Как исчезает власть

Сергей Викторович Пилипенко
Как исчезает власть

Предисловие

Этот разношерстный по своему содержанию материал целиком и полностью основан на самых обыкновенных реалиях нашей жизни и в целом, затрагивает массу неразрешенных проблем общего человекоустройства в систему так называемого государственного жизнеобеспечения.

О том, что это именно так и должно обозначаться, будет сказано чуточку позже, а пока поговорим несколько о другом, или обозначим некое предисловие всему последующему материалу.

Писать об этом, в который раз, опять же, вынуждает время, или те самые обстоятельства, что его же и представляют.

В некоторой степени к тому же вынуждают и кое-какие личные мотивы, которые, как и у всех людей на Земле, у самого автора есть и не имеет смысла этого отрицать.

Но, как бы там, ни было, личное общему не помеха, и в целом, это практически не отразится на общей теме и содержании рассказа.

О чем непосредственно произведение?

О власти, самых обычных людях, ресурсах нашей Земли, общем экономическом обустройстве и многом другом, с чем непосредственно напрямую связана наша жизнь, и с чем мы все практически сталкиваемся ежедневно.

В той же череде рассматриваемых тем будет стоять вопрос и о нашей личной выживаемости, или так обозначенной экологической безопасности.

И хотя об этом уже неоднократно упоминалось, все же не будет излишним напомнить еще раз, потому как это напрямую связано с нашей обычно протекающей жизнью и теми практическими задачами, которые в ней решаются.

Отдельной частью, или соответствующим разделом будет выделена тема нашего земного окружения и рассмотрены вопросы космического характера. От так называемых прямых угроз с неба до чисто спекулятивного характера рассуждений или фантастического рода вымыслов и баек, которыми потчует население Земли наша современная наука, во многом поддерживаемая властью, и кое-какие отдельные личности, выдающие себя за так называемых экспертов.

Ну и еще одной частью произведения выделится материал о нашем близком будущем, обоснованность которого целиком и полностью зависит от реалий дня настоящего.

По ходу раскрытия содержания будет рассмотрен целый ряд вопросов социальной направленности и освещены основные проблемы соответствующего характера.

В целом, данное произведение – это отдельно представленный концепт жизни социальной направленности, ознакомиться с которым имеет смысл каждому, так или иначе, но желающему и дальше жить на Земле, проживая на какой-то отдельно выделенной ее территории, обозначенной пределами какого-либо государства.

В то же самое время, сам рассказ не предусматривает своеобразного выдвижения каких-либо провокационного характера лозунгов и тому подобного, и в общей степени имеет вид обычного аналитического рассуждения.

На этом краткое вступление в данное произведение завершено и вполне имеет смысл приступить к изучению его содержательной основы.

Успехов Вам в этом и всего самого наилучшего.

С уважением, автор.

Глава 1. Противостояние

Сохранить свою будущность каждый может уже сегодня, но тот же каждый не вполне способен хоть как-то на это повлиять, хотя и наделен кое-какими, обеспечивающими его личную безопасность правами.

К сожалению, это лозунг сегодняшнего дня.

Ибо, как не крути, а право любой собственности находится во власти.

А это значит, что любое правило человеческого жизнеобеспечения будет исходить именно от нее, или непосредственно от тех руководителей, кто ее же и представляет.

Право власти – есть доминанта силы в дескрипциях реалий современного дня.

Это такая же аксиома, как и сам день, то и дело, сменяющийся приходящей ночью.

И именно это должен понять сегодня каждый и не строить каких-то там иллюзий по поводу того, что происходит в среде его же жизненного проживания.

Сами реалии дня говорят о том, что в ней повсеместно разбивается чья-то жизнь, сталкивающаяся с той или иной преградой на своем пути, в лице состоящей на Земле власти.

Правильно это или нет – об этом сейчас рассуждать нет смысла. Нужно отталкиваться от того, что есть, или от тех самых реалий, которыми и наполнена сама наша жизнь.

