Неправильный брат

Саманта Аллен
Неправильный брат

Глава 6

Роберт

Почувствовал мою ладонь под своей попкой, Кэсси испуганно дернулась в сторону. Но я нажал на ее плечо.

– Сиди, крошка. Просто сиди ровно и смирно…

– Роб… – попросила она.

– Да, ангелочек!

Я едва не простонал вслух. Тепло ее тела на моей ладони потрясающе.

Мои пальцы находились в опасной близости от ее киски. Я немного пошевелил ими, продвинувшись вперед, дотрагиваясь до тонких трусиков.

– Роб, мы же… здесь куча народа… Роб! – прошептала Кэсс.

– Да, – выдохнул ей прямиком в губы. – А теперь чуть приподнимись. Немного… Двух дюймов будет достаточно. Никто ничего не заметит. Только если ты не будешь кричать. Давай!

Я гипнотизировал ее взглядом и нетерпеливо двигал пальцами. Кэсси немного приподнялась. Этого едва заметного движения вполне хватило, чтобы я подцепил трусики и сдвинул их в сторону.

Твою мать…

Ее складочки горячие и нежные, трепетали от моих движений. Я попробовал потрепать их пальцами, раскатывая, приближаясь к сладкой дырочке.

Лицо Кэсси порозовело, она попыталась отпить коктейль, но ее жемчужные зубки громко постукивали о край бокала, выдавая ее возбуждение.

– Нет, Роб. Нет… – попросила она со стоном.

Она говорила мне «нет», но ее киска отвечала «да».

Мокрая, сочная щелочка… Узкая, тесная и горячая.

– Отпусти? – снова шепнула Кэсс.

Я сжал пальцы свободной руки клешней на ее колене, пока пальцы левой руки трудились в узкой дырочке. Стенки ее киски вибрировали и сжимались вокруг моего пальца. Я двигал им туда-сюда, охреневая от ее нежности и горячности. Нырнув в горячую мякоть ее киски, ускорился, желая, чтобы она кончила.

Для меня.

Зрачки Кэсси расширились. Она начала быстро-быстро сжиматься вокруг моего пальца и едва сдерживалась, чтобы не застонать. Я резко приблизился к ее губам.

– Давай, сладкая Кэсс! Ты близка. Ты хочешь… Давай, кончай! – шепнул я бессвязно и глубоко толкнулся языком в ее ротик.

Одновременно с этим я засадил свой палец как можно глубже и мысленно поблагодарил громко орущую музыку, потому что Кэсси кончила и простонала.

Я заглушил ее стоны своим языком, но она все равно громкая, черт бы меня побрал!

Если бы не музыка, все бы уже поняли, что она кончала! Ее влага залила мою ладонь.

– Тебе было хорошо? – спросил через секунду, не спеша убирать ладонь. Она вся мокрая и скользкая от ее соков.

Кажется, если малышка встанет, на диване останется мокрое пятно. Свидетельство моей победы и поражения. Меня адски разрывало на части от возбуждения. Если бы не вся эта толпа, я бы ее уже насадил на свой член, вколачивался бы до самых яиц.

– Да.

Кэсси смущенно ответила, пряча лицо у меня на груди. Я приподнял ее лицо за подбородок.

– Детка…

Я притянул ее ладошку на свою ширинке. Она испуганно отдернула руку, словно обожглась кипятком.

– Я тебя хочу, Кэсси. Еще никого в жизни мне не хотелось так, как тебя.

Я смотрел на ее пухлый рот и невозможно красивые глаза. Она смотрела на меня в ответ и казалось, будто мы были наедине, даже музыка отошла на второй план.

– Моя ведьмочка… Ты меня околдовала. Приворожила. Я хочу подвигаться в твоей сладкой девочке!

Снова поцеловал Кэсс и слизнул языком с ее губ вздохи, легкие слова протеста. Я глубоко и порочно двигал языком у нее в ротике, сам не замечая, как уже почти разложил красотку на диване.

Я успокоился только когда услышал ее согласие и резко поднялся в тот же миг, утянув Кэсс за собой. Я чувствовал, что нас провожали не одним десятков взглядов.

Как минимум, Лана и ее подруга смотрели прямиком на меня. Наверняка они видели, как я целовался взасос с Кассандрой. Аарон присвистнул мне вслед:

– Правильно, бро! Трахаться нужно в укромном местечке!

– Пошел на хрен! – ответил я ему одними губами и махнул средним пальцем.

