Холодные звезды (сборник)

Сергей Лукьяненко
Холодные звезды (сборник)

Глава 5

Челнок ожил.

В топливные элементы вернулась энергия, в компьютеры – полетные программы. Мы реанимировали корабль дружно и молча. Земля была далеко, двенадцать с хвостиком световых лет. И все корабли Земли, прекрасно зная эту дистанцию, никогда не сумеют нас найти.

Главное – направление. Это как в жизни: быстро понимаешь, как далеко может пойти человек, но никогда не знаешь, какой путь он изберет.

Оказывается, угнать звездолет – очень просто. Когда все системы начали функционировать в штатном режиме и мы вернулись по креслам – болтаться без опоры не самое приятное занятие, вопреки расхожему мнению, – Данилов с едва уловимым смущением сказал, прячась за деловым тоном:

– Мария, я должен тебя проинструктировать о пользовании туалетом…

– Спасибо, я очень подробно изучила документацию, – ответила девушка.

– Хорошо… женские насадки должны быть в контейнере над санитарным блоком.

– Я найду.

Она даже не покраснела. Нет, молодец Маша. Ей бы чуть-чуть женственности ко всем имеющимся достоинствам…

– Может быть, тогда перейдем к делам? – спросил дед. Оглядел всех, удовлетворенно кивнул. – Мы с Петей извиняемся за свою слабость… но у нас всплыли старые проблемы. Простите. Давайте теперь заниматься тем, ради чего мы стали преступниками.

– Я мечтаю об этом, – сказал Данилов.

Не сговариваясь, мы посмотрели на рептилоида.

– Уже пора? – поинтересовался счетчик.

– Давно пора вообще-то, – заметил дед. – Прежде чем мы отправимся на встречу с алари, я хотел бы выслушать историю. Ту гипотетическую историю, которая сорвала нас с Земли.

Счетчик и сейчас еще колебался. Словно не понимал, что все пути к отступлению нам отрезаны, что мы уже преданы анафеме и попали под статью «Преступление против Человечества».

– Карел, мы проявили максимум уступчивости, – сказал дед. – Не находишь?

– Хорошо…

Рептилоид поплыл от своего кресла к пульту первого пилота. Видимо, он выбрал его из-за наиболее крупного дисплея; когда чешуйчатая лапа коснулась панелей, экран засветился молочно-белым светом.

– Я буду рассказывать и показывать, – сказал счетчик. – Это не очень сложно. Но, поскольку я не могу контролировать процесс вывода зрительной информации, предупредите меня, если изображение станет неразборчивым. Теперь – проверка… Каждый охотник желает знать, где сидит фазан!

Экран последовательно сменил семь цветов спектра.

– Ты умнее японского видеомагнитофона, – отвесил сомнительный комплимент Данилов.

– Большой круг, маленький круг, большой квадрат, буква А, цифра 7

– Все нормально, – подтвердил дед. – Для существа, не умеющего воспринимать телеизображение, ты безупречен.

– Тогда я начинаю, – сказал рептилоид. – Вернемся на двенадцать земных суток назад…

Экран залила темнота. Черная ночь космоса с искрами звезд. Видел ли когда-то счетчик то, что демонстрировал нам? Или просто реконструировал события, снисходя к человеческому стремлению увидеть все собственными глазами?

– Красно-фиолетовая эскадра алари является независимой боевой единицей, – сообщил Карел. – Согласно решениям Конклава, она патрулирует более тридцати секторов Галактики, однако не подчиняется какой-либо из Сильных рас. Это очень большая удача!

В темноте экрана возникли белые точки. Увеличиваясь, на нас поплыли корабли эскадры. Крейсеры – слишком знакомые мне диски, россыпи истребителей – маленькие шары, какие-то незнакомые типы кораблей – все простых форм, все изящные и функциональные.

Неужели счетчик решил прогнать перед нами все корабли эскадры? Это займет полчаса, не меньше!

– В данный момент в красно-фиолетовой эскадре алари насчитывается лишь шестьдесят семь процентов первоначального состава, – сухо сообщил счетчик.

– Эскадра была полной? – быстро уточнил Данилов.

– Да.

Ничего себе!

Алари ухитрились за двенадцать дней потерять сорок с лишним кораблей!

