Прогулки по Луне

Саша Кругосветов
Прогулки по Луне

Кто не был в тюрьме, тот не видел звезд

 
Все мы сидим в сточной канаве, но
некоторые из нас смотрят на звезды.
 
Оскар Уайльд

– Только-только приехал из России, двух месяцев не прошло. Стою у душевой колонки на пляже. Мальчик лет восьми-девяти обливается и обливается. Направляет струю воды на окружающих – ах, как весело, как смешно! Жду пять минут, десять. Сколько можно? Отодвинул его в сторону и ополоснулся, смыл с себя соль после морского купания, – молодой, довольно полный заключенный рассказывает Юрию о своих злоключениях. – Вечером домой приходит полиция и забирает. Родители ребенка написали жалобу, меня быстро вычислили. Обвинение такое – дотронулся до чужого ребенка, значит, приставал, значит, педофил. Я по глупости пытался что-то сам объяснить на своем плохом английском, надо было адвоката дождаться. В результате – «особо опасный преступник». Два с половиной месяца в одиночке. Это было самое страшное время. Когда тебя заводят в камеру и захлопывают железную дверь, – куда уж серьезней? Теперь твой мир – семь шагов, решетка, унитаз и умывальник.

Сначала был шок. Просто шок. Первую ночь вообще не спал и смотрел в потолок. Вывели на прогулку, маленький дворик. Пять-шесть шагов в одну сторону, столько же в другую. Смотрю, а небо – синее. И солнце. Хожу как зверь меж этих стен. Надо мной – колючая проволока, решетка и синее-синее небо. У меня было дикое состояние: в городе весна, почти лето, а меня там нет. Я здесь, в этом прогулочном дворике, где сыро и холодно. Теперь перевели в коммуникационный блок. Скоро суд. Адвокат считает, что оправдают. А кто мне все это компенсирует? А переживания моей жены, близких? Хорошо, что у семьи были деньги на жизнь.

Американская судебная система коррумпирована до такой степени, что ее уже нельзя исправить. На основании тринадцатой поправки к Конституции все заключенные в Америке считаются рабами. Если заключенный отказывается работать и становиться рабом, его сажают в одиночную камеру: вы представляете, Юрий, как это влияет на психику? Приговоры никто не проверяет. Люди получают пожизненный срок за преступления, не связанные с насилием. Я знаком с молодым человеком, которому дали сто шестьдесят лет тюрьмы за кражу с ущербом пятьсот долларов. Это настоящее притеснение. Очень много молодых людей, которые попросту выброшены из жизни.

Дело не в наказании за преступления, а в доходах. Тюрьмы, коих насчитывается более ста двадцати и в которых содержатся почти два миллиона человек, превратились в индустрию, приносящую огромные деньги. Существуют компании, которые мотаются по маленьким городкам и объясняют, как открыть новые пенитенциарные заведения, чтобы возродить экономику и создать рабочие места.

Знаешь, как ни странно, но почему-то именно после ареста я почувствовал какую-то внутреннюю свободу. Как во время прыжка с парашютом. Свободный полет. Бояться поздно, хуже уже не будет. В тюрьме тебя лишают воздуха, еды, человеческого достоинства, но только не свободы, и поэтому тебя пытаются сломать, чтобы и твою внутреннюю свободу тоже отобрать.

Большое, говорят, видится на расстоянии. Или с высоты. А из ямы? В Лондоне, я слышал, есть памятник Оскару Уайльду. На нем цитата: «Все мы сидим в яме, но некоторые из нас видят оттуда звезды». Так вот, кто не был в тюрьме, тот не знает… что такое звезды.

Знакомый из соседней камеры, однажды долго смотрел в окно и сказал: «Не видел звезд на небе три года. А в тюрьме вижу».

– Что тебе запомнилось больше всего в одиночке? Передачи? Образ тюремщиков? Окна? Двери скрипят?

– Нет, не скрипят. Тишина. Такой тишины, как там, я нигде не слышал.

