Невеста волка

Сильвия Лайм
Невеста волка

Глава 2

Открыла глаза я в какой-то постели. Похоже, прошла ночь, и уже наступило новое утро.

Наверху вместо неба цвета индиго образовался потолок с лепниной. Внизу вместо травы расстелилась белая простыня с коричнево-красной каймой и вензелями.

Я огляделась, пытаясь понять, что со мной в очередной раз приключилось. Хотя, надо заметить, после вчерашнего дня удивить меня чем-то было уже гораздо сложнее. Все происходящее я воспринимала как нелепую фантасмагорию, странный сон травмированного сознания. Сон, который несколько подзатянулся. Принимать окружающую действительность за правду совершенно не хотелось.

Комната, в которой я очутилась, поражала богатством и роскошью. В «прошлой жизни» о подобном я и не мечтала. Дорогая лакированная мебель из темных пород древесины, витые ножки стульчиков и большого стола. Высокие шкафы с закругленными углами и медно-красной патиной в качестве отделки. Золотые кисточки на шторах, задрапированных красивыми складками.

Не успела я прийти в себя, как в комнату вошла девушка с подносом, одетая как прислуга. Увидев, что я очнулась, она вся переполошилась и высунулась обратно за дверь.

– Лэрисса проснулись! Лэрисса проснулись! – прокричала она кому-то, а затем подошла ко мне: – Лэрисса, как вы себя чувствуете? Я помогу вам одеться, – добавила она, не особенно дожидаясь моего ответа.

В дверях показалось улыбающееся лицо какого-то молодого человека.

– Лэрс Девон, лэрисса еще не готова! – воскликнула служанка, увидав мужчину, который, вероятно, был ее хозяином.

Оказывается, все это время я сидела на постели в одной тонкой шелковой сорочке, которая мне не принадлежала.

Лэрс Девон сделал губы трубочкой, проговорил, притворно округлив хитрые глаза:

– О, прошу прощения! – и скрылся из виду.

Служанка начала споро натягивать на меня белую рубашку, корсет из мягкой персиковой кожи и темно-коричневую юбку с оборками.

– Я знаю, вы хотели бы принять ванну, лэрисса, но у нас сейчас нет ни минутки. Хозяин дома лэр Айрим Девон вместе с женой и сыном ждут вас внизу. Мне велено передать, что вам непременно захочется с ними переговорить.

«Это где ж так высокопарно выражаются, интересно?» – подумала я.

– Непременно, – передразнила, натянув улыбку. Но вряд ли девушка уловила иронию, приняв это за согласие.

Сопротивляться я не видела смысла, а потому позволила себя одеть и увести вниз. Туда, где располагался огромный холл. Проходя по коридору, я мельком бросила взгляд в большое зеркало в человеческий рост. Оттуда на меня посмотрела немного растрепанная и удивленная моя копия. Однако к наряду придраться было невозможно.

На первом этаже меня действительно ожидали. Семейная чета расположилась на крупном кожаном диване с латунными пуговицами. Там сидел мужчина лет шестидесяти, но вполне спортивного, атлетического телосложения. С маленькими черными усиками и лысиной с редкими седыми волосами. Его мадам была того же возраста. На ее голове под немыслимым углом каким-то чудом держалась маленькая шляпка, из-под которой торчали тщательно уложенные кудри.

Сверху над супружеской четой прямо на стене висела целая коллекция огнестрельного оружия. Длинноствольное, короткоствольное, с резными ручками, деревянными, из слоновой кости и серебра.

Рядом в отдельном кресле расположился молодой человек лет двадцати пяти. Очевидно, он был их сыном, и именно он некоторое время назад заглядывал ко мне в комнату – поглазеть на незнакомку в полупрозрачной сорочке.

– Доброго дня, лэрисса, – поздоровался глава семьи, вставая и слегка кланяясь. – Это моя жена – лэра Кларита Девон, и единственный сын – лэрс Джерил Девон. А вас как зовут?

Служанка усадила меня в кресло рядом с хозяевами и напротив их любопытного сына.

– Елена, – ответила я. – Можно просто… Елена.