Правда нашей личной безопасности в том, что мы сами лично, как можем, так и выживаем, несмотря на сами устои власти, и ею предпринимаемые шаги к нашему переподчинению.

Состав власти всегда закономерно неоднороден.

В ней нет закономерного представительства каких-либо родов или родоначальных групп, за исключением разве что, отдельно представленных на Земле территорий, по сути, решающих только свое личное вековое благоустройство.

В целом же, руководители во власти или ее представители – это масса разношерстных по своему характеру людей из разных родоначальных групп, а порою и вовсе отдаленных по своему этническому признаку.

Таким образом, всегда и везде эта масса людей будет представлять только свои личные амбициозные интересы, вне зависимости от того, как складывалась их судьба, или пролегала дорога к самой власти.

И это такая же аксиома дня, как и то, о чем было сказано предыдуще.

Таким образом, проблема власти – это, в первую очередь, проблема людей, а если точнее, проблема их так называемой экологической безопасности.

Что она собой представляет – говорить не нужно.

Думаю, что на сегодня это уже должно быть понятно многим, хотя бы на основе того, что мы знаем о самом человеке и о его менее бытовой сущности – душе.

Именно она содержит в себе все те экологического характера показатели, и именно они играют роль в деле сопротивления силе власти, в случае ее приобретения непосредственно тем или иным человеком.

Можно было бы говорить в данном случае и о характере человека. Но, в то же время, сам характер является лишь одним из показателей энергетической сущности души, целиком и полностью слагаясь из всех ее представляющих природно веществ.

О чем это говорит?

Это говорит о том, что каждый человек является носителем тех или иных пространственно узнаваемых природно земных, или космических частиц, которые в буквальном смысле и руководят его поведением, находясь в распоряжении тела, как основного источника выражения силы на самой Земле.

Все указанные обоснования законны и имеют научно представленную основу, но которую, к сожалению, еще нужно доказать и подтвердить временем.

Но, к тому же сожалению, самого времени у всех нас, единовременно представленных на Земле, не так уж и много, и каждый обладает своим личным запасом прочности, который, кстати, напрямую зависит от обеспечивающих организм элементарных частиц, о которых упоминалось выше.

Чтобы не вводить читателя в какое-то заблуждение и не путать теорию с практикой, я выскажусь несколько иначе, но за тем самым будет стоять тот же смысл, что и предыдуще.

Сила организма целиком и полностью подчинена условиям жизни, которые непосредственно оказывают на нее воздействие, отображаясь хоть как-то материально.

Так вот. Отбирая во власть так называемых кандидатов, или доводя некоторых до власть имущих структурных начал, мы должны всегда проявлять так обозначенную осознанную озабоченность факторами их физического и духовного здоровья, что и будет примерно соответствовать всем тем показателям экологической чистоты, о которых говорилось ранее.

В то же время, основные критерии таких показателей всегда могут быть выведены и определены научно, при этом, не выходя за рамки так называемых современных знаний человека о своем лично жизненном обустройстве.

Беда власти – в так называемых проблемных личностях, ее представляющих.

Это касаемо всех ее ветвей, от самых первых – до самых верховных.

Таким образом, сущность любого кандидата должна быть определима не его выдвигаемыми лозунгами или призывами, а именно личной экологической безопасностью по отношению ко всем остальным.

Это основной принцип так обозначенной состоятельной и законно избранной власти, которая не будет способна запятнать себя с любой жизненной практической стороны.

И с этим выводом, хоть исподволь, хоть по вынужденному временем принуждению должны все согласиться.

Ибо нет просто другого пути, или иного выхода для обозначения самых совершенных представителей власти, вполне естественно от которых и зависит полностью жизнь всех остальных.

При этом, нельзя опасаться того, что сама власть будет выглядеть в какой-то там степени «беззубой» или малоэффективной в управленческом смысле.

Этого не произойдет, так как каждая отдельная ветвь самой власти наделена полномочиями и самыми обычными, для всех понятными обязательствами, исполнение которых так же обязательно, как и наличие состояния экологичности самой души того или иного ее представителя.

