Пёс из породы хранителей и праздник противоядия будням

Ольга Станиславовна Назарова
Пёс из породы хранителей и праздник противоядия будням

Глава 3. И котики болтливые в глазах

Юля всегда знала, что она особенная! Прямо в первом классе это поняла, нет, ещё в детском саду! И вот свершилось! В их группу, вместе с Ладой Борисовной, которая должна была вести занятие по актёрскому мастерству, внезапно пришел препод из другого актёрского училища! Явно не просто так пришел. Все знают, что он ещё и режиссёр, а значит, это шанс. И именно для неё!

– Так, ребятишки, у нас сегодня гость, – Лада хитро прищурилась, – Андрей Иванович Колесников хочет посмотреть на вас в небольшом этюдике. Слушаем его внимательно!

Колесников довольно потёр ладони, осматривая внимающих его словам студентов:

– Исходные данные таковы: имеем старшего родственника и вас, мучимых желанием получить с него деньги на какую-то свою хотелку. Пол, особенности характера, и прочее, касающееся старшего родственника – по вашему усмотрению! Да, только, чур, реплики подаём и за себя и за родственника. Импровизируем на камеру.

О! Это волшебное слово «камера». Студенты один за другим выходили в центр аудитории и показывали свои версии.

У Юлии сияли глаза. – Вот уж свезло, так свезло! Это как на экзамене вытянуть билет, который знаешь назубок почти с рождения! – радовалась она. Юля не волновалась ни чуточки! Уверенно вышла и начала отработанную до автоматизма сцену.

Поняла сразу, что сумела поразить и сокурсников, и преподов.

– Ванечка, я так устааюю, но мне ничего-ничего не надо! У меня всё есть. Ты не думай! – проникновенно вещала она, покрывшись интересной бледностью и смаргивая крупные слёзы.

Преподы переглянулись.

– Талантливая девочка, оказывается… – прошептала Лада.

– Да уж, в этом амплуа талант у неё есть несомненный! – кивнул Колесников. А сам добавил про себя – И великая практика… Куда уж там её брату, бедняге, устоять, когда у самого рука к кошельку тянется, поддержать бедное голодное и изможденное создание. Вот ушлая заразочка!

По результатам этюда Колесников выделил троих студентов, разумеется, в их число попала и Юля, горделиво посматривающая на остальных. Она, правда, была уверена, что ещё двое были выбраны совершенно напрасно. Куда им до неё!

– Так, вы молодцы! Просто восхитительно! А теперь усложняем задание для наших финалистов. Остальные могут сесть и получать удовольствие от зрелища! – он как-то хитро подмигнул аудитории, отчего студенты расслабились и развеселились.

– Каждый из вас отыграл отлично. Двое ребят просили деньги у родителей, а девушка-красавица филигранно освежевала брата! Изумительно сыграно, я чуть сам не подал на пропитание! – аудитория грохнула хохотом, а Юля торжествующе ухмыльнулась, – Сейчас каждый из вас представляет себя на месте того, кого только что потрошил и красиво отбивается! Снова играем за оба персонажа. Ещё раз уточняю: ведём речь так, чтобы просящему ничего не досталось!

Оба Юлиных сокурсника сосредоточились на задаче, а Юля из состояния торжества и ликования разом ввалилась в какой-то обалделый транс.

– Как это не досталось?

Глупой она не была, понимала, что такое в принципе может быть, чтобы человек попросил, но ему ничего не дали. Но вот чтобы не дали ЕЙ? И кто? Ванька? Что он такое должен сказать, чтобы она не нашла лазейки, выхода, норки, щёлочки через которую можно добраться до уязвимого пространства, на котором можно выплясывать сколь угодно долго? Такого просто не могло быть!

– Отлично! Достойный ответ! – похвалил Колесников первого из сыгравших. – Теперь вы, юноша, вас Александром зовут, да? Девушке приготовиться…

– Какой девушке? Мне что ли? – растерялась Юлия. Она постаралась сфокусироваться на сценке, разыгрываемой темноволосым парнем из её группы, быстренько проиграв её в уме на свой лад.

–Так! Александр, отлично! Просто великолепно. А теперь вы, Юлечка! – Колесников усмехнулся, деваха явно была озадачена. Вышла гораздо, гораааздо менее уверено. – Ну-ка, ну-ка… Давай посмотрим, что ты придумала?

