Неправильный брат

Саманта Аллен
Неправильный брат

Глава 1

Кассандра

– Не робей, детка! – мама ласково потрепала меня по плечу. – Все сложится, как нельзя лучше, вот увидишь!

Моя мама – неисправимая оптимистка. Она всегда надеется на лучшее, даже в плохие времена. Особенно в плохие и трудные времена, как сейчас.

В окно нашего старого трейлера врывался ветерок, еще теплый, августовский. Ветер трепал мамины волосы, рассыпанные по плечам. Мама вполголоса подпевала Майли Сайрус и дымила сигареткой, предложив мне покурить со словами:

– Не хочешь?

– Нет, мама, ты же знаешь, что я не курю!

Да, у меня мировая мама. Она считает, что запрещать бесполезно, поэтому мне разрешено курить, употреблять легкое спиртное и ночевать у парней. Мои подружки постоянно завидовали мне. «У тебя самая классная мама!» – вздыхали они.

Но честно говоря, я была бы совсем не против, чтобы мама была чуть строже, а наша жизнь – немного устроеннее. Еще я бы отдала все на свете, чтобы мама дотянула до операции. У нее больное сердце. Наверное, поэтому она старалась не расстраиваться по пустякам и уж тем более, по серьезным причинам. Иначе она бы не дожила до даже до нынешнего времени.

– Не беспокойся, Кассандра, все образуется! – в очередной раз подбодрила меня мама, постукивая пальцами по рулю.

Я не стала разубеждать ее и натянула свитер, откидываясь на кресло. Думаю, что на ночь мы остановимся у какой-нибудь автозаправки, а с рассветом опять двинемся в путь. Все наше имущество ехало вместе с нами. Трейлер старый и пыльный.

Про себя я активно молилась о том, чтобы они смогли дотянуть до города: мама и трейлер.

Мама у меня самая классная. Пусть она выглядела не по годам взросло, но жизнь у нее была не сахар. Она забеременела в двадцать восемь и решила оставить меня вопреки всем сложностям.

Я очень люблю свою маму, но некоторые ее идеи я не поддерживала и была категорически против. Совсем недавно моей маме взбрело в голову, что мы обязаны навестить моего биологического отца, Мартина Пирсмана. Он известный и очень успешный бизнесмен, планирующий податься в политику. Денег у него, по словам мамы, до сих пор водилось немерено! Но все эти деньги предназначены не для нас.

Мама познакомилась с Мартином Пирсманом, когда он был и в половину не так богат и знаменит. Мама работала официанткой в ночном ресторанчике, он был клиентом… Между ними завязалась интрижка, продолжавшаяся, пока Мартин находился в нашем городе. Разумеется, потом он уехал. У Мартина была своя жизнь и карьера. Никто не ждал, что плодом кратковременной связи станет малышка, то есть я.

Мама посмеивалась, говоря мне:

– Противозачаточные, милая, и спиртное – не есть хорошо!

Потом она смотрела на меня, целуя в щеку, и громко смеялась:

– Нет-нет, беру свои слова обратно! Ты – лучшее, что у меня есть!

Когда мама узнала, что забеременела, она сразу же позвонила Мартину. Но ей не повезло. Она наткнулась на его жену. Оказывается, Мартин Пирсман был женат! Скандал, по словам мамы, вышел отменный. Жена у моего отца была та еще стерва.

Хотя, кому бы понравился звонок от любовницы с новостью об интрижке мужа и малыше, нагулянном им на стороне?! Мартин Пирсман настаивал на аборте. Мама никогда не могла похвастаться отменным здоровьем. В поликлинике ей сказали, что если она сделает аборт, потом никто не даст гарантию, что ей удастся забеременеть и выносить здорового малыша еще раз. Мама решила оставить ребенка, несмотря на то, что Мартин Пирсман наотрез отказался участвовать в нашей жизни.

Из-за слабого сердца мама родила меня не сама, ей сделали кесарево сечение. Мама не стеснялась своего шрама и всегда носила мини-бикини на пляже или в бассейне.