Не знаю, почему, но мне вдруг совершенно расхотелось представляться Леной. Хотя эти люди выглядели довольно мило. Все как один дружелюбно улыбались, всячески пытаясь показать мне свое расположение.

– Э-лейна, – улыбнулся еще шире хозяин дома, странно коверкая звуки. – Какое прекрасное и редкое в наших краях имя.

Мне в принципе было ни горячо ни холодно от этих изменений в произношении. Главное, как можно быстрее понять, что происходит. И если окружающий мир – не плод моего воображения, то как мне, блин, вернуться домой?! Там меня ждут милые Ромочка с Катей. Им наверняка не терпится познакомиться со своими тюремными надзирателями. Нельзя же заставлять их ждать?

– Вам, наверное, хочется узнать, где вы находитесь, лэрисса, не так ли? – ласково спросила хозяйка. А потом даже чуть подалась вперед, чтобы участливо коснуться рукой моей ладони.

– Вы что-то знаете об этом? Вы понимаете, что происходит? – выдохнула я, не поверив своим ушам.

Лэр переглянулся с сыном, а затем с женой. Их явное облегчение не могло укрыться от моего внимания, вызвав чувство острой настороженности.

– Мы склонны предположить, что вы прибыли из иного мира, – ответила хозяйка, снова коснувшись моей руки. Видимо, заметила мое волнение.

И пока я переваривала эту невероятную, не укладывающуюся в голове, но при этом всё объясняющую теорию, женщина продолжала:

– Такое случается у нас, но настолько редко, что о подобных случаях повествуют лишь легенды. Однако это событие считается крайне счастливым.

В это время я решила получше рассмотреть молодого сына четы Девон. У него были средней длины прямые волосы, падающие на глаза. Их серо-стальной цвет некоторым образом сочетался с серыми же глазами и светлой, почти лунной, кожей.

При взгляде на него напрашивалось лишь одно слово: аристократ. Хозяин дома сказал, что парня зовут Джерил.

Молодой человек улыбнулся, заметив мой интерес, и вдруг добродушно подмигнул.

– Значит, вы думаете, что я… – пробубнила, пытаясь сложить воедино последние воспоминания. – Но, кажется, перед тем как я очутилась здесь, меня едва не убили. А может, и убили.

Кларита сделала бровки домиком и сцепила руки, покачав головой:

– Бедное дитя! Наш лекарь осмотрел тебя. Сказал, ты была немного травмирована, но прямых повреждений нет. Видимо, пространственный переход все залечил.

– Пространственный переход? – зацепилась я за фразу. – А возможно ли мне вернуться обратно? По тому же переходу?

Снова вся семья переглянулась. Но на этот раз ответил сын:

– Лэрисса, обратной дороги нет. Никто из наших магов не знает, как и почему открываются эти врата. Не было еще ни одного прецедента, чтобы кто-то из детей звезд смог вернуться туда, откуда пришел.

– Детей звезд? – переспросила я.

– Так называют вас. Тех, кто родом из звезд. Из других миров.

Джерил грустно улыбнулся и развел руками. Словно ему жаль, что все так вышло.

Он показался мне настолько милым в своем необоснованном и нелогичном чувстве вины, что я невольно вновь вспомнила Рому. Тот никогда не извинялся. Он вообще, судя по всему, никогда меня не любил. А здесь передо мной сидели совершенно чужие люди. Но, было чувство, что я для них важнее, чем была для тех, кого считала самыми близкими. И Джерил, по крайней мере, явно интересовался мной как женщиной, хотя и делал это в наивной и забавной манере школьника-выпускника.

Я улыбнулась ему в ответ, несмотря на то, что последняя новость о пространственных вратах меня совсем не обрадовала.

Некоторое время эти милые люди еще что-то рассказывали, пытались успокоить и обещали, что здесь мне будет очень хорошо. Они смогут об этом позаботиться.

Честно говоря, хотелось верить. Когда тебя предает единственный во всем мире человек, которому ты доверяла, что-то внутри обязательно разбивается на осколки. И вот эти осколки ужасно хочется кому-то вручить. Кому-то, кто будет бережно качать их, укроет одеялом и успокоит, пообещав, что все беды наконец закончились.

