Гадалка для миллионера

Стелла Грей
Гадалка для миллионера

Глава 4

Себастьян

Весь следующий день прошел в предвкушении.

В последний раз я так ждал вечера еще в юности, накануне свидания, на котором, судя по всему, мне должен был обломиться секс с первой красоткой универа.

Сейчас секса, конечно, впереди не маячило, но я всей душой предвкушал полное моральное удовлетворение!

Так что я нетерпеливо жал на кнопку звонка у двери в квартиру моей «невестушки» и воображал, чем же удивит гадалка.

Двери распахнулись, и на пороге появилась… леди Моргана, друидка в шестом поколении и так далее. Но в этот раз даже я впечатлился, потому как выглядела Маргоша реально ведьма ведьмой!

Длинный балахон с кроваво-алыми рунами на подоле и рукавах, а красная юбка, мелькающая в разрезах бархатной накидки, лишь усугубляла эффект. Завершающими штрихами образа стала прическа «гнездо» на голове и неизменный макияж в стиле «умертвие на прогулке», где единственный ярким акцентом была помада.

Заглянув в желто-зеленые глаза девушки с вертикальным зрачком линз, я окончательно понял, что с невестой мне дико, просто невообразимо повезло!

– Здравствуй, дорогой, – проворковало это диво дивное.

Надеюсь, что у мамы нет проблем с сердцем. Потому что после знакомства с Морганой они вполне могут появиться.

Даже не верилось, что это чудовище на самом деле зовут дурацким именем Сисси.

– Здравствуй, любовь моя, – в том же тоне ответил я и протянул руку, принимая в ладонь тонкие пальцы с длиннющими и, конечно же, красными, хищно загнутыми ногтями.

Путь до особняка родителей занял полчаса. Все это время я копался в рабочей почте, отвечал на звонки и… увлеченно рассматривал невесту. Сисси была как картина абстракциониста: каждый раз находишь что-то новое.

В данный момент я залипал на летучую мышь, которая болталась на поясе, и на яркие амулеты на шее.

Прелесть, а не женщина! Поистине кошмарна! Надеюсь, что родители и гости будут в таком же восторге, как и я, но со знаком минус.

И да, я оказался прав!

Машина затормозила во дворе дома, я галантно помог девушке выбраться из салона и повел ее к большим двустворчатым дверям. Нам открыл дворецкий. Мама одно время очень любила все английское, потому выписала нам из туманного Альбиона потомственного слугу, который полностью соответствовал своей профессии. Холоден и невозмутим. Это был первый и единственный раз, когда я увидел, как глаза у Харрисона медленно округлились.

Решил добить:

– Харрисон, доложи родителям, что их сын Себастьян прибыл вместе с невестой!

Челюсть дворецкого натурально отвисла и продолжала свой путь вниз все то время, пока он рассматривал мою избранницу. Я тоже еще раз посмотрел и остался дико доволен увиденным!

Маргоша не растерялась, а мило улыбнулась и загробным голосом выдала:

– Здравствуйте.

После пожелания подобным тоном от женщины, которая выглядит таким жутким образом, – только помирать.

Второй акт Марлезонского балета развернулся в гостиной, куда нас проводил Харрисон. Все зрители были в сборе: мать, отец, супружеская чета Тронс и потрясающий плод их любви по имени Барбара.

Младшая Тронс и правда была незабываема.

Девушка весьма обширных форм с несуразно длинным носом на плоском и даже словно немного вогнутом внутрь лице. С этого самого лица на меня недоумевающе смотрели маленькие глазки.

– Мистер Вильямс-младший с невестой! – величественно объявил нас Харрисон.

Та-дам…

Эта пауза была достойна театральных подмостков! Я практически ждал, что сейчас выпрыгнет из первых рядов легендарный русский Станиславский и заорет: «Верю!»

– Себастьян? – растерянно нарушила гробовое молчание Барбара таким тоном, словно мы пять лет в браке, а я в супружескую койку притащил сразу двух любовниц, на которых она меня и застала.

– Сын! – прогрохотал отец, заботливо придерживая за руку маму, которая демонстративно обмякла в кресле.