По громкой связи объявляют: «Ветрову пройти в комнату переговоров». Охранник открывает дверь, Ветров входит в небольшое помещение, в котором из мебели только стол и два стула. Сейчас придет адвокат и скажет: «Добрый день. Меня зовут Арнольд Джексон. Меня зовут Володя Эткин. Меня зовут Сева Гудфишеринг…» Хорошо бы какой-нибудь Рыбак, Рыболов – Фишеринг или Фишер. Неплохо бы Сева или Володя. Во-первых, из России. Во-вторых, хороший знак, если фамилия Фишер, – я ведь страсть как люблю рыбалку.

Входит адвокат. Ни тебе здрасте, забор покрасьте, ни давайте познакомимся, как принято между людьми. Сразу – с места в карьер.

– Мне позвонил Элон Макс и просил быть вашим адвокатом. Есть ли у вас возражения?

Речь, похоже, чисто американская – гнусавая, вместо всех «о» произносятся «а», озвучиваются все «r» после гласных. Не эмигрант – рыжий, худой, высокий американец, в моем представлении – чистокровный янки. Возражений у меня нет. Достает пачку свежих газет. «Очередной шпион из России пойман с поличным», «Шпионский скандал в Лос-Анджелесе», «Мистер Ветров, вы не гость, вы – шпион» и так далее.

– У меня к вам только два вопроса: знаете ли вы мистера Питера Свенсона? И являетесь ли вы сотрудником какой-либо организации?

– Свенсона не знаю. В данное время нигде не служу.

– Я не это имею в виду – являетесь ли вы сотрудником СВР?

– Что-что? Сотрудником российской Службы внешней разведки? Вы что, с ума сошли?

– Теперь все понятно, – говорит Джексон. Условный Джексон, не Эткин, не Гудфишеринг, будем считать, что Джексон.

Что ему понятно? Что это ему вдруг стало так все понятно?

– Объясните, что мне светит? Есть ли какая-то надежда?

– Надежда всегда есть. Она, как известно, умирает последней.

Ветров понимает, что влип в пренеприятную историю. Русский шпион. Разворачивается громкая кампания… «Доблестная американская контрразведка раскрыла сеть русских шпионов. Они хотели получить информацию… Навредить космическим программам Америки…»

Надо бы разговорить этого несимпатичного субъекта.

– У Элона будут неприятности? Это как-то затронет моего друга Леонида?

Адвокат отвечает:

– Самого Макса уже допросили, но не задержали. Он – влиятельный человек. От него зависит выполнение важнейших программ НАСА. Насколько я знаю, ФБР считает, что он не нанес урона безопасности США. И потом, зачем вы впутываете в это дело своего приятеля из Нью-Йорка? Вам это не поможет, а у него могут быть проблемы.

Типа – какие все-таки дураки, все эти русские! Вот и весь разговор. На прощание сообщает, что в российском консульстве все знают, но по каким-то формальным причинам их сюда не пускают. Он же сам в следующий раз появится на моем допросе дня через два. «Надежда умирает последней», – бормочет Ветров, прощаясь с адвокатом.

Адвокат действительно появился через два дня. Буркнул, что допроса не будет. На ветровское «почему?» не ответил.

– Я обязан сообщить, что к вашей судьбе подключились влиятельные должностные лица России – «с какой стати? – не нравится мне это!» – и ведутся переговоры об обмене вас на какую-то шишку, важную персону, арестованную в России по обвинению в шпионаже в пользу США.

Сообщает, что уже назначен день обмена. Ветрова отправят куда-то на самолете. Обмен будет, видимо, где-то в третьей стране, адвокат этого не знает, может только предполагать… Венесуэла, Иордания, Египет, пока ничего не известно.

Арест российского бизнесмена

В Америке раскрыта российская шпионская сеть

«Шпион» Ветров и другие официальные проблемы

FLB: Российский бизнесмен, арестованный в Лос-Анджелесе, отделается мягким наказанием. «Вместо обвинений в шпионаже Юрию Ветрову будут предъявлены обвинения в осуществлении деятельности в качестве незарегистрированного иностранного агента и участии в сговоре с целью обеспечения этой деятельности».

Из России с любовью: холодная война в самом разгаре

(«Maariv», Израиль)

Российская шпионская сеть, раскрытая в США, свидетельствует о том, что старинный конфликт все еще продолжается. Россия, конечно, все отрицает, но американцы уверены, что это лишь вершина айсберга.