Затем мы вместе с этими милыми людьми выпили чаю. Младший Девон весело шутил, рассказывая местные анекдоты. А потом меня отпустили принять душ и расслабиться.

Ванная комната поражала великолепием еще больше, чем основное убранство особняка. Мраморные плиты пола перемежались с мозаикой, элементы которой были вырезаны из натуральных самоцветов. Бассейн в полу оказался уже подготовлен к моему приходу, и сейчас в нем бурлила горячая вода, пахнущая чем-то невероятно восхитительным.

Одна из служанок настояла на том, чтобы потереть мне спину и ноги, затем высушила меня полотенцем и снова затянула в корсетное платье. На этот раз новое. Голубое, с темно-синими кожаными вставками и серебристо-стальными кольцами в качестве декора.

Не верилось, что все это происходит со мной. Я даже подумала на мгновение, что попадание в этот мир – лучшее, что могло случиться со мной в жизни.

Но иллюзия рая начала потихоньку растворяться, когда меня ненадолго оставили одну. Я не собиралась терять время на отдых, который мне настоятельно рекомендовали, а вместо сна в теплой постельке пошла прогуляться по саду перед домом.

Никто из жильцов, судя по всему, не заметил моего исчезновения. Возможно, ближе к обеду у местных жителей начинается что-то вроде сиесты. В любом случае мне удалось покинуть дом без свидетелей.

За массивными расписными дверями особняка меня ждал поистине дивный сад. Но я не спешила углубляться в заросли цветущих деревьев и кустарников, а решила сперва осмотреть периметр дома. Не знаю, что натолкнуло меня на эту мысль, но вскоре она с лихвой оправдала себя.

Неподалеку от одной из стен находилась конюшня. Молодой паренек лет восемнадцати вывел жеребца из стойла и прямо сейчас мыл его, проходя щеткой по блестящим бокам.

Я поспешила подойти к нему, чтобы успеть поговорить еще с кем-нибудь до того момента, как дружелюбная семья Девон вновь возьмет меня в оборот.

– Доброго дня, лэрисса, – поклонился парень, но не улыбнулся.

«Ну, хоть кто-то тут выглядит нормально, – мелькнуло в голове. – Без сумасшедших американских улыбок в пол-лица…»

 

Наверно, я ненормальная, раз так реагирую на чужую доброту.

Встряхнула волосами, пытаясь думать только о хорошем.

– Доброго, – кивнула в ответ парню. – Ты тут работаешь?

Конюший кивнул.

– А вы гостите у хозяев?

– Да, приехала утром, – подтвердила я. – Лэр и лэра Девон любезно предоставили мне свое жилье… во временное пользование… Вероятно, я немного поживу здесь… пока не встану на ноги.

Никак не могла определиться, что говорить можно, а что нет.

Но парню было достаточно и этого. Он вдруг резко замотал головой, высматривая, нет ли кого в окрестностях. И, удостоверившись, что мы здесь одни, наклонился ближе и сказал значительно тише:

– Если надумаете бежать, вот этого коня я подержу для вас сегодня в упряжке. Он будет стоять в самом конце стойла. Но только сегодня. Иначе хозяева заметят. Но не бойтесь, конь очень смирный. Старый Лысь мигом довезет вас куда надо. – Конюший постучал скакуна по спине, и тот довольно заржал. – До «Арктура» он вообще сам дорогу знает, только по крупу хлопни. Даже ребенок в седле удержится…

– А почему я должна бежать? – нахмурилась я, снова испытав тот самый укол беспокойства, что и прежде. Теперь гораздо более острый.

Что-то здесь происходило. И я никак не могла понять, что.

Но в этот момент послышались шаги.

Я оглянулась на крыльцо дома и увидела хозяйского сына, спешащего к нам.

Конюх тут же отвернулся, невозмутимо натирая бока лошади.

– Так что? – повторила я настойчиво, пока Джерил был еще далеко.

Но паренек пожал плечами:

– Я ничего вам не говорил, лэрисса. Совсем ничего.

Я нахмурилась. Резко выдохнула, уперев руки в бока. А затем так же глубоко вздохнула.

И какая-то неуловимая мысль проскочила в мозгу. Какой-то тонкий аромат, витающий в воздухе, напомнил мне совсем другой. Тот, что я чувствовала недавно…

– Ты тоже оборотень? – предположила я, распахнув глаза.