Юлия мямлила что-то настолько невыразительное и бесспорно являющееся плагиатом, что Колесников только брови поднял.

– Юленька, я, если честно, был убеждён, что вы и этот этюд отыграете лучше всех. Может быть, вам не хватило времени?

Юля закивала.

– Хорошо, давайте ещё разок. И я вам немного помогу. Чуть изменим условия игры. Это вы – тот человек, у которого просят. Вы сами отказываете просящему. Ну, пусть это будет кто-то из ваших сокурсников… Лады?

– Да! – Юля обрадовалась. Это меняло всё! Она была готова буквально через минуту и отлично, толково, красиво и грубо отказала воображаемому просителю. Без минимальной возможности для этого самого просителя хоть немного сохранить достоинство и выйти из ситуации без потерь.

– Великолепно! – обрадовался Колесников. – Я благодарю вас всех, и в первую очередь Ладу Борисовну, которая вместе со мной осуществила маленький эксперимент. Если честно, то это было не просто так.

Группа насторожилась. Студенты всегда уповают на то, что как в песенке про пешеходов, шлёпающих по лужам, вдруг появится волшебник, пусть и без вертолёта и эскимо, но с кино!!!

Колесников, разумеется, отлично это знал, загоревшиеся надеждой глаза видел, и хмыкнул: – Мне нужен один человек на съёмки рекламного клипа. Я просмотрю ещё разок все ваши экспромты и через два дня объявлю, кто из вас приглашается на съёмки.

Юля только скромно улыбнулась. Понятно же, кого он выбрал! Можно и не тянуть эти два дня, а сразу объявить, что он приглашает на съемки именно Юлию Градову! И пусть говорят, что это только рекламный ролик, но она, Юля, точно знает, что удачная реклама может стать лучшим трамплином для актёра!

Она вышла из аудитории, ощущая триумф! После занятий ей даже не хотелось уходить от однокурсников, они уже словно подзабыли, как хорошо она сыграла. Следовало напомнить! Юля покрутилась перед зеркалом и окликнула несколько человек, пригласив к себе в гости.

– Вань! Привет! Ты мне пришли денег на карту, – Юля решила, что хоть тортиком и нарезками, но отпраздновать свою победу она должна!

– Привет. А что случилось? – Иван вёл приём, отвлекаться терпеть не мог, считал это верхом неуважения к пациентам.

– Ничего. Хочу продукты купить. Ну, кинь… Тысяч пять-семь. Можно больше, – рассмеялась Юля. – Не обижусь.

Она расслабилась от недавнего успеха, поэтому и отнеслась к миссии «потрясти братца» так легкомысленно.

Иван только зубы стиснул. Разговаривать с сестрой он никак не мог, то, что деньги он ей на продукты оставил и прилично, он помнил прекрасно. За квартиру заплатил сам.

– Вань, ну не жилься… Я ж не сто тысяч прошу.

– Юля, вечером поговорим! – Иван отключил смартфон и заставил себя сфокусироваться на приёме.

– Ах, вот ты как, братец… Ладно-ладно… Вечером поговорим и ещё как! – Юлька нехотя достала карточку. Деньги у неё были, разумеется, правда, тратить свои она не любила, поэтому ухитрилась повернуть дело так, чтобы приглашенные покупали угощение в складчину.

– Клёвая квартирка! – восхищались однокурсники. – У тебя брат из крутых, что ли?

– Не, он врач. Из этих, спасатели которые, – небрежно отмахнулась Юля, выстраивая многоуровневый бутерброд для себя любимой.

– Ну, если ты его так просишь, как сегодня демонстрировала, он действительно последнюю рубаху с себя снимет на твоё благоустройство, – презрительно фыркнула одна из девчонок. – Хотя, вторую часть ты отыграла неважно…

– Чтоб ты ещё понимала! – презрительно сморщилась Юлия. – Я уверена, что роль в рекламе моя!

– Да ладно! – рассмеялись ещё трое. – Ты ж облажалась в конце.

Юлька обиделась смертельно, её триумф был омрачён вульгарной завистью, но что уж тут поделать? Надо привыкать! Такова её доля. Известным и талантливым всегда завидуют! Она любезно улыбнулась, борясь с искушением вывернуть на голову смеющимся чайник с заваркой. – Ничего-ничего, через пару дней они всё сами услышат! А Ваньке я припомню! Денег пожалел…

Иван возвращался домой с ощущением, что ему предстоит что-то очень неприятное.

