Инфоклонч Братья

Станислав Станиславович Стаховский
Инфоклонч Братья

Инфоклонч – симбиозное существо двух цивилизаций Земной и Люраньской.

Возникает (рождается) только после гибели человека, при условии, что он раньше записал на материнский кристалл Армоний (подержал в руке более минуты) свой информационный клон.

Впервые они были обнаружены Экспедиционным геологоразведывательным Корпусом корпорации «Септория» 2212 года на планете L3212 сектора D.

Основным местом обитания Люрань является планета – Инфоклония.

В Земном коалиционном правительстве Люраньская цивилизация имеют трех постоянных представителей.

Из Всемирных хроник

Сайт: Новые цивилизации

Раздел: Разумные существа Вселенной

ПРОЛОГ

Окрестности планеты Зор. Сектор «В» на краю Солнечной Галактики. Декабрь 2200 года

– Что случилось? – Женуаль проскользнула в командирскую рубку и устроилась в кресле второго пилота. – Ты зачем меня позвал? Мы уже подлетаем к нашему сюрпризу? – игриво спросила она.

Антон, мельком взглянув на любимую жену, включил большой обзорный экран и продолжил наблюдение за результатами сканирования пространства на экранах, готовя корабль к старту. Увидев на экране пространство впереди по курсу яхты, улыбка на лице Женуаль мгновенно испарилась. И она только крепко сжала губы и быстро пристегнулась.

Земное правительство долгие годы обещало дать последний и решительный бой космическим пиратам, устраивающим набеги не только на земные поселения, но и на лунные базы. И этот день настал. Именно в этот неподходящий момент, Антон Дамбре решил устроить сюрприз на пятилетие сыновей, и вывез всю семью в тихий космический закуток, но, как оказалось, ставший эпицентром предстоящей битвы.

Женуаль, ещё до старта, в самом начале путешествия всё– таки почувствовала смутную тревогу, но не сориентировалась в замкнутой обстановке, и списала все возникшие ощущения на волнение перед торжеством.

И теперь, сидя в кресле пилота любимой крейсерской яхты, как робот, выключив эмоции, она прокручивала в голове всевозможные варианты спасения.

Военная эскадра, перед которой они оказались, принадлежала космическим пиратам. Хорошо была издалека заметна энергоантена флагманского корабля огромных размеров, на которой отчетливо виднелись мерцающие череп и кости на фоне красного знака бесконечности – известный знак космических, преступных охотников за чужим богатством.

Пираты уже дали залп. И несколько сотен тысяч энергетических зарядов вперемешку с простыми, допотопными ракетами неслись в пространстве. Плотный пучок смертоносных игл, по курсу которого дрейфовала в данный момент гражданская яхта «Женуаль», был направлен на эскадру правительственных Космических Сил Правопорядка Земли, которые только–только появлялись из– за планеты Зора.

Антон пытался в экстремальном порядке раскрутить движки Зайерса, чтобы стартануть по Лучу, но она знала, что это ничего не даст, так как их успеет накрыть раньше, чем они создадут нужную плотность магнитного поля, для запуска движителей. Время было упущено. Спастись можно было только обычным путём – если успеть разогнать яхту до запредельной для неё скорости, и попытаться уйти от удара.

Женуаль дотянулась и положила руку на правую кисть Антона. И они посмотрели друг на друга. Женуаль попросила:

– Соберись. Я оставила их в столовой, и у тебя будет несколько секунд, после моей команды, чтобы их спасти. Ты сможешь, я знаю. – Она говорила быстро, четко, монотонным голосом, словно впечатывала программу. – Возьми спасательную капсулу номер два, она больше, и я заранее укомплектовала её всем необходимым по двойной норме. – заметив удивление, промелькнувшее на лице мужа, быстро продолжила, не дав ему проронить ни слова. – Первую запустишь позже, для подстраховки, с отвлекающим манёвром через тридцать секунд. Здесь я сама справлюсь. Спеши, милый. Ещё есть шанс их спасти.

