Инфоклонч Братья

Станислав Станиславович Стаховский
Инфоклонч Братья

ГЛАВА 4 БУНТ НА ПЛАНЕТЕ L3212

Планета L3212. За месяц до встречи яхты «Лань» со спасательной капсулой

– … и не требуйте большего, что можно получить, – Игорь Силин, начальник Экспедиционного геологического Корпуса компании «Септория» нервно ходил по кают-компании основной Базы на планете и глядел на своих замов: они сидели за круглым столом, и все были на взводе.

Силин их не понимал. Хотя, если немного подумать, то всё было совершенно ясно. Он отошел к окну. Оперся о подоконник, повернулся, скрестил руки на груди и стал разглядывать своих помощников. Мысли потекли рекой.

«Андрей Званцев – Главный Специалист экспедиции. Мне говорили, что он лучший в корпорации. Перед отлётом его два сына одновременно заявили отцу, что желают жениться. И теперь, по закону, он в течение шести месяцев, обязан предоставить им отдельное минимальное жильё, и сделать подарок в размере месячного жалованья. Каждому.

Ясно, почему он против задержки и остановки процесса бурения на буровых, и, понятное дело, что будет упираться.

Евгения Краснова – биомедиолог. Моя Женя… Очень красивая… и хороший друг. Она ни за что не пойдет против истины. И будет биться за правду до последнего. Вот только где она, эта правда?

Сим Дакин, бывший десантник, начальник службы безопасности, это из- за его некомпетентности и происходит сейчас бунт на буровой. Мог же сразу арестовать зачинщиков и своей властью не допустить саботажа… так нет же, решил снять с себя ответственность, и собрал этот экстренный совет. Трус. Хотя и десантник. А может быть, что–то упущено? Может дело тут серьёзнее чем, кажется?.. Нет, вряд ли. Буду надеяться, что это обыкновенная забастовка напуганных людей встретившихся с непознанным и необъяснимым…

Славик Жимайкин, молодой и бесшабашный начальник транспортных средств. Ему бы только побузить да поразвлекаться. На планете он сразу же попал под влияние Кречета, моего первого зама. Даже сейчас сидит и смотрит на него преданным взглядом. Он будет во всём поддерживать своего кумира. А без своего мнения – это значит никто. Пустое место. Да, жаль парня.

Фрол Ягудин, физик – волновик, даже здесь, на экстренном совещании, не расстаётся со своей любимой музыкальной группой. Готов слушать её всегда и везде – и как только она ему не надоест? Тоже мне– контактёр третьего класса, а с явлением не справился. Ладно, надеюсь, вместе разберёмся. Чуть позже.

Дядя Саша, как все его тут зовут, милейший старик, и прекрасный специалист – роботехник. Думаю, он будет не против, и согласится на временную остановку всех работ до выяснения истинных обстоятельств саботажа работников компании.

И наконец – мой первый зам, Дик Кречет. Вот уж действительно тёмная лошадка. Понятно, что будет против всего, что здесь сейчас предложу, правда, негласно, и пока подпольно. И как же я согласился взять его с собой? Сразу же видел, что это за тип. Так нет, дал себя уговорить. Да и высшее руководство корпорации его рекомендовало… Вот и сражайся теперь с ним, раз проявил малодушие.

Так что же сейчас делать? Сидим уже скоро как два часа, а единого решения так и нет. Надо взять передышку. Предложу–ка им спокойно разойтись и во всём разобраться, может и удастся потом спустить всё на тормозах. Ладно, так и поступим, а что будет дальше – увидим».

– Так вот, господа – товарищи, – Силин отошел от окна и встал возле своего кресла.– Случай у нас неординарный, мы сейчас много здесь друг другу наговорили, и хорошего, и не совсем, но главное, что прямо и открыто. И это важно – не делиться на кучки, а держаться всем вместе. И я понимаю, что разбираться в этом придётся серьёзно и досконально, и не один день. Но это чуть позже. А пока я беру тайм-аут и объявляю на базе… праздник.

– По какому это случаю? – вдруг вскинулся Званцев. – Мы и так уже отстали от графика, почти на два дня.

