Пёс из породы хранителей. Сказка на ночь для утреннего кофе. Книга вторая

Ольга Станиславовна Назарова
Пёс из породы хранителей. Сказка на ночь для утреннего кофе. Книга вторая

Глава 1. Сказка на ночь для утреннего кофе

Конец августа выдался прохладным и дождливым. Хотелось завернуться в плед, слушать дождь, греть руки о чашку чая и вспоминать уже почти ушедшее лето.

– Надо же, всего-то ничего времени прошло, а как всё в жизни изменилось… – удивлялась Алёна, вычёсывая Урса на застеклённой лоджии в квартире Павла. Нет, то есть уже в их квартире. Павел уехал на работу, а у неё ещё было время до выхода в школу. – Всё никак не привыкну, представляешь? – Урс широко махнул хвостом, соглашаясь, что да, он представляет это запросто. – Как-то все события как рванули вперёд, как помчались… До сих пор сложно осознать!

– Ещё бы! Вас же всё подталкивали и подгоняли! Мы же так старались… – согласился Урс. Но Алёна по-собачьи не понимала, поэтому он просто кивнул.

– Алёна, ты в школу сегодня едешь? – Марина Сергеевна выглянула на свою лоджию и улыбнулась внучке. Общая на три квартиры лоджия получилась, когда Павел и Алёна решили, что это полная нелепость, ходить по лестничной клетке друг к другу в гости. Проще снести легкие перегородки и получить застеклённый, тёплый и изолированный от других соседей коридор. Лоджию тут же облюбовал Урс, потому что там всё-таки было прохладнее, чем в квартире, а ему с его шубой это было весьма кстати.

– Да, скоро выхожу.

– А что так уныло? – удивилась Марина Сергеевна.

– Бабууууль, не хочу в шкооолу! – полушутя-полусерьёзно заныла Алёна.

– Вот! Я всегда говорил, что в школу не хотят все! – выглянул Лёха, услышав подтверждение своей теории. – Я вот только не могу понять, чего первого-то все школьники типа празднуют? И почему нас поздравляют, с чем? А? Ну, вот взрослых же не поздравляют с первым днём работы после отпуска? Представляю картинку… А сами над детьми издеваются!

– Знаешь, сама удивляюсь. И первого сентября пренепременно выражу тебе свои соболезнования! – хмыкнула Алёна. Вообще-то Лёху она понимала, лета и ей откровенно не хватило! Она собиралась, подгоняя себя, уговаривая поторопиться, и вдруг замерла, услышав грохот и короткий отчаянный мяв. – Мышка!

Мышка, попав из дачного рая в город, поначалу возмутилась, но Урс и Бэк внушили ей, что приличные собаки так себя не ведут. Тогда Мышь решила, что раз возмущаться ей нельзя, то, по крайней мере, разведать можно и нужно всё! Вполсилы она никогда ничего не делала, и поэтому её доставали уже из-под крышки унитаза, из-за книжного шкафа, изо всех коробок по очереди, из-под кухонных моек и ванн во всех трёх квартирах. Это без учёта бесчисленного множества сорванных псами планов.

– Как тебе не стыдно? – вздыхал лохматый, похожий на огромную длинношерстную овчарку Урс, вытягивая Мышку из шкафа. – Выплюнь шерстяной человеческий ошейник для зимы! – он безжалостно не позволил кошачьему подростку заполучить желанную добычу и бережно, как ему казалось, убрал шарф на место, старательно утрамбовав его носом.

– Мышка, зачем тебе намордник для чайника? – удивлялся ротвейлер Бэк, изымая у этой невозможной пролазы ситечко для чая, только что честно выкраденное дитятком из кухонного ящика.

– Оставь коготь для царапанья по бумаге! – Урс аккуратно тряс Мышку за шкирку до тех пор, пока карандаш или ручка не выпадали из мелких и острых зубов. – И мелкую штучку для лечения бумаги тоже! – вредный пёс и ластик заставил отдать!

– Отпусти змейку для плоской говорящей штуки! – очередная зарядка для смартфона была спасена Бэком в последний момент!

Мышь злилась! Столько всего нового! Квартира другая, больше, а рядом ещё две и тоже её личные! И только попробуйте убедить Мышку в том, что это не так! Каждая из квартир была интересна по-своему, и, конечно же, очень-очень нуждалась в освоении от и до!

