Невеста волка

Сильвия Лайм
Невеста волка

Однако все вышло не так. Нет, кристалл действительно вспыхнул и даже затрещал, до краев наполнившись не пойми чем. Мужчина, что контролировал процесс, даже испуганно шагнул назад.

Но уже через мгновение все пришло в норму. Магия равномерно распределилась по сосуду, заполнив его целиком. Только вот…

– Что это за цвет, Шаэрн? – спросил один из членов комиссии.

Мужчина, которого звали Шаэрном, наклонился над камнем, потирая гладковыбритый подбородок.

– Похоже на… коричневый, – пробурчал он. – На грязно-коричневый.

С первых рядов прозвучал сдавленный смех. Я повернула голову и увидела трех девушек-оборотней, которые хохотали не останавливаясь.

– Предрасположенность – дерьмомантия! – бросил кто-то из них.

– Камень мог сломаться? – спросила единственная в комиссии женщина с пучком рыжих волос чуть светлее, чем у меня.

– Ну, класс, – пробубнила я, сложив руки на груди.

Сейчас еще выяснится, что я не могу сотворить ни одного магического фокуса, и в результате пролечу как фанера над академией.

– Не думаю, лэра Бригитта, – прозвучал твердый ответ Шаэрна.

Он выпрямился, поправляя мантию, подвязанную широким поясом. Наконец прокашлялся и громко объявил:

– Потенциал – десять баллов! Предрасположенность неизвестна.

Члены приемной комиссии что-то застрочили у себя в тетрадках. А потом, когда я уже была готова выпалить заготовленную тираду о том, что магии я не училась, но готова быстро наверстать, да и вообще я – не студентка, а находка для любого вуза, один из членов комиссии поднял голову и провозгласил:

– Студентка Алексеева! «Ультра»! Свободна!

Я не могла понять, что произошло. Остальные абитуриенты и студенты зашептались, поднялся гул.

Но спорить и спрашивать не хотелось. Вдруг еще передумают?

Мне всучили какой-то лист с результатами поступления и махнули рукой в сторону выхода.

– Идите заселяйтесь, Алексеева, – подгоняла меня лэра Бригитта, закладывая за ухо прядь рыжих волос. – Не задерживайте поток.

Я поспешила выполнить указание. Подхватила свои вещи и исчезла из аудитории так же быстро, как исчез бы прямо сейчас пирог с мясом, поставленный передо мной каким-нибудь добрым человеком. Кушать хотелось страшно.

Впрочем, дальше аудитории идти я не торопилась. Оперлась спиной о дверь и закрыла глаза, глубоко дыша. Словно долго и безостановочно бежала.

– Что, поступила? – раздался знакомый голос.

Повернула голову и увидела улыбающегося уборщика. Он все еще мыл пол, хотя коридор, на мой взгляд, и так блестел.

– Ага.

– Ну, поздравляю.

– Спасибо! – улыбнулась в ответ, рассматривая уборщика внимательнее. – А вы ведь человек, простите?

Тот добродушно улыбнулся:

– Верно подмечено, девочка.

– Мне показалось или тут очень много оборотней?

– Все верно, – закивал мужчина, склонив голову к полу и шурша тряпкой. Капли воды с плеском упали из ведра и растеклись по плитке. – Большинство студентов в академии – именно оборотни. Людей меньшинство. И еще меньше среди людей девушек.

«Шур-шур», – скользила тряпка по полу.

– Выходит, большая часть колдунов здесь – это оборотни. Остальная часть – охотники на них, – невозмутимо продолжал уборщик.

– Охотники? Но какой смысл им учиться вместе? – Я совершенно переставала понимать логику этого мира.

– Ты не из наших краев, да? – спросил мужчина, снова опершись о древко швабры.

– Я… издалека. Там нет оборотней. Почти…

Вряд ли моя ложь, приправленная красными щеками, вышла убедительной. Но, кажется, уборщик поверил. Кивнул головой и продолжил свою работу.

– Повезло тебе, не иначе. У нас тут свои правила жизни. Диархан делится на Светлый и Темный. Это приграничный город, в самом центре которого – наша академия. С одной стороны от нее живут люди. Строят свои дома, выращивают скот, создают государство. А с другой простираются бескрайние дикие леса. В них живут оборотни. Говорят, там у них свои собственные города. Но я не верю. Какие города могут быть у волков?

