Litres Baner
Откровения замужней дамы

Сергей Вячеславович Парамонов
Откровения замужней дамы

Надеюсь, что эта книга никогда не попадёт в руки мужчины,

иначе он может прокрасться в тайный мир женщин

и узнать то, в чём порой боится признаться себе

даже самая порядочная замужняя дама.

Глава первая
Подруга

Звук будильника разорвал утреннюю тишину. Я открыла глаза. Рядом, укутавшись одеялом, спокойно спит мой муж Андрей. Он старше меня на пять лет. Ему уже 38, а мне только 33 года. Свои отношения мы зарегистрировали более 10 лет назад. Тогда он был красавцем, с красивой фигурой, голубыми глазами и роскошной шевелюрой из светлых волос. Из всего этого остались, пожалуй, голубые глаза, так как спортивная фигура со временем заплыла от сидячей работы, а шевелюра поредела и превратилась в залысину. Куда же делся тот мачо, которого я когда-то полюбила? Да, что делает жизнь, но роднее и любимее человека у меня на свете нет. Хотя, пожалуй, есть. И находятся они в соседней спальне. Сейчас они в своих мягких и уютных кроватках досматривают сны и тихо посапывают. Наших дочек зовут Яна и Марина, трёх и восьми лет. Я их обожаю и сделаю всё, что от меня зависит, чтобы их детство было радужным.

Итак, сегодня великий день, я возвращаюсь на свою работу после декретного отпуска. Наконец-то. Быт, семья, забота о детях – это, конечно, хорошо, но так за три года надоело, что хочется набрать воздух полной грудью и в люди. Я выползаю из-под своего любимого розового одеяла, накидываю короткий голубой халатик и отправляюсь на кухню. Привычными выработанными движениями включаю огонь под чайником, на бегу закидываю в микроволновую печь сырники, предусмотрительно приготовленные с вечера, и устремляюсь в ванную комнату для утреннего туалета. После душа я смотрю на своё отражение в зеркале. На меня из зеркала смотрит достаточно красивая и стройная девушка с красивой грудью, подкачанным прессом, покатыми бедрами и копной рыжих волос на голове. Пожалуй, и не скажешь, что у меня двое деток. Да, на свои тридцать три я явно не выгляжу, так, года на двадцать два. Может, перекраситься в блондинку? Ладно, похожу пока так. Я накидываю халатик и выскальзываю из ванной.

– Страна, подъём! Девчонки, просыпаемся и идём чистить зубки! – громко на ходу кричу я.

Через пятнадцать минут стол сервирован, и вся моя семья приступает к завтраку.

– Можете поздравить маму. Сегодня мой первый рабочий день, – обращаюсь я к членам своей семьи.

– Ну, поздравляем, мамочка, ты давно рвалась в бой, – говорит Андрей и закидывает очередной кусок сырника в рот, запивая чаем.

– Мама, а кто нас сегодня поведёт в школу? – задаёт совсем резонный вопрос старшая дочь Марина.

– А в садик? – вносит в разговор свою лепту Яна.

– А в школу и в садик вас сегодня отведёт ваш любимый папа Андрюша, так как маме сегодня опаздывать нельзя. Правда, папа? – спрашиваю я Андрея.

– Ну, я так я, – отвечает муж.

Одной ногой я уже на выходе, делаю последние мазки в своём боевом раскрасе, на ходу чмокаю в щёчки своих домочадцев, чтобы не стереть помаду, и адью, уже бегу на своих шпильках по лестнице к припаркованной рядом с домом машине.

До работы тридцать минут ходу и есть время пообщаться со своей подругой по телефону и поделиться своей новостью. Нахожу в телефоне запись «Катюша» и посылаю вызов, придерживая трубку телефона плечом. Одновременно врубаю заднюю передачу и медленно отъезжаю от подъезда.

– Алло. Анечка, я тебя слушаю, моя девочка, – слышу я до боли родной голос своей институтской подруги, с которой мы пять лет прожили в одной комнате в студенческом общежитии. Она моя самая близкая подруга, которая, как всем уже понятно, знает обо мне всё, ну, или практически всё.

– Катюшка, привет. Можешь меня поздравить, сегодня закончилось моё заточение в семье, и это мой первый рабочий день, – скороговоркой проговариваю я.

