Litres Baner
Жена бандита

Саманта Аллен
Жена бандита

Глава 1. Анна

– Выходи, малышка… Тебе же будет хуже.

Сползаю вниз по двери, унимая дыхание, тяжело рвущееся из лёгких – они словно горят. Так быстро я ещё никогда не бегала. Даже когда выигрывала соревнования по лёгкой атлетике. Перед глазами пляшут тёмные и разноцветные пятна.

– Выходи! – голоса преследователей звучат громче и наглее.

Я собираю остатки сил и встаю, пошатываясь. Шарю по карманам пальто. Телефона нет. Наверное, выронила его, когда убегала от банды. Что же делать? Бросаюсь к стационарному телефону. Вызвать полицию? Шанс на то, что мне помогут, совсем крошечный. Ведь я видела среди них Давида, одного из больших полицейских чинуш. Я хватаю трубку и набираю номер участка. Слышится один гудок, но он срывается.

– Алло?! Алло!

В трубке звучит тишина. Запускаю бесполезным телефоном в стену. Ублюдки перерезали кабель. И в следующий миг мой дом накрывает беспросветной темнотой. Теперь в нём нет электричества.

Я в полной темноте и не могу вызвать полицию.

Звон разбитого стекла.

Боги… Головорезы уже залезают в мой дом. Они пришли отобрать у меня самое ценное и дорогое. У них приказ. Они не отступятся, и мне не удастся их разжалобить. На меня нападает ступор.

Ещё один громкий звон. Но с другой стороны. Похоже, они собираются зайти с двух сторон. Нет ни единого шанса. Но я бегу в кухню, чтобы запереться в кладовой. Там очень плотная и толстая дверь. Может быть, хотя бы так удастся спастись?

Успеваю пробежать несколько футов. Меня кто-то хватает и прижимает к твёрдому, мускулистому телу.

Они уже в доме…

От ужаса и паники моё сердце прошивает болью насквозь. Крик обрывается сразу же, как только на рот ложится ладонь, пахнущая хвоей и смолой.

– Тише. Не ори. – Я пытаюсь укусить захватчика. Но кожа ладони под зубами шершавая, сухая и мозолистая. – Не ори, поняла? – слышится хриплый шёпот. – Не ори… – нажимает сильнее и шепчет едва слышно. – Я не с ними. Но мне кое-что нужно от тебя. Сейчас я разожму ладонь, а ты молча, без единого писка, забьёшься в угол и не будешь путаться под ногами. Усекла?

– Да-да… – всхлипываю, как только тиски ладони становятся слабее.

– Я сказал. Без. Единого. Звука!

Он снова хватает меня, но на этот раз уже за локоть, и куда-то тащит. В темноте. Я бы обязательно собрала все углы мебели и косяки, но незнакомец помогает избежать столкновений. Добравшись до гостиной, толкает меня в угол за кресло и, опрокинув стол, передвигает его легко. Я испускаю изумлённый вдох. Это очень массивный и крепкий стол из настоящего дерева, он весит, наверное, целую тонну! Мне не нравилось, где его поставил прежний хозяин, я хотела сдвинуть его, но не смогла сделать это в одиночку.

– Сиди здесь. Тихо. Поняла?

Я киваю. Глаза немного привыкли в темноте. У меня получается разглядеть очертания фигуры незнакомого спасителя. Он высокий и широкоплечий, у него длинноватые волосы. Больше не удаётся увидеть из-за капюшона толстовки, наброшенного на голову. Но зато я вижу, как он движется. Крадучись и танцуя, как затаившийся хищник, бесшумно и изящно, несмотря на массивное и тренированное тело. Я ощутила крепость его стальных мышц, когда он прижал меня к себе. Всего на мгновение. Но чувство было такое, будто он – каменный великан.

Затаив дыхание, я прислушиваюсь. Вижу, как незнакомец замирает возле книжных полок, наугад вытаскивает толстенный том энциклопедии. Раскрывает его. Лёгкий щелчок. Чёрт побери, в книге был припрятан пистолет!