В этом вопросе жизненной важности необходимо понимать главное.

Что человек, обладающий своей личной экологического характера чистотой, просто не способен относится к своим непосредственным обязанностям, как говорится, спустя рукава или как-то по-другому, что искажало бы весь смысл его личного присутствия на Земле, или попросту противоречило внутреннему смыслу его жизни.

Согласиться с этим – значит, избрать во власть людей, которые нас же не подведут и выберут именно те пути, которые приведут к достижению нами же совместно поставленных целей для дальнейшего развития.

Не согласиться – значит, оставить все, как есть, и пробиваться вперед какими-то другими силами, путем закономерно гибнущих в таких условиях человеческих личностей, при этом ставя на кон свое же личное и общее дальнейшее существование.

Прыть настоящего времени такова, что сам человек практически не успевает ему воочию противостоять, и оно природно творит все те современного вида чудеса, которые отнюдь не грозят каким-то общим благополучием, а только усугубляют наше экологическое положение.

Потому, вопрос власти – вопрос времени уже дня настоящего.

И нет причин для всяких отлагательств именно в этом направлении.

 

Так или иначе, но созданное сегодня противостояние будет в дальнейшем природно только усиливать свои позиции, что, в конечном итоге, способно отобразиться одной общей экологического характера катастрофой, мало способствующей нормальной жизни на Земле и в целом, ее общему благополучию.

Характерными особенностями самой власти – есть особенности характеров представляющих ее людей.

И с этим выводом трудно не согласиться, основываясь всего лишь на самых обычных реалиях происходящей вокруг нас жизни.

Склонность к характерности – и есть сила любой состоящей на Земле власти, или ее, так называемые выдающиеся стороны.

Но, в то же время, сама характерность не всегда обладает какой-то реальной силой в выборе правильного жизненного пути.

Иначе говоря, для любой характерности типично в самом прямом смысле обесценивание факта самой жизни, как некоего обстоятельства противостояния самой структуре обретенной индивидуальностью власти.

Под давлением именно этого распадается сам принцип так называемой демократичной власти и вместе с ним же падают основы и более свободного демократического выбора в основы самой власти.

Ибо характерность предусматривает в своем будущем видении только такого же рода, или подобную характерность, что не позволяет развиться более утонченному состоянию иных представителей земных личностей.

Таким образом, своеобразная характерность, или, в определенном смысле, харизматичность того или иного структурно властного деятеля закономерно подавляет всякий демократически растущий интерес к самой власти и не выводит на должный       уровень именно тех людей, которые более способны, как к самому управлению, так и к выбору дальнейшего пути.

Все эти выводы основаны на реалиях нашей современной жизни и факте исторически сложившего пути именно нашего государства.

Каким бы по-своему харизматичным не был лидер, и какие бы при этом законы или требования он не выдвигал, ему никогда не удавалось объединить вокруг себя абсолютно все массы населения, так или иначе, но проживающие с ним на одной территории и в одно и то же время.

Таким образом, своеобразная характерность или так называемая харизматичность – есть самая настоящая проблема власти, или ее, условно значимый, порок.

В то же время, так обозначенную нами характерность не нужно путать с некоторыми другими, присущими любому человеку качествами.

По сути, именно это и является всеобщим заблуждением и преддверием того, что во власть проходят те, кто для исполнения ее самой по-настоящему мало готов и слабо продуктивен в отношении ее жизненно важных показателей.

Только человеческое способно быть отроду человеческим и, по сути, такое же претворять в жизнь.

Именно это должно являться основой любого руководителя во власти, и оно же должно быть основной чертой его делового окружения.

Большая часть человеческого нам всем уже давно известна.

Лишь самая малая часть остается пока недопонятой, в силу некоторой несовершенности нашего современного сознания, и в силу сложения тех или иных обстоятельств, так или иначе, но связанных с определенным выражением условий протекающей жизни.

