Туманные истории. Путешествия капитана Александра

Саша Кругосветов
Туманные истории. Путешествия капитана Александра

Издательство благодарит Литературное бюро Натальи Рубановой за помощь в получении прав на издание книги.

Иллюстрации на обложке и в макете: художник Алексей Симоненко.

© Текст. Саша Кругосветов, 2022

© Иллюстрации. Алексей Симоненко, 2022

© Оформление. ООО «Издательство АСТ», 2022

* * *

Вместо предисловия
Великаны, барышня и собачка


Корабль «Быстрые паруса» входил в Санкт-Петербург. Известный русский мореплаватель капитан Александр после долгих странствий возвращался в город, где родился и вырос, где окончил Морскую академию, откуда отправился в первое самостоятельное плавание и где не был уже больше десяти лет.

На сей раз он взял с собой молодых великанов, матросов Дола и Зюла, которым давно хотелось побывать в легендарной северной столице Российской империи.

Великаны стояли на палубе – с любопытством вглядывались в приближающийся город, о котором слышали столько хорошего. А вот местные мальчишки, рыбачившие в это время на набережной, хоть и заметили корабль, но не проявили к нему особого интереса. Дело в том, что Дол и Зюл были немногим ниже самых высоких мачт, вот юным рыбакам издали и показалось, что не великаны стоят на огромном корабле, не раз покорявшем океаны, а самые обычные люди плывут себе на маленьком прогулочном паруснике.

И вдруг кто-то из мальчишек обратил внимание на то, что рядом с Долом и Зюлом на палубе находятся фигурки в морской форме ростом чуть выше их коленей.

– Смотри, какие интересные игрушечные солдатики, вернее, матросики, – шепнул один из рыбаков.

И тут все увидели, что «игрушечные матросики» почему-то сами собой движутся. И не просто движутся – чётко и слаженно готовят корабль к швартовке: разматывают канаты и убирают паруса. Тут уж детвора враз забыла о своих удочках и желании наловить корюшки из Невы! Пятилетняя девочка, пришедшая на пристань, чтобы забрать у брата и отнести матери пойманную рыбу, залезла к нему на плечи, стараясь получше всё рассмотреть. А брат тем временем наблюдал за кораблём – и столь увлечённо, что даже не почувствовал внезапно появившейся на плечах сестрёнки.

Заметив детей на берегу, капитан Александр попросил великанов:

– Дол и Зюл, вы уж сразу не кидайтесь к детворе. Знаю, как вы любите малышей. И они вас обязательно полюбят, когда узнают поближе. Но это же дети, их может напугать ваш огромный рост.

Получилось всё ровно наоборот. Едва великаны сошли на пристань, как юные рыбаки тут же обступили их и начали расспрашивать:

– А вы настоящие великаны?

– Кто вы такие, как вас зовут?

– Интересно – там, откуда приплыл ваш корабль, все такие?

Дети – это же умные люди, не то что какие-то взрослые! И маленькие петербуржцы сразу поняли: перед ними самые добрые на свете великаны.



Дол и Зюл с удовольствием отвечали на вопросы, только просили задавать их по очереди. Потому что, согласитесь, трудно рассказывать, если каждые пять секунд прилетают десять новых обращений.

Мальчишки помладше, оттеснённые старшими братьями, переметнулись к капитану Александру и принялись столь же усердно расспрашивать его.

Капитан Александр рассказал ребятам о Доле и Зюле:

– Мы встретили мальчиков-великанов на островах Франков и Бриттов. Команда «Быстрых парусов» назвала одного Добряком (или просто Долом), другого – Злючкой (Зюлом). Дол – посмотрите на него – плотный, светловолосый и немного веснушчатый, а ещё – добродушный и открытый. Зюл – наоборот, тёмненький, худощавый, на первый взгляд – замкнутый и хмурый, но на самом деле тоже очень хороший.

– А где же родители великанов? – спросила девочка, которая только что сидела на плечах брата, а теперь тоже подбежала к капитану.