Кто бы ни перешел им дорогу – он задал грызунам хорошую трепку!

– Основные потери – малые истребители, – сказал счетчик. – Однако и два крейсера перестали существовать. А сейчас вы увидите флагман.

Я присвистнул, когда на экране возник корабль. Он тоже имел форму диска, как и обычные крейсеры. Но, если память не подводит, этот диск – пятикилометрового диаметра. Сотрудникам СКОБы останется только застрелиться, если такой корабль решится напасть на Землю.

Однако этому флагману долго не придется думать об атаках.

В центре диска зияла пробоина. Да, самая настоящая пробоина, сквозь которую светили звезды. Края диска, которые должны были быть идеально ровными, потекли, обвисли бахромой. Однажды в детстве я случайно оставил на солнце древнюю грампластинку из дедовой коллекции. Она нагрелась, и черная пластмасса оплыла по краям именно так.

Но ведь на экране – не диск из винила!

– Какая нужна мощность, чтобы причинить такие разрушения? – спросил дед.

– Не в мощности дело, раса, придумавшая джампер, должна это понимать, – съехидничал счетчик. – Но здесь энергия была большая. Полагаю, торпп не смог бы ее поглотить.

Надо же. А я думал, что раса Сильных, живущая в фотосфере звезд, абсолютно неуязвима.

– Дальше! – велел дед. Глаза у него горели. Наконец-то он убедился, что в космосе есть сила, способная ужаснуть Конклав!

– Вот это – противник алари, – сказал счетчик. На экране появился кораблик. Тоже дискообразный, вроде бы металлический. Но куда более затейливый, с рядами выступов по краю, складывающимися в причудливую вязь, с заметным утолщением в центре. Скорее даже линза, чем диск.

Кораблик был очень мал. Рядом с ним появилась схематичная человеческая фигурка – линза выглядела меньше, чем наш «Волхв». Может быть, со «Спираль» размером.

– Сколько их было? – спросил Данилов.

– Я так неточно выражаюсь? – ужаснулся Карел. – Он был один.

Глянув на деда, я увидел, что тот подпер подбородок ладонями, внимательно изучая незнакомый корабль. В отличие от меня дед не испугался.

– Карел, – сказал я. – Вы ошиблись. Это не Вторая Сила, с которой можно играть в дипломатические игры. Это просто Сила. Она сметет Сильных, она растопчет Слабых. И даже не заметит этого.

Данилов кивнул. В этом вопросе мы оказались абсолютно солидарны.

– Есть маленькая деталь. – Счетчик покосился на меня. – Есть кое-что, стоящее выше силы.

Вот теперь на экране была явно видеозапись. Ну или что-то, служившее алари аналогом видеозаписи и скрупулезно переведенное в нашу систему изображения счетчиком.

Огромный ангар, и повсюду – мыши. Кошмарный сон кота из мультика. Здоровые, с собаку размером, грызуны. Некоторые голые, а некоторые в непривычных, отталкивающего вида скафандрах из металлической чешуи. Мыши суетятся, бегают по неровному, вздыбленному полу, выложенному чем-то вроде каменной плитки. Передние лапы у мышей длиннее задних и оканчиваются цепкими пальцами. Из-за этого грудная клетка и головы у них задраны вверх, это смотрится очень агрессивно.

Впрочем, среди суетящихся алари то и дело мелькают неподвижные, сжавшиеся, жалкие трупики. Пол усеян ими…

А изображение наплывает, мыши расступаются, вдалеке мелькает тот самый корабль, маленькая линза, разворотившая флагман. Она лежит, слегка накренившись, буквально облепленная мышами, но это все не важно…

Самое важное – вот оно. На весь экран.

Тело.

Человеческое тело!

Молодой светловолосый парень. Поперек горла – рваная рана. Неужели алари используют в рукопашном бою зубы?

Длинные волосы, загорелая кожа в потеках крови из многочисленных укусов и ссадин. Парень одет лишь в короткие шорты из серебристой ткани, и на мускулистом теле видна каждая рана… Странно, почти везде кровь уже запеклась, хотя ощущение такое, что раны свежие. Мне жалко этого парня, погибшего в абсолютно неравной схватке. И его лицо кажется смутно знакомым…

Сознание продолжает цепляться за какие-то мелкие детали, за каждую точку беспощадно четкого изображения… Наконец я стряхнул оцепенение.

