Спаси и сохрани. Часть вторая

Сергей Вячеславович Парамонов
Спаси и сохрани. Часть вторая

Глава 1.
Наказ смотрящего

1999 год. Россия. Северный Кавказ.

– Поезд Владикавказ – Москва отправляется от второго пути третьей платформы, – разорвав ночную тишину вокзала, проговорил женский голос дежурного по станции.

За окном замелькали огни маленького полустанка, на котором стояли редкие провожающие. На второй полке плацкартного вагона лежал Сергей Шахов. Это был молодой двадцатиоднолетний парень, с коротко стриженными чёрными волосами, в которых пробивалась лёгкая седина. Да, кстати, седина в волосах появилась во время прохождения срочной службы в Вооружённых силах Российской Федерации на территории Чеченской Республики в период первой чеченской кампании.

Череда событий в сотые доли секунды пронеслась в его памяти. Два последних года его жизни особенно были насыщены всякого рода событиями. Танк, в котором он ехал, в Чечне был подорван боевиками, но в результате подрыва он выжил, получив контузию и временную потерю памяти. Затем чеченский плен. Захватившие его боевики вначале ради развлечения стали выставлять его на бои без правил. Дали ему соответствующее прозвище – Зверь. По мере того как он стал побеждать, в их гениальных головах возник план – организовать крупный тотализатор и провести бой с непобедимым бойцом по кличке Чёрная Смерть. Чёрную Смерть выставил на бой Хаттаб, а его, Шаха, в свою очередь, на бой выставили Масхадов и братья Басаевы. Во время поединка с Чёрной Смертью федеральные войска начали операцию по обезвреживанию главарей бандформирований. Лишь чудом Шах остался в живых, благодаря чеченской девушке Карине, которая своей грудью прикрыла его от ножа, летящего ему в сердце. Бедная девочка. После воспоминаний о Карине слёзы ручьём потекли по щекам Шаха, лежащего на верхней полке поезда, уносящегося его вдаль.

Потом снова плен, но плен уже российский. Федеральные войска во время зачистки приняли заросшего бородой Шаха за боевика, и начались бесчисленные допросы, бесчисленные вопросы, на которые допрашивающие не получали ответов. Да и что, в конце концов, может ответить человек с потерей памяти? Их это безумно злило, и они отрабатывали на нём всё своё мастерство, но ответов так и не было. Далее молодой следователь ФСБ Герасимов быстро провёл предварительное расследование по уголовному делу и предъявил Шаху обвинение в убийстве и терроризме, статьи 105 и 205 Уголовного кодекса Российской Федерации. Дальше больше: дело было передано в суд, и получил Шах пятнадцать лет строгого режима под присвоенной ему следователем фамилией Якуев Дока Умарович. Ах да, следователь Герасимов потом исправил свою ошибку, но об этом позже.

Что там дальше… А дальше этап до Ростова-на-Дону, и вот он, новый дом на ближайшие пятнадцать лет – тюрьма, учреждение 398/2 строгого режима, в простонародье «двойка». Затем в тюрьме выяснение отношений с блатными и чеченцами, штрафной изолятор, больничка и встреча со смотрящим Феней. Серьёзный дядька получил срок за ограбление инкассаторов. Со своими подельниками смог отбить в Красноярске у инкассаторов около четырёх миллионов долларов и немецких марок. Феня умудрился схоронить всё это в надёжном месте. После того как подельники сгинули к праотцам при задержании, он, Феня, ушёл в глухой отказ, получив свои четырнадцать лет строгого режима.