– Отец? – безукоризненно вежливо ответил я и, обратившись к матери, галантно спросил: – Матушка, вам душно? Воды, льда или, быть может, валерьянки накапать?

Тронсы сидели на дальнем диванчике, обнимая дочь и с возмущением глядя на меня, отец обмахивал свою жену-симулянтку газетой, а я наслаждался всеобщим хаосом.

Завершающий аккорд в него внесла моя дорогая невеста!

В этот момент солнце как раз зашло за тучи, погрузив комнату в полумрак, а Маргоша воздела обе руки к потолку и глухо протянула:

– Вижу… Я ВИЖУ!

Сие откровение ожидаемо не осталось без внимания.

– Позвольте представить – моя невеста, – я счел паузу подходящей для знакомства. – Леди Моргана. Ведьма в шестом поколении, друидка, хиромантка и мастер по проклятиям. Люблю безумно. Так что ты видишь, солнышко мое кровавое?

Еще одна громкая, почти звенящая пауза, но Станиславский все еще в окопе. А жаль!

Ведьма в шестом поколении меня не разочаровала:

– Что Мать Тьма благословляет наш с тобой союз! – она рявкнула так, что все подпрыгнули, а после скромно сложила ручки и уже тихо добавила: – Прости, милый, ты же знаешь, что, когда через меня говорят высшие сущности, я не могу это контролировать.

– Знаю, сокровище, – ласково кивнул я, мысленно ставя галочку на тему того, чтобы докинуть «сущностям» еще пару сотен баксов за сообразительность.

Я приобнял девушку за плечи и развернулся к родственникам и их гостям, демонстративно сияя радушием.

– Вроде бы нас звали на ужин. Голоден как волк!

– Мой зверь, – промурлыкала Маргоша, проведя коготками по предплечью.

Умница, просто умница. Играет все так, как надо, и даже сверх того.

Мать, к ее чести, довольно быстро пришла в себя и пригласила нас за стол. Какое-то время царило настороженное, тяжелое молчание, пока его легко и непринужденно не нарушила моя невестушка, невоспитанно ткнув пальцем в старшую Тронс и спросив:

– А вы знаете, что на вас порча?

– Порча? – вскинулась женщина, с опаской глядя на ведьму, которая бесстрашно орудовала вилкой и ножом.

– Ага, – кивнула Марго, отправляя в рот кусочек бекона. – Причем сильная такая! Заговор был на слабость, нервозность и моральный упадок. Ничего такого не ощущали в последнее время?

Тишина за столом из настороженной медленно, но верно превращалась в заинтересованную.

– Ощущала, – вдруг призналась миссис Тронс. – А это точно порча? Я грешила на магнитные бури…

– Магнитные бури и вспышки на Солнце лишь последствия недовольства высших сущностей! – одухотворенно поведала нам Сисси, деловито распиливая уже куриную грудку с грибами. – Одну из них и привлек ваш враг для того, чтобы навредить! Это однозначно была женщина… молодая, красивая, и ею двигали зависть и ревность!

Миссис Тронс, сузив глаза, посмотрела на супруга, и мне стало его чисто по-человечески жалко! Дело в том, что Барбара пошла в матушку, а сам-то мужик был ничего так! Потому наличие любовницы не удивляло.

– И что же теперь делать?!

– Я оставлю вам свою визитку, – многозначительно ответила Сисси, а после перевела свой демонический взгляд на Барбару. – А с вами, девушка, все слегка сложнее…

– Я не верю в эту эзотерическую ерунду, – резко оборвала мою невестушку младшая Тронс, но ее эпично подставила собственная мать, спросив:

– А что вы видите, Моргана?

– Одержимость сущностью. – Маргоша многозначительно щелкнула алым когтем по граненому бокалу и выдала очередную гадость: – К вам присосалась демоница Фута-куси-онна и теперь постоянно нашептывает на ухо, что голодна… Вы ведь часто встаете ночью к холодильнику, не так ли? И едите, даже если кажется, что недавно насытились? И не можете удержаться от сладкого, несмотря на силу воли, которая у вас просто колоссальная!

Я едва не заржал в голос! Невероятных усилий стоило удержать невозмутимо-сочувственное выражение лица.

– Ну… может быть, – неуверенно промямлила Барбара, неосознанно проводя рукой по пухлому животу.