Главное не то, что кораблик этого парня размолотил сорок кораблей алари. И не то, что в рукопашном бою он уложил не меньше десятка мышиных «коммандос».

Главное то, что он – человек. Или по крайней мере неотличимо близок к человеку.

– Он был один, – прошелестел счетчик. – Повезло алари, он был всего один.

Данилов вдруг повернул голову, с удивлением уставился на меня. Потом – вновь на экран.

– Черт, Петр, вы ведь с ним похожи!

Да, действительно. Нет, незнакомец не точная моя копия. У него чуть шире лицо и полуоткрытые глаза, кажется, черные. Мочки ушей другие…

И все же мы очень похожи. Как братья.

– Это человек? – спросил я.

Рептилоид тихо засмеялся:

– А что такое человек?

– Не философствуй, – попросил я. – Он погиб?

– Да. К сожалению, да.

– Алари исследовали тело?

– Конечно. Вот строение его организма…

Изображение на экране начало меняться. Это походило не то на фильм «ужасов», не то на учебный ролик для студентов-медиков. Вначале исчезла кожа. Потом – мышцы. Внутренние органы. Несколько секунд мы тупо смотрели на скелет, потом экран мигнул, и в окружении взволнованных алари снова лежало мертвое тело.

Маша тихонько ахнула, да и мне стало не по себе.

– Я должен уточнить, что методы исследования алари не включают в себя вскрытие организма, – уточнил счетчик. – Это инсценировка. Но на основании точных данных.

– Верни скелет, – невозмутимо попросил дед. – Я не успел посчитать позвонки.

– Его организм полностью идентичен организму землян.

– Клетки?

– Идентичны.

– Геном?

– По предварительным данным – идентичен.

– Но он не может быть человеком, – самому себе прошептал дед. – Нет, это невозможно… разве что…

Он протянул подрагивающую руку к счетчику.

– Время? Время?

 

– Андрей Валентинович, вы полагаете, что он прибыл из будущего? – заинтересовался счетчик.

– Допускаю.

– Я очень сомневаюсь в этом… – Рептилоид издал вздох. – Я не могу категорически утверждать, что это невозможно. Но я сомневаюсь.

Жаль. Я подумал, что это было бы очень красиво. Может быть, в духе детских книжек, но все равно красиво. Наши далекие потомки, могучие и свободные, отправили в прошлое помощь…

– Посмотрите на кабину его корабля, – сказал счетчик.

Теперь на экране была металлическая линза. Она раскрывалась, распускалась, словно цветок, тонкие лепестки поднимались в центре, выворачивались, образуя то ли круговой трап, то ли посадочные опоры.

– Автоматика открыла корабль, когда к нему поднесли тело пилота, – сообщил рептилоид.

В центре линзы, как я и предполагал, оказалась кабина. Мы смотрели на нее сверху.

Два кресла. Пульт в форме буквы М, охватывающий их. Очень маленькое пространство вокруг.

– Он не мог прилететь издалека, – сказал дед.

– Смотря как он летел… – прошептал счетчик. – Алари – молодцы. Они пошли на жертвы. На гибель своих собратьев. Но так и не применили основных видов оружия и захватили корабль чужака неповрежденным.

Теперь мы видели пульт крупным планом. Литая белая панель, усыпанная огоньками…

Данилов издал разочарованный вздох. Дед тоже крякнул, но он почему-то казался довольным.

Нет, это был не человеческий пульт.

Я искал взглядом клавиатуры, переключатели, сенсоры, хоть что-то, напоминающее привычные земные устройства управления. Ничего. Сгруппированные по какой-то непривычной логике мерцающие индикаторы. Два экрана – овальных, на человеческий взгляд, неудобных. И уж совсем странно выглядели на этом ровном сверкающем пульте четыре небольшие воронки. В них пузырилась, вздымалась, дышала тяжелая маслянистая жидкость…

– Алари пытались вскрыть пульт? – предположил Данилов. Да, можно было подумать, что в этих местах попробовали просверлить панели.

– Нет. Так было.