Сила понимания закона – и есть самая сильная сторона какого-либо сознания, отдельно состоящего в условиях несколько сближенного реалиями жизни общества человека.

И, наоборот, любое невосприятие каких-либо законов, по своей сути не противоречащих так называемому общему здравому смыслу, является слабой стороной любого сознания, даже невзирая на те обстоятельства, что порою вынужденно подталкивают именно к этому.

Таким образом, только всякое человеческое, взятое и принятое за основу личной жизнедеятельности, лишенное умысла в его законопослушном претворении и не олицетворяющее сам смысл такого мало обстоятельного претворения путем обретения какой-либо единостоящей ступени власти, способно дать право любому человеку занять соответствующую позицию и выдвинуть свою личность в кандидаты на какую-либо должность во власти.

В то же самое время, сама личность не может уступать характерно выше означенным принципам или ставить перед собой цели только такого содержания.

Наряду со всем она также должна обладать при необходимости соответствующего характера знаниями, или обладать своеобразной спецификой необходимых знаний в области применения соответствующей ступени власти.

Таким образом, каждая позиция власти должна содержать только своих целенаправленных респондентов, что позволяет исключить так обозначенную должностную некомпетентность.

В связи с этим хотелось бы особо подчеркнуть, что никакие так называемые уже подготовленные, или состоящие на вооружении существующей власти, институты власти не смогут полноценно заменить собой то, о чем говорится, и не сумеют более качественно подготовить каких-то специалистов, нежели их подготовит сама жизнь, в силу повседневного применения ими же накопленных годами знаний в деле совершенствования своей собственной специализации.

Это говорит о том, что по существу общий так обозначенный структурный институт провластных кадров, или попросту чиновников, не способен подготовить соответствующих специалистов за столь короткий срок, ибо на подготовку некоторых, по сути, требуется основная часть их так называемой практической жизни. И особенно в наш во многом развивающийся технологически век.

А потому, так обозначенное наполнение чиновничьих кабинетов различных уровней возможно только по так называемому совместительному принципу, что значит, практическое периодическое привлечение работающих в какой-либо отрасли руководителей-специалистов для решения возникающих задач по ходу развития государства и всего того хозяйства, что с ним связано.

Это значит, что так называемые министерства и ведомства должны быть напрямую соединены с самими производствами, а роли чиновников должны исполнять лишь те люди, которые и занимаются непосредственно самим производством и его развитием.

Что же касаемо какого-либо административного управления или непосредственно так обозначенной общей государственной власти, то выборность на должности должна осуществляться по принципу так называемого общего хозяйствования.

Как бы там ни было и что бы, как говорится, не случилось, но суть системы государственной власти пора менять и к этому делаются уже отдельные шаги со стороны сейчас руководящей власти, ибо к тому подталкивает сама жизнь.

Это значит, что пришло время так называемых реформ и смена одного метода государственного управления на другой.

Все эти выкладки нам даются неспроста. Старая система уже практически изжила себя и не способна дать того прибыльного экономического эффекта, который необходим для более быстрого развития самой государственной экономики.

В то же время, возможность выбора во власть людей, обладающих потенциалом своеобразной экологической чистоты, дает возможность отсутствия при управлении так обозначенного коррупционного момента.

К тому же приведет так обозначение слияние министерств, ведомств и производств в единую структуру управления и технологического производства.

Таким образом, сделав всего лишь два шага по направлению к переменам, можно достичь практически мгновенного экономического успеха, результатом которого вполне может стать более достойная жизнь граждан во всех сферах их социального развития и искоренение всех тех проблем, которые неотступно следуют на нами по пятам в связи с так называемой коррупционной составляющей.

Готово ли к такому повороту население страны – покажет время.

А пока оно есть для того, чтобы широко порассуждать на эту тему, и обсудить в кулуарах своих семей. Ибо дальше этого оно не пойдет, учитывая особую ментальность нашего общества и высокую заинтересованность лиц, по чьему карману ударит подобное нововведение.

Но, в конечном итоге, право самих людей что-то там решать на государственном уровне, невзирая даже на то, что оно же находится и в чьих-то других руках.

