По ту сторону сказки. Околдованные в звериных шкурах

Ольга Станиславовна Назарова
По ту сторону сказки. Околдованные в звериных шкурах

Глава 2. Напарник Степана

День был тяжелый… Родители были в Москве проездом, и убедившись, что со Степаном всё в порядке, он доволен, в Швейцарию не собирается, и вообще выглядит гораздо лучше, чем раньше, уехали поздно вечером. Степан за этот день здорово устал, видел он, что Катька чего-то писала, смартфон брякал и попискивал, но сил на это уже не было. Отец очень серьезно предлагал ему всевозможные варианты дальнейшей учебы, проверял что ли. И сам так посматривал странно. А потом сказал:

– Удивительно, но ты так изменился… Будто прошло много времени и ты сумел повзрослеть, нет не стать взрослым, а что-то пережить, что-то решить… И мне нравится то, что я сейчас вижу! Не знаю, что на тебя так влияет, но похоже, решение тебя здесь оставить, было верным.

Степан подумал было, что бы сказал отец, если бы узнал, что именно ему пришлось за это время пережить! И правда, с начала лета, когда он с издерганными нервами, жутко зависимостью от игр, кошмарами и кучей антидепрессантов приехал к бабуле на дачу, изменилось так много! Но, лучше про это помалкивать! Он после проводов родителей едва сумел себя заставить поужинать и рухнул спать.

А утром, придя в школу он обнаружил, что на него весь класс смотрит так, как будто он Человек-Паук в костюме и висит в паутине на потолке вниз головой!

– Привет! Степ! А Катя где? – Степан закрутил головой, пытаясь, понять, а правда, Катька-то где? Вспомнил о брякнувшем вечером сообщении от неё, открыл и глаза полезли на лоб! Катька, оказывается, вчера зажигала по-полной!

– Ээээ, весело тут у вас вчера было! И что, это… Она тут врата открывала? – Степан осторожно покосился на одноклассников. Те наперебой загомонили:

– Да, прикинь! А там… Поле заснеженное и леса!!! И сокол чуть не умер! Там что, зима уже? Или там всегда зима? А ты там чего делал? А ты из лука умеешь? И так драться? Чтобы как по-настоящему? А на мечах???

Cтепан сразу понял, что он пропал ни за грош! Девчонки сверкали глазами и так заинтересованно его оглядывали, с головы до ног, как сканером проводили, а мальчишки просто отчаянно хотели выяснить все подробности! И где эта Катька???!!!! Только она могла ему объяснить, что говорить-то можно!

– Вон она!!! – толпа отхлынула от намертво замолчавшего Степана и плотно окружила Катерину, подошедшую к классу.

– Привет! – Катька неловко улыбнулась, явно не представляя себе, что именно можно сейчас ожидать от одноклассников.

– А расскажи нам!!! – но этот призыв пропал впустую, так как прозвенел звонок и в класс вошла математичка.

Все переменки вокруг Катерины собиралось плотное кольцо из одноклассников, которые ходили за ней из класса в класс. Катька в конце концов не выдержала, втянула в круг Степана и велела на все вопросы про сражения и оружие отвечать ему.

– Мне даже меч не дают. И учить не хотят, так что я там только говорю.

Степан только ухмыльнулся про себя. – Ну да, только говорит! Ничего себе!

После уроков никто не собиралcя расходиться, все ждали, как же Катерина уедет. А может опять на Волке?

– Народ! Я верхом на сказочных героях летаю в крайнем случае. А так просто ножками. – рассмеялась Катерина и отправилась домой пешком. И опять не поехала со Степаном. И опять за ней потащился Кирилл.

– Как там сокол? – решился он спросить, вывернувшись Катерине под ноги из очередного двора. Он не хотел, чтобы одноклассники видели, что он идет за Катькой, поэтому сделал вид, что ушел в другую сторону, а потом бегом срезал через подворотни и вот догнал.

– Неплохо. – Катерина устала очень. Она вообще повышенное внимание не любила, а тут получилось, что народа много, и отвечать на вопросы надо с умом. Не всё можно говорить. – А Волк!

Кирилл стремительно оглянулся. Он мог бы поклясться, что к ним никто не подходил! А вот уже рядом стоит тот самый человек, и смотрит на него внимательно, словно оценивает!

– Всё в порядке? – Волк и так отлично знал, что всё в порядке, он в шапке-невидимке с Катериной ходил, и она об этом отлично знала. Но, хотел мальчишку успокоить, вон как подпрыгнул и явно соображает, почему он подходящего не заметил! Правильно соображает, кстати!