Готов поспорить, что он меня понял, потому что приятель отвернулся, с сожалением скользнув взглядом по моей малышке.

Я вырвался из шумного коттеджа и подхватил Кэсси на руки.

– Я не хочу брать тебя здесь. Переместимся в другое место?

– Да-да-да… – пьяно шепнула она, тыкаясь своими губами в мои.

Она раскрыла свой ротик и дотронулась до моего языка своим, пробуя на вкус. Немного скромно, робея, но она все же вторглась в мой рот и несмело, но сексуально начала посасывать мой язык. Я громко простонал, непроизвольно дернув бедрами.

– Черт… Ты слишком горячая.

Вихрем пронесся до внедорожника, торопливо открыл дверь. Я толкнул ее спиной на заднее сиденье и развел стройные ноги в стороны, дурея от влажного пятна желания на ее трусиках.

– Боюсь, что я не дотерплю, малышка…

Она почему-то испуганно обвела мое раскачанное тело взглядом:

– Я боюсь. Я не хотела бы первый раз… так.

– Что?

Кажется, я выпал в осадок.

Я выпрямился и запустил пальцы обеих рук в густую шевелюру, пытаясь вспомнить, когда в последний раз я брал девственницу. Мне двадцать четыре, и перед моим взором пронеслись десятки девиц, но все уже с разработанным тоннелем между ножек.

Кассандра расценила мое замешательство иначе. Она резко села и свела ноги вместе, стыдливо натягивая на колени подол платья.

– Извини. Мне лучше уйти. Я не такая! Это не по мне. Извини, что я попала на эту дурацкую вечеринку…

Кассандра выхватила телефон из крошечной сумочки, трясущимися пальцами набирая в строке поиска «такси».

– Эй! – сказал я, выхватив телефон и стерев дурацкий запрос, закрыл приложение.

На главном экране я увидел кучу пропущенных звонков от контакта «мама».

– Тебе звонила твоя мама. Именно поэтому ты трясешься и не хочешь продолжения?

Кассандра серьезно свела бровки у переносицы.

– Нет. Моя мама – самая мировая. Она думает, что у меня давно есть отношения с парнями и не против этого.

– Тогда почему куча пропущенных звонков?

Я вообще не понимал, зачем мне выяснять это, вместо того, чтобы действовать. Засадить бы член и избавиться от напряжения. Я же знал, что телки с такой мокрой киской ломаются только для приличия. Но когда я смотрел на Кассандру, мне хотелось ее защитить. Мне внезапно захотелось, чтобы первый раз стал особенным и запомнился ей навсегда.

– Я просто немного повздорила с мамой и убежала с чужой вечеринки. Это просто семейные разборки, в которых я не хочу участвовать.

Кэсси протянула руку ладошкой вверх:

– Отдай мой телефон?

Я отрицательно качнул головой:

– Нет, крошка. Я не оставлю тебя неудовлетворенной. Я покажу тебе, что значит быть взрослой по-настоящему. Эта ночь будет моей, ясно?

– Но…

Я заткнул ей рот властным поцелуем и вклинил ладонь между ножек. Мгновенно начал вбиваться в ее горячую киску двумя пальцами, трахая ее.

Кассандра сразу начала трястись и постанывать, вызывая у меня сильное желание, до онемевших яиц.

– Твою мать, Кэс! Нельзя быть такой горячей.

Я с трудом заставил себя оторваться и в течение нескольких секунд пытался решить, куда поехать.

Домой? К предкам?

Задержать ангелочка на всю ночь, а утром представить ее родителям?

Черт… Я не хотел втягивать Кассандру в свои разборки и решил рассказать предкам о сорвавшейся помолвке позднее.

Нет, я мог бы забуриться на хату к одному из приятелей, мог бы завалиться еще много куда… Но вместо этого я пересадил малышку на переднее сиденье со словами:

– Как насчет того, чтобы побывать в моей берлоге?

Глава 7

Кассандра

Я закусила губу и пыталась восстановить дыхание. Этот парень определенно сводил меня с ума. Он был не похож ни на одного из тех, с кем я имела дело раньше. Роберт старше, опытнее. Он безумно властный и порочный, притягательный и опасный.

Не знаю почему, но когда он оказывался рядом, мне казалось, что я держу ладонь над огоньком свечи.

Уже обжигает, но еще не больно… Больно будет позднее.