Антон был всего лишь хорошим бизнесменом, а в остальных мирских делах, он во всём полагался на Женуаль. Бывшую военную, и капитана этой космической яхты. Выбравшись из кресла, он на миг прижался к жене, поцеловал её в губы, и шепнул только два слова. Затем бросился к выходу, спасать самое дорогое, что у них с Женуаль было.

Их богатство молча сидело у стола и, словно почувствовав что–то, не шалило, как обычно бывало, если они оставались вдвоём. Любимая игра «Лабиринтик» лежала в стороне, мелькая всеми красками радуги. К ней они даже не притронулись.

Увидев отца, заулыбались, но как то смущенно и не совсем радостно.

Он на мгновение задержался. Сыновья были неразличимы между собой – братья близнецы пяти лет от роду. Светлые длинные волосы и круглые лучезарные мордашки. «Само совершенство», – прошептал Антон и, схватив их под мышки, бросился на нижнюю палубу.

Не успел он добежать до поворота, как пол вдруг выскользнул из – под ног: это возникла невесомость, и он еле-еле успел сгруппироваться, чтобы не расшибиться о переборку. Близнецы, выскользнув у него из рук, самостоятельно справились с неординарной ситуацией, и Антон даже услышал их звонкий смех.

«Видимо пришлось выключить и установку искусственной гравитации», – пронеслось в голове Антона, и он вскрыл первый попавшийся технический люк.

Сынишки чувствовали себя в невесомости, словно рыбы в воде, и висели рядом с ним, на уровне его плеч и ждали, озорно моргая глазёнками.

– Ну, а теперь на скорость, кто окажется в транспортном отсеке первым? – он понимал, что так они будут мобильнее.

Сергей, приняв условия, тут же нырнул в проём с криком: «Не догонишь!» Они с братом уже давно исследовали яхту вдоль и поперёк. А вот Арвид задержался, и внимательно посмотрел на отца.

– Давай, мой дорогой, поспешим – времени у нас совсем нет.

Ещё секунду поколебавшись, Арвид, ничего и не сказав, быстро оттолкнулся от края. Антон не мешкая, бросился за ними.

Женуаль корректировала курс и выжимала из двигателей всё, что могла.

Но скорость росла медленно, и первые ракеты были уже совсем близко. А на подходе и основной арсенал – все пространство сзади словно оказалось соткано из тысяч светящихся точек. Ещё совсем немного – и им будет уже не уйти. Нужно было срочно найти новое решение. Отклонение от параллельного курса атаки было опасным, но это хоть маленький, но шанс уйти от прямого столкновения. Прямой же вектор их движения уже сейчас означал только одно – смерть, так как скорость яхты увеличить сильно не удавалось, и ракеты их медленно, но нагоняли.

Решение было принято.

Обесточив ненужные установки корабля, она получила немного дополнительной энергии. Затем по кратчайшему пути стала выводить яхту из опасной зоны, свернув с прямолинейного пути.

И поначалу всё удавалось, хотя и с трудом: мелкие разряды, более скоростные, она сбивала с опасного направления лазерным лучом, приспособив для этого установку лазербола сыновей, просто отключив блокировку ограничения по разряду и увеличив мощность в несколько раз. А от поражения средних, уходила, используя врожденные способности, предугадывая места столкновения, и прекрасно маневрируя на грани фола стотонной космической красавицей.

Яхта скрипела, кряхтела, стонала, словно живой организм, но не подводила хозяйку. С честью выполняла все её немыслимые приказы – бросалась рывками вперед, круто поворачивала или экстренно тормозилась.

Заметив промежуток между группой зарядов, Женуаль выжала из своей любимицы максимальную скорость на вираже и, нырнула в просвет, уйдя от опасной близости с большой группой смертоносных торпед. И стала уверенно, выходить в свободное безопасное пространство.

Но им не повезло. В жизни бывает.

Её маневры и отражения атаки не остались незамеченными обеими воюющими сторонами. Оператор палубной лазерной установки флагмана пиратского флота доложил своему боссу об обнаруженном объекте, как о том же, почти одновременно, получил известие и командарм Космических Сил Правопорядка Земли.