Он фыркнул с легким презрением, но потом тут же посмотрел на меня и поправился:

– Нет, ты не подумай. В академии «Арктур» войны нет, так же как и во всем королевстве. Здесь у нас порядок и почти мир. Однако за этими стенами все иначе. Согласно закону, подписанному королем Ильгошем Вторым, оборотням запрещается появляться в стенах Диархана в своем зверином обличье. И каждый, кто увидит такого оборотня, вправе его застрелить. Как ты понимаешь, укреплению отношений между двумя расами это не служит. Как итог – вражда между нами и волками не утихает ни на секунду.

– Спасибо за экскурс, – кивнула я, обдумывая сказанное.

Вот уж не ожидала услышать такую познавательную лекцию от уборщика. Однако когда-то давно, в детстве, бабушка учила меня, что людей «маленьких» профессий никогда нельзя сбрасывать со счетов. Именно они чаще всего замечают то, на что другие не обращают внимания.

– А как вас зовут? – поинтересовалась я.

Уборщик улыбнулся:

– Варго Ленс.

– Очень приятно.

– А тебя, милая?

– Елена Алексеева.

– Ну, будем знакомы, – подытожил он.

Дверь аудитории открылась, и оттуда вышла довольная Тиль.

– О! Я боялась, что ты уже ушла.

– Мне хотелось дождаться тебя, – ответила я. – Судя по всему, тебя можно поздравить?

Девушка улыбнулась еще шире. Узенькое бледное лицо озарилось и засияло, как звезда.

– Да! Ты представляешь, меня тоже взяли на «Ультру»! Вот Кенья и Ашка разозлились, они-то попали всего лишь в «Б» и «Л»! Даже до «Р» оказалось далековато!

Я спешно пошуршала в памяти, вспоминая названия факультетов: «Быстрота» и «Ловкость». И еще «Разум», до которого девушки не дотянули.

В это время моя новая подруга двинулась вперед, очевидно, прекрасно зная, куда идти теперь. Я направилась за ней.

– Ты говоришь о тех девушках-оборотнях, да? – переспросила я на всякий случай.

– Ага. Когда-то мы были в одном клане. Пока… меня не изгнали.

– Изгнали?

– Это долгая история. – Она махнула рукой: – Смотри, вон там нам дадут ключи от общежития!

Она прибавила шагу, а мне оставалось только поспевать за ней.

За очередной дверью обнаружилась небольшая комнатка, со всех сторон завешенная ключами. В центре сидела старая и дряхлая бабуля – синий чулок. Она вязала из клубка черно-серой шерсти объемный свитер.

Комендантша бросила на нас взгляд исподлобья:

– Фамилии?

– Брукс и Алексеева, – тут же сообщила Тилья.

Старуха отложила вязание и стала листать свой журнал с крайней осторожностью.

Блеснули белые листы, показались черные чернила.

– Брукс – есть. Комната пятьсот пять. Будешь жить с Алирой Тренвош.

Подруга взяла протянутые ключи и как-то разом поникла.

– Алексеева – есть. Комната пятьсот девять.

И больше ничего не добавила.

– А я с кем буду жить? – уточнила я.

Старуха подняла на меня недобрый взгляд, протягивая руку к своему вязанию.

– Твоя комната одиночная, – процедила она сквозь зубы, словно я чем-то ей ужасно насолила.

После этого мы с Тиль решили убраться оттуда поскорее, не задавая лишних вопросов.

– Похоже, мадам не в духе, – проговорила я задумчиво, поднимаясь вместе с новой знакомой на пятый этаж.

– Будешь тут не в духе, когда ты двухсотлетний оборотень и вот-вот отправишься к Селене, – грустно пояснила девушка.

– Это все объясняет. Но ты-то чего такая расстроенная?

– А… нет, не обращай внимания, – вяло улыбнулась она. – Встретимся в столовой на ужине, хорошо? Говорят, нам тут положен полный пансион. Ну разве не замечательно?

С этими словами она развернулась к двери с кенгуру и вставила ключ в замок.