– Странно… На работе всё отлично. Света со мной не ругалась. Блэк ничего не сожрал, машина исправна. Что же это такое было-то?

Вспомнил за ужином, когда Светлана подкладывала ему котлету. – Ой, блин! Точно! Вот что я забыл! Юля просила денег ей на продукты кинуть. Пять-семь тысяч. Я ж ей только-только давал. И прилично.

– Ну, мало ли, какие у молоденькой девушки в театральном институте могут быть нужды… – хладнокровно ответила Света. – Может, спа или ноготочки… Или из шмоток прикупить что-то.

– Пуховик я ей купил, сапоги тоже, – вздохнул Иван. – Свет, сердишься?

– За что, милый? Если ты собрался помереть, загоняя себя работой во имя содержания сестры и исполнения всех её желаний, что я могу возразить? – Света обняла его за плечи, борясь с искушением взять новенькую керамическую сковородку и треснуть любимого по темечку.

– А что? Она не чугунная, лёгонькая! Проломить не проломлю, а душу отведу! – рассуждала про себя Света, но, припомнив строгий наказ Матильды мужа не контузить и не калечить, вернулась к изначальному плану, аккуратно вычерченному на специальной торжественно-плановой миллиметровой бумаге.

– Могу, конечно, тебе сказать, что я тебя люблю, что хочу от тебя детей, даже внуков хочу! И чтобы ты их со мной растил. Понимаешь? Причём, желательно в живом и здоровом виде!

– Ээээ, в мёртвом виде я их и завести не смогу, – осторожно возразил Иван, ощутив, что атмосфера как-то сгустилась и малость искрит.

– Не боись! Юрист хирурга не обидит! – вздохнула Света, с сожалением пригладив Ванькину шевелюру.

– Только на это и уповаю… – рассмеялся Иван. – Не сердись. Я думаю, что Юлька освоится, и я перестану ей быть нужен.

– Милый, вот ты взрослый, а такой наивный! Слов нет, – Света вздохнула. – Ты можешь с ума сойти от переработки, а она посочувствует и запросит новые туфельки, крутой костюмчик и сумочку, потому что у всех такие уже есть, а чем она хуже!

 

Иван хотел было возразить, что с ума сходить не собирается, но заметил движение в дверях и судорожно втянул в себя воздух.

– Ты чего? Это же Рыжик, – Света невинно улыбалась.

– Ддда, я вижу. Это я так… Сон про рыжих котов снился забавный.

– Бывает! – согласилась Света, отвернувшись к мойке.

– Да, слючаетсяяя! – согласился и Рыжик, удобно устроив упитанный задик на боку Блэка.

– Чего? – ахнул Иван и лихорадочно оглянулся на Свету. – Свеет!

– Что милый? – Cвета выключила воду. – Ты что-то сказал?

– Я? Я сказал? Неее, я ничего такого… – Иван дико хотелось спросить, а не слыхала ли Света то, что сейчас произнёс Рыжик, но понимал, что тогда ему надо признаваться в том, что он и раньше внимал говорящему коту, и вообще уже не очень-то здоров.

Юлька позвонила с намерением поскандалить с братом очень вовремя! Иван прихватил смартфон, убрался подальше из кухни, уселся в кресло и приготовился общаться с сестрой.

– Юль, я же перевёл тебе на продукты! – попытался объяснить он свой отказ.

– Перевёл? Да что ты там перевёл? Пятнадцать штук? Копейки какие-то! Это же Москва! Тут цены! Ты понимаешь, что у меня есть потребности? – Юля рассматривала себя с зеркало и показательно негодовала. Нет, если бы не сегодняшний триумф, она бы продолжала гнуть линию бедной сиротинушки, которую жестокосердная мать последнего кусочечка хлебушка лишила. Но после её удачи, когда она уже видела прилетевший ей на карту гонорар за съемку, статейки в журналах о талантливой молодой актрисе, и очередь из режиссеров, которым страшно понравится её игра, вымаливать эти жалкие крохи ей стало как-то противно. – Я молодая девушка! Актриса! Мне в салон надо, одеться надо, я же как пугало хожу… И вообще!