– Это очень грустная история, – вздохнул капитан Александр. – Дол и Зюл вместе с родителями и другими последними атлантами с Лазурных островов шли через океан в Европу на своих великанских лодках. Им пришлось отправиться в путь, потому что родные острова атлантов медленно погружались в море. Возле островов Франков и Бриттов разразился страшный шторм, потопивший лодки мореплавателей. Двое мальчиков – тогда ещё семилетних – оказались единственными, кому удалось спастись. Я отправил их учиться к Его преподобию Льюису Доджсону, а на каникулы беру на свой корабль матросами. Теперь им по десять, это не первое их плавание: юные великаны, любимцы всей команды, стали опытными моряками.

Едва капитан Александр успел произнести «опытными моряками», как раздался пронзительный собачий лай, а вслед за ним – испуганный девичий визг. Дело в том, что на набережную вышла прогуляться барышня – в пышной белой юбке с кружевами, с белым зонтиком и столь же белой болонкой на поводке. Её маленькая собачка, увидев великанов, совсем не испугалась, наоборот, поспешила злобно их облаять, так, на всякий случай, чтобы не задавались, наверное. А с другой стороны, зачем облаивать людей, которые тебя не трогают, даже если они и очень большие? Наверное, характер у отважной болонки был не самый покладистый. А вот её хозяйка, о характере которой нам судить сложнее, смелостью явно не отличалась. Едва заметив Дола и Зюла, она не только закричала столь громко, что силе её голоса в тот момент могли бы позавидовать лучшие оперные певицы того времени, но и зачем-то распахнула свой прелестный зонтик. Хотя ни дождя, ни яркого солнца в этот день не наблюдалось.

Зато было очень ветрено. Мальчишки-рыбаки не замечали порывов ветра с залива, потому что давно привыкли к ним. А капитану Александру с его командой после яростных штормов посреди океана вообще казалось, что дует лёгкий бриз. Но на самом деле ветер, гулявший в тот день над Финским заливом, был полон рвавшихся наружу молодых сил. Он очень расстроился, что корабль капитана Александра быстро убрал паруса на мачтах, не дав вдоволь наиграться с ними. Раскрытый зонтик показался молодому ветерку хоть какой-то заменой парусу. В следующий миг барышня, крепко державшая зонтик и поводок собачки, взмыла вверх и плюхнулась в во́ды залива, а её пышная юбка надулась воздухом и превратилась в белую лодочку.



От нового испуга барышня перестала кричать, но из рук ничего не выпустила. Зонтик окончательно превратился в парус, уносящий её – верхом на надутой юбке и с болонкой на поводке – в открытое море. Молодой ветер, конечно, излишне расшалился и явно переборщил. Болонка поняла это и загавкала на своём собачьем языке:

– Помогите! Тонем!

Ни Дол, ни Зюл не понимали, о чём она лает. Но оба, не сговариваясь, шагнули в море. Зюл оказался проворнее: уже через миг его огромная ладонь подняла из воды и барышню, и собачку. Правда, ветру удалось вырвать зонтик из девичьих рук, но его тут же подхватил Дол. И большие пальцы великана бережно сложили хрупкую вещицу, да так, что зонтик остался цел и невредим.

Между тем Зюл аккуратно опустил ладонь на набережную. Болонка соскочила на землю и вовсе не залаяла, как можно было ожидать, судя по её характеру, а, наоборот, подбежала к ноге великана и лизнула его ботинок. Барышня хотела было расплакаться из-за перенесённых страхов, а также намокших юбки и туфелек с носками, но вовремя сообразила: о необыкновенном происшествии на набережной теперь будет говорить весь город, узнают и какие-нибудь незнакомые ей мечтательные молодые люди… глядишь, эта история поможет ей найти достойного жениха! После того как её хорошенькую головку посетили столь приятные мысли, барышня улыбнулась, сделала книксен и в лучших выражениях поблагодарила вначале своего спасителя Зюла, а потом и Дола, любезно вручившего ей зонтик.