– Моя ж ты хорошая, поздравляю. Засиделась ты, мать, дома. Это дело надо обмыть, – отвечает Катя.

– Я только за, давай вечером, в нашем кафе.

– А Андрюха скандал не закатит? – спрашивает Катя.

– Да с чего, скажу, что задержалась на работе, – отвечаю я.

– Я смогу подъехать к семи, ты сможешь?

– Договорились, в семь на нашем месте. До встречи, детка.

– До встречи…

Через полчаса я уже в офисе. Все приветливо улыбаются и поздравляют с первым рабочим днём. За время моего отсутствия коллектив немного поменялся, и изредка в офисе встречаются незнакомые лица. Я быстро на своих высоких шпильках пробегаю через ресепшен и, открывая дверь, оказываюсь в кабинете моего непосредственного руководителя Елены. В нашей компании, кстати, принято обращаться только по имени. Елена отрывает свой взгляд от компьютера и расплывается в улыбке.

– Анечка, рада, что ты приняла решение вернуться в команду, а не прозябать всю жизнь на кухне. Присаживайся, – говорит мой непосредственный начальник.

– Ой, а я как рада, что снова в строю, – ответила я.

– Так за время твоего декретного отпуска ты, пожалуй, растеряла все свои навыки. Наша компания для новых сотрудников и сотрудников, вернувшихся из декретного отпуска, как тебе известно, проводит обучающие тренинги. Поэтому послезавтра вылетаешь на неделю в Москву. Сейчас подойдёшь к секретарю, она выпишет тебе командировочные и выдаст электронные билеты на самолёт. Сегодня принимай свою территорию, вспоминай и вникай в дела. Не буду скрывать, последнее время наши конкуренты активизировались и продажи падают с каждым днем, – проговорила Елена.

– Елена, а нельзя командировку в Москву перенести на более позднюю дату? Просто боюсь, что муж один не справится с дочками, надо вызывать кого-то из бабушек, – спросила я.

– Нет, Анечка, вопрос закрыт, ты и так три года прохлаждалась. Если что-то не нравится, никто никого в компании не держит, – сказала, как отрезала Елена.

– Я понял, шеф, – ответила я и выпорхнула из кабинета начальника.

В течение дня я находилась в офисе. Получила командировочные и авиабилеты, получила корпоративный планшет, ключи от служебного автомобиля «Фольксваген», корпоративную сим-карту и телефон. Спору нет, наша компания создаёт приемлемые условия для работы, но взамен вытягивает из нас все жизненные соки, заставляя порой работать по 20 часов в сутки. Основная цель нашей работы заключается в сбыте дорогостоящего медицинского оборудования. У каждого из наших представителей есть своя территория, на которой он должен делать продажи оборудования. В свою очередь на тренингах, проводимых регулярно, нас обучают работать с возражениями клиента, переубеждать их и делать всё, чтобы клиент заказал товар. Вот такая у меня профессия. День пролетел достаточно быстро, и ровно в семь я уже сидела в кафе и ждала Катю. Дверь в кафе распахнулась, и на пороге появилась она. Изящная тридцатитрёхлетняя брюнетка, с высокой грудью, прикрываемой розовой блузкой с глубоким вырезом, в чёрной коротенькой обтягивающей юбке. Моя детка, продефилировав через зал, притягивая к себе голодные взгляды и стара, и млада, чмокнув меня в щёчку, грациозно закинув ногу на ногу, села напротив.

– Привет, детка, – с нескрываемой радостью произнесла моя Катя.

– Привет, красотка, какая же ты у меня красивая. Видела бы ты взгляды мужиков, провожающие тебя к этому месту, – сказала я.

Катя бегло окинула сидевших зале представителей сильного пола.

– Не-а, Аня, не наш размер, – сказала Катя. – Так, подруга, предлагаю заказать бутылочку шампусика, ну а на закусочку каких-нибудь салатиков.

– Я же за рулём, – ответила я.

– А я, по-твоему, что, не за рулём? От одной бутылочки и запаха-то не будет никакого, проверено неоднократно, – ответила Катюшка.

Через десять минут стол был умело сервирован.

– Ну, зая, за твой первый день, – сказала Катя и сделала маленький глоток игристого напитка.

– Катюшка, рассказывай, как ты, как Влад? – спросила я и отведала салата.

