Инфоклонч Братья

Станислав Станиславович Стаховский
Инфоклонч Братья

Он был, как и Стив, такой же рослый, и сильный как медведь. И гриву на голове носил такую же – лохматую, коричневую. Он всегда был призёром силовых аттракционов на весенних ярмарках, на радость детишкам.

Вдруг Антон вспомнил, и проговорил:

– Но ты забыл, нам сначала необходимо доложить об этом патрульной службе сектора, а потом и службе Земного контроля за космическим пространством. И только после этого должны следовать их указаниям.

– Да ничего я не забыл. Просто, если ты помнишь, перед полетом мы сняли наш дешифратор и отдали его деду Лазарю для проверки. А вот обратно, как я помню, кто–то не забрал его назад. И мы имеем теперь незащищенную ближнюю связь.

– Ну, кто же знал, что нам понадобится шифровальщик в этом турполёте. Ведь за последние пять лет мы так им и не воспользовались. А почему я не забрал его, так ты–то ведь и сам всё хорошо знаешь.

– Да знаю, конечно, знаю, но это нас не спасает.

– А, может быть, сообщим так, напрямую, без дешифровки?

Стив повернулся и удивленно посмотрел на Антона. Тот огорченно махнул рукой и произнёс:

– Ну, сморозил глупость. Бывает, чего уж там… Ну, у нас и денёчек. Придется выходить на связь с базы. Представляю, что после этого начнется. И скорее всего это наше последнее турплавание в сезоне. Как ты думаешь? – и Антон вдруг сделал движение, как будто бы он хотел выкинуть эту капсулу за борт.

– А какой срок за это знаешь? То-то же. Так что шутки в сторону. Пошли готовиться, – сказал Стив и, хлопнув его по плечу, вылетел первым.

Они находились в командирской, и уже готовы были стартовать, когда на пульте сработал сигнал, как они все его в шутку называли «тревожной кнопки»: это Главный стюард, когда уже не мог справляться с клиентами просил у командира помощи.

Антон глянул на Стива и пожал плечами: мол, не в курсе.

– Дай обзор… Зоя.

Тут же на мониторе появилась картинка. На прогулочной палубе Главный стюард стоял перед Михаилом Юрьевичем, словно школьник перед директором и что–то тому услужливо кивал, сжимая кулаки за спиной.

– Глянь, Антон, наш маэстро опять… выделывается.

Антон смотрел с интересом и даже приостановил проверку стартового режима.

– Я не удивлюсь, если они щас пойдут на приступ, вот только Виолетточка подлетит, и…

– А ты, кажется, прав, чертяка, – весело отметил Стив, наблюдая, как в поле видимости появилась разгневанная подруга Михаила, несясь корявой походкой: магнитные босоножки она так и не освоила.

Резко махая руками, и что – то выкрикивая, стала сходу теснить стюарда к стенке.

– На твоем месте я бы не веселился, – посоветовал Антон. – Нам только очередного скандала и не хватало. Для пущей радости. И нашего бюджета.

– Не боись, друг мой. А насчет наших клиентов… хочешь на спор, что они сейчас благодарить меня будут? Ну, вот давай поспорим? Что? Слабо?

– А на что? – сразу же загорелся Антон.

– Да хоть … – Стив немного призадумался и выдал. – Да хоть на сдачу корабля, по прибытии на базу.

– Это же два лишних часа головоломки. У них ещё новый причал не достроен. И сверка всех данных по полёту, согласование идентификационных кодов будущего полёта, если он, конечно же будет… Хотя… Ладно. Но если ты проиграешь, то… ты ведёшь моих отпрысков в новый Луна парк. Идет!

– Ха-ха-ха. Удивил козла капустой. Да я их и так поведу. Мы с твоей Катериной договорились об этом перед нашим отлётом, – и, увидев удивленную гримасу на лице, продолжил: – Но ты не серчай, братец, всё равно ты уже проиграл, смотри и учись. Зоя, открыть дверь! Мы идем!

– А почему Антон сидит? – не поняла Большая. Но двери всё же распахнула как всегда вовремя, и Стив лихо вылетел в коридор.

– Вот ещё, пижон, – улыбнулся Антон и стал наблюдать за командиром через мониторы обзорного вида.