– Столько укромных мест! Столько тайных закоулков! – восхищалась котейка. – И, самое главное, они туда не влезут! – Мышь сердито косилась на Бэка, только что не позволившего ей уволочь цепочку с пробкой из ванной.

– Брось звенелку с затыкалкой! – хмуро велел ей пёс. И что прикажете делать? Пришлось бросить, правда, немного утешило то, что из двух ранее посещенных ванн эти затычки она уже достала и даже успела спрятать!

Подвела Мышку забавная штучка, которую этим утром не выпускал из рук Лёшка. Он как специально прятал эту мелкую штуковинку с загнутым широким хвостиком и узким чёрным рыльцем. Уже несколько раз брал, снимал рыльце, а под ним оказывался совсем-совсем тонкий клювик, и эти клювиком по какой-то блескучей штуке водил, а потом снова ставил на место рыльце. И хвостик подкручивал. Предмет заинтриговал Мышку чрезвычайно! Особенно тот факт, что штучку эту прятали.

– Да что же за жадина такая! Бессовестно не давать поиграть! Я тоже хочу! Пахнет только странно, но это ничего, я потерплю! – Мышка упорно следила за вредным мальчишкой, и именно в это утро ей улыбнулась удача! Лёха немного отвлёкся и забыл убрать тюбик моментального клея на место. Он собирал рюкзак к школе, нервничал немного, всё-таки новое всё, и сама школа, и одноклассники, и город. Хотя, город как раз ему нравился. И очень нравилось то, как изменилась его жизнь. Странное дело, но тут он вроде как действительно нужен, не то, что дома и у бабушки, куда его сплавили после замужества мамы! Это тихое «вроде как» происходило от боязни поверить и сильно пожалеть об этом. Лёха и так был в шоке от того, что дядька привёз его в магазин одежды и купил ему кучу всяких шмоток. Да не просто по распродаже, а клёвых! И рюкзак у него теперь был не ношенный и полученный от троюродного брата, а его личный, новенький! И вот теперь он укладывал в этот рюкзак всякие полезные вещи. Третий раз уже укладывал, просто потому, что ему нравилось перекладывать школьное барахло из отделения в отделение, примериваясь, где удобнее, даже запах новый нравился! Отдельной его гордостью был смартфон, который подарили Матильда и Марина Сергеевна. А клеил он свой любимый брелок. Его когда-то ему дядька Павел подарил, и Лёха с ним не расставался. Брелок был в виде совы, держащей в лапах рыбу. И вот эта рыба отвалилась, когда он цеплял на колечко брелока ключи от своего нового дома. Лёха тут же её подклеил, а вот убрать тюбик отличного моментального геля забыл!

Алёна кинулась на кошачьи крики и застала уникальную по силе воздействия и трагикомизма картину – воющая басом миниатюрная серебристо-голубая кошечка какими-то странными прыжками и почему-то задом пятилась, отбиваясь от чего-то невидимого. Изящные лапки махали прямо у кошачьего носа, а вой был сдавленным и полным ужаса. Вокруг ошалело кружились оба её огромных собачьих опекуна, не очень понимая, что именно происходит и как Мышке помочь?

– Мышка, ты что? – Алёна осознавала, что вопрос глуп, но ничего разумнее в голову не пришло. Но, против ожидания, кошка ответила.

– Мааааааавыыыыы! – яркие зеленые глаза уставились на Алёну, рот широко открылся в вопле и необъяснимое поведение кошачьего подросточка, наконец-то, стало ясным и понятным.

– Зачем ты укусила клей?! – ахнула Алёна, всплеснув руками. – Он же токсичный!

– Ммымыммааав! – прокомментировала Мышь, пытаясь лапой зацепить и выкинуть подальше коварный предмет, который напал на неё и так крепко поймал! – Нечееееееестно! Спаааасиииитееее! – вот что означали её крики. Лапой достать коварную штуку удавалось запросто, но когти скользили по металлической поверхности крохотного тюбика, клык, прокусивший тонкое тельце коварного агрессора, никак не доставался, но больше всего тревожило странное тянущее ощущение на губе и мерзейший запах, от которого начинала кружиться голова.

– Алёна, вытащи тюбик у неё из зубов! – Марина Сергеевна с ужасом прижала руки к груди, – Она же отравиться может!