– В детстве я любил смотреть фильмы о сумасшедших профессорах и кровожадных пришельцах, – внезапно сказал дед. – Там часто показывали… такое.

Не знаю, как счетчик, а вот мы сразу поняли, что он имел в виду.

Кораблик был нарочито совершенным. А пульт – слишком красивым. Бутафорским.

– Карел, это очень напоминает инсценировку, – объяснил рептилоиду дед. – Человек в этом корабле будет смотреться довольно естественно. Да еще история о сорока погибших кораблях алари… Что, если вы просто создали кораблик на основе своих технологий и человеческого джампера? А теперь собираетесь посадить кого-то из нас в кресло пилота и предъявить Сильным? Им будет от чего впасть в панику. Эскадра таких кораблей, снабженных джамперами и мощными средствами атаки и защиты, способна перевернуть всю Галактику.

– Именно поэтому мы никогда не пошли бы на такое, – отпарировал счетчик. – Мы не собираемся менять шило на мыло, а даэнло – на людей.

– Как знать, как знать… – прошептал дед. – Ты хочешь сказать, что это и впрямь чужой корабль? Корабль неизвестной ранее расы? Похожей на землян всем, вплоть до генотипа? И при этом куда более могущественной технически?

– Да. И в этом ваша смерть. Когда Сильные узнают о расе, идентичной землянам, но почти всемогущей, – они уничтожат вас. Ваш союз был бы неизбежен, и Сильные его не допустят.

– Лишь в том случае, если эта раса, – дед кивнул на экран, – будет агрессивна.

– Она таковой и является. Спроси алари, они расскажут.

– Парнишка защищался, – неожиданно вступился я за убитого пилота.

– Да, но вначале он пытался захватить один из истребителей алари.

– Ты уж извини, – сказал я. – Но я не испытываю праведного гнева. Хотя бы – вспоминая хиксоидов и шаттл «Эксплорер».

– Мы все полны обид друг на друга, – согласился рептилоид. – И все жаждем могущества. Может быть, ради свободы… может быть, ради любви. Но сейчас не время мести. Сейчас время действия.

– Что вы смогли выяснить об этой расе? – спросил дед.

– Биологически идентична людям. Использует сходный путь прогресса – преимущественно техническое развитие. Возможно, такими стали бы вы через несколько сотен лет. Пришли извне.

– Другая галактика? – полюбопытствовал дед.

– Не знаю. Извне…

Картинка на экране опять сменилась. Счетчик хранил в памяти чудовищное количество информации.

…Космос. Где-то очень далеко, я даже не всматривался в созвездия, я просто это чувствовал. Космос вращался, словно камеру поворачивали во все стороны.

– Это одна из записей, которая хранится в захваченном корабле, – сказал счетчик. – Нам удалось наладить диалог с компьютером корабля. Это куда труднее, чем управлять вашей электроникой, но мы справились.

Вращение закончилось. Словно тот, кто снимал, удовлетворился увиденным.

А может быть – не увиденным? Пустотой вокруг?

Кажется, снова началось движение. А потом звезды померкли.

Из пустоты возникали корабли.

Вначале – россыпь линз. Прыснувшая в разные стороны, через мгновение исчезнувшая из поля зрения. Я не заметил никаких следов работы двигателей, ни факелов сгорающего топлива, ни свечения ионных движков, ни сиреневого мерцания гравитационных решеток. Что-то совсем незнакомое.

Потом изображение задрожало. Пространству было не по себе от того, что готовилось возникнуть.

– Матерь Божья! – охнул Данилов.

Наверное, это был крейсер. И вот он куда более походил на земные мечты о могучих боевых кораблях, чем диски алари или многогранники даэнло.

Продолговатая исполинская махина. Слегка обтекаемая форма не для посадок на планеты, конечно, а скорее как дань эстетике… очертаниям морских кораблей, например. Крейсер окутывало голубое свечение.

Он был красив, как любая военная машина.

– Силовое поле? – хрипло спросила Маша. Кому что, а ей – тактико-технические характеристики.

– Возможно, но данный тип нам неизвестен, – ответил счетчик. – Может быть, просто вторичное излучение…

Последнюю фразу он произнес без всякой уверенности.

– Размеры? – полюбопытствовал дед, когда крейсер плавно ушел в сторону.