– Да нет больше Влада, – ответила, зевая подруга.

– Что случилось? – спросила я.

– Как там говорят, зад об зад и кто дальше, так вроде говорят. Развелись мы, – ответила Катя и отхлебнула шампанского.

– Давно? – спросила я.

– Да уже полгода как, – ответила Катя.

– А что случилось? – спросила я.

– Да разные мы с ним. Надоел, одним словом. Всё живёт завтрашним днём, а я сейчас жить хочу. Наш бабий век короток, – ответила Катя.

– Так ты сейчас одна?

– Ну, посмотри ты на меня, как такая девочка может быть одна? Не поверишь, я как с Владом разбежалась, так вздохнула полной грудью. Ох, сколько мужиков у моих ног болтается, ты даже не представляешь. Цветы дарят, дорогие подарки, замуж через день зовут, – ответила Катя.

– А ты? – спросила я.

– Ну а что я, перебираю. Один для души, один для секса, третий и четвёртый для ухаживаний. Короче, кручу ими, как хочу, – ответила подруга. Ты лучше ответь, что у тебя с твоим Андрюхой, как и всегда полное взаимопонимание? – спросила Катя.

– Ну, типа того, – ответила я.

– А поподробней?

– Да не знаю. Всё стало обыденным. Нет, ты не подумай, у нас всё нормально. Просто десять лет вместе. Нет остроты ощущений, нет бабочек в животе. Постоянная нехватка денег, ну, и всякого рода проблемы. Вот и пришлось на работу выйти, – ответила я.

– Может, любовника завести для души? Я ведь тебе раньше говорила, что хороший левак укрепляет брак, подумай, – ответила Катя.

– Да нет, я так не могу. Жить с человеком и гулять на стороне, это не про меня, – ответила я.

– Да ты прям, мать, монашкой, я посмотрю, стала. Я как вспоминаю наши студенческие похождения, так просто завожусь от этого. Скольких мужиков в койку мы с тобой затаскивали? Об этом роман бы написать и назвать его «Как уложить мужчину в постель», – ответила Катюша и засмеялась.

– Так это когда было, я теперь другая, – ответила я.

– А ты подумай, подумай над моими словами. Если хочешь, я тебе и любовника богатого найду, благо, друзей у моих почитателей много. Будешь с ним тайно в гостинице раз в недельку встречаться для души, глядишь, и дома всё в норму придёт. Кстати, в пятницу меня пригласили на одно закрытое мероприятие, хочешь, пойдём со мной, ну и найдём тебе кавалера для тела и души. Чтобы бабочки в животик вернулись, – сказала Катя.

 

– Нет, Катя, не уговаривай. Я не могу, да ещё к тому же в четверг улетаю на неделю в Москву в командировку, – ответила я.

– Ну и дура. Надумаешь, дай знать. Наш бабий век короток, не забывай об этом. Андрюха-то как к твоей командировке в Москву отнёсся? Он же у тебя ревнивец ещё тот? – спросила Катя.

– Да он пока не знает. Вечером сюрприз будет. Ну а насчёт ревнивца ты в десятку попала. Десять лет вместе, я ни разу даже повода не давала, не говоря уже о намёке на измену или флирт. А он всё ревнует, порой даже без повода, – ответила я.

– Да они все мужики такие, собственники. Не знаю, я как с Владом разбежалась, то забыла об этих проблемах. Живу в своё удовольствие. Полмира уже посмотрела, то Италия, то Карибы, то Лос-Анджелес и всегда с новым кавалером. Так что свои плюсы, как ни крути, есть, – ответила Катя.

Телефон в моей сумке завибрировал. Я достала его и ответила:

– Да, Андрей.

– Ты где? – услышала я на другом конце провода.

– На работе, да, скоро буду. Ну извини, дела принимаю, – ответила я.

– Дела принимаешь, а что за музыка там гремит, давай домой, дети заждались, – сказал раздражённо мой муж.

– Да скоро буду, – ответила я.

– Ну что, включил Отелло? – спросила Катя.

– Ну, типа того, – ответила я.

Посидев ещё пять минут, мы рассчитались за стол и вышли на улицу. Катя подошла к шикарному белому «Порше Кайену».

– Это твой? – недоумённо спросила я.

– Ну да. Я же говорила, что есть свои плюсы, – ответила Катя.