– А по случаю… – Игорь ненадолго задумался и выдал: – …а по случаю открытия неизвестного феномена на планете. Надеюсь с этим никто не будет спорить? – Все посмотрели друг на друга – но никто особо не возмутился. – А когда мы во всём разберёмся, – продолжил Силин, – надеюсь, – всё успеем наверстать. Народ в экспедиции у нас подобрался работящий. Ведь нам до плана осталось пробурить всего восемь скважин. Я не ошибся?

Все повернулись и посмотрели на Главного Специалиста.

– Да, вы правы, мы остановились на последней группе скважин на верхнем плато. Мы пробурили там первые две, когда всё это началось, – почти шепотом закончил он.

«Неужели он так напуган происшедшим? – подумал Игорь. – По внешнему виду вроде бы и не скажешь, а вслух добавил: – Хорошо, раз так. Значит подытожим. Первое, необходимо объявить о празднике и так же о том, что мы, на два дня открываем все увеселительные заведения Базы. Второе, надо срочно переговорить с начальником бригады бурильщиков Колосовым, первыми встретившиеся с феномен. Да, а почему он не подошёл? – и Игорь посмотрел на начальника службы безопасности.

Тот спокойно пожал плечами и даже не смутился от этого вопроса, продолжая тупо смотреть в упор. Как бы давая понять, что на вопросы он теперь не отвечает.

«Да, теперь с Дакиным каши не сваришь, – подумал Силин, катая карандаш по столу. – Полная некомпетентность. Не зря видно его уволили из органов. А я вот дурак, не обратил на это внимание, вернее обратил, но мой первый зам сумел его отстоять. Видно сразу – его кадр. Придётся теперь быть начеку», – и добавил:

– Ладно, потом выяснишь и мне доложишь. С ним отдельно побеседуем… Третье, надо выйти на место бурения и попытаться определить физику этого неизвестного явления. Фрол, а вот этим мы с тобой прямо сразу после совещания и займёмся.

– Но, что же мы будем докладывать вечером руководству корпорации? – спросил промолчавший всё экстренное заседание его первый заместитель.

Именно он отвечал за все сводки, которые каждые три дня готовило управление Корпуса, и за подписью начальника они уходили на Землю.

«Что, Дик… Кречет, это тебя только и волнует?» – удивился Игорь, а в ответ произнёс: – А вот после экскурсии на место и после анализа всех полученных за два дня результатов, вместе и решим. Завтра собираемся здесь в двенадцать. С выкладками и заключениями, каждому по кругу своих полномочий. А теперь, прошу всех разойтись по местам и заняться работой.

Потом, подумав немного, добавил:

– Дик, ты начни с бригады Колосова. Там Федору скорее всего нужна помощь. Хорошо? – и увидев утвердительный кивок хмурого зама, продолжил. – А с тобой, Фрол, мы едем к буровым, так сказать, к месту событий. Не боишься? Тогда иди, готовься к выходу, а я забегу ещё к сыну, и подойду. Евгения, а тебя я попрошу задержаться.

Доктор встала со всеми, но, услышав предложение, снова уселась на место.

– И что ты думаешь об этом? – спросил Игорь, когда все вышли, вглядываясь в любимые глаза.

Евгения, смутившись немного, тем не менее, быстро ответила:

– О привидениях, явлениях или о собрании?

– О собрании.

– Если Кречет захочет, то он теперь может спокойно создать временной совет и отстранить тебя от руководства. Он же – интриган, и явно метит на твое место.

– А что, сильно заметно?

– Невооруженным глазом. А ты хоть и первоклассный менеджер, но в этой компании лишь второй контракт, так?

– Откуда такие обширные познания о моей скромной персоне? – удивлённо произнёс Игорь. – Неужели я вам всё-таки нравлюсь? А как же отвергнутое моё предложение накануне?

– Ты ещё вспомни, о первой пощечине, – но, увидев, посеревшее лицо Игоря, быстро добавила: – Давай не будем о плохом. А? Хоть не так складно у нас при первой встрече и получилось, но сейчас–то у нас уже всё хорошо, правда?