– Может, но для начала она приклеилась! – Алёна подхватила несчастное кошачье дитятко на руки и открыла ей пасть пошире. – Слов нет! Капелька клея попала на губу. Ой, даже не шерсть прихвачена, а уже кожа.

– В ветеринарку? Срочно? – вскинулась Матильда Романовна.

– Боюсь, не успеем. Может и зуб вклеиться наглухо, придётся рвать, да ещё и надышится. Лёха, полотенце из ванной, быстро! – трусиха Алёна умела, оказывается, принимать важные решения быстро, да мало того что принимать, ещё и действовать могла! Она ловко закрутила Мышь в полотенце, оставив снаружи только голову с широко открытой пастью, вручила её Матильде Романовне как самой хладнокровной из присутствующих, перекрестилась и одним движением сдёрнула тюбик с зуба и губы несчастной пролазы!

Пронзительный вопль Мышки заставил отшатнуться всех, кроме Матильды Романовны, бестрепетно удержавшей эпицентр этого безобразия, и Марины Сергеевны, быстро промывшей водой широко открытый для мява ротишко и обработавшей ранку от содранного клочка кожи перекисью.

– Отпускааай! – скомандовала она подруге. Полотенце взвилось победным штандартом над головами спасателей, а перепуганная и оскорбленная Мышь исчезла быстрее, чем окружающие сумели уловить её движение, или хотя бы направление движения.

– Была кошь и нету… – потрясенно протянул Лёха. Он-то сразу опознал предмет, который явился виновником переполоха и теперь прикидывал, обойдётся, или его накажут за то, что бросил клей без присмотра?

– Единственная в мире саморастворяющаяся в воздухе кошка! Только у нас и только сейчас! – продекламировала Алёна, пытаясь унять дрожь в руках. Урс рядом недоуменно принюхивался, пытаясь уловить направление растворения кошки, а Бэк тряс ушами, в которые влетел Мышкин вой, и кажется, там застрял!

– Лёш, ты клей больше в доступе не оставляй, ладно? А то я заикой стану, а я учитель – мне нельзя! – проговорила Алёна, аккуратно выкидывая искорёженный тюбик клея в мусор, и устало опускаясь на стул. – Даааа, с добрым утром, дружок! – сказала она Урсу. – После такой зарядки для хвоста педсовет покажется детской игрой, а я-то так не хотела на работу ехать. Глупая! Съезжу, хоть отдохну!

 

– Вот! Вот до чего ты хозяйку довела… – вздыхал Урс, обнаруживший Мышку, замаскировавшуюся под незаметную тень за холодильником в их кухне. – Человек от приличных собак отдохнуть на работу не сбегает! Приличные собаки жить помогают, на охоту ходят, дом защищают, а ты?

– Так, может, я всё-таки не собака? – робко предположила Мышка, которая как-то и не горела желанием исполнять все правила, положенные приличным собакам. Очень уж их много…

– А разве кошки клей крадут? – хмуро уточнил Бэк, присоединившийся к другу в воспитательном процессе. – Ты видела таких кошек?

– Нет, кажется… – Мышка была потрясена случившимся, голова болела и кружилась от мерзкого запаха, очень болела губа, а на зубе ещё ощущался противный привкус от той гадкой штуки. Она только потом сообразила, что и собак, которые клей крадут она пока не видела… – Жаль, не спросила! – решила она. – Ну, ладно, стащу в следующий раз, уточню!

Алёна решила за руль не садиться, а отправиться на работу пешком, благо от новой квартиры до её школы можно было и так добраться. – Тем более, после такого утречка лучше уж я прогуляюсь!

Педсовет прошел как обычно нервно, правда, Алёну волны старых скандалов и зарождающихся новых склок как-то не касались, словно обтекали вокруг, не задевая и не волнуя. – Вот что значит, быть Мышиной хозяйкой! После неё уже даже не утвержденное вовремя расписание кажется такой мелочью… Тьфу и растереть!

Коллеги, разумеется, увидели обручальное кольцо на руке Алёны и после окончания официальной части, засыпали её вопросами.

– Да, замуж вышла, нет, в декрет пока не собираюсь, увольняться не планирую! – Алёна даже школьникам позавидовала, которые могут свалить куда подальше после того, как прозвенел звонок! Ей-то так не смыться. Завершающим пунктом и вишенкой на торте прозвучал язвительный голос химички, которая и до этого Алёну недолюбливала, а теперь стала к ней относиться ещё более нелюбезно:

– Не понимаю, чего тут радоваться. В стране на сто браков восемьдесят разводов! Посмотрим ещё, в какую статистику конкретно этот брак попадёт.