Шах перевернулся на левый бок и снова погрузился в воспоминания. Да, если бы тогда смотрящий Феня не вступился за него, был ли он сейчас бы жив? После потасовки в учреждении 398/2 они с Феней с ножевыми ранениями оба попали в санчасть. Шах был последним, кто общался с Феней перед его смертью. Сергей вспомнил последние минуты жизни смотрящего. Поднявшись на локте в полумраке ночи, Феня произнёс:

– Слушай сюда и запоминай. Об этом не знает никто, но ты заслуживаешь того, чтобы это знать. У меня к тебе одна просьба. У меня есть дочь, в этом году ей исполняется 18 лет. Живёт она в городе Красноярске, улица Крупской, 15, квартира 7.

Феня закашлялся кровью. Через минуту он продолжил:

– Зовут её Снежана. Ты должен найти её и рассказать обо мне. Ты должен будешь отдать половину того, что я завещаю тебе. Это не прогон, именно завещаю. Я являюсь хранителем тайны. Много лет назад мы совершили ограбление и подняли очень много денег – миллионы. Около четырёх миллионов долларов и немецких марок. Этих денег хватит на несколько жизней, да, видно, не судьба мне ими воспользоваться, – сказал Феня и закашлялся кровью. – Запоминай, – тело Фени затряслось в судорогах, – под Красноярском есть хутор Грязный, дальше по компасу ровно десять километров по просёлочной дороге на север, пять километров по просёлочной дороге на запад до тупика и пять километров пешком на север, ориентир – три сросшихся дерева. Копай под ними, глубина один метр, там деньги. Зверь, пообещай мне, что половину отдашь моей Снежаночке, моей дочке, – сказал Феня и с трудом протянул руку.

– Я исполню твои слова, Феня. Верь мне, – ответил Шах.

– Я не ошибся в тебе, паря, – сказал Феня и улыбнулся.

Собравшись с последними силами, он сжал ладонь парня. Тонкая струйка крови потекла из уголка рта, и Феня умолк навсегда.

Теперь можно вернуться к следователю. Герасимов всё-таки исправил свою ошибку и размотал этот запутанный волею судьбы клубок. Совместно с ростовским адвокатом Барбусовым он добился оправдания Шаха при пересмотре дела по вновь открывшимся обстоятельствам. Именно в зале суда, после того как Шах увидел свою маму, к нему вернулась память. В свою очередь, Родина оценила всю сложившуюся ситуацию, наградив медалью «За мужество» и за всё пребывание на территории Чеченской Республики. Начальник финансовой службы, пожимая руку Шаху, выдал сто сорок тысяч неденоминированных рублей пятьдесят семь копеек.

И вот теперь уносящийся вдаль состав поезда повёз лежащего на второй полке Сергея Шахова на выполнение последней воли смотрящего Фени. Поезд плавно покачивает, за окном мелькают фонари маленького полустанка, на скамейке перед вокзалом сидит пара влюблённых молодых людей, которые нежно целуются, и Шахов проваливается в глубокий сон.

Глава 2.
Отшельник

За месяц до этого.

Афганистан.

Солнце лишь показалось из-за горизонта, когда человек с длинной чёрной бородой с лёгкой проседью закончил утреннюю молитву. Это был худощавый, на вид пятидесятилетний мужчина, с глубоко посаженными глазами и пронизывающим взглядом. На этом забытым богом клочке земли он был вынужден коротать своё существование, большую часть времени находясь в подземном бункере, замаскированном в куче пещер, зайдя в которые можно было, так и не найдя выхода, сгинуть. Только избранные братья, как он их называл, знали о его местонахождении, и лишь немногие могли с ним встретиться лично. Звали его Усама Бен Ладен. Последнее время он проповедовал радикальное направление ислама, ориентированное на священную войну с неверными – джихад. Многие сверхдержавы охотились за ним, обещая баснословные гонорары за помощь в его обнаружении. Но Усама, как старый лис, носом чуял расставленные капканы и выходил сухим из воды. Некое неосязаемое чутьё позволяло ему оставаться в живых и координировать деятельность террористических организаций, раскиданных по всему миру.