Евгения подошла и прикоснулась рукой к его щеке. Он сразу схватил эту руку и припал губами к открытой ладони. А она прижалась к нему боком и нежно гладила его свободной рукой по его волосам. Так они и стояли, боясь расстаться.

– Игорь Михайлович, я готов, – раздался неуверенный голос физика по трансляционной сети Базы.

– Да, я уже иду, минут пять ещё.

Они смущённо отодвинулись друг от друга. Он погладил её по густым рыжим волосам, утонул на секунду в её красивых зелёных глазах и, с трудом отрываясь от любимой женщины, сделал воздушный поцелуй и выбежал из каюты. Но, тут же, вернулся и крикнул прямо с порога:

– Не забудь о «Биомеде», пожалуйста, – нахмурил брови, думая уже о другом. Наклонил голову, встряхнул ею и снова глянул на неё. Радостная улыбка озарила лицо и он крикнул: – Я люблю тебя, слышишь!

«Мальчишка, да и только», – улыбаясь от счастья, подумала Евгения и вышла следом. Пройдя по коридору, повернула к медчасти. «Интересно, а почему это Игорёк решил, что у меня скоро будет много работы? И откуда возникла эта необходимость во втором комплексе? Неужели он знает больше, чем говорит? Что же тогда у нас назревает, если нужно разворачивать ещё один – минимедкомплекс „Биомед“ – хотя и у первого палаты пустуют?..» – так ничего не додумав, доктор переступила порог своего заведения, и попросила дежурного фельдшера вызвать помощников, сказав, что надо разворачивать второй комплекс.

Когда она уселась за стол и подняла глаза, тот всё ещё сидел с широко открытыми глазами от удивления, в которых застыл немой вопрос: второй «Биомед»? Краснова не удивилась его реакции, а, снова вспомнив воздушный поцелуй Игоря, заулыбалась. Затем спокойно повторила:

– Валентин Петрович, вы так и будете сидеть с открытым ртом? Понимаю, что решение необычное, но мне передал его начальник, начнём работу, времени на раздумья уже нет.

Фельдшер в смущении закрыл рот, крякнул ещё раз, удивляясь услышанному, и принялся связываться с помощниками.

Забежав в жилой отсек к себе в каюту, Игорь Михайлович увидел сына, который, надев удерживающий пояс, находился в виртуальном мире Голлакса – модной ныне у всех молодых людей его колледжа игровой установке виртуального пространства.

 

Зная, что его нельзя сейчас беспокоить, он прошел в спальню и открыл сейф. Вытащил легкий сверток и развернул его. «Вот, кажется, и настало это время, мама», – проговорил он задумчиво и стал облачаться в легчайшую серебристую ткань…

Это был последний подарок матери. Она выиграла броньку на моднейшем интерсайте, случайно увидев розыгрыш спецкомплекта для супервоина. Попробовала и – удача! Легкая ткань, которая выдерживала даже прямой выстрел боевого тяжелого пистолета – досталась ей!

Он ещё удивился, когда мама принесла дорогущий подарок и спросил: «Зачем же мне, простому горному инженеру – геологу, такое вот космическое одеяние десантника?»

– Да мало ли зачем. А вдруг понадобится? – загадочно ответила она.

Он тогда сразу же развернул подарок и одел его, у матери при этом навернулись слёзы радости – сын такой красавец- настоящий супермен. А Игорь обнял мать и они потом долго ещё сидели рядом на кушетке. Просто обнявшись. Видимо чувствовали, что это их последняя встреча. Он проводил её домой, посадив на самолёт, а когда вернулся, внимательно изучил инструкцию. Но вот про лазерное оружие в инструкции не нашел ни строчки. Удивился. Но на всякий случай бросил её в дорожную сумку, которую брал всегда в экспедиции.

Потом поступило заманчивое предложение от корпорации «Септория». И он согласился, только поставив одно условие: сын Василий будет всегда с ним. И руководство корпорации согласилось. За хорошие результаты первой экспедиции на Марс, ему продлили контракт на второй срок. Но когда они с сыном вернулись домой, их ждало горестное известие. Его мать и бабушка Василия Дарья Григорьевна Силина, скончалась за три дня до их возвращения. Ровно через год после смерти отца. День в день… Инфаркт. Не спасли.