Бондиана а-ля рус

Помощник директора контрразведки ФБР предупредил, что, несмотря на распад СССР, «шпионаж в настоящее время распространен как никогда до этого».

Эти случаи вызвали насмешки в оценке шпионского профессионализма Москвы и напомнили о том, каким посмешищем стала выдворенная в 1992 году Эни Чаплин (урожденная Кащенко).

Согласно обнародованному обвинительному заключению оказалось, что агенты, разоблаченные в 1998 году, подобно своим коллегам, работавшим в 1992 году, добыли лишь незначительное количество полезной информации.

Специалисты, подробно изучающие деятельность спецслужб, утверждают, что посмешище, на которое СМИ выставили Эни Чаплин, предлагавшую своим «клиентам» в Америке «заоблачный секс» и ставшую потом в России телезвездой и моделью, а также ее собратьев, потерпевших явное фиаско в Нью-Йорке, безусловно умаляет значение многолетней, хорошо финансируемой и скрупулезной деятельности Москвы по внедрению «нелегалов» в западное общество.

Шпионы, которые никого не смогли охмурить

(«The Daily Beast», США)

Москва отреагировала на новое шпионское дело в Нью-Йорке в своей обычной по нынешним временам манере. Как заявил ТАСС представитель МИД РФ, «Россия настаивает на прекращении череды провокаций против российских представителей, развязанных спецслужбами США». Он подчеркнул, что в данном случае «никаких доказательств, подкрепляющих подобные обвинения, не представлено».

США отказались выпустить под залог россиянина Юрия Ветрова, обвиняемого в шпионаже.

Члены этой тройки, вероятно, были шпионами «под глубоким прикрытием». Однако предполагаемые российские шпионы, действовавшие в Нью-Йорке, не отличались большими интеллектуальными способностями – они были в большей степени похожи на неуклюжих придурков в стиле героев Элмора Леонарда. Последние два года они тратили свое время на мечтания о том, как они будут знакомиться со студентками, а иногда работали совместно с российскими государственными новостными организациями. Однако проблемы у обвиняемых оперативников возникли в тот момент, когда они познакомились с осведомителем ФБР.

 

ФБР арестовало Юрия Ветрова, предполагаемого российского разведчика, выдававшего себя за руководителя компании по производству водяных счетчиков и фигурировавшего под кодовым именем «Юра». Ему приходится отдуваться за всех остальных, поскольку его соучастники – работник торгового представительства Российской Федерации в Нью-Йорке и атташе Постоянного представительства Российской Федерации в ООН – уже покинули территорию Соединенных Штатов.

Арест русского шпиона

Вчера в Лос-Анджелесе агенты ФБР арестовали 37-летнего россиянина Юрия Ветрова, который не сопротивлялся, и его в наручниках усадили в машину и увезли

В тот же день судья-магистрат федерального суда Сара Нордингтон подготовила предварительное обвинение Ветрова в шпионаже в пользу России, после чего оставила его под стражей без права освобождения под залог. Точнее, Ветрова обвиняют не в шпионаже, а в нарушении Закона о регистрации иностранных агентов (Foreign Agents Registration Act или FARA), который требует, чтобы проживающие в США лица, работающие на иностранные правительства или официальных иностранных чиновников, уведомляли об этом наше министерство юстиции. В данном случае органом «иностранного правительства» оказалась Служба внешней разведки России (СВР).

МИД РФ потребовал освободить российского гражданина, бизнесмена Юрия Ветрова, арестованного в США по обвинению в шпионаже

Шпион из Лос-Анджелеса

Вчера агенты ФБР арестовали в Лос-Анджелесе по подозрению в шпионаже российского бизнесмена Юрия Ветрова. Несмотря на довольно абсурдный состав обвинения, россиянину и двум его предполагаемым сообщникам может грозить до 15 лет тюрьмы. Очередной шпионский скандал комментируют американские блогеры.

HavieraManhattaran Сегодня в моем районе арестовали российского шпиона, столько было движухи! Я сначала подумал, что это может быть как-то связано с угрозой теракта – здесь довольно много евреев живет. Кстати, забавный факт: они поселили своего шпиона в трех кварталах от российского консульства. Я не знаю, глупо это или нет, но звучит, конечно, глупо. Если только они всерьез не думали, что в случае чего он просто успеет до них добежать или вроде того.