Родился Усама 28 июня 1957 года в Джидде (Саудовская Аравия). Он был 17-м ребёнком в семье – одним из 52 детей. Его отец, крупный строительный магнат, имел нескольких жен. Его мать – 10-я жена (Усама – её единственный сын). В конце 80-х годов Бен Ладен унаследовал не менее 250 миллионов от своего отца – преуспевающего саудовского бизнесмена и владельца строительной империи. Только в исламском банке «Аль Шамаль» в столице Судана Хартуме ему принадлежит 50 миллионов долларов.

В Афганистане во время войны 1979–1989 годов он воевал на стороне афганцев против «ограниченного контингента» войск СССР и спонсировался США. Именно США выделяли средства на борьбу с СССР в Афганистане и своими собственными руками взрастили террориста номер один. Со временем взгляды Усамы и США разошлись и Бен Ладен понял, что его враг номер один – это США, и направил свою деятельность на борьбу с Америкой. Усама Бен Ладен с 1995 года был активно вовлечён в чеченский конфликт, посылая агентов «Аль-Каиды» на Северный Кавказ и спонсируя чеченских террористов. Представителем Бен Ладена на Северном Кавказе является полевой командир Хаттаб, с которым он познакомился ещё в 1987 году. Связь с Бен Ладеном открыла Хаттабу доступ к неограниченным денежным ресурсам и позволила завоевать в Чечне прочные позиции.

Старец вернулся в подземный бункер. Молодой талиб накрывал на стол утренний завтрак. Увидев Усаму, он почтительно поклонился.

– Как там наш брат Хаттаб? Говорят, он вчера вернулся, – обратился Бен Ладен к молодому талибу.

– Да, уважаемый Усама, Хаттаб просит вас принять его и дожидается вашего ответа. Говорят, что он лишь благодаря всемогущему Аллаху уцелел, – ответил талиб.

– Хорошо, передай ему, что он может зайти, – сказал Усама и, усевшись на мягкий пуф, помолившись, приступил к завтраку.

На столе стоял поднос с только что приготовленной бараниной, свежеиспечённым лавашем, чесночным соусом и разнообразной зеленью.

Через некоторое время в комнате появился приземистый бородач в камуфляжном костюме.

– Приветствую тебя, Хаттаб, проходи, – проговорил Усама.

– Хвала Аллаху, Усама, я рад, что снова могу видеть вас, хотя, честно говоря, наша встреча могла и не состояться. Чеченские братья передают вам салам. Нам чудом удалось выйти из ада в России, – ответил Хаттаб.

– Аллах велик, и вера помогла вам остаться в живых. К нашим братьям из Чечни мы вернёмся позже. Сейчас у меня для тебя важная новость. Пока тебя не было, произошло много событий. Несколько дней назад я общался с нашими катарскими друзьями и арабскими шейхами, всё больше о делах насущных. Наши братья недовольны тем, что мы редко можем себе позволить встречи. Так вот, мы договорились, что чаще будем видеться и не только решать вопросы, но и получать от встреч эстетическое удовольствие. Один из шейхов так разошёлся на встрече, что мне пришлось принять брошенный им вызов, и мы закрепили пари. По его словам, у него наконец-то появился боец, на которого он может поставить пятьсот миллионов долларов, и, что самое главное, он уверен, что его боец победит нашего. Через три месяца назначена дата поединка, поэтому наш боец Чёрная Смерть должен ответственно подойти к подготовке к бою. Деньги немалые, и вызов принят. Надо поставить этого самоуверенного шейха на место. Ставки велики, и ты должен это понимать. Я поручаю подготовку этого мероприятия тебе. Ты с этим заданием, я уверен, справишься, – сказал Усама и, хлопнув Хаттаба по плечу, открыто улыбнулся.

 

– Уважаемый Усама, у меня плохие новости. Я хотел об этом сказать сразу, но не позволил себе перебивать вас на полуслове, – ответил Хаттаб.