– Точно, – весомо ответила моя ведьма. – Не переживайте, я могу вам помочь. Возьмете потом визитку у матери.

Ужин плавно завершился. Тронсы организованно отбыли из усадьбы, а отец, повинуясь злому матушкиному взгляду, предложил дорогой будущей невестке составить компанию за чаем.

– Сынок, удели мне несколько минут, – слишком уж мягким и ласковым голосом попросила мать.

После такого вступления обычно начинались сцены под названием «головомойка обыкновенная». Методы у матери всегда были одни и те же: начинала она с того, что я ее разочаровал, и заканчивала предложением выходов из данной ситуации.

Ненавижу манипуляции.

Матушка торопливо закрыла дверь кабинета, куда меня затащила, и, обернувшись, зашипела разъяренной коброй.

– Ты кого притащил в мой дом?!

– Невесту, – спокойно ответил я, складывая руки на груди и прислоняясь бедром к дивану. – Ты же так просила! Видишь, я, как образцовый сын, исполнил твою мечту.

– Я хотела увидеть девушку, которая станет твоей женой, а не какую-то дешевую актриску! В каком погорелом театре ты откопал эту бездарность?!

– Обижаешь, мам. Это не актриса, я в самом деле встретил любовь всей жизни. И никто не виноват, что у нее такая специфическая профессия.

Кто бы знал, каких усилий мне стоило говорить серьезно и весомо, не срываясь на комедийный пафос… Во мне, очевидно, как и в Сисси, погиб гениальный актер. Но его предсмертные конвульсии еще успевали сыграть мне на пользу.

– Себастьян, я ни за что не поверю, что ты действительно влюбился в эту… эту женщину!

– Почему? – чисто информации ради полюбопытствовал я.

– Пределом твоих мечтаний всегда являлись длинноногие красотки, – фыркнула в ответ мама. – Так что в чувства к этому пугалу эзотерическому я не поверю, и не старайся!

– А я и стараться не буду, – лениво повел плечами и ехидно добавил: – Надеюсь, уже после нашей с Марго свадьбы и к первому внуку ты смиришься с тем, что в мире не все происходит так, как тебе хочется.

 

Воцарилась пауза, во время которой маман внимательно наблюдала за выражением моего лица и, очевидно, искала там признаки обмана.

– Это из-за Барбары? – внезапно спросила она. – Тебе не нравится конкретно она? Себастьян, если дело только в этом, то почему бы тебе не взглянуть в сторону Джаннет Ройс? Красивая, умная и способная девушка!

Я мысленно поморщился. При всем моем уважении к Джону, его сестра была способна только к одной области, и это совсем не диалог. Все, что Джаннет хорошо делала ртом, – это минет.

– Нет, она мне не нравится.

– Тогда может… – мать назвала еще несколько имен и фамилий, которые мне ничего не сказали.

Я лишь покачал головой и, сделав шаг вперед, мягко заключил свою хрупкую и невысокую маму в объятия, наклонившись, коснулся ее щеки поцелуем и сообщил:

– Мне не нужна другая женщина, понимаешь? Я уже нашел ту самую.

Ай да я. Ай да молодец.

Нужная доля эмоционального накала в голосе, капля боли и страдания в глазах от недоверия матушки, и она расслабляется в моих руках и начинает улыбаться.

– Ты чудовище, а не сын, мой дорогой.

– Но ты меня все равно любишь. – Еще один галантный поцелуй – уже в руку, и она смеется, вырывая у меня ладонь.

– Люблю оболтуса такого, конечно, люблю. В общем, хорошо… Ты меня уговорил. Я постараюсь принять эту девушку в семью и даже поверю в твои внезапные чувства. – Не успел я возрадоваться, как мама щедро бухнула ложку дегтя в бочку меда: – Привози ее к нам почаще. Например, на ужин через неделю.

– Хорошо, – улыбнулся я, мысленно подсчитывая, сколько нужно будет играть перед родней счастливую пару для того, чтобы они ослабили бдительность.

В целом я считаю, что представление моей «феи Морганы» прошло на высшем уровне. Девушка не разочаровала, на двести процентов оправдав мои ожидания. Так что из дома родителей я выходил довольный дальше некуда.