Ты спросишь, наверное, что такое книксен?

Книксен – вежливый поклон с приседанием, который делали в прошлом воспитанные девочки и девицы постарше, чтобы поприветствовать кого-то или, например, поблагодарить.

Так у великанов появилось ещё двое новых друзей – барышня с её отважной и весьма смышлёной болонкой!

Как ни радовали Дола и Зюла новые знакомства, им всё-таки очень хотелось осмотреть Санкт-Петербург. Они, правда, не совсем понимали, как сказать об этом, никого не обидев. Но капитан Александр догадался, что его подопечные устали рассказывать о себе и предпочли бы побродить по городу, потому и объявил собравшимся, что на правах капитана забирает великанов на прогулку.

К веским словам капитана Александра прислушались даже неугомонные мальчишки. Но они всё равно продолжали следовать по пятам за Долом и Зюлом и объясняли встречным, какие чудесные великаны прибыли в их город и что именно они встретили их самыми первыми. Надо сказать, прогулке моряков это никак не помешало.

Дола и Зюла поразила необычная красота Санкт-Петербурга, главными магистралями и площадями которого стали полноводная Нева и её многочисленные ответвления, рукава, протоки и каналы.

– А как это всё так ладно получается? – спросил Дол, с интересом разглядывая дома, величественно возвышающиеся над очередным каналом.

– Что именно? – спросил капитан Александр.

Тут Зюл продолжил за Дола:

– Да, меня тоже восхищает, что у всех зданий по берегам рек и каналов похожие фасады – и все вплотную друг к другу – без промежутков и пустых пространств!



– Это называется «сплошная фасада» застройки. Так придумали специально, чтобы вдоль набережной получился единый архитектурный комплекс и все увидели «красоту регулярства», – пояснил капитан Александр.

 

Некоторые из его слов могут показаться нам странными, но именно так было принято говорить в те давние времена.

К тому моменту, когда Дол и Зюл с капитаном Александром неспешным прогулочным шагом добрались до Невского проспекта, стараниями мальчишек уже весь город знал об их появлении. Множество людей сбежалось, чтобы поглазеть на «всамделишных» великанов.

К капитану Александру подошёл знатный вельможа с орденом и лентами на груди и торжественно вручил приглашение самой императрицы на приём в Зимний дворец. Он сказал, что Екатерина Вторая просила передать на словах: «Пусть знаменитый капитан приходит вместе со своими удивительными воспитанниками-великанами.

Мне интересно услышать из уст этих прекрасных юношей рассказ о стране их прославленных предков, великих атлантов, живших когда-то на дальних Лазурных островах».

У нас с вами не получится узнать обо всём, что успели посмотреть в туманной Северной столице Дол и Зюл, но несколько наиболее интересных историй я вам расскажу.

Эти городские легенды дошли до нашего времени в пересказах многих людей и в изложении авторов различных книг. Возможно, что-то из описанного в моём повествовании случилось вовсе не с командой капитана Александра, а совсем с другими моряками. Я также не могу с уверенностью сказать, всё ли было в точности так, как я здесь написал; потому и назвал сборник «Туманными историями».

Историки, возможно, раскритикуют книгу: скажут, например, что капитан Александр, участник обороны Севастополя в Крымской войне и Синопского сражения, никак не мог оказаться в Санкт-Петербурге в конце восемнадцатого – начале девятнадцатого века. И будут абсолютно правы. Но народная молва гласит, а старинные книги уверяют, что в Петербурге побывал именно тот самый капитан Александр, которого мы с вами хорошо знаем, а рядом с ним – его неизменные спутники, необыкновенные мальчишки-великаны. Уж великанов-то ни с кем не спутаешь! Что касается меня, то я могу только пересказать современным языком дошедшие до нас городские легенды северной столицы России.

Итак, вместе с кораблём «Быстрые паруса» мы оказались в Санкт-Петербурге тех стародавних времён. Пойдём вслед за капитаном Александром и его воспитанниками.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14 
Рейтинг@Mail.ru