У меня кружится голова и учащается дыхание. Я получила этот дом месяц после завершения всех бюрократических проволочек месяц назад, но заехала в него буквально на днях. Ещё даже не успела разобрать вещи. Коробки свалены в гараже. Я успела лишь прибраться в спальне и немного в кухне. Больше ничего… А теперь я молюсь, чтобы просто дожить до рассвета и сбежать из этого городка, оказавшегося негостеприимным.

Слышатся громкие шаги.

– Вылезай из своего укрытия, дурочка! Мы ещё можем договориться! – уверенным и наглым голосом заявляет головорез из банды.

Но его тон подразумевает лишь то, что мне светят огромные неприятности. Я вжимаюсь в стену, стараясь слиться с ней. Перестаю дышать и пытаюсь закончить молитву, но срываюсь уже на пятом слове.

– Мы знаем, что ты здесь…

Грохот шагов становится всё ближе. Через редкий тюль пробивается свет фонарей с улицы. Из моего укрытия видно лишь часть тела преследователя. Я вижу его массивные, военные полуботинки и джинсы, запачканные грязью у самого низа. Он остановился около меня. Близко. Слишком близко. Я не дышу, но мне кажется, что грохот испуганного сердца выдаст моё присутствие.

– Вылезай, маленькая…

Внезапно кресло отъезжает в сторону. Плохое укрытие выбрал для меня незнакомец. Но я не успеваю завизжать от страха. Раздаётся странный хрип. Тело головореза шмякается на пол. Через мгновение его крупная туша отъезжает в сторону, оставляя на дубовом паркете мокрую, тёмную полосу.

– Один есть. Надо же… Какое совпадение. Он один из тех, кто нужен мне… – хмыкает спаситель и срывается с места тенью, чтобы встретить ещё одного подонка, которого отправили по мою душу.

Их было трое. Один уже мёртв. Осталось двое. Справится ли незнакомец? И что ему нужно?! Вдруг я окажусь в лапах ещё более жестокого и опасного человека? Я не могу этого знать наверняка. Слышу шум борьбы и выстрелы. Со вторым ублюдком не удалось справиться так легко, как с первым. Может быть, мне стоит просто скрыться потихонечку, пока незнакомец дерётся врукопашную?!

Собравшись с духом, я осторожно покидаю своё укрытие и перебежками направляюсь к чёрному выходу. Краем глаза замечаю, как незнакомец лупит Толстого из банды. Отлично, он справится. Но тут же замечаю, как к нему со спины подкрадывается третий, поднимая пистолет с толстой длинной штукой на конце. Кажется, это глушитель.

Я могу сбежать. Но инстинкты действуют быстрее меня. Возможно, во мне взыграла благодарность за спасение собственной жизни. Скорее всего, я просто нарываюсь на большие неприятности. Но выхватываю из ближайшей коробки чугунную сковороду и огреваю мерзавца по голове.

– Сзади! – кричу.

Незнакомец резко пригибается и успевает уйти от пули, выпущенной в его сторону. Он разворачивается и бросается на третьего человека из банды.

– Спрячься! – командует мне.

Я успеваю забежать в кухню. За спиной раздаются приглушённые хлопки. Замираю возле стены. Пальцы сами находят отбойный молоток. Я сжимаю его за рукоять и жду, что будет дальше.

Шаги. Шорох. Клацанье по кнопкам телефона. Скорее всего, мужчина позаимствовал его у одного из мертвецов.

– Передай всем. Хантер вернулся.

Глава 2. Анна

Громкий треск, как будто на телефон надавливают каблуком. Хантер… Хантер, значит – охотник. Навряд ли это его имя. Скорее, прозвище.

– Подай мне фонарь. Внизу. Второй шкаф справа… – раздаётся очень близко от меня. – И брось молоток. Он тебе не поможет.

– Кто вы?

Мой голос дрожит от страха, а зубы выбивают чечётку.

– Я не убью тебя, – равнодушно произносит мужчина, подпирая мощным плечом косяк. – Но тебе не стоит мешать мне, если хочешь остаться живой.

– Хочу. Как вас называть?

– Двигай задом в указанном направлении. Подай мне фонарь. Я починю свет в доме, – усмехается незнакомец.