Так называемая Конституция вполне позволяет то делать, а она – и есть самый Основной Закон, согласно которому и должно развиваться наше общество.

Глава 2. Наследие

Каким бы призрачным не выглядело наше будущее, все же хотелось бы всем нам в нем оставить что-то после себя, как говорится, пусть даже в неживом виде.

Кто-то завещает деньги, кто-то недвижимость, кто-то просто передает из рук в руки какие-нибудь семейные ценности или секреты, кому-то ставят памятники, а кому-то и вовсе передать нечего, за исключением разве что самого напоминания о себе в виде какой-то там фотографии или чего-нибудь подобного.

Все это наследуется по закону и принадлежит уже тому поколению, которое идет, как говорится, по нашему следу.

Справедливости ради, нужно сказать, что в нашей стране для осуществления какого-то наследного договора нужно не очень много времени, да и сами существующие законы, в принципе, не так уж и строги по отношению к так называемым наследникам.

Есть, конечно же, отдельные моменты или нюансы, но они пока благополучно разрешаемы в пользу последних.

Естественно, что во всем этом принимает активное участие государство, как основной гарант сохранения всех тех передаваемых во времени ценностей и вполне законный представитель всех тех сил на обозначенной государственными границами земле.

За это, конечно же, оно изымает свой сбор, как некий элемент оплаты за свои труды, и одновременно осуществляет контроль за всеми наследными делами.

Но так происходит только там, где так называемая приличность государства соблюдается, и оно просто так не бросает граждан на произвол судьбы в случае каких-либо изменений во власти или самих методах государственного управления.

Многовековая история России показывает и наяву доказывает, что именно нашему государству такие своеобразные потуги пока не под силу и на настоящий момент времени оно не способно решать какие-то там вопросы, связанные с прошлым и несколько иной системой государственного управления.

Таким образом, так обозначенное право наследия вроде бы осталось на бумаге, или прописано в законе, а на самом деле само по себе не выполняется и, в особенности, по отношению к тем, кто когда-то покинул страну в связи с так называемым переворотом, или революцией.

По сути, всем им в таком праве наследия было отказано, хотя некие шаги в ту сторону все же предпринимались.

О чем это может говорить?

Всего лишь о том, что так называемое государство позабыло о своем собственном обязательстве и в буквальном смысле «надуло» тех лиц, чьим имуществом по существу пользуется в настоящий момент времени.

Можно, конечно же, было бы сказать, что все то совершил Советский Союз и его руководители, а он, как известно, давно канул в вечность, но суть дела от того не меняется и все остается на совести государства. А точнее, тех лиц, которые управляют им, как говорится, с широкой руки, распоряжаясь так обозначенным народным достоянием по своему личному усмотрению.

А между тем, все это мало правомерно или даже незаконно. Так как большая часть всех доставшихся по наследству России ценностей все же принадлежит каким-то конкретным людям и их наследникам.

А это значит, что распоряжаться ними могут только они сами, или хотя бы давать на то согласие со своей стороны.

Но, как видно из практики, все это не соблюдается, и само государство распоряжается всем по мере надобности, порою, даже несмотря на все те протесты, что в связи с этим возникают со стороны самих наследников.

Так вот.

Вся эта система так называемого мелко продуктивного жульничества со стороны государства, а значит, со стороны соответствующей группы людей, за это отвечающих, должна быть разрушена и в силу должен вступить тот самый закон, которым и пользуются все в настоящее время.

Это восстановит так обозначенную историческую справедливость и даст возможность истцам получить то, чего они хотят от того же государства.

Что потеряет при этом оно само и не запятнается ли его честь, если все те дореволюционные ценности внезапно возвратятся к своим законным наследным владельцам или им подобным?

Ни в одном из случаев оно не проиграет.

Ибо честь государства, что значит, сила соблюдения закона во все времена, есть нечто большее, нежели сами, несущие на себе тяжесть чьих-то вековых грехов ценности и им приравненные предметы.