Игорь невесело усмехнулся, застегнул последнюю застёжку. Защитная бронька плотно облегала тело. Почти невесомая она была незаметна под комбинезоном. И приятно холодила тело. Силин повернулся.

Василий зашёл в спальню. На вид он выглядел старше своих семнадцати лет. Высокий, статный. Короткие светлые, почти соломенного цвета волосы, прямой открытый взгляд серых глаз с легкой раскосиной. «Я вот ямочки на щеках, при улыбке, это у него от матери. А всем остальным в нашу породу – в Силиных! Одни только кулаки какие, пудовые…»

– Пап, ты надолго? – Василий, наблюдая, как отец забирает что-то из сейфа и раскладывает по внутренним карманам. А увидев отблеск броньки, когда отец запахивал комбез, встревожено заметил: – Это так серьёзно?

– Да нет, на всякий случай, не беспокойся. Я на минутку. Мы с Фролом поедем на плато. Посмотрим поблизости, что же там это такое…

Но Василий смотрел недоверчиво и чувствовалось волнение в его голосе:

– Давай я с тобой? Уроки сделал, задания отослал, а новые придут только завтра. Расстояния…

Сын учился заочно в том же институте, что когда–то закончил и он. А на Базе занимал должность младшего помощника мастера буровой установки.

– Ты мне зубы не заговаривай. Я прекрасно знаю, что есть ещё незавершённые дела. Модулятор излучателя до сих пор так и не доделал. Вот валяется на столе. И не упрашивай. Сделаешь лабораторную – возьму в следующий раз. Замётано?

Сын поглядел на оставленную на столе недоделку. Подошёл и сел в креслошар.

– Ты как всегда прав, отец, – махнул ему рукой.

– Трудно в учении… – начал Силин.

– … легко в бою! – закончил он любимое выражение отца. – Ты там осторожней, они хоть и бестелесные, а вот мысли у них кажется правильные.

Игорь уже почти вышел, как вдруг замер на пороге.

– Ты что сказал? Повтори!

– Да ничего такого, – сказал повернувшись на кресле Василий.– Ты же знаешь, я тоже был там вчера. Работал в смене, и наблюдал за ними. У меня всё время крутились интересные мыслишки. Я тут подумал и мы решили… – но, вдруг поняв, что он сказал больше, чем того хотел, вдруг замер, глядя на отца – а понял ли тот? – А знаешь, когда вернёшься, тебя будет ждать сюрприз, – попробовал завуалировать сказанное Василий, переведя разговор на другую тему.

Но начальник экспедиции, видимо был уже в мыслях на плато, поэтому, не уловив сути, спросил заинтересованно:

– Хороший сюрприз – то? Ладно, как приеду, поговорим. Кстати, можешь тоже подготовить свои выводы по поводу этих… привидений. Мне будет интересно узнать твоё мнение. Хорошо? – Силин подмигнул сыну и захотел видимо ещё что-то сказать. Остановился, прислушался.

Василий заметил его нерешительность, даже привстал в порыве, весь обратившись к отцу. Но он только улыбнулся, кивнул на прощание и вышел. Так ничего и не сказал.

Василий ещё долго сидел не шевелясь. Всякая грусть неожиданно полезла в голову. Он как будто что-то предчувствовал, но не мог ничего понять толком. Потом повернулся к столу и продолжил прерванные отцом исследования кристаллов, которые ему вдруг неожиданно притащил Фрол.

С физиком Экспедиции он быстро сдружился сразу же при первой встрече ещё на космодроме, когда все ожидали посадку на транспортник. Вдвоем всегда легче. В любых делах и ситуациях. Двое – это не один. И они были чем-то похожи друг на друга. Нет, не телом. Фрол, как настоящий «ботаник» был худощавый, в очках и его кучерявые чёрные волосы, лежали, как им вздумается. Бессистемно. Полная противоположность статному красавцу Василию. Но вот их глаза, и этот мальчишеский задорный взгляд – были одинаковы: сразу можно было заметить родственные души. Быстро найдясь в толпе, они тут же нашли для себя общую тему и шушукались как старые друзья до самой посадки…

Фрол был уже готов к выходу, а так как начальник все не приходил, он пошёл к ангару с вездеходами и стал готовить один их них к поездке.