Одно только расстраивало: сестра Мира сегодняшний ужин проигнорировала, умотав в Нью-Йорк на какую-то премьеру модного фильма. А жаль, такое представление пропустила!

Глава 5

Леди Моргана

Давненько я так не уставала. Одно дело – убедить клиентов в своих способностях регулярно общаться с потусторонними сущностями, и совсем другое – быть фиктивной невестой в образе. Благо жених попался лапушка, поощряющий любое мое желание, даже самое причудливое.

Вспомнилось, как вчера, прощаясь с его родителями, я вдруг замерла и уставилась, не мигая, на стену напротив, простояла так полминуты в гнетущей тишине, потом зевнула, облизнулась и вышла, приговаривая: «Показалось…» Взгляд я честно позаимствовала у соседского кота, периодически радующего меня своим королевским вниманием.

Торсик – так его зовут – любил ходить по квартирам, находящимся на нашей лестничной клетке, видимо, считая их своей вотчиной, а нас пажами. Я, собственно, и не спорю, кот мне нравится, а его кличка еще больше. Даже корм покупала иногда и миску на кухне специально для него завела. На свою живность я бы не согласилась ни за что – слишком безответственная, у меня даже кактусы гибли, а вот чужую иногда приютить – благое дело. Тем более что Торсик был чисто-черным, холеным и наглым, я бы даже сказала, борзым. Заходил он всегда очень грациозно, спал в самых неожиданных местах и смотрел так, словно ты рабыня, недостойная даже лапки его целовать.

Как-то у меня сидел клиент вроде Бастика, неверующий, но желающий решить некие свои проблемы. И в самый ответственный момент, когда я вышла на минутку загуглить его личность в соцсетях, чтобы лучше понять, с кем имею дело, раздался шум, отборный мат и топот ботинок. Еле догнала мужика на самом пороге. Он божился, что не хотел трогать мой шар, просто коснулся, и косился с неимоверным страхом в сторону шкафа с благовониями. А там, на углу, свесив лапки, возлежал Торсик. В сумраке, устроенном мною в комнате, тело кота было едва различимо, зато глаза сияли ярко… Оказывается, это прекрасное животное скинуло сверху пластиковых летучих мышей, приготовленных мною для украшения дома к хеллоуину. И прямо на гостя. Теперь мистер Зорден – так звали того мужика – приходит регулярно, раз в пару месяцев, чтобы очистить карму и снять с себя негатив.

Как раз сегодня подобный курс очищения повторился. Проводив благодарного клиента за дверь, я сунула в коробку с финансами двести баксов и, устало вздохнув, решила пойти поспать. В этот-то момент и зазвонил телефон.

Хотелось просто проигнорировать вызов, но взгляд невольно зацепился за имя. Бастик. Черт возьми, этот просто так звонить не станет.

– Алло, – ответила я, оседая на диван и выключая уже изрядно нагревшуюся за время работы лампу всевидения.

– Как поживает самая милая девушка на свете?

– Понятия не имею, вы, наверное, номером ошиблись, – брякнула, надеясь, что на этом он и отвалит. Не тут-то было.

– Радость моя, я слышу в твоем голосе грусть, – продолжал заливаться соловьем жених. – Думаю, ты слишком утомилась и наверняка еще толком не ела сегодня.

Я задумалась. И правда, только кофе ударную дозу приняла.

– Хочешь накормить меня, дорогой? – сменив гнев на милость, заворковала в трубку.

– Безумно. Кормил бы с рук прямо в твоем уютном гнездышке, но, увы, у меня на сегодня встреча с другом запланирована в ресторане. Поэтому предлагаю совместить приятное с полезным. Как ты смотришь, чтобы поехать и поужинать с нами?

– Вообще-то слово «спать» меня привлекает гораздо больше, чем ресторан.

– Но ты ведь соскучилась по мне не меньше, чем я по тебе? – что-то в голосе жениха заставило задуматься. Будь он один, вряд ли стал бы так стараться, значит, на публику работает и от меня того же ждет.

– Весь день о тебе только и думала, – призналась я. Подумав, добавила громче: – Бастюша, а мне белье надевать? Или как всегда?