Своеобразно, это еще и престиж государства, и его величие на межгосударственном уровне.

Система справедливости ценится по миру везде и особенно, если дело касается каких-либо частных коллекций или тому подобного, утраченному во времени благодаря той же власти.

В современном мире самой России отведено едва ли не последнее место в этом отношении и это по-настоящему удручает истинных патриотов страны, так или иначе, но сталкивающихся с этим вопросом во все времена.

 

Что важно для нас – самых простых людей – в этом вопросе и почему данная тема так беспокоит лично меня самого?

Важность заключается в следующем.

В самом простом доверии других людей из так называемых недружелюбных нам стран к нам самим.

Важно ли это сейчас? Да, важно. И вот почему.

Любые, даже самые близкие отношения строятся на взаимном доверии. И если вы не готовы своеобразно пожертвовать чем-то лично своим, то как правило, и не добьетесь именно того к себе расположения, которого действительно хотелось бы.

Это, так называемая правда жизни и с ней трудно не согласиться.

Кроме того, в условиях своеобразно развязанной холодной войны, а в некоторых случаях и самых прямых столкновений, достижение более высокого положения страной в плане того же общего к ней доверия являлось бы самым перспективным шагом к тому, труднодоступному на сейчас согласию и пониманию, которого мы хотим добиться от так обозначенного Запада.

Таким образом, всего лишь пожертвовав тем, что по праву исторической принадлежности не принадлежит нам самим, мы можем в довольно короткий срок наладить разносторонние отношения с целым рядом государств, в сотрудничестве с которыми мы сами заинтересованы.

То, что Россия может свободно обойтись без всякой другой страны, или так называемой международной помощи – это одно, а взаимное доверие и особенно в сфере так называемых современных вооружений – это совершенно другое.

А оно нам необходимо, так же, как и другим. Ибо точки соприкосновения все равно должны быть, и не мы одни вправе использовать ресурс Земли для выведения наших же кораблей в космические широты.

Потому, право своеобразного передоверия должно существовать, ибо без него невозможен шаг в будущее.

Ибо он, выполненный самостоятельно, будет расценен всеми другими, как акт своеобразной агрессии по отношению ко всему остальному миру, что будет расценено, как всякое отсутствие общих человеческих ценностей и непризнание факта существования иных жизней.

Такое политически важное решение может принять уже сейчас и существующее руководство нашей страны.

Но оно, по сути, боится сделать шаг в том направлении, боясь растерять последний так называемый авторитет у собственного населения страны, так как именно сейчас этот факт будет расценен, как окончательное ограбление нашей государственной казны, или полное уничтожение исторически принадлежащих ценностей.

Потому, настоящее руководство до сих пор в какой-то мере попустительски относится к данному вопросу и обращает внимание лишь тогда, когда наступает период какого-либо очередного дарения предметов, имеющих свою историческую ценность.

Добиваясь какой-то степени справедливости в этом весьма спорном вопросе, нужно все же учитывать мнение так называемого большинства и, как говорится, не торопиться с выводами.

Вводами самого населения, в первую очередь, так как его общее мнение не всегда может отображать именно то, что нужно, учитывая особую ментальность российского народа.

Так или иначе, но принимать решение все же придется какому-нибудь руководству, ибо дальнейшее затягивание этого, весьма важного для многих и во многих отношениях не разрешенного вопроса чревато своими, можно сказать, губительными последствиями, если не для всего народа в целом, то для руководства страны точно, а значит, в последующем и для самого государства.

В связи с этим выражу свое личное мнение, или изложу более детально свою точку зрения по данному вопросу.

На мой взгляд, ни сами, прикрытые историческими домыслами предметы, ни добытые при жизни царей или князей ценности не могут стоить больше того, чего могут стоить обычные человеческие жизни представителей нашего государства и, в частности, непосредственно, россиян.

А они, как не крути, а будут положены в угоду так называемому самолюбию и не совсем разумному упорству.