ForgerIrina Подозреваемый наконец-то был арестован – после того, как его заметили пьющим водку в шапке-ушанке и напевающим музыкальную тему из Тетриса.

TheFishtrSeatlon Вот США как-то всегда не везло со шпионажем. У нас – шпионь не хочу. Раствориться в толпе сможет человек любой национальности. Представляю себе, как американские шпионы приезжают в Россию, открывают типа кофейню для прикрытия, и никто по соседству, конечно, вообще ни разу не задумается, почему, интересно, эти парни говорят с сиэтлским акцентом?

RandPretty Если бы они (США и Россия. – «RР») использовали холодную войну для того, чтобы победить глобальное потепление, мы жили бы счастливо и вообще больше никогда ни о чем не парились. Но они не станут, я уверен.

Beauty_Wine Политика в эпоху постмодернизма – это как очень плохой сон. Мне очень интересно, сколько людей на Земле, которые ЗНАЮТ, что происходит в политике на самом деле. 50? Может быть, 100? Даже это было бы оптимистично для планеты с населением в 6 миллиардов.

Caverdogy Никто не имеет права шпионить за США, кроме самих США!

Sultan_Of_Pingvin Лучше бы они его обменяли, это же намного круче! Все как в хоккее: если у вас есть актив, вы от него не избавляетесь просто так, а продаете. Почему не отправить этого шпиона обратно к русским в обмен на что-то полезное или, может быть, что-то им вовсе не нужное?

Charley10234 Их обвиняют в подготовке вопросов для «неназванного российского СМИ», которое должно было задать их руководству НАСА, чтобы они были полезны для российской разведки? Этот эпизод не оставляет сомнений в том, что: 1. У нас паранойя. 2. Нам зачем-то надо подпитывать антироссийские настроения вот такой бессмысленной чепухой, как эта.

Представительство РФ при ООН не стало комментировать сообщения об аресте «российских шпионов».

Отставной козы барабанщик

Шельга, как обычно, просматривал в Интернете газеты – Независьку, Новую, Комсомолку, Дэйли Коммерсант. Шпионы, шпионы. Опять антирусская истерия. Кто этот Ветров? Какая-то мелкая сошка. Пишут, что денег у него двадцать миллионов, тоже мне бизнесмен. Что такое в наше время двадцать миллионов баксов? Не мне говорить об этом – я, как был голодранец, так и остался, перебиваюсь от получки до получки. А сейчас и вообще, военный пенсионер – тьфу…

Мои-то горе-руководители, хоть и не бизнесмены, а видимо, покруче будут. У шефа один только дом во Всеволожске на червонец баксов потянет. Плюс к этому – охранные фирмы, производство стеклопакетов, пара сотен гектаров земли… Да что говорить.

Надо погуглить забугорные СМИ.

Жизнь прошла, так и остался без профессии. Все органы, да органы, родная милиция, родная ФСБ, все силы на благо страны, крутился, крутился, а ума-разума не набрался. Правда, и способности у меня не очень. В школе одни тройки – что физика, что химия, что математика… Хорошо хоть английский освоил. Немецкий тоже начал… К языкам есть интерес, с языками все получается, легко. И в работе пригодилось. Посылали с поручениями за рубеж. Хоть мир повидал. В Анголу съездил, в Афган, в Косово, на Кипр во время военных действий.

Что за бугром пишут? Крутого русского шпиона поймали. Собирал якобы инфу о космической программе НАСА. Подумаешь, приехал на частную фирму… Хотя, конечно… В космонавтике сейчас только четыре субъекта сваяли возвращаемые аппараты – Россия, США, Китай и эта фантастическая личность Элон Макс. Да, ничего не скажешь, Америка – страна неограниченных возможностей. У нас тоже неслабо, у нас своя фантастика: соцсоревнование – кто больше наворует. А этот из Южной Африки – с нуля поднялся и, смотри ты, собирается Марс колонизировать. На собственные средства. Видел ролик с ним – классный парень. Мне тридцать четыре – и никаких перспектив. Достижений тоже нет. Тупой служака. А этому – всего-то двадцать семь. Заказ НАСА на сколько-то челноков для МКС, лучший в мире электромобиль и готовит полет на Марс, да не один – десятки…