Договорившись встретиться после моего прилёта из командировки, мы чмокнули друг друга и разъехались в противоположные стороны.

Ночной город жил своей жизнью. Я открыла окна в своём авто, и тёплый летний ветер стал ласкать меня. Я ехала по Невскому проспекту в Санкт-Петербурге. Боже, как я люблю свой город. Город белых ночей. Город, в котором творилась история государства Российского. Город Великого Петра.

Всю дорогу я думала о своей подруге. С одной стороны, против её слов бунтовало всё моё сознание, с другой – мысль о словах Кати будоражила. Так, всё. Стоп, это история не для меня. Я в конце концов замужняя дама, у меня семья, две дочки, и всё это глупости, о которых можно только фантазировать, но чтобы вживую решиться на такое. В раздумьях я подъехала к дому, припарковала машину и поднялась на лифте на свой этаж. Тихо открыла дверь своим ключом и зашла в квартиру. На кухне за столом сидел Андрей и пил пиво. Судя по количеству пустых бутылок, делал он это уже давно.

– Ты на часы смотрела? – спросил он.

– Ну, извини, зая. Пока всё приняла, – сказала я и поцеловала его в щёку.

– Ага, дела принимала и вином запивала, – ответил он.

Так, про Катюшу лучше ему ничего не говорить, он её всегда сравнивал с женщиной лёгкого поведения.

– Ну не ругайся, малыш, я на работе проставилась за первый рабочий день. Как там наши малышки? – сменила я тему.

– Уже спят, помылись, я им прочитал сказку, ну и они вырубились, – ответил муж.

Я быстро переоделась и вернулась на кухню.

– Что празднуешь? – спросила я.

– Твой первый рабочий день, – ответил Андрей.

– А мне нальёшь немного? – спросила я.

По Андрею было видно, что он был немного заведённым.

– Зая, меня в Москву на неделю отправляют, – сказала я и сделала глоток пива.

– Ты что, совсем с ума сошла, какая Москва, как я с детьми тут один управлюсь? – рявкнул заведённый Андрей.

– Не кричи на меня, я что, сама в эту командировку напросилась? Я сказала Елене, что не могу через три дня лететь в Москву. Она ответила, что если я чем-нибудь недовольна, то могу писать заявление на увольнение. Если бы ты нормально зарабатывал, я бы сидела дома и занималась детьми. Поэтому не кричи на меня.

– Ну, извини, – ответил чуть добрее Андрей. – Но как мне разорваться с детьми, у меня тоже работа? – спросил любимый муж.

– Давай маму твою вызовем, пусть поможет, – сказала я. – Да, кстати, поздравь меня, мне выдали служебного «фольца».

– Поздравляю, – буркнул муж и отхлебнул пива.

Через полчаса свет в нашей спальне погас. Я вжалась в Андрея своим телом, но он перевернулся на бок и через десять минут засопел.

Я ещё долго лежала и не могла заснуть. Я чуть-чуть преувеличивала Кате, когда говорила о наших отношениях с Андреем. Последнее время всё было не так уж радужно. Дела, которыми он занимался, последнее время не приносили ожидаемого дохода, и его нервозность передавалась в наши отношения, в том числе и в постели. Не было некоей искры, надеюсь, понятно, о чём я говорю. А Катя молодец, берёт от жизни по максимуму. С этой мыслью я провалилась в сон.

Глава вторая
Командировка

Моя командировка незаметно для меня подходила к концу. Ежедневно с девяти часов утра по восемь часов вечера нас обучали премудростям продаж. Ролевые игры, курсы ораторского мастерства, выступление на публику, бесчисленные задания делали из нас асов продаж. Ежедневно, обессиленные, мы возвращались в свои номера и валились с ног. Ко мне в номер подселили девушку по имени Маруся, она, как и я, такой же продажник с Алтая. Вчера она упросила меня, и мы отправились в сауну, располагающуюся на первом этаже нашего отеля. Немного попарившись, мы вышли в общий бассейн.

В бассейне плавали два наших коллеги из Санкт-Петербурга Денис и Олег.

– Привет, коллеги, – произнёс Денис и подплыл к борту бассейна, прямо возле меня.