Кашель. Удивленные женские голоса фоном.

– Надевай, на улице прохладно, – очень серьезно отозвался жених.

– Как скажешь, бубенчик мой, – пропела я. – А кто там у тебя рядом?

– Коллеги, милая. Я на офисной кухне – кофейный перерыв.

Понятно, решил всем показать, что его охомутали. Неужели они так достали этого сильного самца, что он готов на все, лишь бы отвалили? Впрочем, мое дело маленькое – изображать невесту, влюбленную до колик в печени. До его колик, разумеется.

– Пойду выбирать что-то сексуальное, но в меру. Я ведь знаю, какой ты ревнивый тигр!

– Я мысленно рычу, слышишь?

– Слышу и трясусь… от возбуждения!

– Заеду в семь.

– Целую носик!

Отключившись, я закатила глаза и откинула голову на спинку дивана. Ехать никуда не хотелось, еще больше не хотелось изображать из себя ведьму в шестом поколении – сказывалась усталость. Но договоренности обязывали, а чек я уже обналичила… Глянув на часы, поняла, что на сборы он оставил мне час. Как раз успею полчаса поспать, а макияж подправлю перед выходом.

Мне приснился странный секс. Странный – потому что до него дело так и не дошло, а прелюдия меня ничуть не завела. Какой-то вялый и измученный партнер шумно сопел, елозил по мне, трогал за грудь и касался языком губ, что мне очень не нравилось. Изо рта у кавалера воняло рыбой.

– Мур-р, – в довершение всего заявил горе-любовник в самое мое ухо, и я проснулась окончательно. – Мяу.

Два желтых глаза смотрели не мигая, а передние лапы Торсика усердно разминали мою ключицу, когтями оставляя затяжки на любимом балахоне из секонд-хенда.

– Привет, чудовище, – поздоровалась я, вытирая губы от его поцелуев. – Проголодался?

– Мяу, – с чувством отозвался кот.

С трудом заставив себя подняться, я в очередной раз задумалась, как и когда этот комок шерсти успевает пробраться ко мне в квартиру. Насыпав ему корма, поставила вариться кофе и зашла в ванную, чтобы увидеть жуткую себя во всей красе. Отражение пугало так, что хотелось срочно пойти причаститься.

– Бастик должен мне доплачивать, – поделилась мнением с зеркалом. – Второй такой невесты в городе просто не нашлось бы.

Осторожно протерев лицо салфеткой, нанесла тонкий слой тональника цвета слоновой кости и нарисовала глаза заново, щедро обведя их черным карандашом с блестками – выхожу в свет как-никак – и добавив на веки синих и серых теней. Вышло не то чтобы ужасно, но мистически и пугающе.

Прическу тоже немного поправила, все-таки моя цель не испортить людям аппетит, а неприятно удивить друга Бастика. Челку чуть начесала и приколола назад, закрепив тремя шпильками с черепами на основании.

Любимая голубая помада сегодня не пригодилась, губы просто остались под слоем тональника и теперь слегка терялись на бледном лице.

Балахон хотела оставить прежний, но в черной шерсти, чуть помятый и с затяжками на груди он выглядел совсем плачевно. В таком можно пройтись до ночного магазина, но не в пафосное общественное место… куда могут просто не пустить. Нашла в шкафу нечто приличное с разрезами до пят и длинными рукавами-разлетайками. Завершило образ дорогущее обручальное кольцо, которое я временно снимала, дабы избежать грыжи на пальце.

Когда зазвонил телефон и серьезный голос фиктивного жениха сообщил о приезде оного, я была готова. Но принципиально решила задержаться. Я ведь девушка. Допив кофе, выловила Торсика, выставила за дверь своей квартиры во избежание казусов, пока меня не будет, и отправилась к любимому миллионеру.

Он встречал у машины.

Увидев меня, бросил быстрый оценивающий взгляд и только потом приблизился, вроде как целуя. На самом деле шипел:

– Опаздываешь!

– Спешила как могла, – честно соврала я.

– Поэтому от тебя кофе за версту пахнет.

Чуть отодвинувшись, Бастик радостно улыбнулся миссис Мортон, спешащей домой из супермаркета и не сводящей с нашей пары ошалелого взгляда.