Оба одновременно приняли решение.

Один приказал послать сигнал летящей невдалеке от яхты комбинированной зарядной матке, атаковать обнаруженный объект всеми десятью имеющимися в её распоряжении зарядами.

Второй, после внутренней недолгой борьбы – а стоят ли какие-то гражданские его светлейшего внимания, когда тут такое назревает? – но всё же послал два спасательных шлюпа с добровольцами на борту, и тут же забыл об этом.

И когда Женуаль уже хотела послать мужу отбой, видя, что они медленно, но уверенно, выходят из-под основного удара, как резкий перезвон предупреждения Большой корабля о фланговой атаке заставил замереть в страхе, наблюдая за происходящим по правому борту. От десяти зарядов, которые неожиданно стартовали из огромного носителя, до этого спокойно улетающего вдаль, они не успевали увернуться. А значит и спастись.

Мгновенно просчитав в уме всевозможные варианты, она выбрала один единственно правильный.

Всё ещё надеясь на то, что Антон успел-таки усадить малышей в спасательную капсулу, она дала команду «Старт», зная, что огромное табло в транспортном ангаре тут же засветится зеленым огнём. Прождав так долго, тянущиеся пять секунд, необходимые для запуска, Женуаль наконец–то увидела стремительный старт капсул. И она тут же, включив боковые двигатели, круто развернулась, испытав запредельные нагрузки. И, стабилизировав свое положение, отстрелила грузовой отсек, прикрывая сыновей его внушительной массой. И тем самым подписала смертный приговор мужу, ведь он уже не смог бы вернуться в командный отсек.

Крупные слезы водопадом вырывались из её прекрасных глаз, и, разлетаясь во все стороны, носились по рубке, как маленькие торпеды. А она только тихо шептала имя мужа, прося прощения за этот, безумный, на первый взгляд, поступок, мертвой хваткой вцепившись в ремни безопасности пилотного кресла. И вспоминала два последних слова, что он прошептал ей на прощание. «Люблю и прости». Теперь и она повторяла эти слова снова и снова, как молитву: «Люблю и прости. Прости и люблю»…

 

Но она точно знала, что, только пожертвовав своими жизнями, они дают шанс их малышам остаться живыми в этой страшной безвыходной ситуации.

За последние несколько секунд до столкновения, Женуаль успела ещё многое. Обесточив электронные мозги корабля, чтобы не помешали её дальнейшим действиям, она, направила яхту навстречу зарядам. И в самый последний момент перед столкновением хладнокровно взорвала себя.

Свою ненаглядную ласточку. Свой талисман и любимицу, которая была построена по специальному заказу и подарена ей мужем в день рождения близнецов…

Крейсерскую яхту с именем «Женуаль» на борту от взрыва разорвало на несколько больших и средних частей. Первые ближние четыре заряда, как и предполагала Женуаль, сдетонировали сразу же, два других подорвались от осколков разлетевшейся верхней палубы. Но остальные, не изменив движения, быстро нагоняли грузовой отсек и капсулы.

Командирский отсек сильно пострадал от взрыва, но Женуаль умерла не сразу, и ещё довольно долго оставалась живой, хотя и обездвиженной от полученных смертельных ран. Она летела в противоположном направлении от траектории сыновей, и не могла увидеть, что план почти сработал, и принесённая жертва была не напрасной. Но она чувствовала, что у неё всё получилось, и с вымученной улыбкой на лице тихо умирала, несясь в бездонную пропасть мрака…

Настигнув цель, два заряда разметали грузовой отсек на мелкие кусочки, не оставив никакой надежды отцу близняшек. А два других заряда продолжили путь.

Вскоре один из них отвернул за капсулой, которая изменила курс. Подоспевшие спасатели Космических Сил тоже разделились. Пилоты были до последней минуты уверены в том, что в обеих капсулах находились спасшиеся с яхты. И оба, не имея уже никакой возможности сбить заряды с курса, так как они оказались в мертвой зоне, не задумываясь, совершили героический поступок – пошли на таран. Два взрыва прогремели одновременно. Угроза капсуле с малышами исчезла…

Первый залп пиратов натолкнулся на выпущенный заградительный от Сил Правопорядка, и… пространство закипело от миллионов разлетевшихся осколков и взрывов. Мрачный темный космос озарился ослепительной вспышкой десятков тысяч рукотворных Солнц!