Я не раз обращала внимание на этого красавца в ходе нашего обучения. Высокого роста брюнет, с голубыми, как лазурь, глазами, с рельефно накачанным торсом, который можно было рассмотреть под обтягивающей одеждой, всегда на лекциях подмигивал мне и улыбался своей белоснежной улыбкой.

– Привет, – ответили мы с Марусей одновременно.

Денис находился прямо подо мной и смотрел на меня из бассейна снизу вверх. Я поймала его неоднозначный взгляд и немного засмущалась.

– Как попарились, Анечка? – спросил Денис и улыбнулся. – Ныряй, водичка супер.

Я закрыла глаза и нырнула в бассейн. Вода действительно была супер. Несколько раз я проплыла всю длину бассейна и подплыла к месту, где стояли Денис, Олег и Маруся и чём-то бурно дискутировали.

– Аня, а тебе как последний тренинг, понравился? – спросил Денис.

На этот раз он стоял возле бассейна, а мне приходилось отвечать ему, глядя из бассейна вверх. Его тело действительно было идеальным, широкие накачанные плечи при тонком торсе делали похожим его на Аполлона. Я поймала себя на мысли, что смотрю сейчас туда, куда бы ни стоило смотреть, и быстро отвела взгляд. Но мой манёвр не остался без внимания Дениса, и он слегка улыбнулся.

– Да, было очень интересно, – ответила я и поплыла к лестнице.

– Ну что, девчонки, ещё раз в парилку? – спросил Олег, и мы все вместе проследовали в сауну.

– Девочки, мы вас приглашаем в гости, у нас с Денисом есть бутылочка красного вина, которую мы должны выпить за успешно пройденный тренинг. Завтра, насколько я понял, прощальный гала-концерт, и мы все разлетимся по своим регионам и будем увеличивать продажи медицинского оборудования, чему нас здесь целую неделю обучали. Мы живём в 303-м номере. Вы как насчёт по глотку красного вина? – спросил Олег.

– Да, в принципе, можно, – ответила за двоих Маруся. – Правда, Аня?

– Нет, ребят, наверно, без меня, – попыталась я мягко съехать с предложения.

– Анечка, ну пожалуйста, – взмолился Денис, глядя на меня своими голубыми глазами.

– Ну, правда, я устала, и спать хочется, – ответила я.

– Маруся, а тебя ждать? – спросил Олег.

Вот уже несколько дней Олег, как выражается Маруся, подкатывал к ней свои я… Да, именно так выражалась Маруся. Она в недавнем прошлом была врачом-гинекологом, и её сленг просто сквозил похабщиной. Вот уже как два года она воспитывала сама свою дочурку и могла с лёгкостью крутить романы, ни перед кем не отчитываясь при этом.

– Да нет, ребят, действительно был трудный день. Завтра на гала-концерте и отпразднуем это дело, – ответила Маруся.

– Уважаемые дамы, отказ не принимается, мы вас через полчаса ждём у себя в номере, запомните, 303, и ответственной за это мероприятие назначается Маруся, – сказал Олег.

– Ну, я не знаю, – ответила Маруся и вскинула взгляд в мою сторону. – Мы подумаем.

Мы с Марусей поднялись в свой номер.

– Ань, ну что ребят огорчать, зайдём на полчасика, выпьем вина, поболтаем про жизнь нашу торговую, ну а потом баиньки. Завтра с утра никаких дел не намечается. Ну, плиз, – попросила Маруся и поднесла руки к груди, подкатила глаза, как кот в мультфильме про Шрека.

– Маруся, я же замужняя женщина. Ты посмотри на взгляды этих самцов. У них же всё на лбу написано, – ответила я.

– Ну, Аня. Сучка не захочет, кобель не вскочит. Ты, я поняла, девушка порядочная, замужняя. Мужчина у тебя постоянный дома в кровати лежит. А я одинокая женщина, секса хочется, аж зубы сводит. Знаешь такой анекдот? – спросила бывший врач-гинеколог.

– Нет, рассказывай, – ответила я.