– Рассказывай, – ответил Усама и настороженно посмотрел на Хаттаба.

– Как я уже говорил, нам чудом с чеченскими братьями удалось выскочить из капкана, который нам поставили русские в Чечне. Насколько вы помните, братьями в Чечне был организован тотализатор, в котором принимал участие наш боец Чёрная Смерть. Это был великий поединок, таких боёв я не видел. Кровь летела во все стороны. Бойцы бились на равных долгое время, и никто не мог одержать победу. Чеченские братья действительно выставили на бой великого воина, который на равных бился с нашим бойцом, – сказал Хаттаб и глубоко вздохнул, уносясь мыслями куда-то вдаль. – Они стояли по центру ринга, залитые кровью, и наносили друг другу страшные удары, от которых, пожалуй, пятилетний бык опустился бы на колени. В этот момент по нашему квадрату заработала артиллерия и авиация, а через некоторое время зашёл русский десант.

Силы были неравными. Русские стали теснить нас. Сказывалась внезапность, и мы были вынуждены уйти по секретному ходу, чтобы уцелеть. Но бойцы так и продолжали бой посреди этого кромешного ада, – сказал Хаттаб и снова глубоко вздохнул. – Чёрная Смерть не ушёл с нами.

Зная, насколько вам дорог наш боец, я пытался потом выяснить его судьбу и отыскать его среди живых или мёртвых. Наши чеченские братья рыли землю, подключали на поиски местных адвокатов и ментов, которые выяснили полную картину. Они установили, что бойцы бились на ринге до конца, посреди горящего ада, по нашим правилам, согласно которым в живых должен остаться один. Но в этот раз Аллах выбрал не нашего бойца, и Чёрной Смерти с нами уже нет, – закончил загробным голосом свой рассказ Хаттаб.

Бен Ладен долгое время сидел молча. Его взгляд был отрешённым. Мышцы лица судорожно подёргивались. Чёрная Смерть был дорог ему. Мыслями он перенёсся в далёкое прошлое.

Много лет назад его диверсионный отряд, уходя от погони, уже которую неделю шёл по безлюдной и раскалённой пустыне. Люди и верблюды валились с ног. Раскалённое солнце и зной плавили мозги. Провиант и вода заканчивались. Обезвоженные и обессиленные путники под горящим солнцем преодолевали очередной бархан. Но вот колонна внезапно остановилась. Идущий впереди талиб с замотанным на лице чёрным платком стал показывать пальцем в сторону от маршрута. Вдали на верхушке одного из песчаных барханов отчётливо угадывалось небольшое чёрное пятно. Караван изменил направление и взял курс на чёрное пятно. Через полчаса отряд спешился. Путники увидели младенца, который лежал на теле мёртвой женщины, облепленной чёрными мухами, и пытался высосать из груди умершей матери молоко. Ребенок был покрыт гнойными язвами, на которых сидели чёрные большие оводы. Как мать с сыном оказались одни в пустыне и сколько часов ребёнок провёл на груди мёртвой женщины, знал лишь один Аллах. Мальчик злился, плакал и снова впивался в разлагающийся сосок женщины. Он тряс головой и маленькими ручками пытался выдавить из груди хоть каплю живительной влаги. Бен Ладен взял малыша на руки, и мальчик в следующую секунду успокоился и замолчал. Он посмотрел своими чёрными глазами в глаза мужчине и спокойно улыбнулся.

– Аллах велик, и пустыня подарила мне ещё одного сына. Именем Аллаха нарекаю тебя Чёрной Смертью, – сказал Бен Ладен и поднял малыша вверх к небу.

Его спутники автоматными очередями отреагировали на это событие.

С тех пор Чёрная Смерть был названным сыном Усамы Бен Ладена. Мальчик получил образование в лучших университетах мира. Но больше всего Чёрная Смерть любил восточные единоборства. Несколько лет он прожил в Китае и Японии, изучая восточные единоборства и религию. И вот теперь весть о смерти названного сына врасплох застала Усаму и тяжёлая скорбь легла на чело Бен Ладана.