Приведя пилотское кресло в более удобное, нестартовое положение, он стал с интересом ждать: что же будет дальше. Это, как он знал уже по опыту, быстро не закончится. Но в этот раз всё было по-другому.

Как только тот появился перед группой спорящих, как Виолетта сразу же переключила весь энтузиазм на Стива. Но Михаил, отодвинув её в сторону, и стал что–то отчаянно доказывать, яростно жестикулирую правой рукой.

«И когда это Стив успел договориться с Катериной? – думал Антон, вспоминая, о чем ему только что сказал командир, продолжая внимательно наблюдать за яростной перепалкой на палубе, где подошедший Стив стоял и слушал клиентов.

«Правильно, даёт им выговориться – я бы тоже с этого начал. Так, а что это достал Юрич? – Антон увидел, как тот вытащил какую–то вещичку и тут перед Стивом развернулся голографический Договор.– Ух, ты, модная вещичка! – удивился Антон. – А командир кажется, испугался», – он успел заметить, как Стив непроизвольно схватился рукой за правое бедро.

Бластер даже командиру в туристическом полете носить не разрешалось, и всё их оружие было, согласно правилам, заперто в оружейных шкафах, но навыки остались – их же не запрёшь.

И тут, Стив вдруг поднял руку и начал говорить. Антон хотел было включить звук, но потом раздумал – так было ещё интереснее. Вот командир взял электронное устройство у Михаила, и, сориентировавшись в новинке, стал прокручивать условия Договора.

«Ага, – понял, Антон, – он сейчас им укажет на пункт №37, что всегда и везде пишут мелким шрифтом. Наверняка клиенты, документ до конца не читали, хотя и носят всё время его с собой. А зря не читали».

И действительно, Стив стал им показывать особые условия Договора, что были пропечатаны мелким шрифтом. Он сделал галантный жест в сторону Виолетты, и увеличил строки незамеченного пункта до нормального размера.

Они с явным недовольством стали читать. По выражению лиц клиентов, было ясно любому, что делали они это в первый раз, так как оно вдруг сменилось сначала на удивленное, а потом – на растерянное.

А Стив, ожидая их реакции, стоял артистично сложив руки на груди и победно улыбался. И тут он вдруг повернулся и хитро подмигнул прямо в камеру.

«Вот же позёр, – усмехнулся Антон. – Да, видимо придется мне идти на сдачу корабля. Что ж, проиграл, так проиграл».

– Предстартовая подготовка окончена. Дюзы прогреты. Корабль готов к взлету, – доложила Большая.

– Хорошо, сейчас доложу командиру. – проговорил Антон и отстегнулся

– Я ему тоже могу доложить…

– Ну, нет уж. Это сделаю я сам. Тем более, что я хочу услышать концовку. Двери! – скомандовал он.

– Так что же это? – услышал он, подлетая к спорщикам, лепет Юрьича.– У нас нет даже права обжаловать ваши действия?

– Ну почему же. Конечно же, у вас есть на это право, – снисходительно произнёс Стив притихшему пассажиру. – Но вы же понимаете, если здесь сказано, – и процитировал на память, – … Несмотря ни на что, Командир обязан провести спасательную операцию, по принятому сигналу SOS НЕМЕДЛЕННО, если только другим его членам экипажа или пассажирам не будет грозить опасность… А вы, как мне кажется, были в полнейшей безопасности. И даже с лучшим экскурсоводом по этим астероидам, Антоном Жаковым. Правда, Антон?

И Стив повернулся к нему, представляя поставить заключительный аккорд.

– Подтверждаю и по существу, и в полном объеме, что вам, моя прекрасная Виолетточка и вам, уважаемый Михаил Юрьевич – никто и ничто не угрожало. -Принялся обрабатывать клиентов Антон, вежливо и почти уважительно, балансируя на грани. – Вы ведь даже не ощутили никаких неудобств? Не так ли? Или вам не понравилось, как мы вас аккуратненько доставили в ваши каюты? Ведь вам даже не пришлось почувствовать эту ужасную процедуру дегазации после возвращение на борт из открытого космоса. Разве не так, Виолетточка? А тут проснулись и – вуаля! У вас даже прическа не помялась. Я думаю, что мы наоборот, даже заслужили по этому поводу маленькую благодарность. Не так ли? – застыл друг в галантной позе, наклонившись в сторону клиентки.