Все управление и на самой Базе, и на каждом самоходном оборудовании было однотипным и простым. В этом была необходимость: и для лучшей производительности, и в целях обеспечения безопасности – каждый сотрудник компании мог управлять любым механизмом и даже малым летательным аппаратом. Если у него, конечно, был допуск. А в случае опасности, при введении универсального кода «111», им открывался безграничный допуск. Но, если пользование кодом было сделано не по закону, то последствия этого проступка были самыми тяжелыми, в зависимости, конечно, от причинённого ущерба, вплоть до стирания личности. Поэтому с универсальным кодом мало кто хотел связываться. И даже, иногда, при исключительных обстоятельствах, многие предпочитали всё же обойтись собственными силами. Прогресс требовал жертв, и они всегда находились.

Немного повозившись с клавиатурой, Фрол, запустив вездеход, выгнал машину из ангара. И стал ждать Силина, слушая любимую музыкальную группу.

Игорь влетел в кабинку вездехода, едва не стукнувшись шлемофоном скафандра о сигнальный маяк в пролёте дверей, и, устроившись в кресле штурмана, скомандовал:

– Поехали. А пока будем добираться до места, вкратце изложи ситуацию. Я знаю, тебя сразу же вызвали, как только всё это началось. Поподробнее, пожалуйста, и, если хочешь… слушай, а давай я поведу? Конечно же, будет проще, если поведу я. Стой! – выкрикнул он.

От испуга Фрол резко ударил по тормозам и машинально включил горный тормоз.

– Ты чего так пугаешься, парень? – спросил, вернувшись в кресло вывалившийся от толчка Игорь, потирая место на гермошлеме, где он несильно ударился лбом.

– Смотрите, они уже здесь, – почему–то шепотом произнёс физик, вытягивая вперёд руку.

Прямо по курсу, на выходе из красной зоны условного периметра базы, в легкой дымке от силового поля виднелись слабые силуэты привидений, как их прозвали работники буровой, которые первыми столкнулись с этим явлением.

Силин тут же навёл видеопушку вездехода и пока возился с настройками, привидения исчезли.

– Эх, не удалось разглядеть поближе. Давай не тяни, освобождай местечко… Так я тебя слушаю, – продолжил Силин, после того как занял место за рулевым джойстиком вездехода. – Контактёр третьего класса, доложите начальнику всё, о чем вы думаете по поводу происшествия. – закончил он полуофициально и тронул вездеход. Но, так как не снял машину с горного тормоза, движок, взвизгнув, заглох. Чертыхнувшись, Игорь выключил горный тормоз и уже со второй попытки, мягко тронул сорокатонную машину.

И всё время, пока вездеход ехал по территории базы физик молчал. И лишь после того, как они выехали за ограждение, он начал говорить:

– Когда появились эти… хорошо пусть будут привидения, но у меня насчет названия есть свои мыслишки, о них позже. Значит так, появились они сначала в единичных экземплярах, думаю, скорее всего, после прохождения скальной породы, в момент столкновения головки бура с залежами минерала Зилия. Вы помните инцидент, когда за два дня до этого с буровой доставили мастера, который почему-то упал в обморок?

– Да, конечно, но тогда ничего серьёзного не обнаружили. Оказался просто обычный обморок.

– Ну, случай совсем не обычный, если знать кое-что об этом человеке.

– Не понял, мне что, не всё доложили?

– Да нет. Кажется, всё Догадки и сомнения вас же никогда не интересовали?

– Раньше – да, был грешен, только факты и… ещё раз факты. Сейчас, я переменился. Догадки тоже бывают пророческими. Продолжай. Ах, ты, держись! – вскрикнул он неожиданно, и многотонная машина тут же врезалась в обломок скалы, который внезапно появился перед машиной после крутого поворота.

– Жив? Странно, но вот вчера здесь этого безобразия ещё не было. Продолжай и извини, впредь буду осторожнее, – говоря, Силин включил сканер, который впопыхах просто забыл активировать. Затем плавно тронулся и взял разгон.