Не, конечно, могли этого Ветрова заслать. Из СВР… Или из нашей фээсбэшной контрразведки, хотя вряд ли – не фээсбэшные это дела. Теперь те будут обливать грязью, наши будут опровергать. Подключат правозащитников. Подберут адвоката. Очередного надутого идиота за огромные деньги. Все международные дела продуваем. А потом Ветрова-пустышку менять будем на большую шишку – о как, стихами заговорил! Не раз уж так было. Нужно нам было выменивать эту неудачливую подстилку Чаплин – что она сделала? – я-то хорошо знаю: ни-че-го, даже переспать с важняками и то не смогла!

Европейцы по-другому работают. Не показался кому-то Стросс-Канн как будущий президент Франции – чисто подложили под него черненькую потаскушку, та жопкой повертела, может, и не дошло до этого… А Стросс-Канн – тю-тю… Ни тебе Валютный фонд, о президентском кресле тоже забудь, в общем – прощай, свобода. Отмылся, правда. Но это было потом. Поезд уже ушел.

И чего я переживаю, мне-то что? Ты, Вовка, теперь пенсионер, отставной козы барабанщик, сиди и не питюкай. Военный пенсионер, всего-то двенадцать лет выслуга. Уволился со службы по состоянию здоровья. Отслоение сетчатки. Давно уже в клинике Федорова приварили сетчатку лазером. Сам же и захотел уйти, мог бы служить и служить, получил бы подполковника. Вопросы задавай самому себе, майор Шельга. Надоело лямку тянуть. Тоска. Контора понемногу превращается в ведомство по отжиму собственности, многие туда окунулись. Не все, конечно… Крышуют фирмы-однодневки, помойки по-нашему, – есть и такие. Нет, не по характеру мне такая работа. А ведь я еще молодой, чем-то надо заниматься. Да и зарабатывать. Дети, правда, выросли. Все равно… Куда-то надо податься. Бывший сослуживец приглашает в Совет ветеранов, есть работа в охранных структурах.

Звонит телефон.

– Майор Шельга? Полковник Наливайко говорит. СВР. Не знаете? Ладно, не берите в голову. Хотелось бы переговорить.

– Я ведь демобилизовался, товарищ полковник.

– Работники органов не бывают бывшими.

– Вы правы, товарищ полковник. Тогда я должен доложить начальнику управления. Моему бывшему начальнику. Ну не бывшему… В общем, вы меня поняли.

– Не нужно кому-то что-то докладывать. Сами проинформируем. А нам надо бы переговорить с глазу на глаз. Вас рекомендовали как опытного, надежного работника. И языками владеете. Вас ведь в комсомоле называли ВСВС? Вы меня не знаете, а я так вас преотлично знаю. Нет, мы встретимся не в моем кабинете. На Разъезжей… в китайском ресторане. Пообедаем заодно. Там, скорее всего, окна будут закрыты и двери заперты. Как попасть? А вы подходите ровно в шестнадцать, вам и откроют. Буду уже там. Любите китайскую кухню? Не разбираетесь? Зато я хорошо разбираюсь, угощаю, если вы не против. Китайской водки попробуем. «Маотай»! – водка императоров. Ну, и генсеков, конечно. Вы пьете? Иногда? Ну и правильно. Знаю, что не злоупотребляете. А что пьете иногда – правильно. Вы же русский человек. Белорус? Русский, белорус, украинец, какая разница? – один народ. В этом ресторане? Нет, нам никто не помешает. Я там встречаюсь с агентами. Боже упаси, чего вы оскорбились, какой вы агент? Пошепчемся, поговорим как сослуживцы. Нет, никаких документов не надо, я вас узнаю. Какой вопрос? Это не телефонный разговор. Добро? До встречи, Владимир Владимирович.

Ресторан «Харбин»

Наливайко ожидал Шельгу в пустом, полутемном зале ресторана «Харбин». Харбин – город, где когда-то жило много русских. Когда-то… Да, название ресторана выбрано не случайно.

Полковник пришел в штатском. В нем всего было много: высокий, полный, широкий, глазастый, губастый, румяный, громогласный. В свитере, куртке и полуспортивных брюках. Может, и не полковник вовсе? Документы, однако, показал. Вова взглянул мельком на корочки – ничего нового, он уже успел навести справки. Полковник – натуральный, не поддельный, из СВР.

