Litres Baner
Борьба за огонь

Сергей Павлович Курашов
Борьба за огонь

Волчонок и ещё несколько мальчишек мигом собрали кучу сухого хвороста. Зугрр поджёг кучу. Это был первый костёр, разожжённый человеком.

3.

Прошло много дней. Последнее тепло, принесённое южным ветром, исчезло. Вершины гор за рекой на горизонте побелели, и с севера дул ледяной ветер. Скоро выпадет снег.

Люди уже свыклись с огнём. Подростки снабжали его пищей – сухими ветками, которые заготавливали впрок. Даже старики уже не боялись огня. Они отдавали ему кусок мяса, говоря: «Съешь, брат, этот кусок, а этот подогрей для меня своим дыханием». Старуха Медведица научилась печь в горячей золе корни и плоды. Бывало, что неосторожный ребёнок обжигался и возмущённо плакал. Тогда взрослые говорили: «Уважай огонь, и он будет добрым к тебе». Измученные в долгой погоне за оленем охотники грелись вокруг костра. Они клали на угли куски мяса и говорили: «Огонь, ты как мать, которая жуёт мясо для своего младенца, размягчаешь для нас пищу. После твоего дыхания жир течёт с мяса, кровь становится тёплой и вкусной».

Однажды вечером, после охоты, вдоволь наевшись жареного мяса, Орунг прилёг на шкуру возле Зугрра.

– Зугрр умелый охотник и самый смелый человек, – начал он говорить с подобострастием, – ты принёс нам огонь и мы все уважаем тебя.

– Что ты хочешь, Орунг, говори прямо.

Зугрр знал, что Орунг настраивает охотников против Вождя. Но не все согласны с ним. Он давно уже пытался склонить Зугрра на свою сторону, так как тот имел авторитет среди соплеменников. Зугрр понял, что когда его авторитет возрос ещё больше, Орунг пытается выведать его намерения.

– Вождь уже стар, Зугрр, и скоро умрёт. Он не доживёт до весны.

– Вождь стар, но мудр, – прервал его Зугрр, – а когда он умрёт, мы выберем нового вождя.

– Но, мы с тобой можем убить его сегодня ночью, – зашептал Орунг. – Я убил махайрода, а ты принёс огонь. Кто может спорить с нами? А потом …

– А потом ты убьёшь меня как махайрода, – Зугрр сделал вид, что и он заинтересован борьбой за власть и выторговывает условия, чтобы выведать подробно намерения Орунга. – После Вождя ты захочешь убить и меня.

– Нет, ты не так понял, – смешался Орунг. – Мы с тобой вместе будем вождями. Мы сообща станем делить мясо между охотниками, женщинами, детьми, стариками. Мы узнаем, кто против нас и убьём их. Все станут нас бояться! Потом мы поведём охотников за Кислый ручей и сожжём там леса. Ведь у нас есть огонь! Тогда олени, и все звери, что живут там, перебегут к нам, в наши леса, на нашу речку. Мы скажем людям, живущим за Кислым ручьём: «Вы остались без мяса? Охотьтесь у нас, но мясо отдавайте нам. Себе оставляйте меньше. Ведь это наши леса и наши звери.» Мы бросим в костёр кого-нибудь из их охотников, и они станут нас бояться. Мы отберём у них женщин! И всё это сделаем мы с тобой вместе. Ведь у нас есть огонь, а у них нет!

Чувство неприязни к Орунгу возникло где-то в груди Зугрра. Он и раньше не любил его, старался держаться подальше от этого кичливого, вечно хвастающегося своей силой человека. И вот сейчас этот властолюбец хочет обратить во зло то благо, которое он, Зугрр, принёс людям. Ведь он дал людям огонь, чтобы тот согревал их в мороз, размягчал и делал вкусной пищу, давал отдых усталым охотникам, радовал матерей и младенцев. А как хорошо ДУУУМАТЬ, сидя возле костра, чувствуя, что мыслям становится просторно под тяжёлым черепом! Орунг хочет жечь и убивать, подчинять себе других людей. И использовать для этого огонь, который принёс он, Зугрр.

– Сейчас я скажу.

– Говори, Зугрр. Ты самый смелый. Ты принёс нам огонь, – залюбезил Орунг.

– Весной я охотился у Кислого ручья. Вдруг из кустов прямо на меня выскочил олень. Я поразил его в горло. Потом подбежали три охотника, живущих за Кислым ручьём. Их было трое, и они могли бы меня убить. Но, они сказали мне: «Оленя убил ты, но загнали его мы. Без нас ты не смог бы его добыть. Возьми заднюю ногу и съешь с нами его печень». И я съел с ними печень оленя. Орунг, я не пойду с тобой убивать людей, живущих за Кислым ручьём.

– А-а, если бы ты не ел с ними печень, то пошёл бы? – спросил Орунг в растерянности.

– Они не сделали ничего плохого ни мне, ни нашим людям. И я не стану убивать с тобой старого Вождя.

Последние слова он произнёс так громко, что услышали все!

Зугрр вскочил на ноги.

– Люди, Орунг хочет убить Вождя и сам встать вождём. И ещё он хочет сжечь леса за Кислым ручьём, чтобы …

– Орунг резко ударил его в кадык кулаком, бросился на грудь и хотел вцепиться в горло зубами. Зугрр, превозмогая боль в горле, успел ударить его коленом под вздох. Рыча и воя, они покатились в борьбе по каменистому полу пещеры.

– Разнимите их, – приказал Вождь.

Несколько охотников растащили дерущихся.

– Мы знали, – завизжала Медведица, – что Орунг замышляет недоброе!

– Я проколю его копьём! – закричал Волчонок. Он бежал из дальнего конца пещеры, занеся копьё для удара.

Неимоверным усилием Орунг сумел сбросить с себя двоих охотников, державших его. Он отбил рукой в сторону летящее в него копьё и схватил пылающую жаром головёшку из костра. Мальчик продолжал бежать по инерции. Орунг схватил его за волосы:

– Я выжгу тебе глаза, волчий выродок! Не подходите ко мне, иначе я поджарю его!

Рейтинг@Mail.ru