– Тебе нужна комната с тигром, – добавила она и, подмигнув, исчезла за дверью.

Я подхватила мешок с вещами, который все это время таскала за собой, и пошла в конец коридора.

Спасибо Тиль, дверь я нашла быстро. Внутри оказалось довольно уютно. Огромная кровать, пара тумбочек, шкаф, зеркало во весь рост напротив кровати. И, что самое интересное, несмотря на слова комендантши, здесь была еще одна комната, поскромнее. И совершенно никем не занятая! С кроватью поменьше, креслом, камином и еще целым пустым шкафом.

В этот момент в голове мелькнул вопрос: почему комнату на двоих отдали мне одной? Но я не стала сильно переживать по этому поводу. Если что-то у тебя хорошо, не стоит все портить неуместным любопытством. Это как если бы банк вдруг перечислил мне на карточку лишнюю тысячу рублей. Разве стала бы я звонить и узнавать, почему такая несправедливость?

Не стала бы. Вот и здесь решила не баламутить воду лишний раз.

Развесила мятые платья в шкафу, в надежде, что отвисятся, и села на кровать, не имея ни малейшего представления, что делать дальше.

Собственно, хватило меня ненадолго. Без компьютера, телевизора и телефона у человека так много свободного времени! Ноги сами вынесли меня в коридор, где я и столкнулась с той самой троицей девушек-оборотней, что за сегодняшний день уже успели зацепить и меня, и Тиль.

Двух из них, судя по всему, звали Кенья и Ашка. А третью…

– Алира, так к тебе подселили эту ущербную? – говорила одна из них.

Девушка с длинными светлыми волосами кивнула, скривив тонкий носик.

– Мало того, что мне учиться с ней на одном факультете, так еще и жить теперь вместе…

Из этого короткого разговора я поняла две вещи: в отличие от подруг, Алира попала на «Ультру» и будет учиться со мной и Тильей. А еще – Тилья расстроилась оттого, что Алира будет до конца обучения портить ей жизнь не только на занятиях, но и в свободное время. Ведь старая комендантша дала им один номер.

– О, девочка с дурно пахнущей магией, – хохотнула Алира, проходя мимо меня.

– О, накрашенный мальчик, – фыркнула я в ответ, почти не поворачивая головы.

Но краем глаза успела заметить, как вытянулось лицо Алиры.

 

– Мальчик? Протри глаза, курица!

– Ах, прости, ты не мальчик? – притворно ахнула я, прикрыв рот ладошкой. – Ну, тогда красься посильнее, что ли…

– Ах ты…

Алира дернулась вперед, но в эту секунду в коридоре показался еще кто-то, кроме нас. Поэтому девушка только злобно зашипела, развернулась и двинулась прочь вместе с подругами.

А я пошла искать столовую для студентов. Время ужина явно приближалось, а значит, не стоило задерживаться.

Столовая нашлась на втором этаже. Большая, ароматная и светлая. Я вспомнила, что не ела с самого утра. В животе снова заурчало.

Внутри собралось столько полуголых мужчин, что у меня в глазах зарябило. Они смеялись, переговаривались и даже периодически по-дружески дрались.

Как только я появилась в дверях, меня заметили. Осмотрели с ног до головы и даже начали подмигивать. Впрочем, дальше таких формальных знаков внимания, слава богу, не зашло.

Девушек и вправду было значительно меньше. Это заставляло вспомнить слова хозяйки Девон о том, что приличных дам сюда на обучение не отпускают.

Что ж, я готова считаться неприличной. Лишь бы меня не пытались снова обмануть и использовать в своих целях.

На входе спросили мое имя и нацепили на руку резиновый браслет типа тех, какие дают в аквапарках или в пансионатах. Я прямо почувствовала себя как дома. На короткую секунду – пока женщина, что лепила мне браслет, не бросила:

– И жрать приходи один раз, а то на вас, оборотней, еды не напасешься.

– Я, вообще-то, не оборотень, – промямлила я от неожиданности.

– Да? – удивилась дама, поправив тусклые, нездорового цвета волосы. – А похожа. Ну ладно, тебя это тоже касается. К раздаче подходить один раз за прием пищи!