– Это самый красивый из моих шрамов, милая! – улыбалась она.

– А у тебя их много, ма? – недоуменно спрашивала я.

– Не все шрамы видно. Один из них вот здесь! – после этих слов мама прикладывала ладонь к груди и говорила. – Один из шрамов, глубоко-глубоко в сердце. Породистые, роскошные мужчины – самые жестокие, милая. Но от них получаются самые красивые детки с колдовскими глазами!..

Она имела в виду меня. Глаза мне достались от отца, они постоянно меняли свой цвет. То казались темно-серыми, то играли зеленью, то вдруг становились ярко-голубыми. В остальном я была похожа на свою маму: миниатюрная, темноволосая, с фигуркой в форме песочных часов.

* * *

Дни в дороге пролетели незаметно. Я пыталась отговорить маму от дурацкой затеи поговорить с Мартином Пирсманом. Не было ничего такого, что мама не могла бы сказать ему по телефону. Но мама была непреклонна. Если она вбила себе что-то в голову, то старалась выполнить задуманное, не оглядываясь на препятствия.

Разговор снова зашел о Мартине.

– Он твой отец, милая. Пусть этот засранец не принимал участие в твоей жизни до девятнадцати лет, но, может быть, сейчас у него проснется совесть? – улыбнулась мама.

Я скептически хмыкнула, отворачиваясь к окну. Я недовольна тем, что мама решила сорваться с места. Там у меня была работа, не самая престижная, честно говоря, но я начала откладывать деньги на учебу.

Но сейчас… Черт! Земля ушла из-под ног, а моя ветреная мама сорвалась с места. Бросить я ее не могла, беспокоясь за больное сердце. Поэтому я ехала рядом с мамой, тоскуя по прошлой жизни, не самой устроенной, но такой привычной.

Впереди маячили огни Нью-Йорка. Они жутко пугали меня.

Мне казалось, что огромный город просто раздавит букашку вроде меня и не заметит этого.

Я не верила в то, что Мартин Пирсман будет рад маме. Мне казалось, что он просто выставит ее за дверь. Чтобы не скучать в дороге, я переписывалась со школьной приятельницей, Сьюзен Адамс. Сьюзен закончила школу и поступила в колледж, на экономический факультет. Она жутко обрадовалась, узнав, что и я направляюсь в Нью-Йорк, поэтому приглашала меня к себе в гости.

Я: «Сью, мы уже почти-почти на месте! Мне жуть как страшно!»

Сью ответила тотчас же.

Сью: «Ты жуткая трусиха! Хорошо, если вы успеете приехать до завтрашнего вечера! Я бы взяла тебя с собой на тусовку и познакомила с друзьями… Тебе сразу стало бы веселее!»

– Ма, Сью приглашает меня на вечеринку.

– Когда, милая?

– Завтра. Можно?

– Разумеется. Тебе необходимы друзья, не постоянно же общаться с чокнутой мамочкой вроде меня, да? – рассмеялась мама.

Этим же днем мы добрались до города. Наш трейлер разместился возле нескольких десятков таких же машин любителей кочевой жизни. Мама быстро завязала знакомство с кем-то из местных и даже договорилась, чтобы нас завтра отвезли в центр города. В офис Мартина Пирсмана.

Вечером мама достала одно из своих лучших платьев, тщательно выгладив его. Мне она велела тоже одеть платье вместо джинсов и свитшота.

– Дурацкая затея! – буркнула я.

Следующим утром мы стояли перед огромным зданием из сверкающего стекла. Швейцар на входе внушал мне опасения. Но мама уверенно повела меня за собой. Мы поднялись на двадцать первый этаж.

Мартин Пирсман занимался риэлтерским бизнесом. Его бизнес активно расширялся и шел в гору. Рекламные билборды убеждали, что Пирсману можно доверить самое ценное. Мама хмыкнула, но уверенно вошла в приемную. Нас остановила секретарша.