– Ладно, слушай. Необитаемый остров, три женщины, которые живут здесь без мужчин уже три года. И, о бог, чудо, недалеко от берега терпит крушение корабль, и спасается всего лишь один матрос. Он выходит на берег, и две из трёх начинают его сразу разводить на секс, споря и аргументируя при этом. Включают все свои женские уловки – и волосы поправляют, и в спинке прогибаются, и глазки строят, в общем, делают всё, чтобы первой дотянуться до мужского тела. А третья подруга сидит и молчит. Молодой матрос подходит к третьей женщине и спрашивает: «А ты что молчишь?» А та и отвечает: «Я секса хочу, аж зубы сводит». Вот так и я, подруга, секса хочу, аж зубы сводит. Ну пожалуйста, пойдём со мной, посидишь немного, и в люльку, ну а я дотянусь до мужского тела Олега, – сказала Маруся.

– Ну, только на полчаса, – отвечаю я и начинаю феном сушить волосы.

Через полчаса, приведя себя порядок, мы уже стоим на пороге своего номера и у меня звонит телефон.

– Блин, муж звонит, – говорю я Марусе, глядя на экран.

– Да скажи, что спишь уже и что очень устала, – отвечает Маруся. – Голос только заспанным сделай.

– Алло, – говорю я тихим заспанным голосом.

– Почему шёпотом говоришь? – спрашивает Андрей.

– Да девочка, которая живёт со мной, уже спит, – отвечаю тихо я.

– Что не звонишь? – спрашивает Андрей.

– Да что-то устала сегодня, уже легла спать, – отвечаю я.

– Ну, хоть бы раз за весь день позвонила. Поинтересовалась, как мы, как дети, – отвечает немножко раздражённый муж.

– Да я собиралась, телефон ещё днём сел. Думала, вернусь с занятий и позвоню. А как ноги вытянула на постели, так и заснула. Как вы? – спрашиваю я.

– Да нормально. Ладно, спокойной ночи, раз ты уже спишь, – отвечает резко Андрей и кладёт трубку.

– Маруся, я, наверно, не пойду, иди сама, – говорю я стоящей на выходе подруге.

– Девочка моя, ну пожалуйста, мы же договорились, – снова умоляет коллега.

– Ладно, – отвечаю я, и мы выходим из номера и идём к ребятам.

– А вот и мы, – радостно говорит Маруся, проходя в номер 303.

– А я знал, что вы придёте, – недвусмысленно говорит Денис и смотрит на мою коротенькую юбку. – Присаживайтесь, коллеги.

От его взгляда мне становится неловко, и я чуть-чуть оттягиваю юбку вниз.

Тумбочка предусмотрительно пододвинута к двуспальной кровати. С другой стороны стоят два маленьких пуфа, на которые взгромождаются парни. На тумбочке красуются бутылочка красного вина, бутылка виски, нарезанные фрукты и бутерброды, предусмотрительно захваченные парнями с ужина. Мы с Марусей плюхаемся на кровать напротив парней.

– А я не поняла, у вас здесь что, двухкомнатный номер? – недоумённо спрашивает Маруся. – Аня, ты посмотри, да у них тут ещё и балкон есть. Это за что вам такие привилегии?

– А у вас что, номер не такой? – спрашивает Олег.

– Нет. У нас одна комната, две кровати, тумбочки и шифоньер. Балкона, как впрочем, и второй комнаты нет, – отвечает Маруся.

– Ах да, мы же последними в отель заехали. Я помню, на ресепшен говорили, что придётся их заселять в двухкомнатный люкс, – говорит Денис и бросает беглый взгляд на мои коленки.

Тем временем Олег наливает нам с Марусей красного вина, ну а себе с Денисом плюхает в гранёные стаканы виски.

– Ну что, девочки, за успешно прошедший тренинг, – говорит Олег первый тост, и мы дружно чокаемся.

Минут пятнадцать мы обсуждаем впечатления от полученных знаний, затем делимся наработками в своих регионах, обсуждаем насущные для компании проблемы.

 

– Анечка, а вы, судя по кольцу, замужем? – спрашивает Денис.

– Да, – отвечаю я.

– И дети есть? – интересуется Олег.

– Есть, девочка и ещё одна девочка, – отвечаю я словами из фильма.

– Аня, а я думал, что вам лет двадцать, – говорит Денис, улыбаясь.

– Да нет, мне уже тридцать три, ну а дочкам восемь и три соответственно.

– А у меня сыну уже пять лет, – отвечает Денис и закидывает в рот бутерброд.

– Так ты женат? А почему кольца нет? – спрашиваю я.