– Потом у нас было ещё два случая: у Главного Спеца и.., – тут он немного запнулся, – …и у вашего сына.

Хорошо зная своего начальника, и, ожидая его реакцию на слова, он предварительно вцепился в ремни безопасности. Игорь Михайлович действительно нажал на все тормоза, и вездеход опять резко остановился. Силин повернулся к пассажиру. Его лицо не предвещало ничего хорошего. Фрол внутренне сжался и приготовился к разносу.

– И ты мне говоришь это только сейчас? Почему этого нет в суточном докладе происшествий? И теперь не надейся – штрафа тебе не избежать…

– Ну, вы же знаете своего сына…

– Не довод.

– Это произошло сегодня утром.

– Не повод.

– Это и обмороком назвать нельзя, так, временное отключение сознания на несколько секунд…

– Что?!

– В общем, при одном случае, – Фрол пытался быстро оправдаться и поэтому говорил скороговоркой.– Это просто случай. При втором, в течении суток – тоже может быть случайность, но с малейшей долей вероятности, а вот при третьем…

– Это уже тенденция. Знаем, знаем тоже прослушали краткий курс логики ситуаций. Итак, это – тенденция. Ладно, продолжай, – и плавно тронул махину с места.

– Когда произошёл второй обморок у Званцева, я стал анализировать…

– Зачем?

– Предчувствие. Так вот, у них была одна общая особенность, за которую можно было зацепиться: оба имели некоторые способности в экстрасенсорике… Чуть выше среднего показателя.

– А у Василия, – продолжил Силин за Фрола, – процент самый высокий из троицы. Так? И ты знал об этом?

– По штату ведь положено… – начал было физик.

– И что ты сделал, говори быстрее, – и Игорь на всём ходу стал резко разворачивать машину обратно.

– Я…я… – стал заикаться парень.– Я же не знал, что это может быть для него опасно.

– Стоп, теперь давай только саму суть. Значит, ты пронёс на базу большой кристалл, наверное, самый большой, что смог выбрать. И как только ты вошел в каюту к Василию, как он тут же свалился в обморок. Но он был недолгим и вскоре Василий, как будто и не было никакого обморока, сразу включился в твой несанкционированный и опасный эксперимент. Так?

– Та-а-к, – протянул удивленный и испуганный Фрол. – Только не было никакого обморока. Василий на некоторое мгновение как бы выпал из действительности, а откуда вы…

– Поясняю для непонятливых, у меня процент этих способностей самый высокий в экспедиции. Не знал?.. Теперь знай. Так минерал до сих пор ещё там, в спальне?

– Да, Василий попросил оставить для эксперимента.

– Теперь, парень, моли Бога, чтобы всё обошлось.

– Извините, меня, пожалуйста. Мы ведь с Васькой друзья, и если бы я знал, если только мог предположить, что ему хоть что–то угрожает… Да я бы никогда… Поверьте.

– Да верю, но как ты мог…

– Хотелось быстрее найти разгадку. Вы же знаете, если мы не найдем способа их нейтрализовать, то нам придется прекратить все разработки и ждать экспертную комиссию с Земли. Вы ведь тоже…

– Что тоже?

– Тоже нарушаете Устав…

– Да, нарушаю, но в виду экстренной ситуации я имею полное право не сообщать руководству о произошедшем на Базе ещё двадцать четыре часа… Хотя подожди, ты о чём это?

– Как, так вы ничего не знаете? – удивлённо произнёс Фрол, и прошептал: – Мы же уже, вроде бы как того…

 

В третий раз за эту недолгую поездку вездеход, дико взвизгнув, резко остановился.

«Надо сказать дяде Саше, чтобы просканировал тормозную систему,» – машинально подумал Игорь.

– И когда? – спросил он, повернувшись к Фролу.

– Сообщение было отправлено сегодня рано утром вашим замом. Он сказал, что вы в курсе. Поэтому я и поспешил проверить свои догадки насчёт привидений.