Иван с усилием отодвинул от себя смартфон с мерзким голосом какой-то незнакомки, почему-то притворившейся его сестрой, приложил его к кресельному подлокотнику, чтобы хоть как-то заглушить эти звуки, и наткнулся на сочувственный взгляд Рыжика.

– Кирчииит? Я тоже так не люблю, когда кирчат… Особенно, когда просто так, – простодушно сказал котик. – А уж когда несправедливо ругаааатся, и вовсе так обиииидно!

– И не говори! – машинально откликнулся Иван и сообразил, что перешел к следующей стадии. Так только с ним глюк говорил, а теперь он отвечать начал!

Резко заболевшая от воплей Юльки голова требовала сочувствия, и он потрогал висок, в котором по ощущениям уже какая-то дырка должна была быть. Висок оказался цел, зато из смартфона, уже не так плотно прижимаемого к креслу снова послышался голос сестры:

– И спа!

– И спать… – автоматически подхватил Иван.

– Маиссссяяя? А чего ты маиссся? Это ж так просто деется! – кот протянул лапу и ловко сшиб гомонящий смартфон на пол. Гаджет, вместе с визгливым сопрано сестры покрутился по паркету и уехал глубоко под диван, где и затих в шоке. – И усё! И тишинааааа! Ты это… Обращайся, если что! – Рыжик потёрся об руку застывшего в неподвижности Ивана и поспешно удалился. Он учил свою роль целое утро. Поклялся собственными усами, что ничего лишнего не скажет, и вот теперь вспоминал, а это лишнее, оно какое?

Глава 4. Самое правильное место для смартфона

Света аккуратно закрыла балконную дверь за Рыжиком и отправилась посмотреть, в каком состоянии Иван.

– Вань? Ванечка?

– Аааа? – вид у мужа был странный.

– У тебя всё в порядке?

– Не знаю пока… Смотря относительно чего в порядке… – философски ответил Иван и на глазах изумлённой Светы полез под диван.

Через полчаса она рассказывала об этом заговорщицам так:

– Смотрю я и думаю, что как-то мы перестарались! То ли он там прятаться собрался от реальности. То ли жить будет…

– Ну? А оказалось? – Марина вытирала слёзы, выступившие от смеха, кухонным полотенцем.

– За смартфоном полез. Рыжик всё-таки поимпровизировал и закинул Ванькин смартфон туда.

– И ничего я такого не делал! Я не мповиривал ни разу! Просто он такой расстроенный был, а эта, которая в звонилке сидит, так кирчала, так кирчала, а он так плохел-плохел, что я ему и сказал, что б он не маилсииии! – Рыжик опасливо отодвинулся от Лёхи, которому клялся усами ничего лишнего не говорить, но Лёха даже не пытался возмущаться – просто сил не оставалось. Он лежал, уткнувшись головой в сложенные на столе руки, и всхлипывал от хохота.

– И чего ты расстраиваиссссяяяя? Я ж не обидел его. Утешил токо. Котики умеют утешать! – Рыжик решил продолжить общественно-полезную деятельность, залез на плечи Лёхи, и придавил его всей тушкой. – Вот видишь, ты сразу не расстраиваиссссяяя.

– Рыженька, ты ж его придушишь! – Алёна оторвала упитанного и уютного котика и переложила его на свободный стул.

Лёха поднял голову, вытер рукавом лицо и заявил:

– Я понял! Во-первых, я никогда не женюсь! Если попадётся такая как Юлька, сразу можно сдохнуть, чтоб долго не мучиться. Во-вторых, я никогда не влюблюсь! Потому что…

– Если попадётся такая как Юлька, то ты реанимируешься и опять сразу сдохнешь? – заинтересованно уточнила Алёна, – Ладно, тут свидетелей куча, мы тебе припомним! Мы вообще не злопамятные, просто всё записываем!

Урс насмешливо пофыркал, покосившись на Айку, настороженно прислушивающуюся к тому, что происходило в детской. Так как Степашка мирно спал, она решила, что можно и со стаей побыть.

– Люди, ну ведь, правда, страшно же! – Лёха покрутил головой. – И чего это Ваня такой ло… Ой!

Светлана оскорбления мужа не спускала никому, и лёгкий, но меткий подзатыльник, прилетевший по лохматой Лёхиной голове, удачно оборвал неразумную фразу.