Парень обернулся. Его взгляд был ошарашенным и испуганным.

– Не знаю, о чем вы, лэрисса. Пожалуйста, не говорите вслух таких предположений, я ведь не сделал ничего плохого!

– Чего плохого ты не сделал, Ринго? – спросил тем временем Джерил, неожиданно оказавшись за моей спиной. – Лэрисса, наш конюший докучает вам?

– Ни в коем случае, – натянуто улыбнулась я, все еще вглядываясь в парня, который затравленно опустил голову перед хозяином. – Ринго решил, что раз я пришла сюда, то хочу его отругать…

Джерил удовлетворенно улыбнулся и кивнул:

– Ну, Ринго у нас парень хороший. Никто не станет ругать тебя, дружище. Работай.

Он хлопнул его по плечу и развернул меня по направлению к дому, предложив руку.

– Лэрисса, могу я звать вас просто Эйлина?

– Вне всякого сомнения, – изобразила зубастую улыбку я, нехотя перенимая эту дурацкую привычку разговаривать высокопарно. Впрочем, никто здесь не замечал, что я делаю это с налетом иронии.

– Очень рад, Эйлина. А вы можете звать меня просто Джерил, – предложил он, ведя меня к дому.

– Джерил, почему мы идем обратно, я так хотела прогуляться? – спросила в лоб, пытаясь понять, не держат ли меня тут в добровольно-принудительном заключении.

Но хозяйский сын и здесь умудрился легко выйти из положения, потихоньку успокаивая меня:

– Ни в коем случае не хочется ограничивать вашу свободу, Эйлина. Но у нас в стране таков порядок: если вы хотите находиться на территории чужого владения, вы должны подписать бумагу, что согласны на покровительство семьи, которой принадлежит указанное владение. Иначе, как бы это сказать помягче, вы будете расценены обществом как девица легкого поведения или содержанка.

– Вы хотите, чтобы я что-то подписала? – удивилась я. – Вы ведь понимаете, что у меня здесь даже права голоса нет? Ни одного документа, подтверждающего мою личность. Что тут у вас для этого используется? У меня нет ничего. Я как ветер.

– Вот именно, Эйлина, – подтвердил Джерил. – А подпись на договоре такого значимого человека, как мой отец, автоматически присвоит вам все права, доступные каждому гражданину Светлого Диархана.

– Так называется ваше государство? – уточнила я, когда Джерил уже вел меня по широкой лестнице особняка.

Теперь мы шли очень близко друг к другу. Я чувствовала жар его тела, чувствовала легкий запах парфюма. И мне снова казалось, что я попала в какое-то волшебное место, где люди хорошо выглядят, обходительны, дружелюбны и не пытаются причинить мне вред.

Я даже на миг представила, что было бы, останься я в этом доме навсегда. Ходила бы целыми днями в красивых платьях, принимала ванну и гуляла по цветочному саду. Сказка! Разве что немного скучно. Но это лучше, чем вечно искать деньги на съемное жилье, ремонт или новые ботинки.

– А чем занимается ваша семья? – спросила я, когда мы уже входили в кабинет лэра Айрима Девона. Он сидел за письменным столом и держал в руке какой-то документ с печатью и вензелями.

– Без лишнего хвастовства скажу, – тут же начал хозяин, услышав мой вопрос, – мы самый богатый и уважаемый клан оружейников в Светлом Диархане.

Он тряхнул лысеющей головой и поправил монокль на правом глазу. По всему его виду было понятно, что лишнего хвастовства в нем все же предостаточно.

– Вот, лэрисса, мой сын наверняка вам уже рассказал об этой бумаге. Разумеется, вы можете ознакомиться с ней, и если не захотите подписывать, вас никто заставлять не будет. Но, увы, в этом случае вы не сможете остаться у нас в поместье. Надеюсь, до этого не дойдет…

Я бегло пробежалась глазами по бумаге, удивляясь, что понимаю каждое слово, несмотря на то, что написано было явно не на русском.