– Я так скучал, радость моя, – для публики сообщил Бастик. – Идем скорее в машину, нас уже заждались.

– Бегу, любимый, – не осталась в долгу я. – За тобой хоть на край света.

– Присаживайся. – Мне открыли дверь и пропустили вперед, старательно держа оскал на морде.

Водитель встретил как родную. Глянул исподлобья, поправил новенькое распятье, прикрепленное недалеко от руля, и тихо так поздоровался. Я растянула губы как можно шире, чтоб показать ему всю степень своей приветливости. Он громко сглотнул и отвернулся от зеркала заднего вида.

– В ресторан, – приказал Бастик, влезая со своей стороны на сиденье. – И побыстрее, ненавижу опаздывать.

– Ох, я тебя подвела? – сделав расстроенное лицо, уставилась на жениха, прекрасно понимая, что водитель слушает. У него аж уши подрагивали от напряжения.

– Что ты, Сиссичка! – Жених взял меня за руку и крепко сжал пальцы, чуть не сломав их к чертовой матери. – Это все Маркус. Тащится, как черепаха.

Водилу перекосило, я видела это в зеркале так же отчетливо, как и вену, вздувшуюся на шее Бастика. Нервничают мужики.

– Ах, бусечка, оставь наемного рабочего в покое, – милостиво кивнув в сторону явно взбешенного Маркуса, попросила я. – Он и без того с порчей не справляется, всю ауру она ему изъела уже.

Машина вильнула в сторону, мы покачнулись, водила хрипло извинился.

– Дам вам визитку, – громко сообщила я. – Решим проблему и карму почистим заодно. Все будет хорошо. Если успеем…

Хотя зря я, наверное, с ним так – водитель же не виноват, что по долгу службы я выгляжу как адептка дьявола, а у его хозяина весьма своеобразное чувство юмора.

– Сегодня у нас ужин в ресторане с моим другом Джоном и его сестрой, – между тем поведал Бастик и поспешил уточнить с неким намеком: – Джаннет весьма милая барышня, однако иногда бывает слишком громкой и навязчивой. Но я думаю, что она тебе понравится. Возможно, вы даже станете подругами.

Прозвучало так, что мне очень захотелось переспросить: заядлыми подругами? Но вместо этого пафосно изрекла:

– Если так будет угодно высшим силам.

В любом случае я уже насторожилась и интуитивно приготовилась ждать если не ножа в спину, то слабительного в шампанском.

Авто остановилось у дорогущего ресторана Le Bec-Fin. Попасть сюда до знакомства с Бастиком мне не светило хотя бы просто потому, что средний чек за одно блюдо здесь равнялся стоимости нескольких моих бутафорских сеансов. Стало даже неловко.

– Ты уверен? – тихо произнесла я, чтобы водитель не услышал.

– О да, – по лицу Себастьяна уже расплывалась предвкушающая улыбка, впрочем, ее он тут же задавил, вновь вытягивая наружу непроницаемую протокольную морду. – Пусть все знают, какая ты у меня шикарная.

И заправил мне за ухо одну из прядей «вороньего гнезда». Камешек его обручального кольца при этом сверкнул подобно светлячку в ночи, и я вдруг догадалась, что сегодня в свет выводят не только ведьму Моргану в шестом поколении, но и это самое булыжникоподобное, безумно дорогое нечто.

 

Как же иначе? Все должны знать, что такой завидный жених наконец готовится проститься с холостяцкой жизнью.

Метрдотель в ресторане минуты полторы гипнотизировал взглядом вначале Бастика, а потом меня. Затем снова его и закончил-таки на мне. В его голове явно плохо вязалось подобное соседство, но решив, видимо, что с богатыми клиентами не спорят, внутрь нас все же пропустил. Наш столик оказался в самом центре зала. Прямо авансцена для будущего представления!

Пока двигались между столиками, я ловила на себе любопытные и шокированные взгляды остальных гостей. Кто-то брезгливо кривил губы, кто-то неверяще округлял глаза, но в целом реакция была предсказуема и вполне привычна, но почему-то вот именно сейчас мне стало неприятно.