Алёна мило улыбнулась вредной тётке и решила, что даже отвечать на такую глупость не будет! И вообще, чего нервы тратить на каждую кислотно-щелочную химическую тётку?

– Хорошо-то как! – дорога домой через парк Алёне понравилась гораздо больше, чем поездка на машине. – Интересно, что там у нас дома?

А дома царило полное недоумение!

– Я вам клянусь! Краковской колбасы у нас не было! – доказывала Матильда Романовна.

– Так и у меня её не было… – недоумевала Марина. – Алёнушка, а у вас в холодильнике краковская колбаса была? – радостно окликнула она пришедшую с работы внучку, в надежде, что та кивнёт и недоумение разъяснится.

– Нет, я не покупала. А надо было? Кто-то хотел? – удивилась Алёна.

– Наверное, кто-то хотел, раз она появилась! – Марина показала на кружок краковской, лежащий на полу в гостиной.

– А что у нас колбаса на полу делает? – ахнула Алёна.

– Что-что… Живёт она тут! – Лёха валялся в кресле кверху ногами, болтая ими от полного и не помещающегося в организм восторга. – Блин, весело-то как у нас!

– Это точно, что весело, но мне интересно, откуда Мышь её приволокла?! – вопрос повис в воздухе и медленно покачиваясь, долетел до очень образцово-показательной Мыши, что само по себе было весьма и весьма тревожным признаком. Мышка настолько прилично не выглядела почти никогда. Разве что когда ей удалось забить под завязку один из новых тайников в этом доме. Но, этот момент никто не видел, а, значит, он и не считается!

– У нас не жизнь, а сказка какая-то! И, честно говоря, чем дальше, тем всё чудесатее и чудесатее! – протянула Матильда с восторгом.

– Ага, сказка на ночь для утреннего кофе! – фыркнула Марина Сергеевна.

– А почему на ночь и для кофе? – удивился Лёха, отбивающийся от собак, которые решив, что он валяется не просто так, и ему срочно нужна помощь и собачье содействие, старательно вылизывали его с обеих сторон.

– А чтоб на подольше хватило! – Алёна посмотрела на потолок, ничего необычного там не нашла, пожала плечами и отправилась выяснять происхождение деликатеса.

Глава 2. Игры с пространством

– Ну, не материализуется колбаса из воздуха! – уверенно заявил Павел, осмотревший после возвращения домой предъявленную ему находку. – Даже на такой высоте! Точно упёрла у соседей!

– Это мы поняли, только вот не ясно, как она туда пролезла! – Алёна показала на абсолютно целую перегородку, отделяющую их от лоджии последней, четвёртой квартиры, находящейся на этаже. С другой стороны лоджии стенка была сделана гораздо более капитально. – Мы всё осмотрели.

– Забавно! – Павел проверил и сам, но действительно, никаких щелей и дырок в перегородке видно не было. Лоджия застеклена, отверстий и зазоров нет! Но, он не сдавался, а поднял глаза и увидел вентиляционную решетку, ведущую в квартиру Марины Сергеевны. – Странно, я а не помню, чтобы у вас в этой комнате вентиляция была выведена сверху. А ну-ка… – он подцепил край накладки, закрывающей вентиляцию, и обнаружил, что она идет вовсе и не в комнату, а налево. – Вот и разгадка. Мышка прыгнула на стойку для цветов, а оттуда уже перелезла к решетке вентиляции, зачем-то попробовала её лапой, ну и та поддалась. Ещё бы! Нашу кошку можно использовать для бурения тоннелей для метрополитена, что могут ей противопоставить крепления, даже если они тут и были?

– Да уж… Теперь надо как-то возместить украденный продукт… – озаботились женщины.

– Ну, отдать обратно и дело с концом! – Лёха мыслил просто.

– Леш, вот представь себе, есть у тебя вкусная, ароматная колбаса, ты её законно купил и предвкушаешь отличный бутерброд! Потом она вдруг исчезает, а через некоторое время появляются твои новые соседи и возвращают тебе желанный продукт, только гммм, в несколько грызанно-запылённом виде. А местами ещё и когтями подранном! Видишь, старалась Мышенька, коготками тянула, зубками держала, в трубу пропихивала… – Алёна предъявила Лёхе круг колбасы, придерживая его так, как обычно держат что-то очень грязное – кончиками дух пальцев.