– Точно установить не удалось, – виновато признался Карел. – Нет ничего для сравнения. Ориентировочно десять-двадцать километров.

Бедные маленькие алари! Если они и впрямь строили огромные корабли, преодолевая комплексы своих миниатюрных размеров, то этот корабль стал щелчком по носу. Таких никто не строил.

В первую очередь потому, что это никому не нужно!

Минут пять мы смотрели, как возникают в пространстве все новые и новые крейсеры. Изображение постепенно удалялось, словно кораблик, который вел съемку, улетал все дальше и дальше.

– Да, это похоже на вторжение, – сказал дед. – Признаю. Или на демонстрацию силы. Не случайно же эта запись оказалась в корабле!

– Я полагаю, он просто был первым, – ответил счетчик. – Разведчик. Вел съемку. Изучал точку, в которую они собирались проникнуть. А потом дал сигнал.

– Через изнанку пространства?

– Почему бы и нет?

Крейсеры перестали появляться. Или же разведчик отлетел слишком далеко, чтобы зафиксировать их.

– Сейчас будет интересненькое, – заговорщицким шепотом произнес счетчик. – Я пропущу около четверти часа, там нет ничего любопытного.

Я не сразу понял, что произошло. Изображение задергалось, звезды заплясали по экрану. Потом полыхнул ослепительный свет.

Звезда!

Солнце!

Желтая звезда сияла на экране, не искорка в небе, а диск таких размеров, как видно Солнце с Земли. Изображение дергалось, словно кораблик отчаянно маневрировал. На миг на экране возникла планета – похожая на Землю, бело-голубая, но не Земля. Сколько я уже повидал чужих миров, но эта планета была ненормальная. Чем-то странная.

– Это не просто вторжение, – пояснил счетчик. – Скорее это экспансия. Миграция. В нашу Галактику прилетела целая планетарная система.

– Верни изображение, – попросил дед. – Я что-то…

– Понимаю. – Счетчик был сама любезность. Может быть, он испытывает подлинные, а не притворные эмоции, демонстрируя свои знания? – Вы не возражаете, если я проведу коррекцию изображения? Удалю облачный слой и рассчитаю недостающие участки?

Конечно, мы не возражали… Планета вновь возникла на экране, и я дернулся в кресле, невольно потянулся к экрану.

Сейчас, когда рептилоид «подчистил» изображение, снял покров облаков, планета выглядела глобусом. На стороне, обращенной к нам, были два материка.

Один – квадратный.

Другой – круглый.

– Меня немного пугает раса с такими представлениями о красоте, – прошептал Данилов. – Карел! Ты ничего не путаешь?

Планету вновь затянули облака. Но даже сквозь них очертания материков оставались вполне угадываемыми.

Квадрат и круг.

– Нет, это чушь! – неожиданно резко воскликнула Маша. – Это ведь нерационально! Не нужно! Если не хватает суши, если у них такое… такое перенаселение… можно создавать новые материки, плавучие острова, подводные поселения, орбитальные города, в конце концов! Но так, под линеечку и под циркуль! Бред!

Тихо засмеялся дед:

– Забавные братцы нашлись у нас во Вселенной, Карел!

Рептилоид выгнул гибкую шею. Он очень старался при разговоре смотреть в глаза собеседнику, видимо, полагая это требованием хороших манер.

– Только поэтому мы привлекли вас, люди, – сказал он. – Мы уверены, что более близкое знакомство с этой расой убедит вас, что внешнее сходство – не главное.

– А может, они всего лишь помешаны на геометрии? – укоризненно спросил дед. – Вы – счетчики. Они – геометры. Вот и увековечили свои любимые формы.

Рептилоид довольно долго думал, прежде чем уточнить:

– Ты шутишь?

– Да.

– Это хорошо. Если ваш Бог существует, то лучше бы он не дал им обмерить Землю. Из Австралии, конечно, получится симпатичный параллелограмм, а из Америк – треугольники, но понравится ли вам это?

Он старательно засмеялся. Я даже не вслушивался в их нервный треп. Пустое. Все пустое. Я смотрел на экран, на припорошенные облаками материки. Ведь и облака тянутся над планетой слишком аккуратно! Это не просто игры ветров, это чей-то деятельный разум прикрыл одни участки сплошным покровом туч, другие – подставил свету чужого солнца.