Бастик, до этого шедший со мной под локоть, то ли почувствовал перемену в моем настроении, то ли решил позлить общество собравшихся снобов еще больше, но руку мою выпустил и притянул за талию, склонившись к самому ушку и нашептывая:

– Я предупреждал, что будет нелегко. Улыбайся. Их это бесит!

Вымученная улыбка скорее походила на оскал, и к забронированному столику я подходила в изрядно злом настроении. Наверное, именно поэтому уже сидящие там мужчина лет тридцати – зеленоглазый шатен с обаятельнейший улыбкой – заработал от меня пронизывающий взгляд, а крашеная платиновая блондинка с третьим силиконовым размером – уничтожающий.

Собственно, меня она удостоила точно таким же.

Она смерила надменным взором мой балахон, а я насмешливо ее красное мини-платье. И мы обе сделали друг о друге соответствующие выводы.

Подругами мы точно не станем.

– Себастьян, – проворковала она, демонстративно не замечая меня. – Я так соскучилась по тебе.

– Не могу ответить тем же, Джаннет, – Бастик обнажил белоснежный ряд верхних зубов. – Но по такому поводу, как моя помолвка, несомненно, рад тебя видеть. Разрешите представить – моя невеста Сисси! Она же леди Моргана, ведьма в шестом поколении и любовь всей моей жизни.

Шатена, стоящего напротив, мои регалии не заставили даже глазом моргнуть, он вполне радушно протянул мне руку, чтобы перехватить ладошку и даже поцеловать. Не то чтобы меня такое обращение смутило, но инстинктивно лапку я выдернула.

– А это мой друг и коллега Джон Ройс, – представил Себастьян товарища, – и его сестра Джаннет.

– Ты все же воспользовался моим советом и нанял актрису? – полушепотом переспросил Джон, абсолютно не стесняясь меня и тем более собственной сестры.

– Не понимаю, о чем ты, – невозмутимо ответил Бастик и, притянув меня к себе еще крепче, демонстративно чмокнул в губы. – Сисси – моя невеста, и прошу не оскорблять ее такими предположениями. А то она и порчу навести может. Правда, дорогая?

Я смущенно отвела глаза и весьма скромно заявила:

– Конечно, предпочитаю не заигрывать с черной магией, но сглаз на полное половое бессилие у мужчин накладываю искусно, – перевела взор на Джаннет и не без удовольствия добавила: – И на потерю красоты – на женщин.

Джаннет в долгу не осталась и мгновенно брякнула:

– На вас, видимо, уже кто-то наложил! Выглядите преотвратительно!

– Джаннет! – шикнул на нее братец.

Я уже раскрыла рот, чтобы ответить на нашем, на змеином, но Бастик предостерегающе сжал мне руку и глубокомысленно изрек:

– Сисси выглядит потрясающе. Никогда не встречал подобных ей и был поражен в самое сердце, увидев впервые.

Наконец мы уселись за стол. Из ниоткуда возник официант с папками меню. За себя я позволила сделать заказ Бастику, потому что в мудреных названиях блюд и коктейлях ничего не смыслила.

Разговор тем временем продолжался.

Джаннет явно не собиралась так просто успокаиваться, демонстративно поправила верх платья, обнажая зону декольте еще больше.

– Помнится, тебе всегда нравился другой типаж девушек, – начала она, будто меня здесь не существовало.

Бастик мазнул по девушке равнодушным взглядом.

– Недавно я понял, что мои вкусы весьма специфичны.

– Не отвечай мне фразами из фильма! – Джаннет начинала беситься.

– Ну ты же от него тащишься, – все так же невозмутимо ответил он, и блондинка прикусила губу.

– Может, хватит? – с некой надеждой в голосе произнес Джон. – Мы собрались здесь не для того, чтобы вы двое собачились.

В этот момент принесли салаты. Я вяло потыкала в три листочка с креветками, которые даже за нормальную порцию не могли сойти, и поняла, что кусок в горло все же не лезет, несмотря на голод. Да и блюдо откровенно не радовало вкусом.

Вот так иногда бывает.

Даже ежику было понятно, что между Себастьяном и Джаннет раньше что-то было. Возможно, роман или интрижка. И девушка напротив меня явно олицетворяла воплощение его вкусов. Модельно красивая, фигурка точеная, губы, как говорится, рабочие и симпатичная мордашка, не обремененная интеллектом.