Я хорошо понимала, что при любых других обстоятельствах мне ни за что не светило встретить такого, как он. Он взрослый и состоятельный. Это сразу понятно по его одежде. Роб предпочитал молодежный и небрежный стиль в одежде. Но все вещи брендовые и очень дорогие, как и аромат его парфюма, как огромный, вместительный внедорожник премиум класса. Скорее всего, Робу просто наскучили золотые девочки из его круга, и он решил немного развлечься со мной. Я искоса поглядывала на Роберта. Брутальный, высокий, накачанный. Из-за воротника футболки выглядывали черные завихрения татуировки.

– О чем задумалась, ангелочек?

Его хриплый голос мгновенно выбил из меня дрожь и табун мурашек предвкушения.

– Хочу посмотреть на твою татуировку, – ответила, не думая.

Его карие глаза потемнели, начав гореть похотью.

– Посмотришь. У меня их несколько…

Роберт отвлекал меня беседой, делясь сведениями о себе. Наша беседа была легкая и обыкновенная, как у двух, едва знакомых людей. Но с приличных мыслей меня сбивала его горячая, мозолистая ладонь, лежащая на колене. И его пальцы. Длинные, узловатые пальцы, с круглыми, крупными ногтями. Безумно сильные и умелые, властные.

Своими пальцами Роб то и дело двигал чуть выше, чем подол моего платья. Он передвигал пальцами выше и дальше, вынуждая меня развести ноги в стороны.

Роб погладил нежную кожу с внутренней стороны бедра. Я начала часто и шумно дышать, предвкушая продолжение. Но Роб не притронулся к моей горящей промежность.

– Сиди так! – строго приказал он. – Не своди ноги. Думай обо мне. Держи ножки широко разведенными и просто представляй мою руку у себя в трусиках.

О боже…

От одного звука его голоса мой клитор словно начал жить сам по себе. Он начал дрожать и пульсировать.

Роб не притрагивался ко мне. Мои были ножки широко разведены, я послушно представляла его загорелую руку у себя в трусиках и заводилась нереально сильно.

 

Я едва не ерзала, вымаливая ласку. Но Роб сдерживался. Посмотрев, как я изнывала от желания, он шумно сглотнул и крепче сжал руль, пальцами. Автомобиль резко ускорился. У меня захватило дух от огней порочного Нью-Йорка и от симпатичного парня, сидящего рядом.

Я понимала, что именно сейчас, рядом с ним я резко ощутила свою женственность, повзрослев прямо сейчас, пока мои трусики намокли от одних только мыслей.

– Приехали!

Роб выбросил ладонь вперед, показывая направление:

– Там моя автомастерская. На втором этаже есть небольшой офис… – вздохнув, Роб поморщился. – Да, приходится зарывать нос и в бухгалтерские бумаги, отчеты и налоговые декларации. Я хочу показать тебе не это. Есть маленькая комната отдыха, я бываю нечасто. В ней собраны все мои самые дорогие вещи. Мне там нравится бывать. В особенные дни.

Я разомлела от его слов и покорно позволила себя увести. Роб сильно возбудился и не желал медлить. Он подхватил меня на руки и пронесся вихрем сразу же на второй этаж.

Темный коридор, поворот, щелчок выключателя…

Комната не очень большая. Типичная мужская берлога, обустроенная, как новомодный лофт со стенами из кирпичной кладки.

В одном углу висела большая груша и боксерские перчатки, к стене приставлена гитара. Небольшой стол завален бумагами и эскизами, набросками. В другом углу стояла кровать. При взгляде на идеально заправленное покрывало мне захотелось только одного – смять его.

– Здесь мило… – шепотом произнесла я.

– Сюда еще не ступала нога ни одной женщины, – сощурился Роб, наступая на меня.

Он неотвратим, как цунами.

Я шагала назад, пока не оказалась у самой кровати. Роб легким толчком заставил меня присесть и начал возиться с ремешками моих босоножек. Я не удержалась от искушения и прикоснулась к его волосам: густые, мягкие. Волосы у Роба русые, а в свете софитов они отливали золотом.

Роб ухмыльнулся, запустив руки мне под платье, и стянул трусики. В считанные мгновения он избавил меня от платья. Он довольно рыкнул, глядя, как мои сосочки натянули ткань мягкого тканевого бюстгальтера.

От лифчика избавилась я сама, набравшись смелости. Он обхватил мои грудки ладонями и нещадно смял их. Загорелая кожа Роба сильно контрастировала с моей бледной кожей.