– Поняла-поняла, – буркнула я, проходя скорее внутрь. Сейчас я была готова стерпеть любую несправедливость, если меня за это вкусно покормят.

И меня покормили. Не сказать, что пища здесь сильно отличалась от нашей земной, но способы приготовления определенно удивляли. Да и приправы я не узнавала на вкус. Хотя, вполне возможно, котлеты с кабачковым рагу мне просто стоило есть помедленнее.

Где-то через полчаса в дверях появилась Тилья. Она нервно озиралась по сторонам, и ее лицо показалось мне ужасно грустным. Вероятно, она тоже уже встретилась с Алирой, и встреча прошла не слишком удачно.

– Тиль! – крикнула я через всю столовую, привлекая внимание как минимум пары десятков человек.

Девушка стушевалась, но улыбнулась.

– Иди скорей сюда! – громко позвала я, отчего еще больше студентов обернулось, глядя с все усиливающимся вниманием.

Что ж, пусть смотрят, мне не жалко. Для Тильи у меня есть одно замечательное предложение, которое наверняка поднимет ей настроение. Однако было сложно даже представить, что именно оно вскоре приведет к таким удивительным последствиям…

Глава 5

– Ты хочешь, чтобы я переехала к тебе? – выдохнула Тилья, когда мы уже шли обратно из столовой.

– Ну я же говорю – комната рассчитана на двоих. Но комендантша четко сказала, что больше никого селить туда не будет, – по второму кругу начала объяснять я. – А мне… вроде как скучно.

Я нарочно не стала упоминать Алиру, чтобы девушка не подумала, мол, я это из жалости.

– Но разве ты… – Тилья запнулась на полуслове, вытащив прядь из-за уха и нервно ее пожевав. – Разве ты не брезгуешь? Люди не любят оборотней, мне это известно, и я ничуть не обижусь, если ты на самом деле откажешься…

– Звучит так, будто это не я тебе предложила совместное проживание, а наоборот, – усмехнулась в ответ, идя по узкому коридору второго этажа академии.

Сейчас здесь было довольно шумно и многолюдно. Или, точнее, «многоволкно». Много, очень много оборотней сновало туда-сюда. Все студенты вывалили из аудиторий и своих комнат, торопясь на ужин и обратно.

– Просто мне хотелось бы знать, что ты действительно этого хочешь, – напряженно сдвинув брови, пояснила девушка. – Чтобы потом не вышло, что ты передумала. Жить вместе оборотням и людям… не принято.

– Ай, да брось, – махнула я рукой. – Мне плевать на то, как принято и как не принято тут. Я делаю только то, что сама хочу.

– Тогда я буду очень рада! – наконец воскликнула Тилья, продемонстрировав именно ту реакцию, которую я и ждала.

В это время мы поднялись по витой лестнице на пятый этаж.

Я потихоньку начала «видеть» хотя бы примерно, кто из студентов человек, а кто нет. Собственно, это не так уж и сложно, учитывая, что оборотни по большей части были крупнее и мускулистее. А еще почти всегда ходили обнаженными по пояс.

Повсюду слышались смех, разговоры, крики. Где-то даже рычание. Но ни одного полуволка в зверином обличье мне так и не встретилось, хотя очень хотелось посмотреть.

– Тилья, а вы перекидываетесь в академии или это запрещено? – спрашивала я, пока девушка быстро хватала свои вещи, которые так и не успела разобрать. – И, кстати, вчера, когда мы заселялись, у тебя не было с собой багажа. А сегодня аж три сумки. Это что за магия такая?

Тиль усмехнулась:

– Это не магия, это я отдала свои чемоданы носильщику еще перед поступлением. Он их сюда и принес, как только появились результаты вступительного экзамена. А перекидываться в академии запрещено. Можно, но запрещено. Все же в образе волка мы… немного злее, чем обычно. Это спровоцирует кровавую драку между нами и людьми.

– Понятно, – кивнула я, открывая дверь в свою комнату с тигром на двери.

– С ума сойти! – воскликнула девушка, как только переступила порог. – Вот это хоромы!

– А у вас в комнате не так разве? – удивилась я. – Мне казалось, все комнаты у студентов должны быть одинаковыми.

– Я тоже так думала, – с выражением проговорила она и выронила сумки от восхищения.