– Миссис, вам назначено? – холодным голосом осведомилась она.

– Нет. Но поверьте, мистеру Пирсману лучше принять меня, – уверенно улыбнулась мама.

– Мистера Пирсмана нет в офисе…

Мама не послушала секретаршу, прошла быстрым шагом к двери кабинета и распахнула ее уверенным толчком.

– Миссис, что вы себе позволяете? – возмутилась секретарша. – Я вызову охрану!

– Мам, мам! Мама, она не шутит! – забеспокоилась я, увидев, что секретарша на самом деле звонит кому-то.

– Добрый день! – звонким голосом произнесла мама, чеканя гордый шаг по дорогой напольной плитке.

Она уже вошла в кабинет и направлялась прямиком к столу. Мужчина сидел в кресле, спиной к двери. Мама решила, что это и был Мартин Пирсман.

– Не очень-то вежливо разговаривать по телефону и в то же время игнорировать мои звонки!

Кресло быстро повернулось. Я выглянула из-за локтя мамы.

Глава 2

Кассандра

Я знала, как выглядел мой отец и с уверенностью могла сказать, что мужчина в кресле не был Мартином Пирсманом. Брюнету на вид ему было около сорока лет или чуть больше. Широкое, скуластое лицо было открытым и располагало к себе. Таких мужчин обычно снимают в рекламе, потому что их лица вызывают доверие.

– Извини, Салли. Кажется, у меня появились важные визитеры. Я перезвоню… – попрощался мужчина и отложил телефон.

Он поднялся во весь свой внушительный рост и вышел из-за стола.

– Мистер Нейтан! Я пыталась их остановить! – пролепетала секретарша, влетевшая вслед за нами. – Но они просто ворвались сюда! Я уже вызвала охрану!

– Простите, мистер… – начала мама.

– Александр Нейтан, партнер Мартина Пирсмана, – представился мужчина. – Можете называть меня просто Александром…

– Простите, Александр. Я надеялась застать Мартина Пирсмана на рабочем месте!

Александр развел руками:

– Увы, но его здесь нет. Может быть, я смогу вам чем-нибудь помочь?

Александр перевел взгляд за наши с мамой спины. Я поняла, что охрана уже среагировала почти мгновенно и поднялась в офис. Александр мягко улыбнулся секретарше:

– Спасибо за беспокойство, Кларисса. Но охрана здесь явно лишняя. Я сам разберусь с гостями. Отпусти охрану и принеси нам всем по чашечке кофе.

Мужчина мягким жестом прикоснулся к локтю мамы, указывая ей на кресло.

– Мне кофе со сливками и двумя ложечками сахара, – не растерялась мама и смущенно засмеялась. – Простите, я не представилась. Меня зовут Меган Уилсон.

– Очень приятно, Меган.

 

Александр обратил взгляд своих карих глаз на меня. Он бегло пробежался взглядом по моей фигуре.

– А вас, мисс, зовут…

– Кэсси, – пробормотала я.

– Это Кассандра, моя дочь, – улыбнулась мама.

О да, мамочка явно гордилась тем, что назвала меня таким вычурным именем!

– Очень приятно, Кассандра. Не желаешь выпить кофе? Ничего, что я на «ты»?

Обаянию Александра Нейтана было сложно противостоять. Я и сама не заметила, как улыбнулась ему в ответ и расслабилась.

– Спасибо. Но я не пью кофе. Я вы выпила немного воды.

Александр занял место во главе стола и позвонил по коммуникатору секретарше:

– Кларисса, будь добра, принеси еще стакан минеральной воды.

Секретарша появилась меньше чем через минуту. Она была явно недовольна, но пыталась улыбаться вежливо. Мама отпила кофе и только после этого обратилась к мужчине.

– Еще раз прошу простить меня за вторжение. Я искала Мартина.

– Мартин сейчас в отъезде. Я заменяю его. Вы можете смело обратиться ко мне.