Битва началась…

А маленькая капсула, со спасёнными малышами, летела вперёд, всё дальше и дальше, отдаляясь в сторону от проторенных космических трасс. Шальной осколок успел повредить часть системы навигации, срезав начисто наружный блок.

И она неслась теперь только в одну сторону. В неизвестность.

ГЛАВА 1 SOS В КОСМОСЕ

Пояс астероидов. Частная туристическая экскурсия. Осень 2212 года

«Посмотри, Михасик, какой дивный камешек я нашла», – услышав в эфире голос своей пассажирки, Антон приостановился и осмотрелся. В каких–то двадцати метрах внизу у подножия вершины, на которую он только что забрался, копошился оранжевый скафандр. «Понятно, – это наша несравненная примадонна всех театров и сценических площадок Виолетта Заморская, – подумал Антон Жаков. – С ней всё в порядке, а где же наш неутомимый Михасик, только же был здесь»?

Он привстал и оглядел недалекий горизонт самого большого астероида в системе малых планет.

Не успела яхта здесь приземлиться, как парочка тут же разлетелась по сторонам, и как Антон их ни упрашивал соблюдать элементарную безопасность, пассажиры, словно сговорившись, улетали от него. На астероидах постоянно происходили несчастные случаи. Но видимо именно за этот риск туристы и обожали экзотический маршрут.

А вид здесь был что надо. Антон стоял на самой высокой точке астероида, и прямо перед ним расстилалось огромное черное бархатистое поле: его Величество Космос, – усеянное мелкими астероидами и пылевидными островками… Красота была неописуемая – смотреть и смотреть, не отрываясь. Но работа есть работа. Он вздохнул и пустился на поиски второго пассажира.

Антон со Стивом Страйтовым, своим другом и командиром яхты постоянно, когда не было основной работы по перевозу коммерческих грузов, подрабатывали в туристическом бюро: возили богатых клиентов развлекаться по Солнечной Системе. Благо, их яхта, точнее она была собственностью Стива, позволяла им этим заниматься. Ну, а он был его компаньоном и подрабатывал на корабле вторым пилотом.

Антон огляделся. Странно, но нигде не было видно синего скафандра Михаила, большого спонсора и друга восходящей звезды театральных подмостков. «Придется опять просить помощи», – и пилот связался с кораблем, который завис над астероидом в ста метрах, закрепившись разовым якорем.

– Да, слушаю, Антон, что, опять чудят пассажиры? – командир и хозяин яхты «Лань» Стив Страйтов сидел в пилотном кресле, как это предписывала инструкция о туристических прогулках по малым планетам, и… читал роман «Северное сияние», бестселлер последнего месяца.

– Опять исчез этот Михасик, сил моих на них уже нет никаких. И когда же они захотят отдохнуть? Поищи его, пожалуйста, где там наш «синячок» прохлаждается?

На табло появилось усталое лицо пилота и друга Антона Жакова. «Да, укатали сивку крутые горки, хотя совсем недавно был бодрым свежим он. О – па, и стихи появились. Да, нам действительно пора отдохнуть. – грустно подумал Стив, увеличив сканированный участок, где горели маячки. – Один – это Антон, он желтый, второй – это Виолетта, рядом с ним, оранжевая. А вот синий действительно от них почему-то далеко забрался. Наш доблестный арендатор, Михаил Юрьевич Зуев, какой- то клерк, в какой-то корпорации», – последние слова Стив произнёс вслух, не заметив этого.

– Какой там ещё клерк, я что-то не понял? – вдруг раздался голос Антона.

– Да нашел, нашел – лови его, он как раз за скалой.

– Какой скалой!? Ты шутишь, да? Нашел время. Их тут, куда ни глянь – сотни.