Подбежала к огромной кровати и тут же шлепнулась на нее, раскинув руки.

– Тут и зеркало, и кресла с диваном! Ах, как я хочу эту кровать! Да и вообще, сюда можно постояльцев заселять и плату брать! – приговаривала она.

Я усмехнулась:

– Ну, вот и я так подумала. И решила позвать тебя. Только бесплатно!

Подняла палец и сделала ударение на последней фразе, чтобы Тилья глупостей себе не надумала. У нас, девушек, с глупостями – это быстро. Раз – и уже размышляешь о какой-то ерунде и не можешь выкинуть ее из головы.

Девушка улыбнулась.

– А в другой комнате все такое же крутое? – спросила она, спрыгивая с кровати. Подбежала к входу и, схватившись за косяк, сунула голову в соседнее помещение. – Ну вот… – протянула, как только увидела, что там и места меньше, и мебели не так много, зеркала нет и всего один шкаф.

– Ну, – пожала плечами я, – зато там есть камин. Если хочешь, я могу жить там. Мне все равно. Вещей у меня совсем немного.

– Но это будет нечестно, – покачала головой Тилья, уже затаскивая свои чемоданы в «каморку». – Комнаты твои, тебе и спать на королевской кровати.

– Короче, ты мне это брось, – поймала я ее. – Мне и правда все равно, где спать…

В общем, пока мы разбирались, кто где, да потом еще раскладывали одежду, окончательно подкралась ночь. Тилья, довольная как слон, улеглась на свое новое «роскошное ложе», а я сидела в кресле рядом, обняв колени.

Вокруг было очень тихо. За окном взошла огромная луна, сделав привычно черным небо цвета индиго. И захотелось вести неспешные разговоры, делясь секретами и тайнами. Хотелось рассказать соседке, кто я на самом деле.

Но скорее всего это плохая идея. А потому вместо вертящегося на языке признания я спросила:

– За что тебя изгнали… оттуда, откуда там тебя изгнали?

Девушка грустно улыбнулась, глядя в потолок:

– За то, что я бракованная. Оборотень с изъяном. Я говорила тебе, что не чувствую запахов. Не способна отличить оборотня от человека. Более того, несмотря на то, что я умею перекидываться, мой собственный запах – это запах человека. Некоторые оборотни считают это отвратительным.

– Но неужели за это можно изгнать из семьи? – удивилась я. – У тебя ведь есть семья?

– Конечно. Моя мать – оборотень. Но она подчиняется законам стаи. Мы регулярно встречаемся, она очень страдает. Переживает. Наверное, даже больше, чем я. А отец – человек, и я никогда не видела его.

– Но как это случилось? Это ведь не всегда было так? Изгнание?

– Не всегда, – покачала головой Тиль и закрыла глаза. – Месяц назад Алира при всем клане вызвала меня на бой. Она сказала, что я – ущербный волк, и схваткой мне полагалось доказать, что это неправда. Я проиграла. И вынуждена была уйти.

– Но как же так? В схватке всегда кто-то проигрывает. А если бы она дралась не с тобой, а с нормальным волком?

Девушка сморщилась.

– Ой, прости! – поправилась я. – Ну, если бы она дралась с тем, у кого обоняние в наличии. Его бы изгнали?

– Нет. Это правило применимо только к ущербным. Меня держали в стае лишь потому, что этого требовала моя мать. И никто не осмеливался бросить мне вызов, чтобы не обидеть ее. Но Алире всегда было плевать. Она решила, что пора привести в исполнение закон.

– Вот гадина, – нахмурилась я. Это была уже не просто вражда двух девчонок, а нечто гораздо страшнее. – Где же ты живешь теперь?

– В Светлом Диархане снимала недорогую гостиницу. Слава Селене, никто не признает во мне оборотня, такая я щуплая и невзрачная, – ухмыльнулась девушка. – Но в полнолуние могли быть проблемы, поэтому я уходила из города на это время.

– Ты обращаешься в волка и не можешь контролировать себя? – осторожно уточнила я, вспоминая истории Девонов.