Стол был накрыт: множество разных блюд, в которых Шельга не разбирался. Наливайко сразу перешел на ты.

– Давай, Володя, пробуй, здесь все вкусно, натуральный продукт без обмана. Вот это попробуй. Нравится? Как ты думаешь, что это? Картошка, обыкновенная картошка. Настрогана тонюсенькими иголочками. Половина сырая, половина прожарена в кипящем масле. Как думаешь, зачем полковник Наливайко тебя пригласил? Дело, конечно, дело есть у меня к тебе. Да не у меня. Не у меня. Труба зовет, Вова, настала пора Родине послужить. Всю жизнь служишь, знаю. И заслуги есть. Нельзя жить прошлым, каждый день надо доказывать. Вот сейчас поедим, выпьем, тогда и о деле поговорим. А еще нам приготовлены две комнатки. Девушки, молоденькие. Не знаю уж, китаянки или нет… одеты будут как китаянки. Не интересуешься? Странно. Сколько тебе – тридцать четыре? Мальчишка рядом со мной… Сам-то в форме, я смотрю, ладненький, складненький, подтянутый. А-а-а-а… понимаю, понимаю – моральный кодекс строителя коммунизма. Так, где уж те времена? Ну, как знаешь, мое дело предложить. Только из симпатии к тебе. А я, например, не собираюсь пропускать, в кои веки выбрался из своего кабинета.

Что ты думаешь о Ветрове? Ну, который как бы шпион. Да так, мне интересно твое мнение. Ты ведь опытный оперативник. И следователем оттрубил от и до, спецзадания – тоже школа будь здоров.

Полковник – свой в доску, открытая душа. С виду. Прием такой. Этот Наливайко ничего так просто, без расчета не скажет.

Владимир отвечал не торопясь, тщательно подбирал слова. Сказал, что Ветров, насколько он понял из газет, интересовался компанией SpaX Элона Макса, встречался с ним в Лос-Анджелесе. А поскольку у SpaX сейчас открыт заказ на сколько-то пусков в обеспечение МКС, то можно сказать, с налета подобрался к НАСА и очень даже близко. Не производит впечатление профессионала. Только приехал в США и сразу спалился.

Вряд ли его готовили в СВР или в ФСБ. Легенда слабая, работал без прикрытия. Серьезных людей обычно внедряют несколько лет, а то и все десять. Потом – немолод уже. Тридцать семь лет – возраст солидный, вряд ли хорошо владеет программированием – к Максу берут только продвинутых ребят. Не, не ваша работа. Самопал какой-то. Не клиент ФБР. Но они сейчас рады любому случаю, чтобы измазать нас. Какой он шпион? Из пальца высосано. Его сейчас будут педалировать. Тюрьма – раз. Шум в СМИ – два. Потом попробуют его в Гуантанамо перекинуть, чтобы значимость придать. Если б что-то было, тогда и Макса потащили бы… Похоже, того не трогают. То есть я не знаю, может, и были беседы, но в инете не увидел, чтоб его привлекали… Так что это не ваш кадр, так думаю. Я прав?

 

Наливайко слушал внимательно, не прерывал, глаза его сузились, он напоминал огромного, мордатого волка, изготовившегося к прыжку. Шельга закончил, и полковник мгновенно расслабился, его румяное лицо снова стало добродушным…

– Ну, Вова, выпьем по глоточку. Слабовата китайская водочка. Но закус – хорош, лучше не бывает. Особенно утка по-пекински. А как подают… Посмотри на эти скульптуры – это морковь, это капустная кочерыжка. Русский Дед Мороз, журавль, гномики какие-то.