– А ты не буянь, а посмотри на три часа. – Стив увидел, как Антон повернул голову вправо. – Заметил? Ну, вот и, молодец.

– Ага, вижу. Как малые дети. Просил же не отходить больше чем на сто метров. Может, запишем им нарушение?

– И что? – усмехнулся Стив.

– А ты как будто не знаешь, лишних сто кредитов нам не помешают. Или ты забыл о том, что у нас с тобой последнее предупреждение?

– Да помню, помню. Но, увы, не подпадает это их деяние под такой серьёзный штраф. Лучше давай лети за ним, а то скоро окажемся в зоне затемнения. И скажи, что пора уже возвращаться.

– Ладно, – буркнул Антон, и Стив увидел, как он, включив полетные двигатели скафандра, устремился к непослушному пассажиру.

Стив закрыл книгу. Напоминание Антона, отбило всю охоту к чтению, хотя он бравировал и изображал безразличие. У них уже было двенадцать предупреждений, из возможных тринадцати. Видно тот, кто писал полетные инструкции, был большим шутником. И вот теперь, если они своевременно не внесут штраф, то действие разрешения на управление космическим судном может закончиться уже через месяц. В турбюро его всегда выручали, зная о репутации самого удачливого капитана-красавчика. А он был действительно красавчиком – высокий стройный, с сильным мускулистым телом. Волосы соломенного цвета, почти что белые, и были они, то длинными, как конский хвост, то их и совсем не было – всё зависело от настроения или обстоятельств. Сейчас они были убраны сзади в косичку, вернее в добротную косу, достигающую поясницы. Мужественное лицо, с ямочкой подбородок и удивительные глаза. Цвет их менялся, в зависимости от настроения Стива: от нежно – синего, до темно – фиолетового. Дамочки так и липли на него, словно их тянуло какой-то неведомой силой. Но этот успех у прекрасного пола, мало чем помогал ему, разве что в турбюро всегда на их экипаж был спрос.

Катая туристов, они с Антоном могли по-быстрому срубить кредитов, и рассчитаться с долгами. Но звания, опыт и даже титул победителя в последней Регате не давали одного – удачи в бизнесе. Вот уже не один год его фирма по перевозке экстренных грузов и срочных посылок давала сбой, и они «кувыркались» в бизнесе как могли, пока ещё оставаясь на плаву. Вот именно, пока. А что дальше?

Стив призадумался, глядя в иллюминатор центрального обзора. Будущее виделось смутным.

Неожиданно прозвучал голос Большой корабля:

– Командир, получен сигнал SOS! Повторяю – сигнал SOS!

Как раз в это время Стив наклонился, чтобы положить книгу в карман кресла, и от неожиданности, услышав возглас электронного мозга, чуть было не вывалился из него.

– Тю на тебя. Зачем так громко-то, Нина?

По традиции, все командиры присваивали Большой – искусственному интеллекту управляющему кораблем – женские имена. Стив купил эту космическую спортивную яхту экстра-класса с рук, и имя Большой уже было прописано прежним владельцем. Он не стал переплачивать лишние кредитки, которых у него итак тогда осталось в обрез и согласился с именем, всякий раз, когда надо и не надо, напрочь забывая его.

– Сколько раз повторять – меня зовут Зоя!

– Ах да, извини. Так что там, Зоя? И не дуйся ты, а отвечай сразу. Знаю я твои штучки.

– Обнаруженный сигнал исходит от малого объекта, который движется по касательной к оси астероидов. Предположительно это автоматическая спасательная капсула, с корабля среднего класса. Если мы стартуем немедленно, то успеем произвести её перехват.

– А… живые на борту есть?

– Определить пока невозможно. Далеко.

– А как быть с пассажирами?

– Если будем их эвакуировать, пусть даже в экстренном порядке по коду «Z», то вероятность потерять объект приблизится к восьмидесяти восьми процентам.