– Значит, совещание было только проформой, так вот почему Кречет с Дакиным так спокойно вели себя сегодня. Они всё знали. Знали, что через три, максимум шесть часов, будет введён красный код, и управление Базы перейдёт в руки этого трусливого начальника безопасности, и, соответственно, всем управлять здесь начнет… конечно же, мой первый зам. Вот и дождался он наконец–то звездного часа. Значит, не зря я сегодня подстраховался. Как чувствовал.

– Он убедил меня, что вы в курсе… – пробормотал смущённый Фрол.

– А доложить мне об экстренном сеансе связи, как это требует Устав, ты просто не захотел?!

– Да нет же, я и рапорт при нем заготовил, а он сказал, что сам передаст…

– И ты спокойно совершил должностное нарушение, которое возможно обернётся не только моим смещением? И сколько ещё людей должно пострадать, чтобы вы, наконец, молодые или нерадивые всё-таки поняли: все пункты Звездных Уставов пишутся кровью. Кровью пионеров и исследователей! Кровью испытателей и ученых! И исполнять их надо, несмотря ни на что! Просто и тупо ИСПОЛНЯТЬ! Это же так очевидно, – уже тише закончил он и, замолчав, ушел в себя.

Фрол молча сидел и смотрел вперёд. Через некоторое время Силин вздрогнул и посмотрел на часы.

– У нас или есть ещё полтора часа или уже нет. Но так как нас не вызывают, похоже мы ещё повоюем. Повоюем? – как–то слишком весело закончил Игорь и тронул машину.

Фрол смотрел на проплывающую пустынную равнину – одни камни, глыбы и серый мелкий песок, и от предчувствия надвигающейся беды, у него вдруг защемило сердце. Горькая слезинка медленно скатилась по щеке.

– Да ты что это, малыш, никак сырость разводишь? Ну-ка отставить! Вспомни – ты же контактер третьего класса! А я, как старший по званию, приказываю тебе – отставить хандру! Ничего ведь ещё не случилось? И возможно так ничего и не случится. Будем надеяться. Приказываю – держать хвост трубой!

Но, заглянув в глаза командиру, Фрол увидел только колюче-серые льдинки, и осознал – беды им точно не миновать.

– Ладно, теперь давай выкладывай. О том, что вы ещё успели нарыть с Василием, – попросил Игорь Михайлович и по гнал вездеход игнорируя дорогу, лишь помня о том, что самая прямая – не всегда самая короткая.

Немного подумав и, приведя мысли в порядок, Фрол, вцепившись в страховочный ремни мёртвой хваткой, подпрыгивая на кочках, начал говорить:

– Когда и у Василия случился провал сознания, мы сразу догадались и немедленно накрыли кристалл силовым полем. Так сказать прекратили его воздействие на человека. Нам ещё повезло, что у Василия оказалась так хорошо оборудована лаборатория, и всё необходимое нам было тут же, под рукой.

– Да, он гордится своей походной лабораторией, – вставил Силин, – Хотя извини, я тебя кажется перебил. Продолжай. Так что же вы успели обнаружить?

– Ну, во-первых, что это… не минерал Зилий, а какой–то сгусток непонятной и еще неизвестной земной науке субстанции…

Игорь Михайлович никак не отреагировал на это сенсационное заявление физика, и он, немного подумав, продолжил:

– Видимо это плато, где мы пробурили последнюю группу скважин, какое–то особенное. Скальные породы того же состава как и везде, минеральная жила – из Зилия, а вот крупные кристаллы, вкраплённые в неё – неизвестны нашей науке. Мы проверили по Большой Карте кристаллов…

– Значит, мы имеем дело с открытием?

– И не минерала даже. Но точно, это – открытие. И сделал его, между прочим, ваш сын.

– И вы об этом молчали?

– Хотели устроить вам сюрприз.

– Да уж точно, устроили, ничего не скажешь. Постарались детки. И всё это время пока мы были на совещании, Василий экспериментировал с находкой? Да, но ты же был с нами, как ты мог…

– А я был постоянно с ним на связи. Помните, у меня на голове был стереомаг…

– А я думал, что ты опять свою группу слушаешь, и что тебе всё это совещание до лампочки.