Следуя его указаниям, я достаю большой автомобильный фонарь и передаю его незнакомцу. Он хватает его уверенно и разворачивается ко мне спиной, не боясь, что я нападу на него. Нападу на него? На этого мускулистого и чрезвычайно опасного громилу?! Смешно!

Он играючи расправился с Толстым, Киром и ещё одним, кличку которого я не знаю. Толстый и Кир считались одними из самых опасных членов банды. Мороз пробегается по коже, проникая в кровь. Значит, Хантер ещё опаснее. Спустя секунду меня накрывает запоздалым пониманием, что Хантер не просто хорошо ориентируется в доме. Он знает, что где лежит! Значит, он не просто бывал здесь! Он здесь жил… или частенько гостил.

Кто же он такой?! Я мечусь по кухне в густых потёмках. Этот дом достался мне случайно. Полгода назад позвонил мужчина, представился юристом и сказал, что я – единственная наследница большого дома. Сначала я не поверила. У меня не было богатых родственников, я жила самый обыкновенной жизнью. Но юрист кропотливо и доходчиво объяснил мне всё. Выходило, что я – единственная наследница, поскольку все другие ближайшие родственники мертвы или отказались от права наследования. Юрист выслал мне фотографии дома и участка. Взглянув на них, я несказанно обрадовалась. Дом был в хорошем состоянии. В нём даже имелась мебель. Я выразила соболезнования по поводу кончины дядюшки, приходящегося мне очень далёким родственником и всего лишь наполовину, потому что я была усыновлена его троюродной сестрой… Как бы то ни было, я решила, что дом в другом городе – это отличный шанс начать новую жизнь. Недолго думая, собрала вещи, уволилась с работы и переехала.

Всё оказалось не так просто, как я думала. Бюрократические мытарства затянулись почти на полгода, а я зависла в дешёвом мотеле и в захолустном баре, куда меня взяли работать барменом.

Теперь… дом стал моим, но в нагрузку к нему появился опасный мужчина, а сама я по уши увязла в проблемах, потому что связалась не с тем парнем.

Внезапно зажёгшийся свет бьёт по глазам. Я осмеливаюсь выйти из кухни и мгновенно пячусь назад, заметив на полу большую лужу тёмно-красного цвета.

– Сиди в кухне. Приготовь чего-нибудь поесть. Я дико голоден…

Спаситель сидит ко мне спиной, обыскивая мёртвое тело.

– Хорошо, – отвечаю уже из кухни. Распахнув холодильник, вижу кусок охлаждённого мяса и мгновенно захлопываю дверцу, испытывая дурноту при виде крови. – Хантер – это имя? – спрашиваю, чтобы немного отвлечься.

– Прозвище.

– А имя?

 

– У меня нет имени.

– Меня зовут Анна, – представляюсь я, перебирая овощи.

– Я не спрашивал твоё имя, Анна, – резко и грубо обрывает меня Хантер. – Просто приготовь поесть. Есть разговор!

Иду в кухню, как и велел мне мужчина. Незнакомец не видит меня, но я действую так, словно он стоит над душой. Зажигаю газ, ставлю на конфорку глубокую сковороду и шинкую туда все овощи, что были в холодильнике. Я мало готовила. Но теперь в ход идут цукини, морковь, лук, баклажаны…

Пока занимаюсь готовкой, Хантер что-то делает. По звукам я догадываюсь, чем он занимается – перетаскивает тела, шуршит полиэтиленом. Тошнота подкатывает к горлу снова и снова, стоит мне подумать о лужах крови. Я усиленно прогоняю эти мысли и даже включаю старенькое радио. Ставлю звук почти на минимум и готовлю под незатейливые мелодии, льющиеся из крохотных колонок с лёгким шипением…

Пальцы трясутся. Я заметно нервничаю. Овощи тушатся под крышкой. Мне снова нечем заняться. Я нарезаю сыр и ветчину, укладываю кусочки хлебных лепёшек на тарелке красивым веером. Чайник, поставленный на плиту, издаёт громкий свист.

– В доме холодно?..