А про американцев… Чего на них обижаться? Свои интересы блюдут, молодцы, етитская сила. А мы о себе должны позаботиться, не ловить ворон. Вот и такой случай надо использовать. Надо бы вернуть человечка. Может, он что у Элона и вынюхал. О чем они говорили? Там – не знаю, но они еще здесь встречались, в Питере. Мы послушали. Ерунда какая-то… Полет на Луну, бред, непонятки. Разговор двух сумасшедших, что этот наш – сумасшедший, что тот, американец – вообще крэйзи. Даже не знаю, как это комментировать. Мечтатели – как дети, право. Я пацаном тоже планы строил, мечтал – ракету запустить, например, даже украл как-то отцовские охотничьи патроны – хотел порох использовать. А эти – давно ведь не дети. Пока все непонятно… А те, оппоненты наши, заокеанские чекисты, пусть думают, что важную шишку поймали. Мы уже ведем переговоры с ними: Ветрова – на крупняка из их посольства, в прошлом году поймали на шпионаже. Важная персона для Америки. Так что менять будем. Невыгодно, говоришь? Невыгодно, конечно, невыгодно… Потому тебя и пригласил. Надо, чтобы выгодно было. Чтобы родная страна на этой ерунде какой-то профит словила, ети его в качель. Что думаешь об этом? Недоумеваешь? Чего недоумевать-то? Собираться надо, Вовик, вот что я скажу. Собираться. Ты же такой – ВСВС. «Вовка сказал – Вовка сделал». Оружием владеешь отменно. Язык на уровне. И опыт спецзаданий за бугром.

Я тебе сейчас в двух словах. Встретишься потом с моим человеком. На конспиративной квартире. Он тебя найдет, даст подробные инструкции.

Нет, и со мной пока не все, мил человек. Еще поговорим в общих чертах. Я скажу тебе то, чего он не скажет. Почему не скажет? Потому что не знает. Будем знать только ты и я.

С чего начать? Первое – все телефоны отключи, семье – ни слова. Скажешь, что командировка. На месяц. Типа – ерунда, в Сочи международные соревнования будут, надо бы кое-каких людей проверить. Легенду для Запада тебе объяснят. У тебя фирма, занимаешься машинным переводом: с русского на английский, с английского на русский. Дадим тебе девайс для убедительности. Ты уж потрудись, проштудируй документацию, чтобы не проколоться в случае чего.

Документы у тебя будут. Правильные, не твои, конечно, но с твоим фэйсом. Одни – чтобы в Америку съездить, другие – из США в Мексику и домой. И для Ветрова Юрия Сергеевича тоже будут правильные документы. Будете менять страны, авиарейсы, пока до России не доберетесь. Ты же опытный оперативник, чего ты? Все удивляешься и удивляешься. Как девочка, право слово, которая еще мальчиков не знала.

Так. Симки у тебя будут американские. Звонить тебе будем. Сами будем звонить, ты – только в специально оговоренных случаях. Каждой симкой пользуешься один раз. Поговорил и в люк. Или в реку. Или в гальюн. Понял? Там тебе передадут несколько мобильных телефонов и подробные инструкции, как и в каких случаях ими пользоваться, а также – в какой момент они подлежат ликвидации. Самоуничтожение телефонов производится взрывом встроенного заряда по сигналу из метрополии. Для личных целей – ну там Интернет, с девочками по вызову, пиццу заказать – купи себе обычную мобилу.

Что делать, что делать? Обмен будет, Юрку повезут на обмен. То есть вначале из тюрьмы в аэропорт. Обмен планируется где-нибудь в нейтральной стране. Не знаю где. В Венесуэле, Иордании. Или в Чили. Нет, ты в операции обмена не участвуешь. Твоя задача – сорвать обмен. Пусть все считают, что обмен будет. А ты его сорвешь. Где-нибудь поближе к мексиканской границе. Как сорвать? Тебе и думать об этом, мил человек. Для того и посылаем. Сообщим – когда Юрия Сергеевича повезут, куда и каким маршрутом.

Чего о Юрке-то не спрашиваешь? Тебе чё, все равно, что с дружбаном твоим сейчас? Каким дружбаном? У тебя что, мозга совсем отсохла, что ли, Юрку Ветрова не помнишь? Да, да – тридцать семь ему. Ну, ты даешь. Да тот он, тот, друг детства. С которым в лес ходил, на рыбалку, помнишь его? Друзей детства забывать нельзя, – грозит пальцем, – нельзя быть Иваном, не помнящим родства. Дошло наконец. Ну что с того, что не виделись почти десять лет? Не слышались… Плохо, майор Шельга, плохо. Вот теперь и свидитесь. А ты как думал, чего это мы именно тебя пригласили? Что, ты самый лучший оперативник, что ли? Другого не нашли? Да не обижайся. Ты классный мужик. Лучшие рекомендации. Все без исключения дали тебе лучшие рекомендации. Но главное – надо чтобы Юра тебе поверил. А тебе он поверит. Как другу детства не поверить?