В целом текст документа был довольно коротким и содержал ровно то, о чем и говорил Джерил. Семья Девон обещала оказывать мне всяческую поддержку, вот и все. А в самом низу бумаги стояла подпись и круглая печать с пистолетом внутри.

В последний момент все же легкие сомнения закрались в душу, и я уже решила, что, возможно, не стоит торопиться. Но в этот момент хозяин дома сказал:

– Я даже боюсь представить, что может произойти с одинокой девушкой на наших улицах после захода солнца. А, не приведи Лючия, в полнолуние!

Я нахмурилась:

– А что у вас происходит в полнолуние?

– О, – покачал головой Джерил, проходя к отцовскому столу.

Его приятное светлое лицо потемнело. Он медленно открыл ящик стола и достал оттуда серебряный пистолет с черной рукоятью. Провел по нему пальцами и отщелкнул барабан, проверяя количество пуль. Он был заряжен полностью, и внутри их оказалось ровно шесть.

Я с удивлением поняла, что в этом мире оружие выглядит примерно так же, как и в нашем. Вероятно, оно имеет сходный принцип действия, хотя в пистолетах мне прежде разбираться не доводилось.

– В полнолуние оборотни теряют способность выглядеть как люди, – закончил молодой человек. – И превращаются в огромных кровожадных тварей, готовых убивать каждого, кого им вздумается. Хотя и днем от них есть только одно спасение.

Он снова щелкнул чем-то в пистолете, демонстрируя готовность им воспользоваться.

– Действительно, у нас есть чем им ответить, – усмехнулся хозяин дома.

– Согласен, отец, – кивнул Джерил.

– Так, значит… – промямлила я, вспоминая того огромного волка, превратившегося вчера в мужчину прямо передо мной, – эти существа опасны?

В том, что они существуют, сомневаться уже не приходилось.

– Весьма! – проговорил с запалом Джерил. – Они пробираются в наши города под видом людей, чтобы творить свои бесчинства. Убивать людей и насиловать женщин. Иногда они и вовсе утаскивают кого-нибудь, кто им понравится, в свой лес. Женщины оттуда, как правило, не возвращаются.

Мне нарассказывали еще много ужасов про этих «опасных тварей», прежде чем я все же подписала предложенную мне бумагу. На тот момент я была уже полностью уверена, что спаслась вчера чудом. И, объективно говоря, выбор у меня был небольшой: либо подписанная бумага, в которой ровным счетом ничего страшного не значилось, либо оказаться выкинутой на улицу к диким зверям, которые разрывают людей на куски. Ну кто в здравом уме выберет второй вариант?

– Мы с отцом делаем хорошее дело, – улыбнулся в очередной раз Джерил. – Наше оружие защищает жизни мирных граждан. Мы защищаем город.

На слове «мы» он сделал ударение и захлопнул барабан пистолета.

В тот же миг раздался громкий стук в главную дверь. Стук, который был слышен нам даже из рабочего кабинета лэра Девона. Служанка появилась из ниоткуда и побежала открывать, а через минуту вернулась, чтобы представить гостя:

– Лэр Винсент Регус, по очень важному делу.

Хозяин кивнул, мол, пускай, конечно же.

Мое сердце вдруг пропустило удар. Словно предчувствие накрыло с головой, начиная потихоньку топить в своем омуте, учащаяся пульс.

И оно не ошиблось.

Скрипнули петлицы двери, и на пороге нашего кабинета появился он.

Тот самый мужчина. Тот самый белый волк.

Оборотень.

Глава 3

Однако сейчас мой вчерашний знакомец выглядел совсем иначе. Я вообще с трудом узнала его под небольшим цилиндром, затянутого в узкий приталенный пиджак и брюки. Кроме того, откуда-то у него на лице образовались светлые бакенбарды и короткая борода. А над верхней губой кустились усы, аккуратно подкрученные вверх. В руке мужчина держал трость с набалдашником в виде головы волка.

– Здравствуйте, – церемонно проговорил хозяин Айрим. – Чем мы можем быть вам полезны, лэр Регус?

Оборотень прошел в кабинет уверенным и твердым шагом. Сел в предложенное кресло и снял шляпу. Я не отрываясь смотрела на него, не веря, что это действительно тот же мужчина, которого я вчера едва не общупала с ног до головы. В этот момент незнакомец вдруг бросил на меня короткий взгляд и подмигнул так, что никто, кроме нас, этого не заметил.