Вздрагиваю от звука мужского голоса. Он застал меня врасплох. Я застываю спиной к Хантеру. Сейчас при ярком свете я смогу его разглядеть. Но для этого нужно повернуться к нему лицом. А я боюсь…

– …Холодно? Я не заметил.

Хантер отодвигает стул. Он поскрипывает под его весом.

– Не поняла.

– Ты в пальто. Холодно, что ли?!

Я только сейчас понимаю, что от страха так и не сняла пальто. В доме нормальная температура и в кухне после готовки – тем более. Но я не снимаю пальто, потому что тело бьёт ледяным ознобом.

– Я замёрзла. Когда убегала.

– Наложи поесть. Желудок к спине липнет от голода.

Я достаю глубокую тарелку из шкафа и наполняю её едой. Замечаю, как Хантер, навалив на хлебную лепёшку сыр и зелень, скатывает в рулет, поднося ко рту. Ставлю тарелку перед ним на стол. В поле зрения попадают его руки и длинные, сильные пальцы, забитые синеватыми чернилами татуировок. На безымянном пальце красуется обручальное кольцо. Женат? Я думала, такие как он не женятся.

Но лица мужчины до сих пор не видно. На лицо наброшен капюшон.

– Сядь, – командует он мне, застывшей без движения рядом со столом. – Какие у тебя дела с людьми Артура?

– Никаких…

– Не ври мне!

Хантер не повышает голос, но добавляет в него холода. Я сажусь на стул боком к мужчине. Он не показывает своего лица. Возможно, у него есть на это причины. Лучше мне не видеть его… В криминальных кругах принято избавляться от свидетелей. Возможно, моё спасение в незнании. Но любопытство берёт вверх. Я украдкой посматриваю на то, как он быстро ест, поглощая пищу.

– Соли мало.

Я передаю Хантеру солонку и перечницу. Случайно заглядываю в лицо и тут же испуганно отдёргиваю взгляд в сторону, заметив кончики волос, выбивающихся из капюшона.

– Не дёргайся. Я тебя не пришью. Ни к чему…

Глава 3. Анна

Хантер поднимается и стягивает через голову толстовку, оставаясь в чёрной футболке. Как я и думала, его тело тренировано и полно силы. При каждом движении под кожей движутся канаты жил и бугры мышц. Осторожно крадусь взглядом выше. Дыхание перехватывает от суровых резких линий лица взрослого мужчины. Ему не помешало бы остричь сильно отросшие волосы, которые он небрежно заправляет назад пальцами. Подровнять бороду тоже было бы неплохо.

На вид ему около сорока. Лицо сложено грубо, но притягательно. Случайно попав под прицел зеленовато-серых глаз, пыталась выбраться из их плена. Удаётся с трудом и только потому, что он переводит взгляд на тарелку с едой. В его глазах читается бездна прожитого опыта и умение устранять проблемы одним взмахом сильной руки.

– Итак… – он складывает пальцы под подбородком. – Ты не ответила. Какие у тебя тёрки с людьми Артура?

Глубоко посаженные глаза посылают в меня убийственно тяжёлый взгляд.

– Артур… Я не имею никаких дел… с ним.

– Я бы так не сказал. Толстый работал на него… Какого хрена он ошивался в твоём доме?

– Я знаю, что Толстый из банды. Но не имею никакого отношения к криминальным делам Артура, – выдавливаю из себя улыбку. – Просто связалась не с тем парнем.

– Из банды Артура?

– Не совсем…

Я не хочу рассказывать о своей жизни опасному незнакомцу, но он начинает злиться на то, что я выдаю сведения по крохам. Хантер цедит сквозь зубы:

– Слышь, кроха, у меня мало времени. Будешь мямлить, я посчитаю тебя бесполезной. – Икаю от страха и цепляюсь пальцами за край стола. – Вываливай всё, как есть. Я должен знать расстановку сил, причины – всё, одним словом.

– Х-х-х-хорошо. Я приехала сюда из-за наследства. Этот дом достался мне…

– Не знал, что у Дмитрия есть родственники, – хмыкает Хантер.