«Вот хватил», – отвернулся Стив, пряча рвавшийся наружу смех.

Но эта пространная хвастливая речь пилота словно бальзамом пролилась на раненое самолюбие Виолетты. И она к концу речи, уже довольно кокетливо улыбалась, и готова была им простить и гораздо большее, чем усыпление и транспортировку их на корабль в спасательной люльке.

Правда, суровое лицо, насупленного Михаила, выражало явно не лучшие его эмоции.

– И всё-таки, я должен буду сообщить об этом инциденте вашему начальству. А так же я буду вынужден поставить вам за этот вояж оценку «неуд» – и он надменно посмотрел на командира, ожидая его реакцию.

Антон ошарашено оглянулся на Стива: тот стиснул зубы, загуляли желваки, а глаза вдруг превратились в узкие щелочки. «А вот это Михась зря сказал, – успел подумать Антон, и ближе придвинулся к другу.– Щаc будет буря».

Но неожиданно, и не только для экипажа, Стив громко расхохотался в ответ. Посмеявшись до слёз некоторое время, он посмотрел на всех, ловя их удивлённые взгляды, вытер выступившие слёзы рукавом комбеза, и проговорил загадочную фразу – «посади… за стол, она и ноги на стол», – которую, судя по изумлённым лицам окружающих, никто так и не понял.

– Ладно, предлагаю компромиссный вариант. Старт корабля через пятнадцать минут. Иди, готовься, – приказал Стив Антону. – Ребята и вы тоже. – обратился он уже к стюарду и коридорному. – И проводите прекрасную Виолетту, – он галантно помахал ей рукой.– А мы с Михаилом Юрьевичем немного прогуляемся.

Стив взял того под руку и увлёк за собой.

«Куда это он его повёл? – думал Антон, уже усаживаясь в кресле. – Надеюсь, там не случится сейчас ничего криминального».

И когда через десять минут командир появился в рубке, Антон вопросительно уставился на него.

– А спор я всё-таки выиграл, – и он протянул формуляр обязательных рецензий на полёт.

Там в графе – оценка действий экипажа экскурсионного судна– стояла оценка «Отлично!» И красовалась размашистая роспись Юрьича. И ещё была пристёгнута кредитка…

 

– Я не ошибся, мои глаза меня не обманывают? Здесь точно эта сумма, что вижу на карточке?

– Нет, глаза тебя не подводят – ровно тысяча кредитов. – самодовольно ответил Стив

– Но ведь за эти деньги можно не только купить новую лицензию, а, даже, выплатив зарплату всему экипажу, потом целый год заправляться топливом и провиантом! Ты что, ограбил его, шантажировал, обещая сжечь его несравненную Виолетту? Или… колись, не томи, изверг, – и Антон пристально уставился на друга.

– Я просто показал ему нашу находку и предложил его жене пальму первенства в её обнаружении.

– Ох, а я уж грешным делом недоброе подумал. Такие деньжищи, и всего–то за выступление в новостях?

– Ну, не говори. Это для нас такая возможность простой пустяк. А некоторые готовы выложить и не столько деньжищ. Лишь только попасть в планетарные новости.

– Так выходит – ты продешевил? – удивился Антон.

– Щас, прям. Я и так долго торговался. Совсем обанкротил мужика. Не жадничай, сам же говорил, что многовато будет…

– Кто, я? – искренне удивился Антон, разводя руками. – Когда это было?

И, чуть было не купившись на этот словесный финт, Стив, помотав головой, словно отгоняя мух, стал серьёзным, и произнёс:

– Отставить разговорчики.

Антон понял, что пришла пора заняться делом и доложил:

– Кормовые дюзы прогреты. Топливо в норме. Приборы в порядке. Можем стартовать, командир.

Стив тронул сенсор и громко произнёс, зная, что его слышно во всех отсеках корабля:

– Внимание всем! Мы стартуем ровно через две минуты. Конечная точка полета база «Сатурн – 2». Расчетное время в полёте шесть часов сорок минут. Через пять минут после старта включится искусственная гравитация. Будьте осторожны, раздастся предупредительный гонг и голосовое оповещение. Желаю пассажирам мягкого старта и отличного полёта. Поехали!