– Доброго дня, любезные лэры, лэрисса, – кивнул он, постукивая тростью по полу. – Надеюсь, я не отвлекаю вас от дел. Боюсь, у меня к вам весьма важный разговор.

– Что ж, – тут же сказал Айрим, махнув рукой своему сыну. – Думаю, не стоит утомлять нашу гостью насущными проблемами. Джерил, покажи лэриссе наш дивный…

Но едва молодой Девон поднялся с кресла, как оборотень его остановил, прерывая речь хозяина дома:

– Увы, боюсь, тема, которую я собираюсь затронуть, как нельзя более касается вашей гостьи.

Сын и отец замерли. Переглянулись, и старший нахмурился:

– Какие дела вы можете иметь с моей кузиной Эйлиной? Она только сегодня прибыла в наш город и не могла еще завести здесь каких-либо знакомств. Боюсь, нам лучше не тревожить девушку.

Светлые усы оборотня Винсента Регуса дрогнули. Где-то на самом дне глубоких глаз, которые я так хорошо запомнила, снова сверкнуло синее пламя.

Он подкрутил кончик уса, не двигаясь с места.

– Я знаю, что эта лэрисса никакая не кузина вам, – ответил он прямо, не сводя взгляда с хозяина дома. – Я знаю, что она – дитя звезд.

В тот же миг Айрим откинулся в кресле и натужно засмеялся.

– Ну какая глупость, ну глупость же! Вы верите в эти сказки? – гоготал он.

Но его глаза не смеялись. Младший Девон и вовсе сидел неподвижно.

– Вы знаете, что это не сказки. И вчера на вашем приусадебном участке был зафиксирован мощный выброс магии. Когда вы прибыли на место происшествия, то нашли там вот эту девушку. Девушку, которая не принадлежит нашему миру.

Теперь Айрим не смеялся. Он смотрел на гостя с неприязнью и недоверием.

– Откуда вы знаете? Может быть, вы и есть тот самый паршивый пес, которого мы вчера едва не пристрелили? – зарычал хозяин дома. Выхватил из рук сына пистолет и взвел курок, направив дуло прямо на лицо гостя.

Оборотень даже бровью не повел.

– О, все просто. Не нужно так кипятиться. Не только у вас есть радар, милейший лэр Девон, – не дрогнув, ответил он. Затем посмотрел на меня и проговорил: – К тому же я здесь, чтобы помочь, а не навредить. Уважаемой лэриссе самой не справиться.

– О чем вы говорите? – нахмурилась я, ощутив на себе внимательный взгляд голубых глаз, от которого по спине пробежала волна мурашек.

– Не стоит слушать этого человека, – пробурчал Айрим, хмуро глядя на гостя и все еще не выпуская оружие из рук. – Мы вполне сможем позаботиться о вас, Эйлина. Вы подписали с нами договор доверия, а значит, ваша безопасность – теперь наша обязанность.

– А что вы будете делать, если лэрисса умрет у вас в доме и об этом всем станет известно? – резко бросил незнакомец. – Что вы скажете министрам? А если дело дойдет до короля?

Хозяин дома побелел.

– Я один из министров, уж как-нибудь разберусь с остальными! – гаркнул он на гостя, подавшись вперед.

В этот момент сын положил ему руку на плечо, явно пытаясь успокоить.

 

– Отец… – проговорил он. – Ты пугаешь Эйлину.

Но об этом было уже поздно беспокоиться. Слова были сказаны. Я сидела как на иголках, меня словно жгло изнутри.

– Почему я должна умереть? – спросила громко, в этот раз повернувшись к незнакомцу. – Что вообще происходит?

Ярко-голубые глаза снова стали синими, как океан.

– Вам необходимо учиться выплескивать магию, иначе очень скоро она начнет сжигать изнутри, – объяснил таинственный мужчина.

Я глубоко вздохнула и дотронулась рукой до своей груди, где вдруг стало так странно горячо. Неприятно. Страшно.

Незнакомец слегка наклонился и накрыл другую мою руку ладонью.