– Я даже не знала о его существовании, пока не позвонил юрист. Я приёмная у своей мамы, царство ей небесное. Но она приходилась дальней родственницей Дмитрию, – объясняю торопливо. – Я приехала только из-за этого дома. Мне показалось это хорошим шансом… начать новую жизнь. На старом месте всё клеилось не очень. Городок маленький – ни хорошей работы, ни перспектив. Здесь я хотела достичь большего. Но нажила себе только проблемы.

– Какие?

– Связалась не с тем парнем. Алекс…

– Сын Артура? – уточняет незнакомец.

Молча киваю. Алекс – сын Артура, держащего в страхе этот город. Я начала встречаться с ним. Мне льстило, что такой обеспеченный парень начал ухлёстывать за мной. В самом начале я ещё не знала, что его отец – криминальный авторитет, который держит этот город в кулаке. Потом узнала…

– Какие счёты у Артура к тебе? Обчистила его молокососа? – жёстко ухмыляется Хантер. Но его глаза при этом остаются ледяными и безжалостными.

– Нет-нет! Я ничего не воровала! – машу руками. – Просто Алекс был настроен серьёзно, а Артур не хочет видеть меня в своей семье.

– Поясни…

– Ходят слухи, что Артур хочет занять место мэра. Здесь всё куплено им – и полиция, и другие органы власти, – говорю. – Его изберут на пост. Вне всяких сомнений… Он хочет женить своего сына выгодно. Артуру не нужна помеха в виде меня.

– Тоже мне помеха, – кривит губы Хантер. – Можно подумать, Алекс за тебя вцепился по-настоящему?

– Да, так и есть. Вернее, было раньше. Он говорил, что женится на мне… – прикрываю глаза, вспоминая счастливые дни. – Но сейчас всё сложно. Я не слышала о нём ничего вот уже две недели. Отец отослал его. Насильно.

– Так какая проблема? Мордашка у тебя смазливая, – взгляд мужчины темнеет, задевая мои губы.

– Проблема в другом. Я беременна, – выдавливаю из себя. – Срок уже не позволяет сделать аборт. Только вызваные роды. Артур хочет избавиться от моего ребёнка. Чтобы потом он не был помехой. Артур и для сына готовит хороший пост… Он хочет женить сына выгодно. Им не нужны сплетни и прочее. Он параноик! Считает, что я, родив этого ребёнка, стану требовать денег и шантажировать Алекса. Я и мой ребёнок помеха.

– Пузатая? Поэтому прячешься в пальто? Снимай. Пузом ты меня не поразишь… – в голосе Хантера появляются другие нотки.

Ещё не знаю какие. Но голос уже не царапает слух гневными интонациями.

– У меня ещё нет большого живота, если ты об этом. Я… худенькая. Просто мне до сих пор зябко от всего… – говорю, но всё же осторожно снимаю пальто и опускаю его на спинку стула.

Встаю, чтобы налить себе чаю. Всей кожей чувствую, как по моей фигуре скользит взгляд Хантера. Мужской и с понятным интересом. Ему нравится то, что он видит. Очень нравится. Я хорошо знаю этот взгляд. Мужчина голоден по женской ласке. И это меня пугает. Пальцы трясутся, когда я завариваю чай в небольшом ситечке. Несколько чаинок падают в чашку. Я концентрируюсь на них и не осмеливаюсь посмотреть в сторону мужчины. Он раздевает и пожирает меня взглядом, и я начинаю гореть.

– Ты сказала, что убегала. Почему?

– Артур дал мне денег. Вернее, швырнул в лицо и дал срок в несколько дней, пригрозив, чтобы я избавилась от ребёнка. Сама. Я не стала это делать. Он понял, что я продолжаю вынашивать ребёнка, и послал за мной своих головорезов. Они везли меня на операцию. Мне удалось сбежать, я успела добраться до дома. Потом появился ты. Вот и всё…

– Значит, у тебя проблемы с Артуром. Что ж… – ухмыляется мужчина. Потом резко встаёт и делает шаг ко мне, сокращая расстояние до минимума. – Так уж вышло, что у меня к нему есть свои счета. Я разберусь с ним. В любом случае. Могу попутно избавить и тебя от проблем. Но…

Сердце замирает. Чёртово «но». Всегда есть какое-то проклятое «но»…

– …Но ты должна будешь помочь мне.