Выбрав якорь, корабль медленно поднялся до расчетной высоты. Затем включились стартовые дюзы, и яхта, быстро набирая крейсерскую скорость, взяла курс на планету Сатурн. Там, на самой крупной космической базе Земли и располагалась фешенебельная туристическая фирма « Вояж для двоих», в которой они всегда имели VIP клиентов по блату. И где им ещё не отказывали. Пока.

Пассажиры после вынужденного отдыха не хотели спать и прошли в смотровую каюту. Там, разлёгшись по креслам, решили сгладить время перелёта, поглощая запасы легкого спиртного.

Крепкие спиртные напитки, по закону, на борту им иметь не полагалось. Их разрешали только на военных суднах разведывательного класса выше третьего. А яхта «Лань» была частным кораблём. Правда, отсутствие крепких напитков, пассажиры с лихвой заменяли употреблением слабых, но в больших количествах.

Всем было хорошо и приятно.

ГЛАВА 2 ПЕРВАЯ ВСТРЕЧА СТИВА И АДМИРАЛА СЕВЕРЦЕВА

Лунная База «Сатурн– 2». После приземления яхты «Лань»

– Так вы утверждаете, что первой заметила автоматическую капсулу S- 320 ваша пассажирка Виолетта Заморская. Это что, её псевдоним? – спросил ведущий допрос высокий и моложавый парень.

Он был в форменном кителе планетарной внутренней разведки в звании капитана.

«Что-то не похоже на простую формальность. И странно, что допрос ведёт внутренняя разведка. Это же не их сфера влияния». – Стив сидел и размышлял в маленькой комнатке без окон, глядя на усердного молодого человека.

При задержании, в зале прилёта, Стиву было сказано: «И что упрямиться? Это же простая формальность, ну вы же понимаете»? И эта формальность длилась уже… он сделал незаметный жест рукой и увидел цифры секундомера, запущенного, скорее всего по старой привычке: двадцать пять минут! «Вот так простая формальность…» – усмехнулся он.

– Что это у вас там? Куда вы смотрите? – сразу среагировал парень, – Покажите! – потребовал он.

И уже держа в руках полученную от Стива съемную часть браслета, он удивлённо посмотрел на допрашиваемого.

– ЛБС, личный браслет связи, аппарат космодесантника элитных групп, кодировка по геному хозяина. Хм. Хоть уже и старая вещичка, но лучше пока не придумали, как я слышал. А вот вижу её впервые. За какие же это заслуги?

Стив снисходительно улыбнулся:

– Давай не будем играть в кошки- мышки, капитан. Ты ведь всё прекрасно знаешь обо мне: и что я был в штурмовой группе «Вепрь», и что уже десять лет как на гражданке. Задолго до того как я переступил порог этой комнаты. Я – прав?

Видно было, что парень боролся с собой – вот он открыл рот, но так и не произнёс ни слова. Потом резко повернулся, вздохнул полной грудью и когда наклонился к Стиву, то перед ним был уже прежний спец, с непроницаемой миной на лице.

«Здорово же их сейчас школят», – только и успел подумать Стив, как открылась дверь, и в комнату вошел седовласый мужчина средних лет. По подтянутой фигуре и некоторым другим характерным признакам Стив понял – он не из штатских.

Спец резко выпрямился, тут же отдал честь и, открыл было рот, но, увидев отрицательный взмах рукой, так ничего и не произнёс.

– Как он? – спросил незнакомец.

– Молчит, господин адми…

– Я же просил, капитан, и вот ещё что, выйдя отсюда, выключите всю записывающую аппаратуру, – а заметив, что тот даже не пошевелился, резко крикнул: – Вон!

Того так и вынесло из комнаты.

Когда на столе погас кристалл объемной записи, вошедший пододвинул второй стул и уселся напротив Стива. Он был невысокого роста, и Стиву пришлось смотреть на него сверху вниз. Короткая стрижка, серый костюм, белая рубашка. Серые глаза незнакомца глядели колюче и с пристрастием. «Так глядят либо высшие чины, либо дамочки при оценке мужчин на час в увеселительных заведениях. А раз он, это не она, то второй вариант отпадает», – грустно усмехнулся Стив.

