Малиновский

Рудольф Баландин
Малиновский

© Баландин Р.К., 2020

© ООО «Издательство «Вече», 2020

© ООО «Издательство «Вече», электронная версия, 2021

Сайт издательства www.veche.ru

* * *

Посвящается Наталье Родионовне Малиновской


Введение. Загадочный маршал. Советского Союза

Хуже, чем война, страх перед войною.

Сенека

1

«В периоды продолжительных войн – единственное время, когда можно приобрести славу великого полководца, – военная служба открывает поприще, которое человеку с высокими дарованиями даёт множество случаев отличиться. Повышение идёт быстро; спрос на способных людей громаден. И молодые офицеры могут весьма легко показать свои дарования…

Люди эти выдавались из ряда современников во многих отношениях. Они… отличались изумительной энергией. Многие с самой ранней молодости обнаруживали большие политические способности. Едва достигнув зрелого возраста, они несли на себе всю тяжесть и ответственность правления; одушевляли войска и народ своим примером; делались душой великих коалиций и увлекали за собой миллионы людей силой своего ума и воли».

Так писал английский антрополог, генетик, психолог, изобретатель, географ, криминолог Френсис Гальтон в книге «Наследственный гений, его законы и последствия» (1869). Особо выделив полководцев, он имел в виду прежде всего тех, кто возглавлял государства, а не только армии. Но тогда диктатор, захвативший власть путём военного переворота, получает преимущество перед Александром Васильевичем Суворовым – одним из величайших полководцев всех времён и народов.

В одном Гальтон прав: только во время войны имеет наилучшую возможность проявить во всём блеске свой полководческий талант человек, им обладающий. Но в чём заключается этот талант?

Нередко сравнивают проведение военных операций с игрой в шахматы. Недаром называют шахматные фигуры со времён индийских магараджей: пешка, офицер, конь, слон. Многим нравится метафора Бжезинского, сравнившего мировое политическое поле с глобальной шахматной доской.

Подобные аналогии слишком плоские. В отличие от шахматиста, перед которым 64 клетки, условные фигуры и чёткие правила игры, полководец руководит движением крупных масс людей, техники. Требуется учитывать снабжение, транспорт, географические условия, климат и погоду, настроение своих подчинённых и противника, обстановку на сопредельных территориях… Перечисление будет слишком долгим.

Любая игра, даже военная, приближённая к боевым действиям, лишена роковой особенности войны на фронте: смертельной опасности, а потому особой ответственности за свои решения и поступки. В критических ситуациях, когда речь идёт о жизни и смерти, большинство людей теряют контроль над собой, своими мыслями и эмоциями. Для полководца это недопустимо. Непременные его качества – мужество и самообладание.

Давно прошло то время, когда сражались армия с армией. Начиная с глобальных войн ХХ века, сталкиваются не просто армии, а государства. Успехи отдельных талантливых полководцев могут обеспечить локальные победы, не более того. Это наиболее ярко показала Вторая мировая война, где вермахт до конца 1942 года не знал крупных поражений.

В «большой» войне состояние тыла, международные отношения, экономическая и политическая структура страны, моральное состояние народных масс не менее важны, чем ситуация на фронте. Но сказывается это главным образом на деятельности руководителей государств. Командующие армиями озабочены в первую очередь выполнением директив Верховного главнокомандования, Генерального штаба. Хотя и в этом случае необходим талант полководца, чтобы выигрывать сражения или проигрывать их с наименьшими потерями.

Ф. Гальтон полагал: гениальность так же наследуется, как физические особенности. Он доказывал, что у великих полководцев были выдающиеся предки. Однако один лишь пример Великой Отечественной войны опровергает этот его вывод.

На стороне вермахта среди крупных военачальников преобладали потомственные военные, имевшие почтенных предков. Полководцы Красной Армии были из «простого народа» (если не считать генерала армии А. И. Антонова, из дворян, сына полковника артиллерии царской армии). Именно они стали победителями.

2

Из всех награждённых высшим советским военным орденом «Победа» Родион Яковлевич Малиновский до сих пор остаётся наиболее загадочной личностью. Его военные заслуги, талант полководца сомнений не вызывают. Но некоторые обстоятельства его жизни и деятельности до сих пор вызывают споры, порождают легенды.