Геометры?

Космические корабли сокрушительной мощи, полный контроль над климатом и планетарной корой, технологии, позволяющие перетащить сквозь пространства звездные системы… джамп, кстати, этого не позволит никогда.

Геометры?

Имечко для расы подобралось удачное. При взгляде на их мир иного и не возникало. Я смотрел на круг континента, распластанный посреди океана, на ровненькую береговую линию. Почему-то я знал: весь берег – это сплошной бесконечный пляж. Усыпанный мелким, чистеньким, золотистым песочком…

Предвидения – это чушь. Во всяком случае, я в этом всегда был уверен. Но сейчас, глядя на чужую планету, я видел себя на том берегу. Бегущим по линии прибоя в безнадежной попытке уйти от погони или догнать кого-то. Бесконечный бег по кругу, боль изнемогающего тела, отчаяние и одиночество.

Я буду там.

Я это знаю.

– Петр!

Повернувшись к деду, я виновато улыбнулся:

– Извини. Что-то я раскис.

– Петя, как ты оцениваешь размеры планеты?

– Землеподобная. – Я пожал плечами. – Размеры не важны, сам тип атмосферы, наличие воды и облаков свидетельствуют об этом.

– Сможешь посадить там челнок?

Я уставился на Данилова, но и он, похоже, ждал моего ответа.

– Дед, та посадка… она случайна. Челноки не сажают в пустынях и на дорогах.

– А соляные озера в Америке?

– Ну… извини, там тоже трассу чистят…

– Андрей Валентинович, – укоризненно сказал счетчик. – Я не думаю, что потребуется партизанский налет на планету геометров.

Не только мне понравилось дедово определение…

– У расы, столь развитой в плане космических технологий, наверняка имеются системы дальнего обнаружения.

– Карел, челнок, да еще с химическими двигателями, – это пылинка по сравнению с нормальными звездными кораблями.

Видно, деду не хотелось отказываться от своей идеи.

– Андрей Валентинович, мы декодировали их язык, – сказал счетчик.

– Да?

– Слово «бдительность» на языке геометров звучит одинаково со словом «расслабленность».

– Бр-р! – Дед потряс головой. – Ты в своем уме?

– Я расслаблен и отдыхаю… я бдителен и отдыхаю. Это звучит одинаково.

– Скажи это на их языке.

– Не могу. Я не изучал фонетику.

– А что еще интересного есть в лексике геометров?

– У них нет слова мир, – сообщил счетчик. – У них есть только глагол, обозначающий состояние борьбы за мир… продвижение-к-миру…

– Может быть, стоит отправиться к Сильным и поклясться в верности? – задумчиво произнес Данилов.

 

– Лучше отправиться к алари, – сказал дед. – Пока я своими глазами не увижу всего того, что показал счетчик…

– Я не врал. Вы убедитесь.

Как и следовало ожидать, он стал куда более уверенным в себе, оказавшись вне Земли.

– Как далеко находится флот алари? – спросил дед.

– Сто тридцать три световых года.

– Двенадцать джампов? – воскликнул Данилов.

– Одиннадцать, если я все рассчитаю правильно.

– Можем претендовать на Книгу рекордов Гиннесса, – сказал Данилов без энтузиазма. – Так далеко от Земли еще никто не уходил… Дадим час на реанимацию «Волхва» после каждого прыжка… если не будем спать, то дел на полсуток. Считай курс, Карел.

Рептилоид поплыл к навигационному пульту. Поменялся бы он местами с дедом, что ли…

Все-таки нам понадобилось не одиннадцать джампов, а тринадцать. Скорее всего не из-за ошибки счетчика, а из-за погрешностей навигационной системы.

После шестого прыжка мы сделали перерыв на еду. Дед и Маша, похоже, от питания в невесомости получали живейшее удовольствие. Я и сам когда-то любил этот процесс охоты за парящими кусочками мяса и каплями сока. Давным-давно…

– А ведь ощущения, которые дает джамп, и впрямь невозможно передать словами! – рассуждал дед. – Какие-то бледные все аналогии. Клубника со сливками, теплая морская вода, дивная музыка, творческий экстаз… н-да, оргазм, наконец. Все не то!

