Борьба за огонь

Сергей Павлович Курашов
Борьба за огонь

От удара грома проснулись в пещере люди. Заорали испуганные младенцы.

– Смотрите, – закричал Волчонок, – молния не умерла, она пожирает дерево!

Мелкие сухие ветви дуба жарко горели. Ветер ещё больше раздувал пламя. Оно освещало мечущиеся под порывами ветра кусты, и людям казалось, что это большие звери беснуются, пытаясь добраться до пещеры.

Ударил очередной, самый сильный шквал, который сбил пламя, но сухие обуглившиеся ветви краснели углями, как сплетение множества рук и пальцев. Гигант застонал, что-то хрустнуло в его корнях и стволе, забухали рвущиеся и завизжали трущиеся друг о друга плотные волокна дерева. Накалённая докрасна крона его описала на фоне беснующегося неба огромную дугу, он рухнул, сыграв комлем, и с разлапистых корней его посыпались глыбы вывороченной земли. Тлеющая крона вспыхнула с новой силой, и продолжала гореть пламенем, раздуваемым слабеющим ветром. Жар разливался далеко вокруг и вскоре люди в пещере почувствовали, что можно скинуть с себя шкуры.

– Если принести в пещеру горящую ветку, то даже зимой станет тепло, – догадался вдруг Зугрр.

– Огонь съест ветку, – возразила старуха Медведица, – а потом съест нас.

– Я дам ему ещё ветку. Буду кормить огонь много раз мелким ветками. Он станет греть нас всегда.

– Если ты возьмёшь горящую ветку, – влез в разговор Орунг, – то огонь набросится на тебя. Орунг самый сильный, – добавил он в подтверждении своих слов. – Я убил махайрода.

– Зугрр самый смелый, и я принесу огонь в пещеру, – Зугрр ударил себя кулаком в грудь.

Он вдруг представил, что огонь действительно перекидывается на его руку, охватывает волосы, грызёт тело.

– Когда огонь ослабнет, – добавил он.

– Я был ребёнком много лет тому назад, – заговорил Вождь. – Я ел мясо козы, погибшей от зубов огня. Была большая засуха. Горел лес и камыши. Мы спасались в озере. Когда сгорело всё, я нашёл козу. Огонь не съел её, только разгрыз шкуру. Я поел её мясо, и оно было мягким и вкусным. Огонь согрел его своим жаром. Тогда мы съели всю козу. Наши старики думали: как бы заставить огонь всегда жарить мясо для нас. Потом забыли. Прошло много лет.

Это была, пожалуй, самая длинная речь, которую произнёс почтенный патриарх за всю свою долгую жизнь. Ведь управлял он своим племенем отнюдь не убеждением, а грозным коротким окриком, выразительным жестом, крепким тумаком и своим примером.

Наступило утро. Небо после грозы ещё не очистилось от обрывков туч. Крона дуба догорала, а толстые ветви и ствол тлели без пламени, распространяя вокруг себя волны нестерпимого жара. Зугрр поднялся со своей шкуры и вышел из пещеры. Он выломал длинную сухую ветку кустарника.

Дрожа всем телом от ужаса, превозмогая извечный животный страх живого существа перед огнём, но, всё-таки движимый желанием превозмочь себя, он медленно шёл в волнах колеблющегося зноя к всё ещё опасному дереву. Ведь человек тем и отличается от зверя, что может ПРЕВОЗМОЧЬ СЕБЯ, подняться над своими инстинктами и совершить невозможное, запрещённое природой. Колеблющийся горячий воздух искажал контуры его тела, и людям в пещере казалось, что пламя вот-вот охватит его и спалит. Никогда ещё человек не отваживался так близко подойти к огню.

– Не ходи, Зугрр, – прохрипела старуха Медведица. Челюсть её отвисла, грязные седые волосы торчали во все стороны, голова тряслась от страха. – Огонь сожрёт тебя!

Медведица вдруг вспомнила, что ведь это она родила его когда-то, много лет тому назад, когда была молодой красавицей. Теперь страх пробудил в ней уже забытый материнский инстинкт и беспокойство за благополучие дитя.

Все соплеменники наблюдали, одни, страшась, другие, восхищаясь смелостью Зугрра.

– Эй, Зугрр, возьми мою дубину, – Орунг за насмешкой скрывал свой страх, – она покрепче твоей!

Глаза Волчонка светились от восхищения. Он любил Зугрра за щедрость души и смелость. Вождь молчал, но в эту минуту ему захотелось, чтобы его преемником стал Зугрр, а не жестокий себялюбивый Орунг.

Зугрр почувствовал всей своей первобытной сутью, что если он сейчас не приручит огонь, отступит, то это будет равносильно тому, что если бы он украл у своего родного племени все шкуры, разогнал бы всю дичь в окрестностях. Он вдруг понял, что владение огнём – это необходимость, это тепло, улыбки младенцев и смех девушек, это продолжение рода. Огонь – это ЖИЗНЬ для всего рода человеческого. Превозмогая страх и боль, он сделал ещё шаг и коснулся веткой светящегося красным ствола поверженного гигантского дерева. Мелкие сухие отростки на ветке сразу вспыхнули.

Обратно он шёл в огненном вихре, поднятым налетевшим порывом ветра. В руке Зугрра полыхало приручённое пламя! Эта первобытная дикая картина была столь мистически выразительна, что породила легенду о Прометее, полубоге, подарившем людям огонь. Через тысячелетия имя подарившего трансформировалось. Подробности изменились. Но суть осталась: человек стал ЧЕЛОВЕКОМ, победив страх перед огнём.

Победно размахивая горящей ветвью, Зугрр кричал:

– Смотрите люди, я несу вам огонь! В нашей пещере всегда будет тепло! Дети не замёрзнут зимней ночью! Не бойтесь, люди! Огонь добрый и тёплый. Надо только уважать и кормить его. Эй, Волчонок, собирай свою ораву! Таскайте сухие ветки и траву! Складывайте их в кучу! Тащите остатки вчерашнего мяса. Не бойтесь огня! Смотрите, я не боюсь его.

Рейтинг@Mail.ru