– Нет! – спокойно возразила она. – Обращение, конечно, неконтролируемое, но я-то себя прекрасно осознаю в теле волка. Только вот в Светлом Диархане закон – убивать нас в зверином облике. Отстреливать, как бешеных псов. – Девушка поджала губы.

– Звучит ужасно.

– Так и есть…

Мы еще немного поговорили, прежде чем я ушла к себе. Упала на свое скромное ложе с твердым намерением поскорее уснуть.

Честно говоря, мне было гораздо удобнее именно тут. В маленькой уютной комнатке, которая чем-то даже напоминала ту, в которой я всегда и жила. Поэтому мне было несложно сделать подруге приятно, отдав ей более комфортное помещение.

Уснула я быстро – видимо, сказалась накопившаяся за день моральная и физическая усталость.

Однако стоило закрыть глаза, как в соседней комнате раздался испуганный крик и какой-то хлопок. Через секунду вбежала белая как смерть Тилья и запрыгнула ко мне на кровать:

– Лена… там… там…

– Что случилось? Успокойся, тихо, тихо, – говорила я, обнимая девушку, которая тряслась, как мокрый котенок. И кто сказал, что оборотни страшные?

– Там… мужчина! Высокий, огромный! Склонился прямо над кроватью! Я думала, он мне снится, пока он не наклонился, не дотронулся до меня и не позвал тебя!

– Меня? – Я резко отшатнулась, и Тиль едва не упала с кровати. – Прости…

– Да!

Это уже совсем не смешно. У меня начали дрожать руки.

– Как у вас здесь включается свет? – прошипела я, вставая с постели.

– Вот тут, – буркнула Тилья и тоже поднялась. – Вот тут должен быть магический накопитель…

Пошарила рукой по стене над камином, и в следующий миг внутри него камень зажегся теплым оранжевым светом. Его было меньше, чем если бы в камине горел огонь, но все же вполне достаточно, чтобы прогнать тьму.

Я же схватила деревянный стул, перевернула его ножками вверх и, стараясь не трястись, шагнула в соседнюю комнату.

Здесь было так же темно, но лунный свет из окна и легкие блики за моей спиной все же позволили разглядеть очертания предметов.

В помещении никого не было. Огромная кровать стояла пустая, смятое одеяло частично валялось на полу. И если только таинственный гость не прятался в шкафу, то скорее всего…

– Он тебе привиделся, – констатировала я, открыв дверцу шкафа стремительным движением.

Гора упала с плеч, аж дышать стало легче.

– Не может этого быть, – пробормотала девушка, с неохотой возвращаясь в свою спальню. – Я тоже сперва так думала. Ну красивый мужчина, ну снится. Почему бы и нет? А потом поняла, что не сплю! А он произносит твое имя! Знаешь, красавчики в моих снах зовут только меня!

Я повернула голову и увидела на лице девушки зарождающуюся усмешку.

– Охотно верю, но откуда же тогда он явился и куда делся?

– Ты не поверишь, – выдохнула Тилья, – но он вылез оттуда…

Она протянула руку в сторону огромного напольного зеркала, что стояло почти у самой кровати.

Удар сердца. Оглушающий, как гром. Заставил замереть на месте.

У меня мурашки пробежали по спине. На этот раз я была готова поверить во что угодно. Потому что этот странный предмет мебели вызывал вопросы с того момента, как я впервые переступила порог этой комнаты.

Огромное, явно старое и дорогое. В тяжелой металлической раме, украшенной коваными завитушками и изображениями волков. Что может делать такое зеркало в комнате для студентов?

 

– Ты думаешь, мужчина вылез прямо из рамы? – спросила я, вспоминая все пересмотренные фильмы ужасов. – А потом залез обратно?

– Ну… – протянула Тилья. – Возможно. А может, обратно он уже телепортировался, чтобы быстрее скрыться.

– Телепортировался? – удивилась я. – У вас есть такая магия?

– У кого «у нас»? – не поняла она, но тут же стала объяснять: – Умение перемещаться в пространстве не такое уж редкое. Но для него все же нужно быть сильным магом. Например, все члены ордена Клевера это умеют. Все выпускники «Ультры». А если учесть, что в нашей академии концентрация и тех и других процентов на девяносто выше, чем в любой другой точке Диархана, то в комнату мог забраться кто угодно. Человек или оборотень, который находится в этом замке. Только вот зачем?