– Дааа, если с этой стороны посмотреть… Не, я бы не обрадовался точно! – Лёха принюхался и сглотнул слюну. – А вкус у нашей Мышки клёвый! Пахнет очень даже!

– Так, я пошел в магазин! – Павел тоже принюхался и аж самому захотелось! – За колбасным возмещением соседям, заодно и нам тоже куплю.

– Ты зачем колбасу принесла? – уточнил Урс у озадаченной Мышки.

– Как зачем? Ты же сам сказал, что собаки на охоту ходят! Вот я и пошла. А куда тут на охоту ходить? – Мышь с досадой оглядела стены и стекло. – Я все дверки и норки проверила, но везде не открывается, а вот там, – она кивнула на вентиляцию, ведущую к соседям, – Там открылось! Я туда пролезла, и увидела добычу, поохотилась и принесла! Не понимаю, что не так… Я же сама не съела! Всё людям, как ты и говорил.

– Дичь не принадлежит никому, а это, – Бэк тоскливо покосился на колбасу. – Принадлежит другим людям. Получается нехорошо!

– Как-то сложно всё очень, – вздохнула Мышка. – Этак надо дичь выследить, догнать, и ещё выяснить, принадлежит она кому-то или нет? Странно… Ладно, я пошла, может, ещё чего-нибудь найду. Другое, такое, чтобы никому-никому не принадлежало.

Псы переглянулись, Бэк тоскливо замотал головой, а Урс как старший и более опытный, осторожно взял Мышку за шиворот, и ушел в комнату – воспитывать и объяснять.

Павел, сходив в магазин, отправился возмещать соседям пропажу.

– Давай я схожу? – Алёна чувствовала себя неловко. – Это всё-таки моя кошка.

– Это наша кошка! – поправил её Павел. – И не думай, что я тебя отпущу на съедение к соседям!

Вернулся он нескоро. А по возвращению доложил:

– Хорошо, что сходил сейчас. Соседи уже до скандала доругались, каждый утверждал, что другой его обманывает и изощренно издевается! Зато потом хохотали так! Нет, сначала не поверили, пришлось показывать нашу замечательную вентиляцию. А с их стороны решетка вбок сдвинута, так что всё оказалось наглядно. Короче говоря, обошлось всё благополучно! Сейчас пойду и заделаю наглухо решетку. У них лоджия тоже застеклена, но створки открыты, как бы не спланировала наша Мышь! Да и неприлично без приглашения такой воришке в гости лазить. Хорошо хоть съедобное уволокла, а ну как что-то ценное? Да, нас пригласили в гости, но я отговорился на попозже. Созвонимся, договоримся когда.

– Правильно! С соседями лучше дружить! – покивала головой Матильда Романовна. – Только я ни разу не видела, кто там живёт.

– А они несколько раз ремонт переделывали, всё им что-то не нравилось, и вот только сейчас закончили и окончательно переехали. И надо же, вентиляцию не проверили! – Павел хмыкнул. – Так что когда я уходил, они как раз начали выяснение, кто именно из них в этом виноват!

– Похоже, люди не скучают, – прокомментировала Матильда Романовна, – Хорошо, что у нас звукоизоляция хорошая.

– Скучать они по определению не могут. Жена недавно стала этим, сыроядом, сыроедом, короче, ест листья и ростки как коза. А муж убежденный сторонник всяких лакомств и колбаса была его личной и неприкосновенной собственностью! – рассмеялся Павел. – Я поторопился убраться, опасался, как бы меня звуковой волной не прибило!

Марина Сергеевна опасливо покосилась на стену, которая отделяла её квартиру от громких и эмоциональных соседей. – Будем надеяться, что стена выдержит! – оптимистично заявила она. – А вообще, эти кошачьи перемещения в пространстве, могут кого угодно с ума свести. Мне рассказывали, как кот чуть не стал причиной массового приступа нервного расстройства у руководства крупной арабской нефтяной компании.

– Бабушка, а ты не рассказывала! – удивилась Алёна.