– Идеальные сиськи, твою мать…

Я простонала от того, как он сильно, но ласково мял грудь и тискал ее, но все же ответила:

– Ты врешь. У меня маленькая грудь. Всем парням нравится большая грудь.

– У тебя идеальная грудь, малышка. Я могу обхватить ее ладонью так, чтобы сделать ее своей…

Роб наклонился и втянул напряженные сосочки в рот по очереди. Он начал сосать их и лизать языком. Я едва сдерживалась, чтобы не кричать. Он отстранился с недовольным видом.

– Детка, я забрал тебя с вечеринки не для того, чтобы ты зажималась. Здесь нас никто не услышит. А я хочу услышать музыку твоих стонов и крики «Еще!»

– Ты настоящий дьявол, – простонала я, глядя, как он смочил слюной большие пальцы и невесомо начал кружить ими им по соску.

Так осторожно и нежно, но возбуждающе, что я всхлипнула.

– Роб… – попросила я. – Сделай так еще раз!

– Как?

– Ртом и языком…

– Конкретнее, ангелочек…

– Пососи их, – произнесла я, зажмуриваясь. – Пососи и полижи мои сосочки…

– А теперь тоже самое, только глядя мне в глаза… – приказал он. – И опусти ручку между своих ножек.

Глава 8

Кассандра

Роб притянул меня на самый край кровати и помог сесть поудобнее, чтобы выполнить просьбу. Его пальцы помогали моим пальцам приласкать киску. Я никогда не делала этого при посторонних. Я торопливо ласкала себя перед сном в кровати, но всегда наедине!

– Давай, малышка! Гладь свою девочку. Узнавай ее, не стесняйся своих тайных желаний, – порочно шепнул Роб.

Мои пальцы замерли у самой дырочки.

– Сделай это.

Я ввела пальцы в свою киску и начала двигать ими под хлюпающие звуки и громкие протяжные стоны. Роб выпрямился и начал раздеваться. Футболка медленно поползла наверх, обнажая косые мышцы живота и потрясающе рельефные кубики пресса.

Мощная, раскачанная грудь и крепкая шея.

Боже…

– Быстрее! – выкрикнула я, желая увидеть этого порочного бога секса обнаженным.

Роб нарочно медленно провел пальцами по резинке джинсов. Прожужжал молния. Я была уже почти на пике. Я заставила себя замедлиться, тяжело и рвано дыша.

Роб снял джинсы и погладил свой огромный стояк ладонью через ткань белых боксеров.

– Еще… – попросила я и неосознанно потянулась к нему.

– Мой голодный и жутко развратный ангелочек! – хрипло выдохнул он, подойдя ко мне.

Я сидела на кровати с широко разведенными ножками. Пальцы лежали на моей киске, чуть подрагивая. Промежность жутко ныла, я хотела этого парня и жадно сглотнула слюну. Роб выматерился и оттянул вниз боксеры, обнажив член. Толстый длинный ствол подскочил едва ли не до пупка. Мне в голову ударил животный, мускусный мужской аромат.

Я увидела татуировку внизу живота, но взгляд по волшебству сам опустился ниже… Я такая порочная! Потому что жадно смотрела на его член, разглядывая не стесняясь. Мне нравились толстые синеватые вены на его стволе. Большая крупная головка выделила смазку. Роб лениво поглаживал пальцами одной руки свой член, обнажая головку.

Пальцы второй руки легли мне на затылок. Роб ненавязчиво подтолкнул меня к тому, чтобы…

– Возьми его в ротик и пососи… – прозвучал его приказ.

Я выдохнула протяжное «о-о-о-о…», когда горячая головка ткнулась мне в губы. Роб обвел своей толстой головкой контур моих губ и нажал. Я автоматически облизнул губы под его одобрительный стон и поцеловала кончик головки, дразня языком крошечное отверстие. Не знаю, откуда я знала, что делать, но просто смочила головку слюной, чувствуя терпкий вкус на своем языке. Никогда бы не подумала, что буду готова отсосать едва знакомому парню.

Но он попросил, и я готова сделать это, наслаждаясь. Его большой и толстый член, наверное, не поместится целиком. Но я старательно облизывала его языком и поглощала дюйм за дюймом. В моем рту он становился еще толще и тверже, чем был.

– Умница… Ты взяла достаточно глубоко. Теперь соси его, как леденец! – срывающимся голосом приказал Роб.