Мама улыбнулась, покачав головой.

– Боюсь, вы мне не поможете. Мне нужен Мартин.

Александр перевел взгляд с мамы на меня и обратно.

– Ваш вопрос касается… семейных отношений? Прошу прощения, если задел вас. Вы можете сказать, что я лезу не в свое дело.

– Да, мой вопрос касается семьи, – уверенно сказала мама. – Именно поэтому мне нужен Мартин, и никто другой. Увы.

– Кажется, я понимаю, в чем дело. Кассандра – дочь Мартина?

Я удивилась проницательности Александра.

– Такие глаза редко встретишь, – усмехнулся мужчина. – Я так понимаю, что вам нужна помощь…

– Да, вы все верно поняли. Большего я вам сказать не могу, потому что это касается только меня, Мартина и нашей общей дочери.

Александр откинулся в кресле.

– Я не только партнер Мартина, но еще и его друг.

– Именно поэтому вы мне ничего не скажете, да?

– Нет, напротив, – усмехнулся Александр. – Я не знал, что у Мартина, кроме старшего сына, есть еще и такая чудесная младшая дочь.

– Не думаю, что Мартин любил говорить об этом. Как-никак, это пятно на его безупречной репутации, – усмехнулась мама.

– Я знаю Мартина очень давно. Не думаю, что он игнорировал бы вас…

– О, тогда вы его плохо знаете! – возразила мама.

Александр покачал головой:

– Кажется, что здесь закралась какая-то ошибка… Недоразумение. В любом случае, вам стоит обсудить это с Мартином.

– Именно для этого я и приехала сюда.

Мужчина призадумался.

– Скажу честно, вы мне понравились. Я очень хотел бы помочь вам и Мартину разобраться во всем… Но Мартин приезжает только завтра. Он устраивает торжественный прием. Разумеется, часть праздника будет проходить в закрытом режиме, в ресторане. Но основная часть – открытый прием. Я мог бы подсказать вам адрес…

– Спасибо! – обрадовалась мама.

– Но с одним условием, – добавил Александр. – Вы не будете устраивать скандала. Поверьте, публичному человеку они ни к чему. Я мог бы дать вам домашний адрес Мартина, но не думаю, что вам обрадуется его законная супруга.

– Обойдемся приглашением на торжество. Мне всего лишь нужно сказать Мартину парочку слов. С глазу на глаз…

– Решено! – улыбнулся Александр и написал на бумаге адрес и время мероприятия.

Мы провели в офисе моего отца еще немного времени, а потом ушли. Александр на прощание поцеловал нам руки. Мое сердце забилось чуть сильнее, я чувствовала себя неловко от того, что такой взрослый мужчина проявил столько терпения и внимание незваным и наглым визитерам вроде мамы и меня.

– Ма, а ты не подумала, с чего бы вдруг другу Мартина быть таким дружелюбным? – все-таки спросила я у мамы.

– Детка, ты такая недоверчивая! Кому из нас скоро стукнет пятьдесят? Мне или тебе? Нужно быть добрее к миру, тогда он ответит тебе тем же! – беспечно ответила мама.

Я почему-то не разделяла ее радужного настроения. Я думала, что во всем это есть какой-то подвох.

Мое чутье меня не обмануло.

* * *

Я провела день в смятении. Мама не разделяла моих опасений, у нее было приподнятое настроение. Еще она достала свое любимое красное платье, в котором ее фигура выглядела потрясающе. Я тоже надела платье, мама помогла мне соорудить прическу на моих волосах.

– Ма, а с чего ты решила, что Мартин выслушает тебя и не пошлет куда подальше?