– Да как-то к слову не приходилось. У меня была знакомая, которая занималась разведением курильских бобтейлов. Ещё во времена СССР получала специальный пропуск как фелинолог, и ездила на Сахалин за котами. Говорила, что они замечательно охотятся на лосося во время нереста.

– Как это, интересно? – удивился Лёха. – Коты же в воду не полезут.

– Какая там вода! Они прыгают на спины рыбам, лосось идёт очень плотно, выбирают самую привлекательную для них, и лапами выкидывают на берег! Хотя, они и воды не боятся и вообще по характеру очень похожи на собак!

Мышь, ускользнувшая от нравоучений Урса, просочилась в комнату и насторожила уши.

– Ага! Ловить рыбу, значит, можно! А ты говорил нет… - она укоризненно покосилась на Урса.

Псы нервно за Мышкой переглянулись и тоскливо прижмурились.

– Спасёт нас только то, что рыбы тут нет! – беззвучно вздохнул Бэк.

– Может и спасёт, а может, и не очень! – помотал головой более опытный Урс, наблюдая, как Мышка что-то обдумав, тихо удаляется.

– Так что с арабами-то было? – поторопил рассказчицу Лёха.

– Знакомая моя, привезя котов и кошек, занималась селекцией, ездила на выставки, и вот однажды ей надо было ехать в Дубай. Не по собственному почину, конечно, а потому что там очень крупная выставка была. Остановилась она в отеле, по-моему, на двадцать пятом этаже. Может, на двадцать шестом, не суть… Короче, очень высоко. А звездой её питомника был кот Баграт. Крупный, мощный, очень красивый и умный. Но, чрезвычайно самоуверенный. Впрочем, как большинство котов, которых любят. Она приехала, заселилась, оставила котов, это было согласовано, и строго-настрого запретила сотрудникам отеля открывать окна, особенно балкон, и ушла оформлять документы на выставку. А под вечер, когда вернулась, выяснила, что дверь на балкон приоткрыта, все остальные коты на месте, а Баграта нет! Она в ужасе, в слёзах вызвала сотрудников отеля. Те впали в панику, потому что там породистые коты очень и очень ценятся, а тут супер-пупер-гранд чемпион всего чего только можно! Начали выяснять, сколько он стоил. Она мне говорит, что чуть с кулаками на них не кинулась. Баграт – друг, какие там деньги и возмещение! И тут одному из сотрудников приходит в голову, что внизу стоят швейцары, охрана, камеры, и никто кота не находил. Не докладывали ничего этакого! Проверили, действительно, ничего не было. Стали искать. С извинениями и поклонами прошли по номерам. И оказалось, что двумя этажами ниже помещения были арендованы местной нефтедобывающей компанией, и там по вечерней прохладе проходил совет директоров. Проходить-то проходил, но в какой-то момент времени на широченный роскошный балкон с неба прилетел огромный красавец-кот. Причём, таких никто из ошеломленных арабов раньше не видал. Кот с коротким пушистым помпоном вместо хвоста и немыслимой уверенностью!

 

– Представляю себе их изумление! – восхитилась Матильда, вообще всякие эффектные появления по жизни уважавшая.

– Нифига себе!!! – присвистнул Лёха.

– Вот именно, – кивнула ему Марина Сергеевна. И продолжила:

– Кот, судя по всему, не ожидал резкого порыва ветра, который на такой высоте бывает часто, но, падая, он ухитрился перегруппироваться. А может, ветер изменился. Не знаю, Баграт не признался, что уж там было… Факт в том, что влетев на чужой балкон и обнаружив обесточенных от крайнего изумления незнакомых мужиков в длинных ночных рубашках и с тряпками на голове, как это с точки зрения российской животины выглядело, он ничуть не смутился, а отправился знакомиться. Ну, и правда, что уж теперь делать, не обратно же выскакивать? Высоковато, однако! Короче говоря, он обошел весь стол, вежливо останавливаясь перед каждым арабом, присутствующем на совете директоров. А потом, с великим достоинством запрыгнул на гигантских размеров овальный стол и уселся в центре. Видать, решил, что надо дать людям возможность полюбоваться на себя любимого.

– И что? – Павел хохотал в голос, радуясь, что он не араб на том совете.