Несомненно, что к фактам создания определенных предметных ценностей, вплоть до каких-то там произведений искусства и тому подобного, приложены самые обычные человеческие руки из нашей русской среды, и они по праву принадлежат действительно России.

Но, к великому сожалению, для всех нас в настоящее время право какой-то частной собственности оказалось сильнее нас самих, а иначе не было бы низложено так обозначенное советское государство, а вместе с этим и не образовалось то, что имеем сейчас.

Это значит, что пренебрегая старым, мы не можем пренебречь и всем тем, о чем идет речь. Ибо так будет несправедливо, ибо наша затеянная во времени правда выступает на мировой арене как-то однобоко.

А это говорит о том, что мы на самом деле не такие, какими хотим выглядеть в глазах остальных, а значит, делаем только то, что абсолютно выгодно нам самим.

Качества такого рода нигде не ценятся, и абсолютно правы все другие, что указывают на это и намеренно подливают масла в огонь пока еще не совсем сильно разбушевавшейся вокруг нас войны.

А она, несомненно, вспыхнет, если мы и далее будем проявлять свое витиеватое упорство и продолжать провоцировать Запад своими воинственного рода наклонениями.

То, что Россия сильна – знают все прекрасно. Отчасти, потому и не нападают.

Но слишком уж активное бряцание оружием и пренебрежение какими-то общемировыми стандартами такого рода отношений, способны вызвать очень серьезную реакцию со стороны тех государств, которым не по нраву наша страна, особенно в том виде, в котором она находится сейчас.

Я не предлагаю сдаться или откровенно выложить все и передать в чужие руки, словно откупаясь от какого-то назойливо дотошного кредитора.

Речь может идти только о моменте законной передачи всего того, что так же законно должно было перейти к кому-то по наследству или быть передано ранее, как истинным владельцам по самой истории развития народов Земли.

Речь здесь может идти только о моменте торжества справедливости и соблюдения общепринятых норм законности.

Относительно то же, должны проделать и иные государства, в распоряжении которых находятся кое-какие уже наши средства и предметы, исторически принадлежащие нам самим.

Согласитесь, что так было бы лучше для всех.

С одной стороны – с нас сняли бы все претензии, существующие в этом направлении.

С другой – мы намеренно получили бы друзей в лице наших же соотечественников, вынужденно проживающих где-то за пределами страны и имеющими своеобразный политический вес в той среде, где они находятся.

Решение такого рода вполне позволило бы многим из них, наконец, вернуться на Родину и заметно оживить весь наш так называемый отечественный истеблишмент, который, кстати, за годы существования новой России так и не смог по достоинству занять соответствующее место на мировом уровне.

Разбросанные по Земле корни благородства должны вернуться в Россию – так можно было бы об этом сказать, но, в то же время, возникает некоторая опасность в связи с некоторым недопонимаем многих людей истинного значения этого слова, в большинстве своем воспринимаемого всеми за какое-то упраздненное во времени барство.

И особенно это страшно звучит именно в это время, когда позиции самых простых людей заметно унижены, или доведены до крайности.

Потому, такой словесный подход может вполне быть расценен, как очередное издевательство над народом и пробивание к порогам власти именно тех, кто был низвергнут в прошлое время.

Но, позвольте, все-таки просто объяснить.

Благородство – не какой-тот рычаг, либо способ к какому-то излишнему прославлению, достижению степени богатств или ступеней власти.

Это всего лишь качество человека, которое наработано годами обретения ума и которое так же неназойливо во всех отношениях, как и то, что какой-то человек просто живет на Земле.

В этом его истинная ценность и самая незапятнанная репутация во все года и во все бывшие или имеющиеся государственные строи на планете.

Потому, отвергать его, мы просто не имеем права и политически должны исправить допущенные во времени исторические ошибки нашего прошлого.

Я, как и многие другие из простых людей, лично себе от всего этого не получаю, если кто-то пожелал бы сейчас задать мне вопрос о своем личном интересе во всем этом деле.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18 
Рейтинг@Mail.ru