– Вы – маг. А в нашем мире это значит, что у вас внутри пламя, которое рвется наружу, – спокойно проговорил он. – Если пламя не найдет выхода, сперва вы сойдете с ума, а затем умрете.

– Какой ужас, – выдохнула я. – Со всеми колдунами у вас такое происходит?

– Со всеми, – кивнул он. – Но те, кто знает об этом с детства, имеют преимущество. Мы учимся с малых лет. Для нас опасности почти никакой нет.

– Не слушайте его, лэрисса, – вернув на лицо виноватую улыбку, вмешался Айрим. – Я все еще не уверен, что этот человек – не мерзкий перевертыш, забравшийся к нам в дом хитростью. Мы вполне способны сами обучить вас всему, что необходимо. Никакой опасности нет.

– Отнюдь, – покачал головой гость. – Чтобы понять, каким типом магии обладает дитя звезд, может понадобиться не только время, но и опытный наставник. А лучших наставников, чем в академии «Арктур», вам не найти. Только там еще преподают магистры Клевера, способные справиться с этой задачей.

– Бросьте, нам не нужны магистры Клевера, чтобы обучить одного мага, – махнул рукой Айрим. – Межрасовая академия – это худшее, что можно предложить молодой лэриссе. Об этом не может быть и речи.

– Что это за академия такая? – спросила я все же, заинтересованная рассказом гостя.

– Это совершенно бесполезное и опасное место, – поспешил заверить меня Джерил, впервые подав голос за долгое время. – Например, я стал прекрасным магом и без него. У нас в Светлом Диархане тоже есть неплохие школы волшебства.

Он взял со стола деревянную фигурку, что служила прессом для бумаг, положил ее на ладонь, и… с коротким треском она превратилась в маленькую деревянную розу. Не слишком красивую и аккуратную, но довольно милую. Джерил протянул мне цветок с романтичной улыбкой.

Я взяла подарок и тоже улыбнулась. Это было действительно удивительно. Только что произошло чудо, о котором в своей прошлой жизни я могла лишь мечтать.

– Никогда не видела ничего подобного, – прошептала тихо.

Оборотень снисходительно хмыкнул и обратился ко мне:

– Можно?

Затем взял бутон с моей ладони и переложил в другую руку.

В тот же миг над неловко вырезанным деревом зажглись голубые искры, и фигурка изменилась. Теперь она стала тоньше и длиннее. У нее выросли листья и стебелек, лепестки распустились и заблестели. Через мгновение передо мной уже был цветок из светящегося разноцветного стекла.

Мужчина вернул мне подарок и сказал без тени улыбки и игр:

– Ваши школы и рядом не стояли с академией «Арктур». Но дело не в этом. А в том, что сила детей звезд – это редкий дар нашему миру. Лэрисса обладает возможностями, о которых простые учителя могут и не знать. А промедление будет стоить ей жизни.

Айрим переглянулся с сыном, одновременно бурча:

– Так вы закончили академию «Арктур», правильно я понимаю?

В дверь постучали, и в кабинет вошла хозяйка дома.

– О, у нас гости! – воскликнула она.

И после недолгого мрачного приветствия муж рассказал ей, что происходит. Женщина округлила глаза, под которыми пролегло еще больше морщин, и воскликнула:

– Но там же оборотни! Они учатся рядом с нормальными людьми! Представления не имею, кто может отпустить в такое место своего ребенка! Тем более девушку. Вы знаете, эти животные… они же насилуют наших женщин!

Кларита Девон схватилась за голову, другой рукой обмахивая себя, как веером.

– А что вы скажете, лэрисса? – вдруг обратился ко мне незнакомец, повернув голову.

Снова голубые глаза. Снова скользнули по мне горячей дорожкой, напоминая вчерашний день.

И пусть сейчас на этом человеке были дурацкие усы и одежда, я продолжала видеть его другим. Обнаженным горячим утесом с грудой бугрящихся мышц.

Снова со мной происходило это.

Кажется, я впервые почувствовала себя капельку извращенкой.

– Признаться, такое понятие, как «оборотни», пугает, – медленно ответила я, глядя только в ослепительно-яркие голубые глаза. – Мне бы не хотелось подвергать свою жизнь опасности.