– Прошу извинить этих недотёп. Им было приказано просто узнать про историю со спасательной капсулой, и дожидаться меня, а не устраивать допрос с пристрастием, – начал незнакомец, не упустив ухмылку собеседника.

– Ну что вы, адмирал… Северцев. Какие тут пристрастия? Так, просто обычный разговор двух друзей.

– Так вы знаете, кто я? – удивление было искренним, но мимолётным.– Что ж, хорошо. Значит, представляться не будем. – А откуда, если не секрет? Хотя постойте, вы же обучались в академии у Прибыльцова. Да, да, в анкете служебных связей, он значится как один из наиболее посещаемых вами контактов…

– … и хотя Учитель давно в отставке, но он следит за всеми своими учениками и отслеживает их карьерный рост, – закончил за него Стив.

– Ах да, ну конечно, он всегда в курсе планетарных событий… – адмирал взял съёмник браслета со стола, осмотрел со всех сторон и, неожиданно, бросил Стиву.

Он незаметным для глаза движением кисти, поймал его и, опять же, еле уловимым движением защелкнул на место – на запястье правой руки. Он, как бывший космодесантник экстра – класса, отлично владел обеими руками, но всё равно предпочитал носить браслет на правой.

«И от сердечной линии подальше», – подметил адмирал, удивленный реакцией собеседника.

– Ну, допустим не всех, – поправил Стив, облокотившись на спинку стула. – Ведь про Экспедиционный геологоразведывательный Корпус, чьё имущество мы подобрали, совсем не в курсе. И разрешите вопрос – почему такой вдруг интерес службы космических Групп Правопорядка, которую вы возглавляете к какой – то пустой капсуле?

Но адмирал молчал, он думал.

«На допросе не срезался, находится в отличной физической форме, подтянут, насторожен, но вида не показывает. Та же молниеносная реакция. А как он лихо съёмник браслета поймал? Явно рисовался, значит – кураж не потерян. А как надел? Даже я едва заметил. Школа. Видно хорошо их в своё время Прибыльцов вымуштровал. И сейчас, вроде бы и расслабился, а правую ногу всё равно держит наготове, обвив ножку стула, будто готовится к прыжку… Одно слово – штурмовая группа „Вепрь“! В свое время одно из самых элитных подразделений спецгрупп. И на море и в воздухе. И на земле и в космосе. Таких не отправляют в отставку, лишь только под знаменем, на мемориал. А этого отправили. Почему? Что же случилось десять лет назад? Странно, что даже мне не рассекретили его файлы. Ладно. Продолжим».

– Сначала ответь по существу о вашей находке, – начал адмирал, как будто не заметил вопроса Стива

– Значит после того, как мы с Зоей…

– С кем, с кем? – не понял адмирал, – Что – то о ней мне не докладывали. Ведь ты осуществил захват капсулы один, как я помню из донесения…

– Мою Большую корабля, ну, электронный мозг управления, зовут…

– Да, да, традиции не нарушаются. Продолжай.

– Мы с Антоном Жаковым, моим компаньоном и пилотом, проанализировав ситуацию, пришли к мнению, что сама капсула не смогла бы долететь за такое короткое время из системы L3212. Значит скорее всего события развивались…

Стив немедленно прекратил говорить и, подняв свой браслет, показал пульсирующую красную звездочку на экране, которая не перемещалась на нем, как бы он не крутил рукой.

«Началась скрытая запись» – мгновенно сообразил Северцев и, погасив внезапно возникший гнев, тут же показал жестом: «Я тебя понял. Наблюдаю». И сразу выдал другой: «Веди партию. Я подстрахую», – а вслух переспросил:

– Слушай, может быть чайку? – и, не дождавшись ответа, громогласно крикнул. – Капитан! Чаю нам. Две кружечки. Только настоящего.

Звездочка на табло погасла. Стив тихо поднялся и быстро подошёл к двери, встав таким образом, чтобы оказаться сразу позади вошедшего.

Капитан не заставил себя долго ждать. Быстро распахнулась дверь, Стив, не увидя вошедшего, заметил в миг побледневшее лицо адмирала. И сработали натренированные мышцы: молниеносно сделав переворот влево, и перевернувшись на месте, космодесантник вылетел ногами вперед в проем двери, усилив полёт толчком обеих рук о пол.