– Ну, вот прямо как моя жена, где кольцо? Почему не надел? – отвечает, улыбаясь, Денис.

Уже которую минуту я чувствую, что у меня затекает нога. Я немножко отклоняюсь назад и пытаюсь поменять позу, перекидывая аккуратно ногу на ногу. Этот манёвр не остаётся без внимания сидящего напротив меня Дениса.

– Так, дамы, следующий тост мой. Это было очень давно. Во Флоренции жил молодой художник. Он был юн и видел нашу жизнь в розовых и голубых красках, видел в жизни только хорошее. И вот на пике своего таланта он решил нарисовать картину и отобразить на ней всё хорошее, что есть в жизни. Художник долгое время ходил по просторам Флоренции и, зайдя в одну деревушку, увидел новорожденного. Его глаза были голубыми, волосы светлы и курчавы, и люди, глядя на этого малыша, говорили: это ангел спустился с небес. Картина выставлялась в лучших галереях Флоренции, и приходившие посмотреть на неё говорили: это ангел, спустившийся с небес. Прошла жизнь, художник постарел и понял, что в жизни присутствуют не только розовые и голубые краски, но есть чёрные и тёмные оттенки, есть на Земле зло. Он решил нарисовать картину и отобразить на ней это зло, которое присутствует на Земле, нарисовать дьявола. Долго ходил он по просторам Флоренции и, зайдя в одну горную деревушку, он увидел то ли человека, то ли зверя, прикованного к скале. Тот рычал и кидался даже на тех людей, которые его кормили. Художник нарисовал портрет этого существа. Картина выставлялась в лучших галереях Флоренции, и люди, приходящие посмотреть на неё, с ужасом замирали и говорили: это дьявол, он поднялся из-под земли. Но как только художник сделал последний мазок на холсте, он увидел слезу, скатившуюся по щеке существа. «Зверь, почему ты плачешь?» – спросил художник. И зверь ответил человеческим голосом: «Художник, ты не помнишь меня. Очень много лет назад ты меня уже рисовал, и тогда я был голубоглазым белокурым мальчишкой».

Произнося тост, Денис смотрит своими голубыми глазами на меня. Его бархатистый голос погружает меня в эту дивную историю, и я представляю художника, над которым поработало время.

– Так вот, я пью за то, чтобы, с какими бы испытаниями вам, Анечка, ни пришлось столкнуться, в вашей жизни всегда оставались только розовые и голубые краски, а тёмные и чёрные оттенки обходили бы стороной, – снова слышу я голос Дениса.

Мы снова чокаемся с парнями. После очередного стакана вина лёгкая слабость наполняет моё тело. Я снова ловлю взгляд Дениса на своих коленках.

– Так, а я не поняла, Денис. Этот красивый тост был произнесён исключительно для Анечки? – спрашивает нарочито обиженно Маруся.

– Мы сейчас исправим эту оплошность, – говорит Олег и обновляет наши стаканы.

– Следующий тост мой. Итак. Идёт одна женщина и тянет за собой лошадь, за лошадью бочка, на бочке лежит другая женщина. Та женщина, которая тянет эту лошадь с бочкой и другой женщиной, лежащей на ней, думает: «Быстрей бы добраться к водоёму, наполнить бочку водой, вернуться домой, приготовить, постирать, накормить скот». Другая женщина, которая лежит на этой бочке, думает: «Быстрей бы домой, холодный душ, постель и мужчина». Процессия подходит к водоёму, и та женщина, которая тянула лошадь с бочкой, начинает вёдрами наполнять пустую бочку со своими мыслями. Другая женщина сползает с бочки в тень, включает краник, и на неё струится прохладная влага, и думы её о другом. Бочка полна, и процессия отправляется в обратный путь. И вот он, долгожданный дом. Женщина, тянущая лошадь, заходит во двор со своими мыслями – постирать, приготовить, накормить скот. Вторая женщина на бочке со своими мыслями – холодный душ, постель, мужчина. А за всем этим сверху наблюдает бог и думает: «Женщина на бочке такая слабая и ранимая – а пошлю я ей сильного мужчину, будет поддержкой в её жизни, а та женщина, которая тянет эту лошадь с бочкой, она настолько сильна, а пошлю-ка я ей слабого мужчину, пусть она будет поддержкой и крепким плечом в его жизни». Так вот, девочки, я хочу пожелать, чтобы в вашей жизни присутствовали только сильные мужчины, а слабые обходили вас десятой стороной.