– Мой навигатор… Ринат… говорил всем так: «Словно две прелестные девушки массируют тебе спину, пока ты тянешь через трубочку холодный коктейль, лежа на суфе в восточной бане».

– Он серьезно? – поразился дед.

– Нет, наверное. Но люди как-то теряются и перестают уточнять.

Маша в обсуждении не участвовала. Молча ела, поглядывая на деда, лицо у нее раскраснелось и стало даже симпатичным. Она ведь действительно в него влюблена, черт возьми! Я почувствовал какую-то нелепую безумную ревность. Замечает ли дед ее поведение? Или, как истинно кабинетный ученый, не способен применить свои знания, когда они касаются его лично?

Ошибку курса счетчик признал после девятого джампа. Мы все-таки сделали еще два прыжка, но к точке рандеву так и не вышли.

– Промахнулись на двадцать шесть миллиардов километров, – сказал рептилоид, несколько раз проверив координаты. – С самым примитивным сверхсветовым двигателем мы прошли бы это расстояние за сутки!

– А с джампером – за два часа. – Данилова выпад в сторону любимого челнока явно задел.

– Если я не ошибусь…

Впервые счетчик прямо признал, что и его способности имеют границы. Я как раз парил у одного из иллюминаторов, любуясь звездами. Совершенно чужой узор созвездий. А если рептилоид не сможет вывести нас к алари? Ресурсов челнока хватит на неделю, мы ведь летим удвоенным экипажем. Здесь так легко заблудиться, в этой бескрайней пустоте. Слишком большие у нас шаги. Слишком близорукие глаза…

– Готовьтесь к прыжку, – сказал счетчик.

Кнопку джампера, как и положено, нажимал командир корабля. Но власть Данилова над событиями уже была полной иллюзией. Мы были вынуждены предоставить Карелу все навигационные расчеты. Ни я, ни Саша, ни Ринат не вывели бы челнок к точке, удаленной от Земли на сто тридцать световых лет…

Когда мы пришли в себя после двенадцатого прыжка, то долго оставались в креслах. Словно какое-то нервное истощение нахлынуло на всех одновременно. Счетчик, так здорово державшийся всю дорогу, снова, как в первый раз, начал скулить. Мы лежали, изнемогая от неповоротливости и тяжести своих невесомых тел, звезды искрами сияли в иллюминаторах, тишину резал стон рептилоида, но не было сил даже зажечь фонарик…

– Когда-нибудь, – прошептал Данилов, – мы станем умными и сильными… мы придумаем что-то помедленнее джампа, но пригодное для полетов между звездами. И тогда мы соберем все челноки в одну большую эскадру и зашлем их к ядрене фене… чтобы никогда больше… никогда…

Я его понимал. Это удовольствие губит нас, выжимает все, что есть в душе, что можно было бы приберечь для настоящих дел. Сильные расы без труда превратят нас в извозчиков, ведь труд этот так невыносимо, так чудовищно приятен! Лучше бы мы корчились от боли и ужаса, как счетчики…

– Замолкни, Карел… – слабым голосом попросил дед. – Замолчи! Твое поведение… оно недостойно такого развитого существа…

Как ни странно, это помогло. Чувство гордости – универсальный порок. Счетчик притих.

– Давайте считать курс, – сказал Данилов. – Я устал. Давайте кончать все это.

Если даже он, с его огромным налетом, не выдерживает череды прыжков, то что говорить о деде и Маше? Не зря ведь между первыми тренировочными джампами и началом регулярных полетов курсантам дают полностью оплаченный отпуск на лучших курортах Земли. Хоть чем-то оттенить эйфорию, дать зацепку, психологический якорь, вдолбить в голову, что, кроме джампа, есть и другие радости жизни. Наверное, и те девчонки, что так вешались нам, растерянным курсантам, на шею в Греции, не случайно нам встретились. КОСКОМ, космическая комиссия ООН, обеспечивала нам райские удовольствия. Игрушечный мышонок, верный талисман, подаренный мне девчонкой на яхте посреди Эгейского моря, – это тоже была деталь хитрого плана…

Это я по жизни такой умный или после джампа?

Достав фонарик, я осветил кабину. Сказал:

– Ребята, подъем. Нельзя же так.