– Как? – мои глаза расширяются от страха, когда Хантер делает ещё один шаг и вынуждает меня вжаться в спинку стула. – Я не умею… ничего такого… криминального.

– Ты симпатичная… – его большой палец ложится на мои губы, раскрывая их. – Я давно не был с женщиной. Думаю, мы договоримся о цене. От тебя мне нужен лишь секс.

Глава 4. Анна

– Нет… – пытаюсь вырваться из захвата, но он лишь крепчает. – Я… не могу. Не могу! Я люблю Алекса, люблю его…

– Алекс – жалкий слизняк и мажор, умеющий только зажигать по клубам. Он не пойдёт против отца. Могу поставить штуку баксов на то, что папаша отправил его греться на белый песок у океана, а он не сильно и сопротивлялся… – наклоняется, согревая губы жарким пряным дыханием. – Он просто закрыл глаза на то, как папаня решает его проблему.

Горячая, шершавая ладонь ложится на мой живот. Мужские пальцы ловко расстёгивают пуговицы на блузке. Одну за другой. Я бью Хантера по запястью, но у меня не получается остановить мужчину.

– Нет-нет-нет… – слабый протест разбивается о его губы, сминающие мои в дерзком, алчном поцелуе.

Я задыхаюсь под безжалостным напором. Пытаюсь оттолкнуть мужчину, продолжающего раздевать меня со скоростью света. Но я словно пылинка, подхваченная сильным течением. Он передвигает одну ладонь на затылок, удерживая меня на месте. Мнёт мои губы, пробуя их на вкус. В голове начинает что-то звенеть, а в груди появляется странный жар от замирающего сердца. Предательский огонь скользит ниже и ниже, следом за мужскими пальцами.

Я его не знаю. Ничего не знаю о нём. Кто он, почему так хорошо ориентируется здесь, в доме?! Он убийца. Он может быть в сто раз хуже Артура и его банды. Я его боюсь и не хочу близости с ним.

Но Хантера это мало волнует. Он подавляет мою волю, стирая в порошок жестами, полными силы и умения прогибать. Устав биться под его напором, я обречённо обмякаю, понимая, что на мне осталась только расстёгнутая блузка, а вся остальная одежда валяется комком на полу.

– Правильный выбор, – хмыкает Хантер, дёргая меня вверх. Подхватывает и забрасывает на плечо, как добычу, направляясь в сторону спальни.

Хантер безошибочно угадывает, где находится моя комната. Он опускает меня на пол и быстро раздевается сам. Я могу полностью разглядеть его сильное, тренированное тело. Но вижу лишь шрамы и чувствую мощь, закалённую в жестоких схватках. Ему не всегда удавалось выходить сухим из воды, но всё-таки сейчас он жив, а все его противники мертвы.

Оставшись полностью без одежды, Хантер обводит моё тело взглядом. От него внутри всё начинает замирать, а сердце обрывается и словно застывает на месте. От мужчины исходят волны желания. Если я опущу взгляд ниже, то увижу его эрегированный член.

– Подойди к кровати.

Какой-то части мне хочется воспротивиться, попросить о помощи, закричать о том, что я не хочу заниматься с ним сексом. Но кругом никого, кроме нас. И я точно знаю, что никто в этом городе не захочет помочь мне. Я – пария, на которую обозлился Артур, все кругом боятся его. У меня сейчас есть лишь этот мужчина, решивший свести свои личные счёты с Артуром. Больше ничего…

Хантер делает шаг вперёд, почти касаясь меня. Я подавляю желание броситься бежать и заставляю себя стоять на месте. Хантер очерчивает взглядом моё тело.

– Не дрожи, кроха. Я люблю, когда женщины кончают и стонут от удовольствия подо мной, а не воют от страха…

Хантер перемещается взгляд на мою грудь, улыбаясь шире. Не спеша накрывает мои бёдра ладонями, притягивая к себе ближе и ближе. Шероховатые ладони немного царапает мою нежную кожу, но разносят жар. Вопреки ожиданиям, во мне нет желания его оттолкнуть. Есть лишь немного страха, но он усиливает ощущения.