Глава 3.
Найти любой ценой

Человек с чёрной бородой опустился на колени по направлению к востоку. Тяжёлая скорбь сковала его лицо. Тихим голосом он стал читать молитвы по умершему приёмному сыну, которого много лет назад он нашёл в пустыне на груди мёртвой женщины. Впоследствии он назвал малыша Чёрной Смертью. Хаттаб так же опустился на колени и стал совершать намаз.

Прошло достаточно много времени. Наконец Усама приподнялся и уселся на мягкий пуф. Молча он указал Хаттабу место напротив себя. Тяжёлый немигающий взгляд в течение пяти минут сверлил Хаттаба.

– Аллах велик и знает, когда призывать к себе лучших братьев, – сказал Усама и на мгновенье задумался. – Чёрная Смерть был великим воином Аллаха, но он забрал его к себе и с этим не поспоришь. Ты знаешь, Хаттаб, я прожил долгую жизнь и понял, что самое дорогое, что есть на земле, это дети. У меня много сыновей, но Чёрная Смерть был всех ближе. Человек, от чьих рук погиб мой сын, должен стоять здесь передо мной. Это мой кровник, лично мой. И я хочу видеть его глаза, перед тем как он уйдёт от нас той же дорогой, что и Чёрная Смерть, – сказал Усама и замолчал.

В полутёмном бункере повисла гробовая тишина. Через несколько минут он спросил:

– Ты сказал, что Чёрная Смерть пал от руки воина, выставленного на бой чеченскими братьями?

– Да, Усама. Боец, выставленный на бой чеченскими братьями, ни в чём не уступал Чёрной Смерти и победил его в равном бою, – ответил Хаттаб.

– Я понимаю, что в Чечне сейчас достаточно накалённая ситуация, но этого бойца надо найти любой ценой. Он должен быть здесь. Никто не должен знать о цели его приезда, и он – в первую очередь. Придумай какую-нибудь легенду для него. Ну, к примеру, скажи, что он будет участвовать в очередном тотализаторе и в случае победы получит большие деньги. У тебя два месяца на его поиски, и он мне нужен живым, – сказал Усама и пристально посмотрел на Хаттаба.

– Я не подведу вас, уважаемый, и наши братья в России помогут отыскать твоего кровника, – пообещал Хаттаб.

– Я в тебя верю, – ответил старец.

Хаттаб учтиво поклонился и вышел из комнаты.

Глава 4.
Снежана

Россия. Красноярск.

Первые отблески утреннего солнца проникли в комнату девятиэтажного дома, располагающегося по улице Крупской города Красноярска. На кровати под ватным одеялом тихо спала девушка. Солнечный зайчик скользнул по её лицу, и она, потянувшись, заморгала длинными пышными ресницами. У неё были длинные светлые волосы и большие голубые глаза. Откинув одеяло, она выскользнула с кровати и, подойдя к окну, встав на носочки, потянулась вверх. Кончики волос коснулись неприкрытых упругих ягодиц. Она любила спать без белья. Красивое женское тело с изящными формами подчеркивал её высокий рост.

Вот уже более года она, втайне от матери, ходила в местную студию моделей «Эллит». Ей приходилось скрывать это от своей матери, так как та была против такого увлеченья. Мать высказывала мнение, что модель – это не лучшая профессия для молодой и порядочной девушки и довольно опасная. По её словам, все девчонки для того, чтобы чего-то добиться в модельном бизнесе, должны пройти через постель, а то и не одну.

Звали девушку Снежана. Она была студенткой второго курса на факультете журналистики, в совершенстве владела французским и английским языками. Через несколько дней должен был состояться конкурс красоты «Мисс Красноярска 1999». С одной стороны, ей безумно хотелось поделиться этой новостью со своей матерью. С другой – зная её суровый нрав, Снежана боялась, что та просто запрёт её дома и никуда не пустит. Накинув тонкий халатик на обнажённое тело, она выскользнула из спальни.