– Молчу, молчу! – Лёхе стоило только глянуть на моментально разгневавшуюся Светку. – Я вообще ничего уже не говорю.

– Вот и правильно! Так-то оно безопаснее! – Марина погладила Лёху по пострадавшему затылку. И пояснила. – Ты не прав. Иван не дурак и не лох, просто судит по себе. Он-то попросил бы только в самом крайнем случае, вот и думает, что его сестра такая же. Она действительно талантливая.

– Актриса… – добавил Лёха.

– Нет, что ты. Актрисы умеют играть разные роли, а эта – одну. Роль под названием: «Всё мне, всё мне и никому ничего больше». Зато уж её она играет филигранно!

Матильда хмыкнула, достала планшет и включила запись, присланную Колесниковым.

– Дааа, прям чуть сам не прослезился… – хмыкнул Лёха. – Бедняга Иван, с такой попрошухой действительно всё отдашь, и ещё виноватым будешь себя чувствовать.

– Смотри внимательно, учись узнавать таких, пригодится! – Матильда улыбнулась мальчишке, а потом повернулась к Свете.

– Ну, так что Ваня?

– В глубоком шоке. Решил, что переработал капитально, аж до галлюцинаций. А тут ещё и эта, – Света с омерзением кивнула на планшет, – Пиявища перезвонила. И давай ему опять впаривать, что он ей копейки даёт. А ей одежда нужна нормальная, и обувь, и ноготочки, и волосёнки! Я чуть не предложила последние повыдёргивать! Абсолютно безвозмездно! Так сказать, в порядке родственной помощи!

Матильда посмеиваясь кивнула:

– Да, такое предложение как-то само на язык просится.

– Аж руки чешутся, как просится! – Светлана хищно согнула пальцы.

– А что Иван? – осторожно уточнила Алёна.

– И так в шоке был, а тут и вовсе в осадок выпал. Я так понимаю, что раньше Юлечка была более осторожна, да, пару раз в подростковом возрасте её пробивало на лишнюю откровенность, но она довольно быстро возвращалась к образу милой несчастной девочки. А может и матушка ей подсказывала, что надо аккуратнее, не знаю… А тут она расслабилась, решила, что роль в рекламе уже у неё в кармане и понесло красоту писанную. Так Иван довольно долго сидел, и молча слушал её требования, а потом прицельно швырнул смартфон обратно.

– Куда обратно? – удивилась Марина.

– Как куда? Под диван! Сказал мне, что маяться он будет завтра, на сегодня, по заветам котика, это мероприятие отменяется.

– Надеюсь, ты не уточнила про котика? – Алёна насмешливо покосилась на Рыжика, который старательно делал вид, что его тут вовсе и нету.

– Сделала вид, что не расслышала, а когда Ваня ушел в душ, полезла под диван, отключила этот гадский гаджет и положила его обратно, туда, откуда взяла. Он там вообще очень хорошо смотрится. Мне прямо понравилось!

– Да, это наш малыш хорошо придумал! – поощрительно кивнула Рыжику Матильда. – Смартфоны – это такая беспокойная вещь!

– Ой, ба! Зря ты это сказала! – рассмеялся Лёха. – Рыжик же все наши смартфончики попрячет!

Когда он ушел из кухни, Матильда многозначительно посмотрела на котика. – Рыжинька, Лёше очень мешает его смартфон, пока не сделано домашнее задание!

– Он тоже маитсяяя? – наивные золотистые глазища вопрошающе глянули на Матильду.

– Очень! Очень мается и страдает даже! – серьёзно подтвердила Матильда. – Только он тебя теперь подозревать будет, поэтому, мы тебе приготовим алиби.

– Вкусное? – обрадовался Рыжик.

– Нет, вкусная будет награда, а алиби – полезное, – пообещала Матильда. – Только уточни у Мышки, куда она спрятала Лёхину бейсболку, которую он искал месяц по всей квартире и не нашел, туда и смартфон прячь.

– А почему ты не нашла? – удивилась Марина.

– Принципиально не искала. Бейсболка была с омерзительнейшей кровавой тварью, которая мне вполне могла присниться в кошмаре. Лёхе она очень нравилась, и я её натёрла кошачьей мятой. Чуточку. Для человека незаметно, а Мышка тут же избавила мир от лицезрения пакости. Очень капитально! Да, так мы отвлеклись! Светочка, ты планируешь использовать запись актрисы нашей расчудесной? – Матильда кивнула на планшет.