Я начала посасывать его, втягивая щеки, а потом двинула головой вперед и назад. Я осмелилась посмотреть парню в лицо. Он постанывал, глядя, как его член плотно обхватывали мои губы. В глазах Роба горела похоть и вожделение.

– Подразни свою девочку. Давай… В одном темпе. Соси и трахай свою дырочку!

Я послушно выполнила приказ, став ужасно мокрой под своими пальцами. В голове не было ни одной мысли, только какая-то радость и эйфория. Я начала ускоряться, хоть Роб об этом и не просил.

Но мне хотелось большего. Хотелось поглотить его всего и…

Роб шумно перевел дыхание, отстранившись.

– Тише, малышка! Сосешь так интенсивно, что хочется спустить всю сперму в твой ротик. Я обязательно это сделаю. Но сейчас просто хочу растрахать его немного. А потом побывать в твоей девочке и сделать ее своей…

– Роб… – простонала я. – Это… а-а-а-ах…

Я снова потянулась к его члену.

– Чувствовала когда-нибудь себя так, как сейчас? – спросил Роб.

– У меня был парень, – призналась я. – И с ним я…

Роб зарычал и резко оттянул мою голову книзу. Он одним толчком вогнал свой член в мой ротик, упершись концом в небо. Потом он начал двигаться резко.

Мощно. Быстро.

– Не говори мне о других, когда я с тобой. Ясно? Я трахаю тебя! Слышишь? Только я!

Каждое слово он подкреплял жестким толчком до самой глотки. Я уже едва не задыхалась и бессильно царапала его ягодицы, сдирая кожу ногтями.

Член Роба пульсировал в моем ротике. Из глаз начали катиться слезы. Роб отстранился, нежно сняв слезинки со щек.

– Я всего лишь хотела сказать, что никогда еще не заходила так далеко… – хрипло произнесла я. – Ни с кем…

Выражение лица Роба изменилось. Он толкнул меня спиной на кровать и развел ножки в стороны.

– Извини… – шепнул он, целуя меня. – Извини, мне от ревности башню снесло! Что ты со мной сделала, ведьма?

– Ничего…

Я расширенными глазами смотрела, как он своей головкой массировал мой клитор перед тем, как погладить влажные складочки.

– Ничего-о-о-о! А-а-а-ах…

Я выгнулась под его мощным телом дугой, когда большая головка члена начала раздвигать мои складочки.

– Ничего, Ро-о-о-об… Это ты… А-а-ах… Боо-о-оже!

Я стонала и покрикивала от удовольствия. Его член медленно и нежно наполнял мою киску. Он растягивал меня, раскатывал по длине своего мощного ствола.

Я едва дышала. Тело покрывалось потом.

Киска сжималась с сумасшедшей скоростью вокруг его члена.

– Боже… Да-а-а-а… Это ты что-то делаешь со мной, Роб! – хныкнула я.

Горячее мужское дыхание опалило мою шею. Он прижался к коже шеи губами и посасывал ее, совершая ритмичные толчки бедрами.

Роб оторвался только для того, чтобы приказать мне:

– Закинь ножки мне на поясницу, детка!

Я делала это, покрикивая от нетерпения. Я уже чувствовал, как член толкался в последнюю преграду. Больше всего на свете мне хотелось, чтобы ее не стало. Я хотела, чтобы Роб вогнал в меня свой ствол и подвигался умопомрачительно быстро!

– Продолжить? – спросил он, словно издеваясь.

– Боже, да! Да… Да…

Роб замер на мгновение и впился в губы нещадным поцелуем.

Толчок!

Резко и сильно он засадил свой член по самые яйца. Я затряслась от мимолетного обжигающего укола боли.

Но моя киска хотела его! Хотела его толчков и фрикций. Отвязного и бурного секса.

– Твою мать… Ты так сильно сжимаешь меня. Не даешь себе привыкнуть, – рыкнул Роб. – Так что прости, ангелочек, но сейчас я буду жестко и быстро иметь тебя.

Я шумно сглотнула после слов Роба. Он привел свою угрозу в немедленное исполнение. Роб начал двигаться. О-о-о-о… Безумно быстро и так порочно, что я потеряла связь с реальностью.

Это было запредельное удовольствие!

Я даже не подозревала, что может быть так хорошо. Роб вбивался в меня на предельной скорости. Я не могла удержаться и бурно кончила гораздо раньше него.