Да нет, выведывать особенно ничего не нужно будет. Приедете домой – он нам сам все и расскажет. Просто вряд ли у вас все так просто получится. Проблемы будут. С ФБР, знаешь, шутки плохи. Придется вместе выкручиваться, надо, чтобы доверие было.

Ну, в общем, выручай дружка своего. Зачем? А зачем нам его менять на важняка? Он для нас никто. Случайное лицо, пустышка. Не нужен нашим спецслужбам. Ну, конечно, соотечественник, мы, ясное дело, переживаем за него. Вот ты его и будешь вытаскивать. А забугорный крупняк у нас будет отсиживать, может, используем его как козырь когда-нибудь. Чтобы серьезно помочь родной стране.

Слышь-ка, вот еще. Надо, чтобы получилось так, что спасли его будто бы китайские спецслужбы. Он в Китае бизнес делал, там кантовался. Как вытащишь его… Там будет отдельная мобила с китайской симкой, с нее позвонишь в Китай нашему человеку. Русский, русский. Несколько звонков нужно, чтобы засекли. Ты ему… Поговоришь, о чем хочешь. Он тебе позвонит, поговорите. Потом ты ему. Тогда выбрасывай аппарат. Пусть думают: кто освобождал? Русские, китайцы… надо создать видимость, что он важное лицо, и извлечь максимум из этой ситуации. Повысим, так сказать, значимость твоему Юрику. Чтобы отвести внимание контрразведки от наших на SpaX. Ну, как ты сам-то думаешь, есть у нас внедренные в структуры Элона Макса и в НАСА? Сам себя спроси, сам себе и ответь. Вот так, и не задавай глупых вопросов.

А дальше на мексиканскую границу. Там колючая проволока только километр от пропускного пункта. Объедете на джипе, никто вас и не заметит. Вот так-то.

– А как насчет оружия?

– Прилетишь в Нью-Йорк, остановишься в отеле, тебя найдут. Дадут небольшой пистолетик и документы на него.

Как-то так. Заболтались мы. А меня девочки, небось, заждались. Нехорошо девушек обижать, так ведь? А ты готовься.

Да вот что. Забыл сказать. Тебе никто этого не скажет. И никто такого поручения не даст. Только я. Слушай внимательно. Твой Юрка – он, конечно, хороший малый, твой дружбан, бляха-муха, но только неизвестно, что у него на уме и что он там успел узнать у Элона Макса. Сейчас Юрку твоего не теребят особенно, чтобы он на обмен двинулся в хорошем состоянии. А если ты его начнешь вытаскивать и не вытащишь? Отношение-то к нему изменится.

Мы не хотим, чтобы с ним начали всерьез работать. Оставлять его в Америке нельзя, используют дурачка для антироссийской истерии. Наговорит со страху, бог знает что. Чего и отродясь не было. А у них козырь будет. Россия, КГБ, страна зла. Хочет напасть на Европу… Да что там на Европу. Их ракеты нацелены аж на США! В общем, нельзя допустить, чтобы они начали с ним всерьез работать. Ты меня понял? Как не понял? Это я вас не понимаю, майор Шельга! Мы что здесь с вами шуткуем, что ли? Встать, смирно. Не забывайтесь.

Вот так вот. Да ладно, я пошутил. Расслабься, Вова. Но ты тоже. Как ребенок, право. Что я должен все слова до последнего разжевывать? Мы с тобой военные. Конечно, будешь брать тюремную перевозку, может, и жертвы будут, а как иначе? И с Юрой тоже. Ты думаешь, я плохого твоему дружбану хочу? И ты тоже – хочешь ему только хорошего. Вот и вытаскивай. Изо всех сил тяни. Раз влип парень… в переплет попал. А не получится – не обессудь. Надо убирать – обмен сорвется, деньги сохраним, останутся в российской экономике, и зацепок никаких. На войне, как на войне…

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22 
Рейтинг@Mail.ru