Мама пристально посмотрела на меня, поправила локоны и сказала:

– Милая, я не хотела навязываться твоему отцу. У меня есть гордость! За все эти девятнадцать лет я просила о помощи всего единожды. Этот был единственный раз, когда у нас выгорела квартира, и мы оказались на улице. И знаешь, что ответил этот человек, считающийся твоим биологическим отцом? Он даже не выслушал меня. Я едва успела сказать, что у меня сгорела квартира, а он сбросил звонок. Пирсман послал меня по смс. Девятнадцать лет, милая! Всего одна просьба. Сейчас я чувствую, что скоро не смогу заботиться о тебе…

– Мамочка, не говори так! – испугалась я, обняв ее.

– Это всего лишь меры предосторожности. Я хочу напомнить Пирсману о том, что ответственность за детей несут двое. С его нынешними связями, финансами и положением ему не составит большого труда заплатить за твое обучение или пристроить тебя на работу. Только и всего. Всего лишь разговор, Кассандра.

Я не очень поверила маме на слово и не понимала, почему она вдруг именно сейчас решила пинком раскрыть все закрытые двери!

– Мы уладим этот вопрос мирным путем, – приободрила меня мама, добавив вполголоса. – Или пресса будет мусолить целый год подноготную Пирсмана и неприглядную сторону его биографии.

Я мысленно застонала, не разделяя маминого энтузиазма. Мысль, что нашу жизнь будут мусолить в прессе, была глубоко неприятна мне! Я думала, что если Мартин Пирсман не захотел принимать участие в моей жизни, то сейчас уже точно слишком поздно. Лучше бы, как раньше, жили потихоньку, своими силами, не надеясь ни на кого.

Но мама твердо решила отвоевать для меня кусочек счастья. Даже не для себя. Для меня.

Поэтому мы вместе отправились на торжественный прием.

От обилия вспышек фотокамер рябило в глазах. С одного взгляда было ясно, что собравшиеся были причастны к высшим кругам. От элегантных нарядов и обилия драгоценностей на дамах я еще больше чувствовала разницу между нами и всеми этими людьми.

Самого Пирсмана еще не было видно. Но зато нас с мамой заметил кое-кто другой. Возле нас остановилась ухоженная блондинка, возраста примерно, как моя мама.

– Как тебе хватило наглости приехать сюда? – тихим голосом поинтересовалась женщина.

Мама улыбнулась:

– Добрый день, Анна Джейн.

– Анна Пирсман, – холодно улыбнулась блондинка.

– Я хочу увидеть Мартина.

– Тебе лучше убраться, пока я не вызвала охрану.

– Тебе лучше не пытаться выкинуть меня отсюда, или я закачу грандиозный скандал, запятнав репутацию Мартина, – не сдавалась моя мама.

Я покраснела до кончиков волос.

– Как тебе хватает наглости приехать сюда после… после всего? Неужели Мартин мало платил тебе? – возмутилась Анна, жена Мартина.

– Платил? Мне? – хохотнула мама. – Это он тебе так сказал, да? Тогда у меня есть новость для тебя, Анна! И не самая приятная. Мартин не платил мне ни копейки. И я понятия не имею, на что он спускал деньги все эти годы. Вполне возможно, на еще одну любовницу или на нескольких… Приглядывай получше за своим похотливым муженьком, Анна!

Мама двинулась в сторону. Анна вцепилась пальцами за локоть моей мамы.

– Не смей, дрянь! Ты едва не разрушила мою семью много лет назад! Я не позволю тебе совать свой нос в нашу жизнь сейчас!

Мама стряхнула руку Анны, словно та была мерзким насекомым. Мама взяла с подноса проходящего официанта бокал с шампанским и пошла в сторону. Но потом, словно передумав, мама развернулась, пролив шампанское на белоснежное платье Анны.

– Прости. Я такая неуклюжая…

Анна выглядела, словно разъяренная фурия. Я чувствовала, что на нас уже начинают обращать внимание посторонние.

– Ма, пойдем отсюда? – попросила я и потянула маму в сторону.

– Самое разумное, что вам стоит сделать – это убраться прочь! – прошипела нам вслед жена Мартина.

Мама, как ни в чем не бывало, улыбалась.