Нет, я не ревновала. Мне по-прежнему было плевать, с кем он спит или спал. Свое место фиктивной невесты я прекрасно осознавала, так же как и ту пропасть, которая меня разделяет от такого «идеала».

Претендовать на полном серьезе на этого альфа-самца я, разумеется, даже не собиралась. Просто было по-женски обидно.

– Я отойду, – произнесла, вставая из-за стола, и ретировалась в дамскую комнату.

Пусть пару минут обсудят все, что хотят, без меня.

* * *
Себастьян

То, что Сисси ощущает себя здесь, мягко скажем, не в своей тарелке, я понял, едва мы вошли в ресторан. Слишком она резонировала с окружающей обстановкой и людьми вокруг. Как черная ворона на свежевыпавшем снегу. Еще и Джаннет добавляла своим ядом напряженности. Мы встречались с ней пять лет назад около двух месяцев. Это даже подобием отношений назвать было сложно.

Мы скорее просто занимались сексом, и ничего больше. Причем она прекрасно знала, что ни на что серьезное я не настроен, она, в принципе, тоже. В ее голове что тогда, что сейчас были сплошные тусовки и безлимитные кредитки для магазинов. Но когда я намекнул ей на расставание, у Джаннет в голове что-то переклинило. Она вдруг резко решила, что у нас есть будущее. И с тех самых пор периодически предпринимала некие попытки меня соблазнить.

Нет, Джаннет не осаждала меня, постоянно мелькая перед глазами, за пять лет ее тактика стала более продуманной.

Она появлялась в те моменты, когда мне становилось якобы плохо и одиноко. Узнавала об этом она явно от братца. Стоило мне расстаться с очередной пассией, как сестрица Джона возникала из ниоткуда и терпела от меня очередной отказ. Однако не сдавалась.

И вот сегодня, когда ее достигла новость о моей помолвке, что-то заставило Джаннет запаниковать и пойти, можно сказать, напролом.

– Ты серьезно думаешь, что кто-то поверит, будто это пугало – твоя невеста? – прошипела она, стоило моей ведьме в шестом поколении уйти.

– Мне безразлично, кто и что подумает, – ответил я и еще раз констатировал: – Возможно, когда у нас с ней появятся дети, тогда до всех дойдет серьезность наших отношений.

– Твоя семья не примет ее, – продолжала напирать Джаннет. – Откуда вообще взялась эта девка? О ней никто не знает! Никто!

Я лишь пожал плечами.

– Может, потому и не знает, что я специально скрывал эти отношения, – подкинул ей пищу для размышлений. – Что же касается того, откуда она взялась, отвечу. Приехала в Филадельфию из Нового Орлеана в 2005 году, после урагана «Катрина». Тогда дом ее семьи и все имущество были полностью уничтожены, и они были вынуждены переехать в другой город.

Я щедро сыпал фактами из выученной от корки до корки биографии невесты, которую она сама скинула мне на почту.

– Мы встречаемся с ней уже пару месяцев и только недавно решили обнародовать наши отношения.

– Пару месяцев? – Джон, до этого сидевший молча, звякнул вилкой о тарелку. – И даже мне не сообщил?

– Что поделать? – я развел руками. – Конспирация. Знала только Миранда. Если не веришь, можешь спросить у моей сестры.

Я щедро подбросил Джону и Джаннет еще одну ниточку, которая приведет в явный тупик. Потому что Миранда будет врать и выгораживать меня до последнего. Хотя бы просто по той причине, что ни с кем из семьи Ройс отношения у нее не сложились, а Джаннет она вообще ненавидела.

– Да ладно, – Джон примирительно вскинул ладони. – Мы тебе верим. Право, не на допросе же. Конечно, твоя скорая свадьба весьма неожиданна, но что поделать, всем недовольным теперь придется смириться.

– Дату уже назначили? – эту фразу Джаннет задала с таким хищным выражением лица, что на мгновение я увидел, как именно она врывается в церквушку с театральным криком: «Не-е-е-ет!» – после вопроса пастора: «Если кто-то против этого брака, пусть скажет сейчас или замолчит навечно».

Рейтинг@Mail.ru