Борьба за огонь

Сергей Павлович Курашов
Борьба за огонь

– Отпусти мальчика, – раздался уверенный голос Зугрра, – ты будешь драться со мной.

– С тобой? Ха-ха!

Орунг отшвырнул Волчонка и ударил себя кулаком в грудь.

– Орунг самый сильный. Я разодрал пасть махайроду! Сейчас я убью Зугрра и стану вождём! – он уже не скрывал своих намерений.

– У нас есть вождь, и мы не выберем тебя вождём, – возразил один охотник.

– Нет, не выберем, – раздались голоса.

– Кабан, Сова, ведь вы были заодно со мной, – с тенью растерянности произнёс Орунг.

Но бывшие его сообщники молчали. Они не хотели идти против мнения племени.

– Послушайте, люди, – заговорил опять Орунг, – у нас есть огонь и сейчас мы можем заставить людей, живущих за Кислым ручьём, охотиться для нас. Надо только сжечь их леса.

– Да, надо только сжечь их леса, – поддержал его Кабан, – и тогда мы не будем мёрзнуть на охоте.

– Замолчи, Кабан, – закричала старуха Медведица. Она подбежала к Орунгу. Глаза её были дико выпучены, голова тряслась. Скрюченные пальцы она поднесла к его лицу:

– Ты всегда отдавал голодным детям только объедки, а сам жрал лучшее мясо, хотя многие дети здесь твои. Посмотри на этого бедного уродца – это ты поломал ему рёбра, ради смеха ткнув его дубиной. Ты всегда презирал нас, а себя считал самым сильным и лучшим. Если дать тебе власть, тогда ты всех нас заставишь работать на себя. Таким как ты нельзя давать огонь в руки. Ты жадный и несправедливый! Огонь должен быть в добрых руках, люди!

И она плюнула ему в глаза.

А-а, старуха! – дико закричал Орунг и ударил Медведицу в лицо горящей головёшкой.

В оцепенении смотрели люди, как самый сильный человек племени избивает горящей головнёй слабую старуху. Тело Медведицы вскоре затихло.

– Я самый сильный! Махайрода убил я! – ревел Орунг, размахивая головнёй. – Кто против меня? У меня есть огонь! С огнём я ещё сильнее! Сейчас я убью Вождя! Я стану вождём! Я сожгу леса за кислым ручьём и … !

Ты не самый сильный, – Зугрр выступил вперёд, – ты жестокий и несправедливый. Тебе нельзя давать власть!

– Это всё ты-ы, – застонал от бешенства Орунг и кинулся на Зугрра.

Зугрр сумел выбить головню из его рук, хотя сам обжёгся. Орунг, стремясь закончить дело одним стремительным натиском, всё ещё веря, что он самый сильный, обхватил своего соперника, силясь приподнять его над землёй, и, перевернув, ударить головой об землю. И он мог бы это сделать. Но, в своей самонадеянности он не предполагал, что в племени есть люди, не слабее его и более ловкие. Зугрр, когда Орунг приподнял его, рывком выдернул правую руку, прижатую к телу (левая рука оставалась свободной), и зажал шею Орунга в «замок», давя на кадык и заламывая шею противника назад. Ногами он сжал грудную клетку противника так, что Орунг не мог дышать. Сделав шаг вперёд, он упал.

Вмиг соперники разъединились. Орунг успел вскочить первым, ударил Зугрра в живот ногой. Но тот, превозмогая мгновенно возникшую боль, перехватил ногу его и резко вывернул. Орунг грохнулся во весь рост на камни. Теперь Зугрр был сверху. Он воспользовался ситуацией. Сжимая горло врага левой рукой, правой выхватил нож из кармана своего балахона. Не зря он оттачивал край большой толстой раковины! Полоснул по горлу врага!

Но и Орунг был не без оружия – успел вынуть клык махайрода из петли ремешка у шеи и воткнул его в грудь Зугрра. Несколько мгновений соперники в ярости кромсали друг друга своими примитивными ножами.

– А-а-а-а, – хриплые вопли метались по пещере.

Эта дикая первобытная сцена была не первой и, увы, не последней в истории человечества. На протяжении тысячелетий человеки изобретут более изощрённые орудия убийства себе подобных.

Оружие обоих противников было столь несовершенно, что им было невозможно нанести смертельные удары. Они порезали друг другу кожу, нанесли раны, но оба оставались живы. Нож из раковины сломался, а клык махайрода просто выскользнул из руки скользкой от крови, так как не имел рукоятки, и потерялся среди камней. Изнемогая в борьбе, Орунг первым сумел вскочить на ноги. Поскольку Зугрр продолжал лежать, хоть и готовый через мгновение подняться. Орунг счёл себя победителем.

– Видите, я убил Зугрра! – закричал он. – Я буду вашим вождём!

– Ты не будешь вождём! – выкрикнул, выступая вперёд один пожилой охотник. – Мы не хотим тебя. Прикажи, – он обратился к Вождю, – и мы изгоним его. Он никогда не войдёт в нашу пещеру.

– Я изгоняю тебя из пещеры, Орунг, – заговорил Вождь, – ты убил беззащитную старуху Медведицу, Зугрра, лучшего нашего охотника. Ты хочешь сделать зло людям, живущим за Кислым ручьём. Уходи и не смей брать с собой огонь!

В бешенстве метнул Орунг горящую головню в толпу людей. Если раньше он высокомерно презирал своих соплеменников, считая их слабее себя и потому хуже себя, то сейчас ненавидел их. Все его честолюбивые замыслы сорваны.

Завизжала одна из женщин – головня попала ей в грудь. Мгновение люди сидели и стояли в замешательстве. Но вдруг, вскочивший на ноги Зугрр бросил в него камень. Волчонок последовал его примеру, метнув в Орунга другой камень. И тут в него полетели тлеющие поленья, камни, всё, чем можно было бросить. Он корчился, пытаясь увернуться от ударов, защищался пустыми руками. Брошенный кем-то дротик проткнул ему горло. Хрипя, Орунг испустил дух. Люди не могли знать, что это был первый, но, увы, не последний изверг рода человеческого.

Рейтинг@Mail.ru