– Ма, тебе нельзя пить спиртное! – забеспокоилась я. – Что ты собираешься делать?

– Похоже, что Мартин очень занят. Он придет в самый последний момент, перед торжественной речью на прессу… – просто ответила мама, протискиваясь среди ряда стульев.

– Ма! Только не говори, что ты собираешься делать это на публику? – прошептала я трагическим шепотом.

– Судя по всему, – мама показала бокалом на стенд, посвященный моему отцу, Мартину Пирсману, – Мартин тратит немало денег на благотворительность. В то время как его дочь не может заплатить за учебу и вынуждена работать с пятнадцати лет, горбатясь на пару со мной.

– Мама, пожалуйста-пожалуйста-пожалуйста… – зашептала я. – Давай мы не будем позориться?

Мама молча посмотрела в сторону. Я проследила за ее взглядом и увидела своего отца.

Впервые в жизни я видела его вживую, а не с экрана телефона. Он был рослым и широкоплечим. Темно-русые волосы были уложены в модную прическу. Светло-серый костюм и белоснежная рубашка превосходно сидели, подчеркивая фигуру. Мартин Пирсман был привлекательным мужчиной. Он расточал ауру властности и притягательности. Его сердечно приветствовали близкие друзья, партнеры по бизнесу и прочие видные лица. Он занял место у небольшой трибуны, подняв руки вверх, чтобы успокоить толпу.

Вспышки фотокамер направились в его сторону. Я внезапно почувствовала, как у меня засосало под ложечкой.

Я увидела, как мама расправила складки на платье и несколько раз хрустнула костяшками пальцев. По этому жесту я поняла, что мама не намерена разговаривать мирным путем. Она планировала встать и во всеуслышание, перед несколькими десятками камер, заявить, что Пирсман отказывается помогать своему ребенку.

– Ма, я хочу в туалет, – прошептала я, вставая. – Похоже, сейчас Пирсман будет долго болтать…

– Я с тобой, – встрепенулась мама.

– Не стоит. Я скоро вернусь, – успокоила я маму и потихоньку вышла из банкетного зала.

Оказавшись в холле, я перевела дух и поспешила на выход.

– Кассандра! Кассандра! – послышался позади меня голос мамы.

Я взвизгнула и поторопилась к проезжей части дороги.

Говорят, в Нью-Йорке такси больше, чем душ населения. Наверное, мне просто невероятно повезло, потому что как раз напротив ресторана остановилось одно такси. Из него вылезла пожилая пара, а я шмыгнула на заднее сиденье.

– Гони! – хлопнула я ладонью по спинке сиденья водителя.

Мама не успела за мной. В окно автомобиля я видела, как она растерянно смотрит мне вслед. Мне стало жутко совестно.

– Куда, мисс?

Я откинулась на заднее сиденье.

– Куда, мисс? – нетерпеливо переспросил водитель.

Я ляпнула первое, что пришло мне в голову: назвала адрес дома, в котором собиралась тусить моя школьная приятельница, Сьюзен.

Через минуту раздался телефонный звонок. Звонила мама. Я не стала отвечать, но написала сообщение.

Я: «Мама, я так не могу. Извини!»

Мама прислала мне ответ.

Мама: «Детка, ради твоего будущего я готова постелить свою гордость в грязь и пройтись по ней. Жаль, что ты этого не ценишь. Люблю тебя. Пусть ты и стыдишься меня!»

Нет, я не стыжусь свою маму. Она была не права! Или права?!

Я не стала ничего отвечать маме на сообщение. Я отвлеклась на город за окном.

– Сью, все в силе? – позвонила я подруге.

– Конечно, в силе! Мы как раз зависаем у друзей моего парня! Приезжай, будет весело! – прокричала в трубку подруга.

Я радостно ответила ей, что скоро буду.

Мне надо встряхнуться. Я хотела повеселиться. Хотела радоваться жизни, а не вязнуть в прошлых дрязгах своих родителей!..

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17 
Рейтинг@Mail.ru