Света глубоко задумалась. Нет, если бы дело было только в ней, она бы Ване эту, с позволения сказать, игру, отправила бы сразу же. Но ему и так сильно досталось.

– Подожду, как дело пойдёт.

– Верное решение! – Матильда что-то черкнула в плане. – У девочки-красавицы послезавтра миг откровения, хорошо бы она ещё завтра Ивану позвонила…

Юля, взбешенная тем, что вместо отправки денег, Ванька сбрасывает вызов, звонила ему весь вечер! Вызываемый абонент находился вне зоны действия сети так упорно, что Юлька, наконец-то поняла, что он отключил телефон.

– Ну, погоди, Ванечка! Я тебе завтра всё скажу!

Весь следующий день Юля лелеяла планы. Нет, не по звонку брата, а по завтрашнему своему триумфу.

– Вы все, все увидите, какая я! – думала она, высокомерно поглядывая на сокурсников. – Локти будете кусать, а роль-то моя!

Вечером, вынырнув из облака красочных мечтаний, в котором её заметил Бондарчук и пригласил в свой последний блокбастер на главную роль, а там её заметил Спилберг… Юлька вспомнила, что она не осчастливила скандалом Ваньку.

Звонок раздался, когда Иван сел ужинать. Он покосился на экран смартфона и машинально поискал глазами диван.

– Вань, что? На работу вызывают? – Cвета застыла с тарелкой в руках.

– Не… Юля, – ему жуть как хотелось за неимением в кухне дивана, использовать мусорное ведро! Но чувство долга пересилило. – Привет!

– Ты ещё привет говоришь? Есть у тебя совесть или нет? Ты почему звонки сбраcываешь, телефон отключаешь, деньги не прислал? – заверещала Юля.

Она никогда не видела Ивана на работе и близко не понимала, что он вообще-то вовсе не плюшевый мишка или груша для битья. Пока он видел в ней маленькую девочку, которая нуждалась в помощи и защите, он много чего прощал и спускал ей с рук, но она и не позволяла себе сильно заигрываться, а тут её понесло…

– Так! Стоп! Я устаю до полусмерти, и твой визг терпеть не намерен. Ты живёшь в отдельной квартире, на еду денег хватает, одежда есть.

– Да что там за одежда… Это же старьё! А! То, что ты пуховик купил… И ты считаешь эту тряпку одеждой? Да его только пенсионерке одевать! Он немодный!

– Заработай на модный и купи! – отрезал Иван.

– Да! Я заработаю! Меня на съемки приглашают! Но учти… Я даже в интервью про тебя не вспомню! Скажу, что я единственный ребенок в семье! Если денег не пришлёшь, ты мне не брат! – орала Юлька. Ей почему-то казалось, что эта угроза должна страшно задеть Ивана.

– На здоровье! Удачи! – Иван отключил смартфон, не поленился, встал, дошел до гостиной и всё-таки закинул его под диван! – Нифига себе, как её понесло!

Света благоразумно помалкивала, пока он не успокоился, а потом уточнила. – Квартиру будешь продолжать оплачивать?

– Да жалко дурочку… Про какие-то съемки говорила. Наивная такая. Ещё полезет куда-то…

– Вань, давай спокойно подумаем, а почему тебе её жалко-то? Девочка жила в общаге?

– Ну, да… Она же домашняя.

– Ты общагу ту видал?

– Да я ж жил…

– Нет, ты в своей жил. Ты её общагу видел?

– Нет, конечно. Она не звала.

– Ну, так посмотри сейчас, – Света вынула планшет и показала на нём фотки, присланные коллегой. – У моей знакомой с работы дочка учится в том же вузе. Периодически ходит в гости к однокурсницам. Я попросила её пофоткать там. Смотри. Вот, комнаты, вот конкретно та, где жила Юля. Вот её кровать.

 

– Да ладно… Нифига себе! И это сейчас общаги такие? Как гостиница.

– Именно. Конечно, не поручусь, что все и везде, но тут условия очень и очень неплохие. Вот шкаф есть у каждой девочки. Стол, холодильник. Душевая и туалет. Вань! На каждую комнату свои!

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15 
Рейтинг@Mail.ru