– Ой, какой тост, ну прям в десятку, – Маруся сказала и опорожнила стакан. – О, да у вас вино закончилось, мальчики. – Маруся подняла на свет пустую бутылку.

– Вино закончилось, но виски ещё нет, – ответил Денис и налил в стакан Маруси глоток.

– Мне не надо, я и так уже пьяная, – я прикрыла ладошкой свой пустой стакан.

– Один глоточек, у меня снова тост, – сказал Денис и нежно на мгновенье взял мою руку в свою, и налил на дно глоток виски.

От его прикосновенья по моему телу побежала лёгкая дрожь. Вот уже как десять лет к моему телу прикасался лишь один мужчина, мой муж.

– Итак, дамы, в Китае жил один садовник, у которого были самые красивые цветы. И вот однажды кровожадный император решил увидеть их. Он послал своих слуг к садовнику, дабы сообщить, что утром император будет смотреть его цветы. Утром на рассвете на поле садовника приехал император со свитой. Но они увидели, что всё поле цветов скошено. Посередине поля на коленях спиной к императору и его свите сидел старый садовник. Первой мыслью императора было отрубить голову садовнику, за то, что он скосил прекрасные цветы. Но когда садовник поднялся с колен и отошёл в сторону, взгляду императора предстал один-единственный нескошенный цветок. «Император, – сказал садовник, – я не спал всю ночь и оставил самый красивый цветок, который достоин твоего взгляда». Анечка, я хочу выпить за вашу красоту, – сказал Денис.

Я проглотила виски, и у меня запершило в горле.

– Ну вот опять все лавры достаются моей подруге, – нарочито обиженно произнесла Маруся.

От выпитого виски меня совсем разморило. В этот момент завибрировал мой телефон, стоящий на беззвучном режиме. На дисплее я увидела запись «Любимый».

– Кто звонит? – откусывая бутерброд, спросил Олег.

– Супруг, – ответила, я, не зная, что делать с вызовом.

– Ну, ты же, наверно, уже спишь? – улыбнувшись, сказал Олег.

– Ну да, типа того, – согласилась я.

Хмель давил на моё сознание. Я снова попыталась перекинуть ногу на ногу, и взгляд Дениса снова сопроводил мои движения, и от этого мне опять стало стеснительно, что ли. Лёгкая улыбка скользнула по лицу парня.

– Так, дамы, с вашего позволения, я выйду, чтобы попудрить носик, – сказал, улыбнувшись, Денис и отправился в туалет.

– Ребят, что-то мне душно, можно, я на балкон выйду? – спросила я.

– Конечно, – ответил Олег. Он уже который час взглядом раздевал Марусю.

Выйдя на балкон, я полной грудью вдохнула вечернюю прохладу. Балкон выходил на тихий московский сквер. На скамейке под фонарём сидела влюблённая парочка. Их губы сплелись в танце любви. Парень своей рукой залез под кофточку возлюбленной и нежно, насколько это можно было рассмотреть с балкона, ласкал грудь возбудившейся партнёрше. Её рука нежно гладила его ногу, то поднимаясь к заветному месту, то опускаясь, для того чтобы в следующую минуту вернуться опять. Как романтично…

Так сколько времени? Во сколько звонил Андрей? Может, что-нибудь случилось с детьми? А вдруг температура, он же даже таблеток в доме не сможет найти. Звонил он, я посмотрела в журнал пропущенных на телефоне звонков, так, звонил он в пятнадцать минут первого. Надо идти в свой номер и перезвонить, вдруг что-то серьёзное. В этот момент я почувствовала, что сзади меня обнял Денис. Он сделал это нежно и вжался своим накачанным телом в меня. В следующую секунду я ощутила лёгкий поцелуй у себя на шее и сзади что-то стало твердеть в районе моей коротенькой юбки. Боже, да у него же… По телу пробежала лёгкая дрожь.

– Нет, нет, нет, коллега, мы так не договаривались, – сказала я и повернулась к Денису, отстранив его от себя.

В следующую секунду он своей рукой провёл по моим волосам.

1  2  3  4  5  6  7  8  9 
Рейтинг@Mail.ru