Начнём с того, что высказываются разные мнения о его происхождении, национальности. Публицист Марк Штейнберг в статье «Нетипичный маршал» пишет: «Осенью 2006 года дочь Малиновского Надежда (?! – Р.Б.) в телевизионном интервью сообщила, что её отец – внебрачный сын российского князя и его служанки и родился в княжеском имении на Украине».

Тут бы вспомнить идею Ф. Гальтона о врождённой гениальности. Правда, неясно, что это за дочь (у Малиновского только одна дочь: Наталья) и какие имеются доказательства княжеского происхождения Родиона Яковлевича. Ведь, по мнению М. Штейнберга, имя у маршала было в младенчестве другое, а к знатному роду и украинскому народу он отношения не имел.

Какая же национальность была у Р.Я. Малиновского? Или он её скрывал по каким-то своим соображениям? По каким? Во время Гражданской войны и позже евреи занимали многие высокие посты и в армии, и в правительстве, и даже в Политбюро.

Не вполне ясны обстоятельства его перехода во время Гражданской войны через территорию, оккупированную белой армией (Колчака). Есть версия, что Малиновскому довелось в ней служить. И хотя документальных подтверждений этому нет, некоторые вопросы остаются.

По словам писателя А.Т Марченко, автора романа «Солдат Отчизны» (2005): «В судьбу Родион Яковлевич Малиновский верил. Он считал, что именно судьба ведёт его по дороге жизни и определяет все её изгибы и повороты, внезапные перемены и необъяснимые совпадения».

В одной из сравнительно недавних статей с некоторой издёвкой говорилось, что среди знаменитых советских полководцев Р.Я. Малиновский отличался тем, что был фаталистом и суевером. Верно ли это?

Остаются невыясненными обстоятельства трагической смерти члена Военного совета 2-й гвардейской армии, которой командовал Малиновский, дивизионного комиссара И.И. Ларина. По одной версии, детально изложенной А.Т. Марченко, они оба были отозваны с фронта в Москву. Ожидая ареста, Ларин впал в депрессию и застрелился. Родиона Яковлевича, как говорится, миловала судьба (в образе Верховного главнокомандующего).

Так ли было на самом деле и что произошло с И.И. Лариным? Неужели советские генералы, если не все, то некоторые, были настолько запуганы Верховным главнокомандующим и постоянным надзором НКВД, что внешнего врага они боялись меньше, чем чекистов?

Как относился Родион Яковлевич к партии большевиков, коммунистической идеологии, к советской власти, к Ленину и Сталину?

Другой важный вопрос, касающийся судьбы России: почему был смещён с поста министра обороны маршал Г.К. Жуков, а на его место назначен Р.Я. Малиновский? По какой причине падение Н.С. Хрущёва не повлекло за собой отставки или перевода на другую должность Р.Я. Малиновского?

Подобные загадки и странности, проблемы и вопросы мы обдумаем и постараемся объяснить. Но главная тема – Вторая мировая война. Она для Родиона Яковлевича началась значительно раньше, чем для многих других наших крупных военачальников: в республиканской Испании, сражавшейся с фашистами. А завершилась, тоже как у немногих, на Дальнем Востоке при капитуляции Японии.

3

Когда пишешь о выдающемся человеке, пытаясь понять его характер, образ мысли, судьбу, приходится по возможности вникать в его положение, находить оправдание даже неблаговидным поступкам. Невольно преувеличиваешь его достижения, ибо выделяешь их из общего ряда, акцентируешь на них внимание. Получается образ приукрашенный.

Если же данная личность вызывает неприязнь, её отрицательные черты будут преувеличены. Нельзя полностью отрешиться от своих эмоций, переживаний, взглядов. Понимая это, стараешься избегать искажений, быть предельно объективным. Но даже такая надуманная объективность в некоторых случаях не удаётся.

Скажем, решения и действия полководца, героя книги, далеко не всегда определялись только им самим. Стало штампом выражение «Маршал Победы» по отношению к Г.К. Жукову. Так пишут в угоду политической конъюнктуре. Средства массовой пропаганды и рекламы порой вовсе умалчивали о нём, предпочитая воспевать мнимые военные подвиги Н.С. Хрущёва или Л.И. Брежнева. Затем вновь на первый план выходил «Маршал Победы». Прежде всего, чтобы не упоминать «Генералиссимуса Победы» и величия советского народа.