– Ну, что? Они и любовались. Может, в шоке были, а скорее всего, каждый думал, что у него глюки, но признаться боялся. Так и сидели молча, пока к ним не просочился менеджер отеля с поклонами, извинениями и уточнениями, а не у них ли особо ценный котик из России пребывает. Тогда они малость отмерли и оклемались. Окончательно это произошло, когда с топотом и слезами туда ворвалась моя знакомая, и Баграт сиганул к ней, одним махом преодолев стол, бумаги, и голову вице президента компании.

– А дальше? – Алёнка отсутствием воображения не страдала, и была в восторге от нарисованной им картины.

– Знакомая рыдает уже от счастья, Баграт воздвигся у неё на плечах и мурлычет как реактивный самолёт, менеджер в полуобмороке об облегчения с одной стороны и ужаса с другой.

– А ужаса почему? – деловито уточнила Матильда.

– Как почему? Они сорвали важнейшее мероприятие у серьёзнейших людей. Там, по-моему, и за меньшие проступки могут случайно и навсегда потерять в пустыне. Но, как выяснилось, арабы были вовсе не против. Особенно, после того, как поняли, что это не знак свыше, который надо было ещё растолковать, и не галлюцинация вовсе даже, а просто котик русский мимо пролетал. От русских же вообще можно всего ожидать, а от их котов так тем более! Через несколько минут, они уже искали переводчика, чтобы уточнить, что это за кот, можно ли его купить, а если нельзя его, то можно ли такого же? Совет был сорван напрочь, но участники веселились как дети, даже вице президент, с которого Баграт чуть куфию не прихватил в полете.

– А куфия это тряпка такая арабская, которая у них с башки свисает? – заинтересовался Лёха.

– Точно, но ты только при арабах так не говори! – порекомендовала Матильда. – Не поймут!

– Что-то мне кажется, что Мышь слушала это всё немного внимательнее, чем надо было бы… – вздохнул Урс.

– Однозначно! И почему-то очень недовольно разглядывала свой хвост. К чему бы это? – c подозрением покосился на Мышку Бэк. – Мышь! Ты чего так хвостом не довольна?

– А может я бобтейл? – Мышка мрачно рассматривала свой длинный серебристо-серый хвост. – Ну, длиннохвостый такой бобтейл… Осталось только проверить, как я ловлю рыбу!

– Нет! Ни-ни-ни! Никакой рыбы! Никаких бобтейлов! – загомонили оба воспитателя, представив, что им предстоит, если Мышь утвердится в этой мысли. – Ты собака! Запомни!

– Не знаю… Не хочу как-то… – протянула задумчиво Мышка

Не хочешь – заставим, не знаешь – того… Научим! Короче, иди и веди себя по-собачьи!

Мышка подозрительно быстро утешилась и блеснула зелеными глазами. – Ты разрешаешь?

– Да! – скомандовал Урс и растеряно проводил взглядом просвистевшую мимо серебристую тень.

– Куда это она? – удивился Бэк.

Нет, они бы сходили и проверили, но, Павел, отсмеявшись, позвал их гулять, и это волшебное слово отвлекло их от Мышиных замыслов. И напрасно, потому что первое, что они услышали, когда вернулись, был вопрос Алёны:

– Паш, а ты колбасу не видел? – на немое изумление мужа она ответила: – Нет, ты не думай! Та, которую ты купил нам для еды, лежит в холодильнике, а вот та, которую Мышка принесла, пропала… Мы уже всё обыскали!

– Я всё понял, это заразная колбаса! У неё секретная функция теряться и чтобы её разыскивали! – Павел покрутил головой, – Урс, Бэк где колбаса? Искать!

Псам и принюхиваться было не надо, понятное дело где!

– Мышка… Ты что, всё остальное съела? – оба собачьих наставника ошеломленно уставились на котейку, обессиленно лежащую на огрызках краковской колбасы.

– Дддда! – Мышка устало лизнула лапку и брезгливо отодвинулась от огрызка.

– Да как же в тебя влезло-то? – Урс изумленным взглядом окинул миниатюрную молоденькую кошечку-подростка.

– Я старалась! Ты же велел! Но, больше не могу!

– Но, как? – продолжал недоумевать Бэк. – Это просто невозможно!

-По всему выходит, что я всё-таки кошка! Мама говорила, что истинные котики растягиваются! – размышляла Мышка про себя. – Хотя, с другой стороны… Надо бы ещё подумать…

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16 
Рейтинг@Mail.ru