вас…

Кинула оценивающий взгляд на его физиономию. Ничего. Гад даже глазом не моргнул. Сидит, слушает внимательно и смотрит так проницательно, будто сам мне мое будущее может предсказать. Ладно, погоди у меня…

– Вижу, что девушка вас одна волнует… – Уголок его губ чуть дернулся. Смешно ему. Значит, не угадала. Нужно срочно исправляться: – Нет, волновала. Теперь ваше сердце пустует, и оттого терзает вас холод в душе.

 

– В чьей душе? – переспросил он, вскинув бровь.

– В вашей! – немного повысив голос, объяснила я.

– А-а, – понятливо кивнул он. – Очень хорошо, продолжайте.

Я нахмурилась. Понимание того, что клиент ведет себя странно, не давало покоя. Но ведь он сам пришел, значит, некая проблема его точно волнует. Возможно, она не личного характера, и именно поэтому мужик мне не верит.

– Послушайте, – я убрала руки от шара и, отключив его коленкой, взялась за карты, лежащие чуть в стороне и накрытые углом скатерти. – Думаю, мы с вами двигаемся в неверном направлении. Давайте-ка, я вам сделаю расклад. Только обозначьте четко вашу проблему. Или проблемы. Задайте мне несколько вопросов, и, я уверена, мы найдем решение.

– Хорошо, – не стал спорить клиент. – Смогу ли я отвязаться от одной очень назойливой леди, считающей себя вправе претендовать на то, чтобы распоряжаться моей личной жизнью? И если да, то каким чудесным образом это произойдет?

Я едва не закатила глаза. Банальщина. Итак, за ним таскается некая леди, безусловно, мечтая женить его на себе. Что ж, раскинем карты и посмотрим, что они скажут. Хотя я и сама уже предполагала ответ на заданный вопрос.

– Сделаю расклад на отношения. По трем картам будет достаточно, – поглаживая колоду, говорила я. – Прошу вспомнить ту самую леди, что вас так волнует, и вытащить три карты, задаваясь вопросом: «Что думает обо мне?» и ее имя…

Я разложила выбранные карты в нужном порядке и уставилась на них, раскрывая значение гадания. Первой картой была смерть.

– Не стоит пугаться! – решила пояснить я, увидев легкую неприязнь на лице мужчины, и принялась самозабвенно рассказывать все, что знала о ее значении, немного переиначив кое-что на свой лад: – Эта карта знаменует конец старой ситуации и начало новой. Скорые и глобальные перемены в вашей жизни. Например, женитьба или развод. Похоже, вам не удастся избежать влияния волнующей вас леди.

Клиент усмехнулся, снова откинулся на спинку стула, закинул ногу на ногу и сцепил длинные пальцы в замок.

– Вторая карта… – начала было я, но тут у мужика зазвонил телефон, и он, теряя ко мне всяческий интерес, ответил на вызов.

– Слушаю. Да, я здесь… недалеко. Скоро буду, жди меня. Где-нибудь у дома.

Отбив вызов, клиент уставился на меня. Однако, стоило мне снова взяться за карты, он поднял раскрытую ладонь кверху и выставил ее передо мной со словами:

– Ну, хватит, госпожа Мордана.

– Моргана! – обиделась я.

– Угу. – Он пересел на краешек стула, придвинувшись таким образом чуть ближе к столу. – Как будет угодно. В общем-то, мне понравилось представление, но свечи я бы на вашем месте сменил.

– В каком смысле? – я удивленно посмотрела на аксессуары вокруг. Прелесть же. Никто еще не жаловался. Совсем впечатлительные тихо сползали в обморок, а остальные тихо сидели во время сеанса и радовались моим откровениям об их личной жизни.

– Чадят сильно, – поморщился мужик. – И мыши слишком уж игрушечные. Те, что вы у потолка повесили. Хотя шар мне понравился. Как вы его включаете?

– Ну, знаете! – Я поднялась, решив содрать с наглеца хотя бы сотню баксов и выставить вон, пока он окончательно не распоясался.

– Спокойно, я пришел к вам с миром, – тут же заулыбался негодяй, преображаясь в очаровательного богача с голливудским оскалом, которому никто не отказывает. – Вы – превосходная актриса. И информацию вытягиваете неплохо, и образа придерживаетесь отлично. Скажите, а еще вот такие балахоны у вас есть? Или этот единственный?

– Вы что, оптовик? Закупиться шмотками ко мне пришли? – стала окончательно терять терпение я. – У меня здесь не бутик, а салон высшей магии и…

– И херомантии, ага, – нарочно коверкая слово, клиент тоже поднялся и, взглянув на наручные часы, признался: – Времени мало. Приходится быстро переходить к делу. А жаль. Вот действительно жаль. Потому что мне нравится ваша игра. И, прежде чем вы начнете доказывать мне обратное, проклиная весь род до пятого колена, спешу сделать вам выгодное предложение.

– Выгодное кому? – Я все еще злилась, но прогонять богача не спешила.

– Нам обоим, разумеется. Вы не пожалеете, леди… Кстати, как вас на самом деле зовут?

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13 
Рейтинг@Mail.ru