Со временем появилось немало авторов, которые не просто критикуют маршала Жукова за отдельные ошибки или дурные черты характера, за некоторые его неблаговидные поступки, но стараются сделать из него «антигероя», унизить и опошлить, даже отрицать его полководческий талант.

Нет сомнения: Георгий Константинович Жуков был выдающимся военачальником. Но таким был не только он. Как проходила бы Великая Отечественная, если бы Сталин своим главным «доверенным лицом» на фронте, а затем и заместителем не назначил Г.К. Жукова? Вовсе не исключено, что некоторые полководцы тоже могли бы справиться с теми задачами, которые оказались ему под силу.

Впрочем, подобные вопросы бессмысленны. А потому вспомним, что писал сам прославленный маршал о положении полководца во Второй мировой (на примере Сталинградской битвы):

«Каждый командующий фронтом, согласно существующей практике и порядку, разрабатывая план действий фронта, докладывал его на утверждение Ставки ВГК в Москве или его представителям на месте и при этом, естественно, излагал свои соображения о взаимодействии с соседями и просьбы к Ставке.

 

Чтобы разработать план контрнаступления трёх фронтов в районе Дона – Волги, нужно было исходить не из абстрактных размышлений и материально не обоснованной идеи, фантазии, а из конкретных материально-технических расчётов. Кто же мог производить конкретные расчёты сил и средств для проведения такой крупнейшей операции? Конечно, только тот, кто держал в руках эти материальные силы и средства, в данном случае, Ставка Верховного главнокомандования и Генеральный штаб, который являлся на протяжении всей войны рабочим и творческим аппаратом Верховного главнокомандования, без творческой инициативной, организаторской деятельности которого не проводилась ни одна операция оперативно-стратегического масштаба…

Следовательно, план военных действий оперативно-стратегического масштаба является плодом длительных творческих усилий войск, штабов, командиров, многотысячного коллектива советских людей, вносящих свой вклад в общее дело разгрома врага».

То же относится к операциям менее крупным. Даже в Гражданскую войну Красная Армия побеждала не только благодаря энтузиазму и смекалке отдельных полководцев, выходцев из народа. У них были штабы, где кроме комиссаров, отвечавших за морально-политическое состояние бойцов и командиров, были офицеры и генералы бывшей царской армии, разрабатывавшие планы конкретных операций.

4

Как свидетельствует Наталья Родионовна Малиновская, на её вопрос, почему отец стал писать о своём детстве, юности, возмужании, а не о прошедшей войне, «он ответил неожиданно резко:

– Пускай врут без меня.

Много лет спустя, наткнувшись на мемуарный том о Сталинградской битве, испещрённый восклицательными и вопросительными знаками вперемежку с едкими замечаниями, я поняла суть этой фразы. Тогда же только удивилась непривычному, как теперь понимаю, обусловленному несогласием с автором, тону, и запомнила продолжение:

– Правды об этой войне ещё долго никто не скажет и не напишет.

– Потому что не напечатают?

– Не только».

Пожалуй, не может быть единственной правды о любой войне. Не только потому, что у каждого её участника, наблюдателя и аналитика своё личное мнение. Даже о потерях в людях и технике абсолютно точных данных не получишь, когда идут военные действия в глобальном масштабе. А позже возможны статистические манипуляции, выявить которые трудно.

Наибольшая доля субъективности связана с осмыслением событий прошлого, с отбором и анализом фактов, которые представляются наиболее важными. Философия (познание) истории, в отличие от перечня событий и дат, зависит от умственного и нравственного уровня исследователя, его политических взглядов, отношения к власть имущим, положения в обществе, личной судьбе и т. д.

Просматривая книги о Второй мировой войне, нетрудно заметить, как различаются они по времени и стране создания, политических взглядов авторов или составителей. Порой одни и те же люди у нас при Сталине писали одно, при Хрущёве другое, при Брежневе третье, а в «перестройку» и вовсе нечто противоречащее прежним взглядам.