– Значит, и все так подумали. Хорошо иметь хобби, не так ли? – совсем повеселел собеседник. – Вася мне и сообщил о том, что это не минерал, а некая застывшая кристаллоподобная структура. С большим волновым потоком какой–то информации. Вот только волну он всё никак не мог подобрать. Я ему тогда и подсказал, где и как найти характеристики для опыта.

– Да, но…

– Не волнуйтесь вы так, мы сделали себе двустороннюю связь, – и он показал обыкновенный малый кристаллик, на который все меломаны записывали свои любимые произведения. – Только мы друг друга и слышим.

– Теперь понятно, почему этот несобранный модулятор излучений вдруг появился на столе, и о каком сюрпризе он мне говорил при расставании. Значит когда я зашел в каюту, он не играл, а дистанционно занимался сканированием объекта?

– Правда, у мальчика тоже хорошее хобби?

И тут они не сговариваясь, посмотрев друг на друга, громко расхохотались. Но смех их оборвал заработавший прибор – кристалл засветился.

Ягудин сразу переключил связь на громкую, и Игорь Михайлович услышал взволнованный голос сына:

– Фрол, Фрол, срочно на связь, отец всё ещё с тобой? Вы где?

– Сынок я тебя слышу… – но увидев замахавшего руками Фрола, сообразил:– Они поставили силовое поле?

– Да, мы его слышим, просто потому, что антенну догадались присоединить к силовому кабелю, идущему в ангары, и далее, к первым буровым. А они-то как раз находятся за периметром действия силового и фонового полей. Да, и Василий тоже сейчас об этом сообразит. Он у вас умный мальчик. Вот сейчас. Подождите…

Игорь улыбнулся: такая похвала была любому отцу приятна.

И как в подтверждение сказанного, из динамиков послышалось:

– Ага, понял, включилась фоновая защита. Надо было раньше догадаться. Слушайте внимательно. Пришло подтверждение с Земли – нам объявлен красный код. Власть на Базе перешла к Симу Дакину, но правит балом, кажется, твой первый заместитель, пап, Дик Кречет…

– А кто бы в этом сомневался.

– …они избили Славика Жимайкина, и нескольких рабочих.

– Жимайкина? – удивившись воскликнул Силин.

И, словно услышав возглас отца, Василий подтвердил:

– …да, отец. Лишь Жимайкин один попробовал им сопротивляться, но они его вдвоем и исподтишка… Изверги. Меня не было, я это увидел по внутреннему видео, пока они его не обесточили. Затем приказали всем находиться в каютах и не выходить. В первом блоке, я слышал, была сильная стрельба. Там забаррикадировались старшие рабочих групп, и неожиданно для всех потребовали твоего личного присутствия. Я слышал, как Дик ругался, обзывая их всех предателями. Отец, что же это твориться? Какой–то военный переворот … – и совсем тихо выругался, но отец все равно услышал. И улыбнулся.

Улыбнулся и Фрол – раз друг ругается, значит всё в норме, значит злой и падать духом не намерен.

– Да отец, не беспокойся, с Евгенией всё в порядке, хотя она и плюнула Кречету в его… харю.

Услышав такое выражение из уст сына, Игорь поморщился.

– И не ругайся, батя, ты бы видел это самодовольное изображение на его фейскартинке. Правда оно сильно поблекло после бесстрашных действий нашего милого доктора, – и неожиданно добавил: – А правильно, что ты её выбрал. Одобряю. Она классная. Лично двумя руками «за»!

– Ну вот, всё и разрешилось само собой, а я всё гадал, как это ему сообщить об этом, – облегченно вздохнул Силин, но тут же снова сосредоточился на динамике, – О главном сынок, о главном…

– Да, главное…

«Нет, ну они определённо с отцом телепаты… Если у Васьки такой высокий процент, какой же у него самого»…

Внезапно Фрол услышал еле слышный шепот Игоря Михайловича:

«Самый высокий в возрастной группе». Но шевеления губ не заметил, только увидел, как Силин приложил палец в перчатке к шлемофону…

«Ну ничего себе»? – изумился ошеломленный Фрол.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18 
Рейтинг@Mail.ru