Я предпочла промолчать о том, что причина все же есть. Кто-то банально мог узнать о том, что я пришелец из другого мира. Кто-то, кто уже это знает, мог попытаться реализовать планы, провалившиеся из-за моего побега…

Сердце застучало в горле. Волосы на голове зашевелились от внезапно сложившейся картинки.

Перед глазами стали вспыхивать осколки старых мыслей, которые прежде я отбрасывала как пустяковые и не заслуживающие сиюминутного внимания. Казалось, что об этом можно подумать и потом.

Во-первых, принятие меня в академию без документов. А я-то решила, что в этом мире все проще, чем в нашем! И раз секретарь сказала, что имени достаточно, то так оно и есть.

Но нет! Просто секретарю было известно мое имя. И она ждала меня.

Во-вторых, зачисление на факультет без вступительного экзамена. Я решила, что это результат действия моей магии «особого цвета». А еще подумала, что члены комиссии не хотят отсеивать мага с потенциалом «десять баллов».

Опять промах. Они наверняка заранее знали, что придет некая Елена Алексеева, которую нужно принять без лишних вопросов.

И последнее: комендантша выделила мне одной целый блок на двоих человек! Блок, в котором стоит подозрительное старое зеркало…

Все это было сделано для того, чтобы я поступила в академию и заселилась сюда! Все, от начала и до конца!

И теперь я смотрела в свое отражение и могла лишь догадываться, зачем все это было нужно.

– А ты уверена, что этот тип вылез именно из зеркала? – спросила я, внимательно осматривая раму и вполне натуральное твердое стекло.

– Конечно! Именно поэтому я и решила, что сплю, – подтвердила Тилья, проходя глубже в комнату и опять каким-то неведомым образом включая свет.

На этот раз волшебные огни зажглись в красивых стенных нишах, которых я прежде не замечала.

– Но зачем же магу, который умеет телепортироваться, пользоваться зеркалом? – не понимала я.

Девушка задумалась:

– Не знаю… Вообще-то, такой вид перемещения – очень неприятная вещь. Это больно и вызывает серьезный приступ тошноты. А может, этот тип не хотел разбудить нас. Телепортация – штука громкая.

Я кивнула, вспомнив, что слышала какой-то хлопок, когда Тилья вбежала ко мне в комнату.

– Похоже на правду.

– Ты знаешь, кто это мог быть? – спросила подруга, подбирая с пола одеяло и укутываясь в него как в мантию.

Челюсти сами собой сжались.

У меня не так много вариантов ответа на этот вопрос.

– Догадываюсь, – пробубнила в ответ. – Но до конца уверенной быть никогда нельзя.

О моем попадании сюда могли знать лишь ушлые Девоны и белый волк Ранфер. Но если первым мое нахождение здесь не выгодно, то самым вероятным вариантом остается только проклятый оборотень.

Под опущенными веками всплыло лицо мужчины с правильными чертами. Его прямой взгляд из-под бровей. Голубые глаза насыщенного цвета газового пламени. Четкие, уверенные линии подбородка, мускулистая шея…

Я помнила его в мельчайших деталях. Как редко запоминаешь даже близких друзей. Помнила немного заостренный, хищный разрез глаз, изящный нос, полные губы, еле уловимо изогнутые в усмешке.

Это было ненормально.

А еще это было страшно.

– Как думаешь, он хотел тебя убить? – выдохнула Тиль, выпучив свои желтые глазищи.

– Убить?! – громко повторила я, испугавшись даже самого предположения. – Нет, не думаю… Убить…

Зачем бы Ранферу меня убивать?

Такая мысль мне самой бы в голову не пришла. Но теперь, после слов девушки, я испытала странный укол ужаса. Вспомнила огромного волка, что смотрел на меня там, на поле, и скалился. Вспомнила его огромные клыки рядом со своим лицом.

Вдруг он и вправду сперва хотел меня убить, а потом передумал?

А может, и не передумал вовсе… Ведь ружья Девонов прогнали его с поля. А потом у них в доме Ранфер не мог ничего со мной сделать, не опасаясь получить после этого пулю в лоб. Как ни крути, а некоторым образом ушлая семейка меня защищала.