Когда пальцы Хантера скользят на грудь и дотрагиваются до сосков, я вздрагиваю от того, насколько легко и нежно он умеет касаться.

Он не отрывает взгляда от моего лица и начиная ласкать грудь. То сильнее сминая округлые полушария, то пощипывая напряжённые пики. Его пальцы вызывают сильный жар и прилив желания. Я не смогу остаться равнодушной.

– Тебе нравится, расслабься и получай удовольствие…

 

Я хватаюсь пальцами за его широкие плечи. Хантер умело соблазняет меня, наполняя возбуждением. Оно скользит вниз – от груди, к самому низу живота.

Первый стон срывается с моих губ. Он получается очень громким. Хантер останавливается и улыбается, довольный собой. Он буквально трахает меня глазами, мысленно уже насаживая на свой член. Его пальцы движутся ниже, по животу, разводят бёдра в сторону и ласково поглаживают меня внизу.

Опять застонав, я пытаюсь удержаться. Но голова становится пустой и лёгкой, а тело, напротив, наполняется влажным возбуждением, от которого тянет низ живота. В нём будто туго натягивается пружина… И с каждым прикосновением Хантера мне всё больше хочется ослабить это напряжение. Чтобы накрыть ртом сосок, Хантеру приходится наклониться. Но когда он д поочередно ласкает ртом мою грудь, я словно выпадаю из этой реальности. Стону и забываю обо всём, подчиняясь ласке его умелого языка.

Он придвигается ближе, и теперь его твёрдый член упирается между моих бёдер.

– Кажется, ты уже мокрая…

Хриплый шёпот Хантера проносится мурашками по коже, дрожь только усиливается. Его пальцы уверенно ласкают складочки, скользкие от влаги. Лёгким нажатием Хантер проникает в лоно пальцами, срывая всхлипы и стоны с моих губ. Меня начинает потряхивать от возбуждения.

Его пальцы движутся уверенно и смело, он гладит меня изнутри, взвинчивая темп, трахает меня пальцами… Делает это быстро и умело, от подступающей удушающей волны удовольствия мне хочется кричать в полный голос.

– Какая же ты мокрая… Идеальная.

У меня начинают дрожать колени. Хантер подхватывает меня на руки и опускает на кровать. Не давая опомниться, разводит мои бёдра в стороны и занимает место между ними. Но не торопится проникать членом, лишь продолжает трахать пальцами под пошлые влажные звуки. Его губы снова берут мои в плен, а потом перемещаются на шею и жадно покусывают. Он целует меня горячо и влажно. Кажется, что я скоро кончу. Потому что с каждым мгновением тело готовится взорваться на части от оргазма.

– Скоро войду в тебя…

Всего на мгновение я понимаю, что кричу и бьюсь в руках мужчины, о котором не знаю ничего. Я словно глина в его руках, а ему точно нравится забавляться со мной. Но потом меня снова накрывает волной возбуждения, и сомнения уходят на второй план.

В тот же момент я ощущаю, как медленно и туго в меня входит его большой, горячий член. Я захлёбываюсь в стонах и потрясённо принимаю его в себе. Войдя до самого конца, Хантер приподнимается надо мной. Теперь ему нет нужды удерживать меня силой. Я сама с готовностью устраиваюсь поудобнее и часто дышу в ожидании продолжения. Его бёдра начинают двигаться. Быстро и часто. Каждым толчком он посылает в меня поток удовольствия. От сильного экстаза поджимаются пальчики на ногах, и я начинаю кричать в голос, сжимаясь вокруг его члена.

– Быстрая, как ракета, – усмехается мужчина. Его член покидает моё лоно, он мгновенно переворачивает меня на живот, ставит на четвереньки и снова входит внутрь сильным толчком. – Но я ещё не закончил… У нас будет длинная ночь.

Я теряю возможность здраво мыслить и просто подчиняюсь ему. Целиком.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16 
Рейтинг@Mail.ru