– Доброе утро, мам, – сказала она, пробегая мимо кухни в ванную.

– Доброе. Дочь, поторопись, а то завтрак остынет, – ответила с улыбкой мать.

Через несколько минут они сидели за накрытым столом и завтракали.

– Мам, когда я была маленькой, ты мне говорила, что придёт время и я увижу своего отца. Ты всегда сворачивала эту тему разговора, отделываясь от меня парой-тройкой фраз. В конце-то концов, я имею право знать о нём хоть что-нибудь! Или, может, мне обратиться в передачу «Ищу тебя»? – сказала Снежана и внимательно посмотрела на свою мать.

Мать Снежаны звали Екатерина. Это была молодая с выразительной внешностью женщина, на вид которой можно было дать тридцать лет. Ярко-огненная копна длинных волос была подобрана в высокий хвост на затылке. Всю свою жизнь она посвящала своей, как она её называла, дочурке. Екатерина внимательно посмотрела на дочь.

– Ты знаешь, много я тебе о нём рассказать не могу. Это было похоже на сказку или волшебный сон. Все девчонки в юном возрасте мечтают о некоем принце на белом коне. Вот и в моей жизни был такой принц. Он был старше меня. Высокий, широкоплечий и постоянно улыбающийся. Чувство юмора было его визитной карточкой. Я с ним себя чувствовала как за каменной стеной. Романтические встречи под луной, любовь, ласку и заботу он дарил мне каждый день, ничего не требуя взамен. Это был мой первый мужчина. Три удивительных месяца моей жизни. В тот момент мне казалось, что за моей спиной растут крылья. Не смейся, именно крылья. Я парила над землёй, не касаясь её своими ступнями, а в животе у меня жили бабочки.

Потом он исчез так же стремительно, как и появился. Я ночами как дура рыдала в подушку, думала, что он воспользовался моей наивностью и что у него таких, как я, десятки, а то и сотни. Время шло, а он так и не появлялся. Потом ещё одна новость свалилась на мою голову. Я поняла, что беременна. Первые мысли, которые пришли в голову, меня испугали. Родить ребёнка от человека, который тебя предал… Аборт, другого выхода я не видела.

И вот в тот день, когда я собралась идти в больницу для прерывания беременности, мне на глаза случайно попалась газета. На первой полосе я увидела своего принца. Название статьи говорило обо всём: «Ограбление века в городе Красноярске». В статье писалось, что твой отец совершил дерзкое ограбление инкассаторов. По-моему, там были трупы. Насколько я знаю, его осудили на длительный срок. Вот, пожалуй, и всё, что я могу тебе рассказать об Андрющенко Александре Сергеевиче – твоём биологическом отце, – сказала грустно Екатерина.

– Спасибо, мамуль. Ты просто не представляешь, как давно я ждала, что ты мне всё расскажешь. Интересно, а что с ним сейчас и где он? С тех пор он на связь не выходил? – спросила Снежана.

– Примерно через два года пришёл человек, который передал от него письмо и деньги, но я их отказалась брать. Этот человек оставил их в почтовом ящике, и, так как возвращать их было некому и с учётом того, что помощи больше не было, я их взяла. В своём письме без обратного адреса он писал, что очень огорчён, что так всё получилась. Просил меня забыть его и устраивать свою личную жизнь. Просил не искать с ним встречи, так как это, по его словам, совсем не безопасно, – ответила мать.

– Да, вот это история. Ты знаешь, я бы очень хотела его увидеть, – сказала Снежана.

– Всё может быть, доченька, всё может быть, – ответила Екатерина и отхлебнула утренний кофе…

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13 
Рейтинг@Mail.ru