И тринадцатый прыжок вывел нас к цели.

На экране радара поблескивали точки – корабли красно-фиолетовой эскадры алари. Пожалуй, их было около сотни – с учетом потерь, вся группировка. Значит, истребители не висят в гнездах на корпусах крейсеров, а ведут патрулирование.

Отважные мышки напуганы.

– Начнем маневрировать? – предложил Данилов. У него, наверное, руки чесались совершить маневр сближения.

– У нас скорость расхождения – более ста километров в секунду, – остановил я его. – Саша, с нашими движками догнать их – нереально.

– Они приблизятся сами, – прервал нас счетчик. – Они уже останавливаются.

Да, похоже, алари начали маневрировать, едва мы появились в пространстве, еще четверть часа назад. Пока мы приводили в порядок корабль, они уравняли наши относительные скорости и начали сближение. Первыми подошли истребители.

Наверное, потому, что их система счисления – четверичная, алари обычно используют «четверки» кораблей. Нас окружили четыре таких звена – то ли почетный эскорт, то ли стража.

– Мне нужна связь… – Счетчик вцепился в пульт. Данилов быстро подстроил приемник на стандартную волну Конклава, используемую кораблями разных рас для ближней связи. Но это было нужно скорее нам, чем рептилоиду. Тот микрофоном пренебрег. Из динамиков послышалась шелестящая, плавная речь Алари. В тихую осеннюю погоду так шепчутся листья, опадая на землю. Ответный шелест – и голоса пилотов затихли. Это уже явно говорил рептилоид.

– Тебе проще установить электронную связь? – спросил дед.

– Я не смогу произнести эти звуки сам, – ответил счетчик, не прекращая «разговор» с алари. – Мое горло было модифицировано, чтобы общаться с людьми. Для голосовой коммуникации с алари я использую их устройства перевода.

Истребители кружили вокруг нас. Я бросил пялиться на экран радара и подлетел к иллюминатору. Дед и Маша давно уже сделали это.

Один из корабликов скользнул метрах в двадцати от нас. Матово-серая обшивка казалась чем-то мягким и живым, словно шкура невиданного космического зверя. Несколько прозрачных амбразур и плоская пластина двигателя скользили по обшивке, все время меняя свое положение. В тот миг, когда истребитель проходил совсем рядом, мне показалось, что шар слегка сплющился, на мгновение обретая форму боба.

– Карел! Их корабли способны трансформироваться? – воскликнул я.

– Как мало вы знаете… – вздохнул счетчик. – Да, конечно. Корабли алари используют технологию «живого металла», предоставленную им даэнло. Очень удобно для боя. Но крайне энергоемко.

Истребители танцевали вокруг челнока до тех пор, пока не подошли крейсеры. Временами в нашу сторону устремлялись конусы белого света, заставляя жмуриться. Потом из пустоты надвинулись три диска – сориентированные ребром в нашу сторону. А вот флагман, идущий следом, наоборот, двигался плоскостью, как исполинское блюдо. Продырявленное, правда… но ремонтные работы велись, и флагман выглядел уже не столь удручающе, как в показанном счетчиком ролике.

Размеры флагмана были достаточно большими, чтобы утомленный невесомостью мозг этим воспользовался. Что-то сместилось в восприятии – и уже не флагман подлетал к нам, а мы падали на металлическую равнину, залитую разноцветными огнями, ощетиненную башенками и антеннами. Падали все быстрее…

Я вцепился в обшивку, отчаянно стараясь не паниковать. Не станут же алари проводить такую грубую «стыковку»!

Они не стали. Поверхность диска заколебалась «под нами», открывая шлюз, челнок дернулся – нас подхватывали гравитационным лучом.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44  45  46  47  48  49  50  51  52  53  54  55  56  57  58  59  60  61  62  63  64  65  66  67  68  69  70  71  72  73  74  75  76  77  78  79  80  81  82  83  84  85  86  87  88  89  90  91  92  93  94  95  96  97  98  99  100  101  102  103  104  105  106  107  108  109  110  111  112  113  114  115  116  117  118  119  120  121  122  123  124  125  126  127  128  129  130  131  132  133  134  135  136  137 
Рейтинг@Mail.ru