Стив зажмурился, представляя, что потом напишут в рекомендации его удивленные пассажиры. Нет, даже не удивленные, а ошарашенные – вот точное словечко! Они будут именно ошарашены эвакуацией, от которой и у закалённых в космических походах бойцах потом долго трясутся и руки, и ноги – и не столько от перенесённых нагрузок.

– Нет, нет! – почти выкрикнул Стив.– Не надо никакой эвакуации пассажиров. Ни экстренной. Ни простой. Пусть погуляют пока без нас. Какое расчётное время спасательной операции? – И стал пристегиваться к креслу.

– Сорок пять минут плюс минус три, пристегнулся уже? Стартуем!

«Эй!» – Услышал Антон и остановился. «Наверное, послышалось», – подумал он и тут же инстинктивно схватился за наушники на шлеме скафандра.

«А-а-а!!!» – это так вдруг сильно заверещала Виолетта, что его перепонки чуть не лопнули от этого душераздирающего женского визга. И хотя программка всё- таки успела снизила громкость звука, этот дикий вопль словно эхо всё ещё долго звучал в затихшем эфире. И в его ушах. И, наверное, в космосе.

Антон тоже видел стартующую яхту, но в отличие от испуганной пассажирки, он прекрасно знал, что автономность скафандров позволит ещё спокойно двое суток находиться на астероиде. Без вреда здоровью. А раз Стив стартовал, значит, тому была веская причина. Он с ним побывал не в одной переделке, и знал, что на напарника можно положиться во всём. Не только в полёте, а вообще – во всём. Тем более, что по инструкции они, как и предписано, выгрузили модуль с НЗ. И его запасов хватит, даже если сидеть здесь месяц.

Антону вспомнились первые предстартовые слова Виолетты. «Мы уже прошли ОБеЖеКаПе, когда взлетаем, командор?» Это она при встрече с ним как скороговоркой выдала аббревиатуру курса «Общей безопасности жизни в космическом полете», что они прослушали перед полётом. И всё равно – всегда одно и то же, и нарушения и непослушания. Кто платит деньги- не хочет никаких рамок.

«И успокаивать пассажиров опять мне», – вздохнул Антон и опустился рядом с пассажиром в синем скафандре. Тот увлеченно пытался достать что-то из обломков породы, никого и ничто не замечая вокруг.

«Михаил Юрьевич»! – сначала позвал он его.

Тот никак не реагировал.

«Понятно, – опять выключил связь что ж, это хорошо – не успел, значит, услышать подружку. Здесь мне крупно повезло. Хоть в чём – то».

Антон слегка постучал металлическим прицепным крюком по скале.

Пассажир остановил свою бурную деятельность, прислушался, но потом, видимо решив, что всё это ему показалось, продолжил работу.

«Вот уж трудоголик на мою голову», – и Антон тронул его за плечо.

Михаил Юрьевич вдруг мгновенно и резко распрямился, как будто от удара. И если бы предусмотрительный Антон не пристегнул его к себе аварийным фалом, то он мог бы спокойно улететь с астероида.

Антон вернул его на поверхность, показывая знаками, чтобы включил связь.

– Простите, но я, кажется, увлекся, – и Михаил развел руками. – Не предполагал, что здесь будет так интересно. А где Виолетта? – наконец вспомнил он и о своей подружке. – и стал крутиться во все стороны. – Вы что её потеряли? Да как вы могли…

«Ну вот, наконец–то и прорезались наши руководящие нотки», – грустно подумал Антон и показал влево на хорошо заметную в безвоздушном пространстве оранжевую точку скафандра.

 

– А почему она не шевелится? – спросил удивленный Михаил и повернулся к Антону

«Почему, почему. По качану», – но этого Антон, конечно же, не посмел сказать вслух, а, сделав умное лицо, произнёс: – Наверное устала и присела отдохнуть. Сейчас выясним. Давайте за мной, – и он, включив движки, поднялся над поверхностью метров на пять и медленно поплыл в сторону Виолетты, следя за пристегнутым пассажиром: как бы его случайно не перекрутило.