Мужчина на миг замер. Одна его бровь приподнялась, а уголок губ дрогнул.

– Несомненно, оборотни – это не домашние животные, – так же медленно и осторожно проговорил он.

Вокруг нас вдруг образовалась полная тишина. Все присутствующие следили за диалогом как завороженные.

– Однако доктрина «Об оборотнях и людях» защищает и тех и других на территории академии. Ни одна из сторон не имеет права навредить другой.

– Вот как? – удивилась я, переведя взгляд на хозяина дома. Об этом он как-то запамятовал сказать. И все же я добавила: – В любом случае мне нужно подумать. Если есть возможность выучиться всем этим штучкам здесь, в городе, и без оборотней, я думаю, это более предпочтительный вариант.

Айрим с женой облегченно вздохнули, а Джерил мне откровенно подмигнул.

Сказать по правде, теперь мне не нравились ни Девоны с их странной недосказанностью, ни вот этот незнакомец, который скрывает, что на самом деле он – волк. Волк! С огромными клыками и пастью, полной острых зубов. Что, если вчера он и впрямь хотел меня съесть? А может, сперва изнасиловать, а потом съесть?

Гость некоторое время молчал, постукивая тростью по плитке пола. Словно искал еще какие-то причины, чтобы изменить мое решение. Затем резко встал и встряхнул головой. Из тугого хвоста на его голове вырвалось несколько прядей волос, вновь напоминая мне того, прежнего, мужчину, который совсем недавно был ко мне так бесстыдно близок. Который пугал меня, но вызывал внутри какой-то нездоровый горячий отклик.

– Оставьте нас наедине, пожалуйста, – сказал он твердо, глядя на Айрима с женой.

– Не думаю, что это уместно. Незнакомый человек с молодой лэриссой, – проворковала лэра Девон. – Да и Эйлина вряд ли захочет…

– Ничего, я… хочу послушать, – тут же отозвалась я.

И кто меня за язык тянул?

Айрим еще что-то проворчал, Джерил хотел возразить, но промолчал.

Оборотень улыбнулся, и всем троим пришлось выйти.

Возможно, я совершила ошибку, позволив нам остаться наедине. Но я просто не могла отказаться. Что-то глубоко внутри мешало это сделать.

– Кто вы? – тихо прошипела я, вставая с кресла и делая незаметный шаг назад. – Какого лешего всем от меня надо?

Мужчина не сдвинулся с места, судя по всему, заметив, что я отношусь к нему с излишней настороженностью. Хотя разве это не нормальная реакция на его истинную звериную сущность?

Когда мы остались одни, он поднялся с кресла, и стало слишком очевидно, насколько он крупный. Высокий, широкоплечий. Ткань пиджака немного скрывала силуэт тела, но даже через плотное шитье умудрялись просвечивать его мышцы.

– Долго рассказывать, Эйлина, – еле слышно начал он. – Но вы должны поехать со мной. Не хотите в академию, я научу вас сам.

– Зачем? Рассказывайте здесь и сейчас, – потребовала я. – Эти люди были ко мне добры. Они хотят помочь. Говорят, что защитят меня от зверей, которые убивают мужчина и насилуют женщин. И тут появляетесь вы! Скажите спасибо, что я не выдала вас!

Конечно, это уже не совсем правда. После всех случайно брошенных фраз и недосказанностей я уже не доверяла Девонам. Но все же часть истины в моих словах есть. Оборотням я тоже не доверяла.

Мужчина глубоко вздохнул и закрыл глаза. А когда открыл, так же тихо, без капли гнева, ответил:

– Вам достаточно будет послушать кое-что…

С этими словами он подошел к соседней стене и вдруг положил на нее ладонь. Скользнул рукой влево, затем вправо и вниз. Словно прислушивался пальцами.

– Вот, здесь защита дома работает плохо. Слушайте.

Я подошла ближе, садясь на колени рядом с мужчиной. Любопытство было выше страха или недоверия.

Приложила ухо к стене и услышала… Первые же слова повергли меня в шок.

– …не сможем законно помешать, если ей вздумается ехать в эту дурацкую академию, – раздался бухтящий голос хозяина дома.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17 
Рейтинг@Mail.ru