Ботинками, с металлической окантовкой, настоящие – десантские, Стив угодил капитану, целившемуся в адмирала из парализатора, прямо в пах. От удара лицо стрелка мгновенно покраснело, и он, как в замедленной съемке, тихо и беззвучно сложившись пополам, рухнул на пол. Стив, успевший перегруппироваться и стать в боевую позу, расслабился. Противника уже не было: хватило и одного удара. Быстро подняв обмякшее тело капитана, Стив затянул его в комнату, не забыв прихватить оружие, и прикрыл дверь.

Адмирал наконец пришёл в себя, суетно расстегнул воротник и сделал несколько глубоких вдохов. Потом встал и начал нервно ходить по комнате.

Стив выглянул в коридор, увидел неподалёку на раздаточном столике приготовленный поднос с чаем. «Очень кстати оказался заказик,» – и протянул кружку взъерошенному адмиралу.

– А чаёк–то хорош. Пейте, адмирал… пока есть время», – мрачно пошутил он и, присев на корточки, похлопал капитана по лицу. Тот даже не пошевелился.

– И что с ним делать будем? – спросил Стив, садясь, на стул и ставя недопитую кружку прямо перед собой.

Адмирал перестал нервно ходить по комнате, остановился, посмотрел на чай, на спокойного не по ситуации Стива, потом подошёл поближе, присел на край стола, отхлебнул из кружки и сказал:

– Ну, во- первых, ты понял, что сейчас мне жизнь спас?

– Ничего, не впервой, – улыбнулся Стив и добавил, – да у него же не было никаких шансов!

– Ну, нет уж. Шансов–то как раз у них было море. Чего-то мы не учли. Чего- то мы не доглядели, – затем посмотрел на лежащего капитана.– И когда он придёт в себя?

Стив отхлебнул чай, бросил взгляд на ЛБС и лаконично произнёс:

– Если он тот, о ком я думаю, то у нас есть ещё пару минут. Простой разведчик лежал бы без сознания часа два от такого удара. А этот вон уже порозовел. Значит, скоро мы его допросим. Не так ли?

– Я, кажется, догадался, кто хочет меня нейтрализовать…

– Это и ежу понятно… – но, увидев, как на него посмотрел адмирал, Стив поперхнулся и замолчал.

– У нас совсем нет времени тут чаи распивать. Твой браслет полной комплектации? – неожиданно спросил Северцев, видимо приняв окончательное решение. – Если я не забыл, бывшим спецам оставляли браслеты, но в них удаляли некоторые необходимые только в боевой обстановке функции. У тебя, как у любимчика Прибыльцова, я очень на это сейчас надеюсь, он ведь остался в полной комплектации? – и адмирал, в надежде на утвердительный ответ, выжидательно смотрел на Стива.

«Пока не будем разочаровывать дяденьку», – подумал Стив и, сняв браслет, протянул его, и сказал:

– Вы правы, адмирал, мне как лучшему, а возможно, и как любимому ученику, браслет достался со всеми функциями. Вот – выбирайте!

Над браслетом сразу развернулось зеленоватое голографическое древо всех функций. Хотя можно было бы и просто воспользоваться монитором. Но так было быстрее, и, как недвусмысленно сказал адмирал, времени было у них в обрез.

Северцев, мельком взглянув на содержимое, тут же выбрал папку с красным крестиком. Открыв её, и, почти не глядя, коснулся пальцем третьей строки сверху, затем быстро приложил браслет к основанию черепа капитана, лежавшего ещё в беспамятстве. Нажал на кнопку. Тело выгнулось, немного побыло в сильнейшем напряжении, и обмякло.

 

– Ну, вот и всё – спать будет долго, давай и почаёвничаем. Горяченького бы. Справишься? – но, увидев вопросительный взгляд, добавил: – Теперь никаких лишних вопросов. Вскоре, надеюсь, сам всё поймёшь. Давай, давай, космодесантник Стив Страйтов, боевой псевдоним «Великолепный Юстас». Приступай к выполнению секретного задания. Какого? Да, да, именно – ещё две кружки чая! Надеюсь, когда тебя сюда вели, заметил, что столовая находится рядом?

Стив, развел руками: мол, обижаете, товарищ начальник, и быстро исчез из комнаты.

Адмирал медленно опустился на стул. Колени у него всё ещё дрожали.