Что, если оборотень всего лишь хотел выманить меня на безопасную для себя территорию? В академию? Чтобы убить прямо здесь?

В общем, паранойя начинала набирать обороты.

Я встряхнула головой, отгоняя навязчивые образы огромных белых клыков.

– Я буду спать в этой спальне, а ты иди туда, – махнула я рукой в свою комнатушку.

– Но как же… – пролепетала Тиль, округлив глаза.

– Ничего, я не буду спать. Буду караулить. Если кто-то вылезет из зеркала, получит стулом по голове, – пробубнила я, схватившись покрепче за деревянную спинку.

– Ты такая смелая! – проговорила девушка, широко зевнув. – Я завтра дам тебе отоспаться обязательно.

И ушмыгнула прочь, притащив мне прежде мои одеяло и подушку. Затем свет в ее новой комнате погас и остался только в моей.

Я уселась на кровати, укрылась потеплее и заготовила стул для упреждающего удара, направив все внимание на старое зеркало.

Но оттуда на меня смотрело исключительно мое собственное отражение. До самого утра.

Когда солнце взошло, я была уже не столь уверена в ночном происшествии. И зеркало казалось мне вполне обыкновенным, и телепортирующиеся ко мне оборотни – какой-то фантазией.

Может, Ранфер и вовсе не знает, где я. Откуда ему знать, что я приехала на старом Лысе именно в академию «Арктур»? А вдруг я направила коня по другой дороге? А все, что случилось вчера, разве не может быть чередой удачных совпадений?

После бессонной ночи я была не в лучшем виде и соображала не слишком хорошо. Хотя, сдается мне, пару раз я таки прикрыла глазки. Всего на пару минут. И после очередного такого послабления неожиданно подкрался рассвет. Поэтому, вообще-то, я могла чувствовать себя и гораздо хуже.

– Собирайся, сегодня у нас первая встреча с группой, – сообщила Тилья, роясь в шкафу с вещами. – Нас вроде как будут вводить в курс дела, объяснят, как проходят занятия. Аудитория триста шесть.

– Ты откуда это все знаешь? – сонно пробурчала я.

– У нас на этаже рядом с лестницей висит расписание для всех курсов, – хохотнула соседка. – Поторапливайся, вряд ли нам позволят опаздывать даже под предлогом нападения маньяка.

– Маньяка? – сперва не поняла я.

– Ну, того, кто приходил ночью!

– А…

Очень не хотелось думать, что это все же был маньяк. Не хотелось думать о Ранфере как о человеке, который хотел мне навредить. Но все же, может, ночью приходил не он?

Туалетные комнаты были общие на всем пятом этаже. Отдельные для девушек и для мужчин. Чтобы воспользоваться мужскими удобствами, собралась огромная очередь из полуголых студентов, присутствия которых смущалась даже я, не обладая повышенной стыдливостью. С женской же стороны оказалось вообще пусто.

Поэтому мы быстро привели себя в порядок, я натянула свежий, в меру мятый наряд и поспешила вместе с Тильей в аудиторию триста шесть.

Однако на середине дороги подруга вдруг остановилась:

– Ой, блин, кажется, я хочу в туалет. Время еще есть, подожди меня здесь.

И умчалась, не успела я и слова сказать.

На третьем этаже было уже полно народу. Я осталась стоять посреди коридора, чувствуя себя, словно музейный экспонат. Почему-то все проходящие мимо оборотни считали своим долгом обвести меня с ног до головы голодным взглядом, а затем подмигнуть или присвистнуть. С другими девушками, которые изредка все же встречались здесь, подобного не происходило.

– Эй, крошка, хочешь пошалим вечерком? – подмигнул какой-то здоровенный парень с обнаженным торсом. На загорелом теле почти неприлично выделялись рельефные кубики мышц.

Подошел ближе, откровенно прижимая меня к стене.

Позади него кто-то вульгарно свистнул.

Мачо тем временем расположил руки по обеим сторонам от моего лица, нависая надо мной, как какой-нибудь Халк.

– Нравятся настоящие мужчины, да, детка? – спросил он, пока я пыталась понять, за что мне такое внимание.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17 
Рейтинг@Mail.ru