…В период ХХ съезда КПСС и доклада Н.С. Хрущёва с обвинениями покойному Сталину у нас в Геологоразведочном институте отменили некоторые лекции. При мне два преподавателя марксизма-ленинизма переговаривались: «Раньше мы говорили об активной обороне, а что теперь?» – «Мне тоже пришлось лекции отменить».

Не могу сказать, будто в этой книге буду абсолютно объективен. Это невозможно уже потому, что моя страна, мой советский народ отстаивали свою свободу и независимость. У нас есть охотники преувеличивать потери наших войск, подчёркивать реальные или мнимые ошибки наших полководцев, оправдывать предателей Родины.

Одного такого историка при встрече я назвал подлецом. Он и ему подобные не ошибаются, а лгут и клевещут, подтасовывают факты. Отчасти так у них получается подсознательно, из ненависти к Сталину и советской власти при платонической любви к буржуазной цивилизации. Они неплохо зарабатывают на своих сочинениях, в особенности за границей, а один из них удостоился Нобелевской премии по литературе.

Вторая мировая война остаётся одним из полей сражений на незримом, но чрезвычайно важном «информационном фронте». Тут мы терпим одно поражение за другим. Нетрудно манипулировать сознанием людей, завороженных манией обогащения, приобретения материальных ценностей. Победа буржуазной идеологии потребителей над идеалами социализма и коммунизма стала одним из главных факторов крушения СССР.

Теперь эта идеология господствует в разных пропорциях практически во всех государствах. Со времён железного века цивилизация двинулась по пути Каина, убившего родного брата за свою собственность. Это отметил ещё блаженный Августин, а выразил в идеях и образах Максимилиан Волошин в гениальной философской поэме.

5

Передо мной два объёмистых фолианта. Один написан начальником отдела военно-исторической службы армии США Эрлом Земке: «От Сталинграда до Берлина. Операции советских войск и вермахта 1942–1945» (2010). Второй: «Десять сталинских ударов» (2003) российского автора В.В. Бешанова. Она объёмистей первой и тираж имеет значительно больше: 7000 против 3000.

Э. Земке разбор военных операций ведёт обычно с позиций вермахта; значительно чаще упоминает имена немецких военачальников и Гитлера, чем советских и Сталина. Подчёркивает доблесть англо-американских войск, сравнивая локальную операцию в Африке при Эль-Аламейне со Сталинградским сражением, решительно изменившим весь ход войны.

В.В. Бешанов, пересказывая ход отдельных операций, подчёркивает антисоветскую линию, сравнительно слабо намеченную у Э. Земке. Преувеличивает потери Советской Армии, преуменьшая потери вермахта. Его стиль: «В операциях 1944 года сгорело 23 700 советских танков и самоходных установок – самый высокий показатель за всю войну. Вермахт потерял 11 860 боевых машин…» Сведения не безупречные. Но ведь как изощрённо пишет этот бывший советский человек: наши танки «сгорели» (ложь, многие просто вышли из строя), а немецкие были «потеряны».

Другое откровение Бешанова: «Исход стратегических операций советских войск всегда в конечном счёте решало подавляющее превосходство в численности личного состава и количестве боевой техники». Хотя по всем имеющимся данным, превосходство советских войск подавляющим было далеко не всегда. Вот соотношение сил на Московском направлении осенью 1941 года:


Согласно Википедии, общие потери армий СССР и Германии с сателлитами – 11,5 млн и 8,6 млн чел. Соотношение безвозвратных потерь армий Германии с сателлитами и СССР составляет: 1: 1,3. Не так уж велика разница, с учётом основных наших потерь в первой половине войны. Если бы Германия не капитулировала, то 2–3, а то и больше миллиона немцев пришлось бы добавить к безвозвратным потерям.

Есть и другие подсчёты. Но важно помнить, кто безоговорочно капитулировал. Какая страна и какая идеология оказались крепче? Выстоять и победить после крупных поражений могла только могучая держава, великий народ.

6

Во время войны я перерисовывал карикатуры Кукрыниксов на фашистских вождей. Позже научился спокойно обдумывать причины побед вермахта, отдавая должное их вождям, военачальникам. Но никогда не забывал простую истину: фашисты ворвались на нашу родину, убивали наших людей, разрушали наши города и сёла.