Когда Стив, через пятнадцать минут, попытался войти в комнату, вернувшись из столовки, то он не смог этого сделать, даже если бы и применил приёмы рукопашного боя – всё пространство коридора и площадь комнаты была забита бойцами в чёрном.

«Служба безопасности… – сразу определил Стив, а, увидев шеврон на правом рукаве, домыслил: – из отдела личной охраны президента Базы. А он здесь с какого бока»? – но, увидев пригласительный жест адмирала, стал пробираться внутрь, уверенно раздвигая преграду своим мощным торсом.

– Вот чай, пожалуйста… – проговорил он и осёкся. На него пристально и в упор смотрел маленький человечек, возле которого слишком уж уважительно, почти навытяжку, стоял адмирал Северцев.

Но, узнав, кто перед ним сидит, Стив, тем не менее, не вытянулся и честь не отдал.

«А Юстас не так – то прост, как кажется, – подумал адмирал и улыбнулся.

Не выдержав первым дуэль взглядов, президент самой крупной международной Базы на космическом пространстве Солнечной системы тихо спросил у Северцева:

– Чьих будет?

«Холоп ни чьих не будет – мы сами по себе», – быстро, но мысленно ответил ему Стив, и мысленно же, провел резкий прямой удар по переносице. Да так, что дужка и кровавые сопли в сторону!

Вдруг президент резко вскинул голову, как от удара, и неожиданно пристально посмотрел на десантника

«Ух, ты, вот это да! А вдруг… – Стив взмок от внезапной мысли, что тот мог вставить ныне модный среди элиты властных структур искусственный модуль телепатической функции.– Да нет, навряд ли, – с облегчением выдохнул Стив.

– Что устали? – вдруг участливо спросил его президент. – Чайком вот смотрю, балуетесь.

– Да, да, пожалуйста, – и Стив протянул кружку сидевшему.

Но тот её не взял, и стал чего-то ждать.

«Что тут творится? – адмирал никак не мог понять происходящего. – Что за непонятная, какая–то дурацкая… дуэль?»

«Адмирал не в курсе? Странно? Но по его статусу он должен был знать, о том, что произошло десять лет назад, и за что меня турнули из отряда. Ладно, посмотрим, что дальше этот чудик выкинет, – зло подумал Стив и изменил наклон руки и угол корпуса – перераспределив нагрузку по мышцам. Теперь он мог легко держать протянутую руку с кружкой хоть часами.

– Ну ладно. Ладно. Видимо тебя уж действительно ничто не исправит, – наконец примирительно проговорил президент Базы и взял кружку чая, уже начавшего остывать. -Прошу познакомиться, господа, это мой приёмный сын от второй жены, Стив Страйтов. Ты ведь взял фамилию матери, не так ли? После её трагической гибели…

– Да, Виктор Карлович. А вы по–прежнему всё в трудах и в заботах? О нас … – участливо проговорил Стив, явно справившись с волнениями и тревогой, которые сразу возникли в самый первый момент, как только он увидел и осознал, кто именно сидел за столом в комнате.

«А раны всё-таки болят.

И временами даже кровоточат.

Мы не ушли, мы не оставили своих.

Но память больше ничего не хочет…»

Вспомнил Стив свои любимые стихи, написанные неизвестным поэтом где-то в конце 20-го века. Он уже успокоился, и стал думать о том, что же всё- таки здесь происходит?

Адмирал незаметно посмотрел на внешне спокойного Стива, нахмурил брови и о чём–то серьезно задумался, что даже не заметил, как к нему обратился с вопросом президент Базы Виктор Карлович Зимин, единственный родной брат действующего президента Земной Коалиции.

– Да? – вдруг очнулся Северцев, – Повторите, пожалуйста, я что–то Вас не расслышал.

Президент удивился, но вопрос повторил. Правда, уже с некоторым раздражением.

Выказывая ему свою лояльность и подобострастие, склонившись в полупоклоне, адмирал скороговоркой отрапортовал: «Капитан принес нам чай, споткнулся, и прямо своим причинным местом ударился об угол стола. В данный момент находится в палате номер шесть у медиков первого яруса. Я уточнял, он пока ещё в обмороке. Видимо… сильно ударился».