Прилетев на место, и опустившись, они обнаружили, что девушка лежит в беспамятстве. «Виолетта, Виолетточка», – визгливо причитал Михаил Юрьевич, тормоша при этом подружку, дергая её за рукав. «Опять плюс, спасибо пустошь, – поблагодарил Антон старой ритуальной фразой космических странников. – Хоть не буду выслушивать все эти женские вопли и слюни».

Он уже давно летал по самым интересным туристическим маршрутам в Солнечной системе. И за это время много довелось насмотреться на истерики дамочек, которые закатывали их по поводу и без повода. Он даже со Стивом поначалу заключали пари – когда и какая из пассажирок начнёт слюни распускать – и в основном выигрывал Антон, опыта у него хватало: был уже трижды женат. А Стив, в свои сорок, всё ещё ходил в холостяках.

«Кто не окольцован – тот воистину свободен!» – в шутку заявлял командир на бесчисленные расспросы друзей.

Подключившись к скафандру, и сняв информацию, Антон понял, что девушка находится в легком обмороке. И ни что ей не угрожает. Он не стал суетиться, а занялся поиском временного пристанища.

– А почему вы ничего не делаете? – переключился на него Михаил Юрьевич. – Она… уже умерла? – ему стало вдруг не по себе от такого предположения, и он медленно опустился на подогнувшихся ногах к поверхности астероида.

– Да нет же, не волнуйтесь вы так. Все с ней хорошо, просто она испытала легкий шок, ну вот и сработала защитная система организма. У них, у женщин, она прекрасно развита. Просто легкий обморок. И ничего страшного.

– А почему это вдруг? – и Михаил Юрьевич уставился на него, пристально разглядывая лицо Антона, словно собирался залезть в душу.

«Вот привязался–то. И взгляд такой неприятный», – отвернулся Антон и стал разглядывать горизонт астероида, в надежде на то, что яхта вот- вот появится и избавит от неприятного разговора. А то, что он будет не очень приятным, подтверждала вся последняя трёхмесячная эпопея по самым известным туристическим маршрутам с этими неугомонными пассажирами…

Но яхта так и не появилась. Антон ещё немного подождал, и повернулся к пассажиру.

«Слава Богу, хоть что это последняя вылазка, и мы скоро вернёмся на базу», – подумал Антон и решил рассказать пассажиру, что они временно остались одни на астероиде. Он указал клиенту направо, туда, где раньше находилась яхта. «И как это он ещё не заметил её отсутствия? Забыл, что ли на чём прилетел?»

«Да, лучше бы я хранил молчание, – подумал Антон и недоуменно развел руками, глядя на внезапно грохнувшегося в обморок Михаила рядом с лежавшей подружкой. – Оказывается и его организм хорошо защищен от потрясений. Тем лучше. У меня будет несколько спокойных минут. А там и кораблик прилетит. Я надеюсь. Два плюс один будет… точно, кучка. Вот и отдохну немножко, кто-нибудь против?» Молчание в эфире было ему ответом. И Антон тут же пристроился рядом с клиентами и прикрыл глаза, слушая любимую музыкальную группу. Унывать он не умел, и во всём находил позитив.

– Антон, Антон, мы подлетаем, будем через… тридцать семь секунд. Приготовьтесь.

– Уже давно готов, Зоя, аж час как готов.

– Не язви Антон, сам знаешь, что на то были веские причины. Потом всё расскажу, не волнуйся, – подключился Стив.

– Мне то что. Как ты это вот клиентам всё объяснишь.

– Виолетточка! Вы как там, не сильно испугались? – Стив переключился и на пассажирку, и даже замер на минутку, ожидая услышать в ответ от эпатажной пассажирки всё что угодно.

– Не боись. Они пока тихие. Спят тут рядышком друг с дружкой. Даже похрапывают немного. Я им дал снотворное, рассчитанное на четыре часа. Ты почти уложился вовремя. Через полчаса они начнут приходить в себя. Да где ты там?

– Не бурчи, уже подлетаю. Вижу вас.

– А как мы-то рады, так уж рады, – все-таки не удержался и съязвил Антон, и пошёл к спускаемой шлюпке.