Правда была на нашей стороне. Фашисты вели захватническую войну. Советские люди сражались и умирали за свою родину СССР, за свою свободу. На тех, кто это замалчивает, лежит иудина печать.

Приступая к этой работе, я не собираюсь отказываться от личных взглядов на Красную Армию и вермахт, на коммунистическую и фашистскую идеологии. Когда на Западе, да и у нас, уверяют, будто в Отечественной войне сражались две агрессивные тоталитарные державы за гегемонию над миром, это или грязная ложь, или глупейшее заблуждение.

Тоталитарная буржуазная демократия слишком часто бывает губительней для людей, культуры и природы, чем самодержавная монархия или диктатура Сталина. В этом нетрудно убедиться честному человеку, который припомнит, что США нажились на двух мировых войнах и распаде СССР, а с тех пор уничтожают страны и народы во имя господства доллара, развязали Третью мировую войну в её пока ещё локальных проявлениях.

…До сих пор, несмотря на немалое количество прочитанных книг и статей о Второй мировой, написав солидное исследование о маршале Б.М. Шапошникове, я многое не знаю о той войне. Поэтому в данной работе могут быть ошибки, неточности. Но не будет искажения одних фактов и умолчания о других, чтобы доказывать и подтверждать свою концепцию.

То же относится и к пониманию личности Р.Я. Малиновского. Себя самого не всегда понимаешь. Что уже говорить о личности самобытной, о которой вынужден судить с чужих слов. Хотя есть нечто более важное и весомое: реальные события и свершения.

У меня на столе объёмистая книга в красном мягком переплёте. На обложке тиснение золотом:

«Центральный архив Министерства обороны

Российской Федерации.

Маршал Советского Союза

МАЛИНОВСКИЙ

Родион Яковлевич»

Таков один из важных источников фактического материала, предоставленный мне дочерью маршала Натальей Родионовной. И сама она как свидетель и писатель предоставляет немало ценных свидетельств.

7

Для того чтобы «художественно» переписать донесения и приказы, войсковые операции, продвижение по службе, деловые характеристики, не стоит браться за книгу. Подобных сочинений написано предостаточно, и если они имеют какое-то значение, то преимущественно для критиков.

У каждой серьёзной работы должна быть сверхзадача.

Можно перечислять события в жизни главного героя и его поступки как таковые, с предельной объективностью. Тогда не важно, какой стране, под каким знаменем, во имя какой идеи служит полководец. Главное – как он задумывает, организует и проводит военные операции.

На мой взгляд, такая позиция не только примитивна, но и глубоко аморальна.

Умелый и жестокий преступник способен задумать и успешно осуществить убийство хорошего человека. Надо ли восторгаться таким умением? Пройдоха ловко присваивает миллиарды долларов, становится олигархом; не это ли пример для подражания? Почему бы не считать его героем нашего времени? С объективных позиций это резонно.

Мне важно показать главного героя книги на фоне того времени и той страны, в которой он жил, в армии которой сражался.

История России – СССР и поныне вызывает ожесточённые споры. Одни, следуя за идеологами Запада, называют этот период едва ли не самым страшным в истории нашей страны, временем тоталитаризма, тирании, репрессий, подавления личности. Короче говоря – империя зла. Тогда все, кто служил такому режиму, тем более на высоких постах, заслуживают не славы, а презрения и позора.

Есть и другое мнение: советский народ героическими усилиями стал строить первое в мире государство, в котором первенство отдавалось духовным ценностям: справедливости, свободе от экономического рабства, равенству, солидарности трудящихся, братской дружбе народов.

Нередко говорят, что истина лежит где-то в «золотой середине» между двумя крайними мнениями. Мудрый Гёте был уверен: между ними лежит проблема. Она в нашем случае особенно важна. Ведь и полководцы вермахта получали высокие звания и награды, у них были незаурядные военные успехи, свой вождь и свой Верховный главнокомандующий.

Почему окончательная победа досталась не им? Более искусными были советские полководцы? Изощрённей умом, хитрей и коварней, чем фюрер, был вождь СССР? Или, как утверждают иные писатели, русские немцев «трупами закидали»? За что же тогда награждали наших военачальников орденами великих полководцев Суворова и Кутузова, орденом «Победа»?!

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26 
Рейтинг@Mail.ru