Адмирал знал, что ему, конечно же, не поверят, но всё же надеялся, что такой версией, хоть на время, но обезопасит себя. Номинально он не подчинялся президенту Базы, но формально, был все-таки на его территории.

Виктор Карлович, видимо поняв, что слишком поторопился сюда с визитом, и, решив хоть как то завуалировать настоящую причину своего появления, продолжил:

– Ладно, ладно, я совсем не по этому поводу здесь, адмирал, вы в курсе, что моего сына арестовали?..

– Да вы что?

– Бывшего… бывшего, – громко вставил свою реплику Стив.

– Да, теперь уже бывшего. К великому моему сожалению. Я ведь так любил твою мать. Ты ведь знаешь… – и, не дождавшись реакции на свой монолог, продолжил: – Мне доложили – как я тут же примчался. И что моему сыну теперь грозит?

Поняв, что это и есть его алиби, адмирал принял условия игры.

– Думаю, бойцы Правопорядка возьмут свои рапорты назад, и раз он ваш сын, хоть и бывший.. ему грозит вольное поселение… на годик, – и, не увидев на лице чиновника никакой реакции, продолжил:– Вы ведь знаете, какие сейчас строгие наказания за малейшее сопротивление Силам Правопорядка. А тут и мордобой и две свернутые скулы…

– И выбитые шесть зубов. И не только передних… – съехидничал Стив, следя за мухой, которая ползала по потолку, непонятно откуда здесь взявшаяся.

– Да и по мелочам, – адмирал кинул уничижительный взгляд на десантника. Но тот лишь безразлично пожал плечами в ответ. Адмирал вздохнув, продолжил: – В общем, я так думаю, его яхта пока останется у вас, на Базе под арестом.

И в этот момент он увидел, как алчно загорелись глаза президента.

Лишь сейчас адмирал вспомнил, почему ему показалось таким знакомым название этой яхты – это ведь она в прошлом сезоне выиграла Суперкубок Нации! Обойдя более полусотни участников Регаты, яхта прямо-таки ворвалась на финиш. С огромным отрывом от соперников. За всю историю гонок такая ошеломляющая победа новичка была только однажды. В первой гонке. И весь спортивный бомонд заговорил о рождении нового чемпиона и новой легенды.

«Жаль не судьба. А ведь Регата совсем скоро», – промелькнула мысль у адмирала и исчезла.

– Так что, такие вот у нас дела. Господин президент, если у вас к нам всё, то нам бы продолжить…

– Да, да, не буду мешать. Надо оформить все бумажки, справки, понимаю, понимаю, – и он вышел, даже не взглянув на бывшего сына, которому грозило реальное лишение свободы.

Свита президента и многочисленная охрана быстро покинули помещение вслед за начальником.

Стив встал, подошёл к управлению климатической станции, и, прежде чем провести манипуляции, оглянулся на задумавшегося адмирала и спросил:

– Что–то тут пахнет скверно, вы не против интенсивного проветривания?

Адмирал согласно кивнул головой, и присел к столу, расстегивая ворот рубашки.

А Стив включил систему на полную, саркастически чему–то улыбаясь.

ГЛАВА 3 СЕКРЕТНОЕ СОВЕЩАНИЕ В КОРПОРАЦИИ «СЕПТОРИЯ»

Кабинет президента корпорации «Септория». За шесть месяцев до встречи адмирала и Стива

Зин Жилов вошел в свой кабинет и включил «Голог–001» – суперновейший телевизор с голографическим эффектом. Его вчера только привезли, и Жилов пока ещё не привык к тому, что изображение возникает в воздухе, и видно оно с разных ракурсов, без искажений. Вернее и в предыдущих моделях применяли голографических эффект, но одно дело, когда оно возникало на мониторе: чуть – чуть выходя из стеновой панели, и совсем другое – в центре кабинета. В этой новинке удалось довести реальность изображения на все сто. И Зин, с непривычки, шарахнулся от несущегося по полю танка. Было такое ощущение, что ничто уже не могло спасти человека, от его бешено крутящихся гусениц. Ярко представив себе, как его размочаливает на кусочки, Зин отпустил воображение. Он часто это делал, так как свободное воображение быстрее приносило решение сложных задач. И тренировался. Даже на таких, казалось бы, пустяках.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18 
Рейтинг@Mail.ru