Когда стюарды приняли уже освобожденных от скафандров пассажиров и стали устраивать их по каютам, а техники загрузили модуль с НЗ, Стив кивнул Антону, приглашая, и, отключив магниты в ботинках, полетел вдоль коридора. Напарник последовал за ним.

Они пролетели по гостевой палубе и повернули налево, минуя поворот к командирской рубке, и Антон понял, что они направляются к транспортному ангару.

– Ну, а теперь смотри, что послужило нашему срочному старту. – Стив открыл дверь, и они залетели в небольшой ангар, где хранились всевозможные механизмы, а так же бортовые малые пилотажные капсулы для аварийного спасения.

Между двумя аппаратами спасения, а по классу их корабль должен был иметь их не меньше трёх, стояла капсула-незнакомка.

В самом начале полета, они, обучая пассажиров, как надо пользоваться спасательными капсулами в случае опасности, упустили третью капсулу из–за непредвиденного сбоя в программе Она осталась болтаться в космосе, и они собирались забрать её на обратном пути. Но теперь третье место было занято, и им придется бросить свою ради незнакомки. Таковы были правила.

«Автоматическая спасательная капсула S-320 исследовательского корабля „Азор“ принадлежит корпорации „Септория“, – прочитал Стив с монитора своего личного браслета связи космодесантника, подключенного к капсуле. – Живых организмов не наблюдается. Ты что-нибудь понимаешь»? – и он повернулся к удивленному Антону.

Тот не спешил с ответом и медленно обходил её, пристально рассматривая и трогая руками, словно разговаривая с ней.

– Корпус не поврежден, датчики Зондра в порядке. Фон радиоактивности в норме. А на команду пропустить или открыть доступ – выдает блокировку. – Закончил считку информации Стив. – Ты что– нибудь понимаешь? – и он снова обратился к другу.

Антон, наконец, перестал осматривать капсулу и повернулся к Стиву.

– Такую машинку, если она выдавала сигнал бедствия, Зоя должна была засечь гораздо раньше, не так ли?

– А я уже доложила командиру, но могу повторить…

– Повтори. – разрешил Стив, ухмыляясь.

– Капсула подала сигнал SOS, как только вошла в зону астероидов, не раньше. И скорее всего сеанс начался при столкновении с малым астероидом, судя по записям. Смотрите на корпусе справа в зоне выходного клапана.

Антон потрогал небольшую вмятину:

– Свежая. Но разве это могло послужить причиной … – снова начал он.

– Да и никто не говорит, что это причина, – перебил его командир. – Скорее всего, это столкновение просто устранило какую–то поломку в приборе, и передача сигнала снова возобновилась. Вот примерно так всё это и произошло. Ну, ты сможешь подключиться к Большой капсулы или нет? – снова спросил Стив. – Зоя, я же к тебе обращаюсь!

– Уже пробовала, не получается. Здесь стоит блокировка. Открыть её возможно только с кодами корпорации. Вам они известны? Нет. Тогда ничем не могу помочь.

– Да, интересная задачка. Посмотрим реестр кораблей? – Антон повернулся к Стиву.

– Уже. Всё подтверждается. И названия и статус. Работают они сейчас возле недавно открытой планеты L3212. Где–то в созвездии Вилларса. Но если предположить, что капсула запущена оттуда…

– …то ей лететь до нас где–то… – Антон немного задумался и тут же продолжил, – пятнадцать тысяч лет… что ли получается? Странно мне всё это.

– В том-то и дело.

– Но тогда… её мог запустить только корабль, который прошел от планеты по Лучу. И оказался хотя бы, ну на краю нашей системы, что ли…

– …да, такой расклад получается и никак не иначе. Не очень хороший финал, – закончил мысль Антона Стив и продолжил: – А это значит, что мы должны срочно доставить находку, и, естественно, теперь по инструкции нам придется прервать увеселительную прогулку.

– Хоть одна хорошая новость за это время. Правда мы и так почти закончили вояж. Вот, блин, чуть раньше бы, – мечтательно закатил глаза Антон.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18 
Рейтинг@Mail.ru