– Прости! – выкрикнула я.

Роб остановился и громко рассмеялся.

– Черт, ангел, ты сведешь меня с ума! Ты реально извиняешься за свой оргазм?

– Да, – пролепетала я, покраснев. – Я думала, что мы должны сделать это вместе…

– Я обязательно кончу, – порочно ухмыльнулся Роберт. – Но прежде, чем я кончу, ты сделаешь это несколько раз. Ясно? Твои оргазмы – это лучшие комплименты для меня!

Роб нежно провел губами по моей шее и впился в губы резким требовательным поцелуем. Его язык уперся мне в небо, щекоча его. Потом он начал выписывать сладостные пируэты своим языком, пронизывая мой ротик так же глубоко и мощно, как его член мою податливую киску.

Мощное тело Роба вдавливало меня в простынь. Он был груб и дик, почти жесток. Но я уже подстроилась под его страстную, немного животную резкость. Я распахнула ножки как можно шире, чтобы получить еще и еще…

Жарко. Потно. Безумно дико и о-о-о-о… Да!

Я уже не могла стонать, но крича, царапая мощную шею ногтями. Он выколотил из меня громкие похотливые стоны и просьбы «Еще!». Я кончила в очередной раз, заливая влагой наши бедра.

– Да, детка. Вот так. Еще немного!..

Еще?

О господи…

Вылезу ли я из-под него живой?

Роб быстро выходит из моей киски. Я протестующе простонала, но Роб быстро изменил мою позу. Он поставил меня на четвереньки и жестко зафиксировал мои бедра. Он натягивал меня на свой член, как похотливую самку.

Мои глаза закатываются от экстаза. Это не секс. Это чистый наркотик! Эндорфин… Это…

Я кричала и пульсировала вокруг его члена.

– Я скоро кончу… – хрипло выдохнул Роб.

Он двигался так быстро, что я слышала, как его яйца шлепались об мою влажную плоть. Я взорвалась, едва держась на ослабевших коленях. Мое тело билось в судорогах удовольствия.

– Конча-а-а-аю… – сдавленно прохрипел Роб, выходя из меня.

Он громко простонал и через секунду мне на попку выплеснулась горячая струя его спермы.

– Твою мать! Мне так хорошо! Твою мать… – ругнулся Роб, падая на кровать.

Он крепко прижал меня к себе.

– Ты вытрясла из меня все, даже сердце… – загнанно дышал он, улыбаясь счастливо.

У меня просто не было сил ответить ему. Я была безгранично счастлива и совершенно опустошена, но тело сладко ныла и было легким, как воздушная пылинка!

Эта ночь стала настоящим сумасшествием. В комнате Роба не оказалось душа, надо было спускаться, в служебные помещения. Поэтому Роб просто вытер меня влажным полотенцем и снова сделал меня своей.

 

После этого он раскатывал латекс по стояку, чтобы оказаться во мне в самый последний момент. Мы заснули с рассветом, утомленные и счастливые…

Утром я едва смогла разлепить глаза. Мой телефон настойчиво вибрировал, прогнав остатки сна.

Я встала, чувствуя приятную ломоту во всем теле. Звонок телефона был настойчивым. Должно быть, звонила моя мама. Я же не предупредила ее вчера и не спросила, как все прошло. Я забыла обо всем на свете рядом с Робом. Мое сердце сладко щемит при мыслях о нем, но парня в комнате нет.

Я выждал с минуту или около того, но потом просмотрела пропущенные вызовы. Мне звонила не только моя мама, но еще какие-то неизвестные номера. Я перезвонила маме, но у нее был включен автоответчик. Поневоле я начинаю тревожиться. Мама всегда отвечает мне…

Я мгновенно поняла: что-то стряслось. Я кое-как натянула измятое платье и собрала волосы в спутанный хвост, второпях застегнула босоножки.

Телефон опять начал звонить. Входящее сообщение пришло от неизвестного номера.

«Кассандра, прошу перезвони мне. Срочно. Это касается состояния твоей матери. Сейчас она находится в больнице…»

Что?!

Я перечитала написанные строки. Буквы плясали перед глазами. Мамочка моя… У нее больное сердце! Неужели ей стало плохо?

Я торопливо перезвонила по номеру.

В трубке раздался густой, сочный баритон, который я узнала сразу же.

Мартин Пирсман. Мой отец…

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17 
Рейтинг@Mail.ru