– Кирилл, а ты по-прежнему хочешь в Лукоморье? – Волк спросил таким скучающим тоном… И едва не рассмеялся, глядя, как мальчишка побледнел от волнения, весь подобрался.

– Да!

– Тогда пошли. – это уже Катерина.

– Куда? В Лукоморье? – Кирилл не ожидал, что это так просто.

– Нет. Пока ко мне в гости. – Катерина рассмеялась и потянула его за ремешок рюкзака. – Пошли, и не пугайся ты так, там мальчишек не едят.

Кирилл и близко к Катькиному дому раньше не подходил, в смысле, до этой осени! А уж про гости и думать не собирался. Поэтому волновался. А оказалось, что мама у Катьки вполне милая, и не удивилась бледному и напряженному мальчишке, и кстати, мгновенному преображению Волка из человека в огромного зверя тоже не удивилась ни капли. И Катька в домашних джинсах и зелёной футболке вроде не выглядит чем-то пугающим. Больше всего смущал Кот Баюн, пристально оглядывающий Кирилла огромными мерцающими глазами. И тут кто-то позвонил в дверь.

– Степан прибыл. Кать, открой. Волк, встреть и поговори. – Баюн немного наклонил голову на бок и начал задавать Кириллу вопросы. Он потом не очень-то и помнил какие именно. Но, старался отвечать честно. Чуял, что вранье этот котяра поймет сразу.

Степан про себя отчаянно ругался и на пробки и на вредину-Катьку, которая с ним не поехала, и очень хотелось расспросить наконец-то про Финиста, зачем он вернулся-то? Наконец, доехав до дома, отчитавшись перед бабулей, проглотив обед, и крикнув ей, что идет к Катьке заниматься, он как лось ломанулся в сторону Катькиного дома. А когда Катерина открыла дверь, рядом обнаружился Волк, моментально направивший его в Катькину комнату и дверь прикрывший.

– Степан, есть разговор!

Мальчишка мгновенно насторожился.

– Я считаю, что ты уже дорос до того, чтобы самому иметь ученика!

– Какого ещё ученика?

– Из вашего мира!

– Не понял. Вы ещё кого-то хотите брать? – Cтепан припомнил неуместные вопросы Кирюши и тут же заподозрил, о ком речь идет.

– Мы хотим максимально обезопасить сказочницу. – Волк вздохнул. – И мою сестру!

– Значит, тебя не устраивает, как я справляюсь? – Cтепан стиснул зубы так, что даже больно стало.

– Вы были в тех сказках, где монстров или нет, или их мало. Если вы пойдете в более сложную местность, ты один можешь не справиться. – прямо сказал Волк. – Я хочу, чтобы ты работал с Кириллом и тренировался вместе с ним.

– Этого!!! – Степан аж зашипел.

– Да, именно. Он пойдет только с условием полного подчинения тебе.

– И он на это согласился?

– А сейчас и спросим.

– Он что, уже здесь? – Cтепан почувствовал себя настолько оскорбленным, что и сам не мог бы себе объяснить, почему. Этот дом… Его тут принимали как своего и он уже привык к этому, для него это было важно. А теперь, получается, что тут и этого приняли уже???!!! – Тогда и берите его с собой, на меня не рассчитывайте!

Степан распахнул дверь, проскочил мимо идущей по коридору навстречу улыбающейся Катерины, улыбка которой тут же сменилась полным непониманием. Кинулся к двери, распахнул её и рванул вниз по лестнице.

– Степочка, а что это ты так быстро? – удивилась его бабушка. – Если проголодаешься там котлетки есть! – она кивнула на кухню и отправилась опять к телевизору.

А сам Степан не обратив никакого внимания на её слова, заметался по своей комнате. – Клево так! Один день меня не было! Только один! И уже успели второго найти! Сам не справишься! Ни фига себе помощничек! Так и пожалуйста! И давайте без меня! Не очень-то и хотелось! – он пнул попавший под ноги рюкзак, тот чуть в окно не улетел, отшвырнул смартфон. Под руки попался ноут, открылся как будто ждал прикосновения, руки сами ввели поисковике название игры, логин, пароль… От предложения пообедать, а потом и поужинать он отмахнулся раздраженно, и завис как это бывало раньше.

Катерина переживала. Позвонила ему, но трубку он не брал… – Чего он так взбесился?

– Ревнует. – дернул плечом Волк.

– Чего??? – Катерина чуть смартфон не уронила от удивления.

– Ревнует, конечно. – кивнул Баюн. – Он привык, что он тут важен. Он свой в твоем доме, ты ему доверяешь, идешь именно с ним. А тут, выходит, надо делиться вниманием! Вот его и понесло. Телефон не взял? Плохо. Кирилл нам подходит. Надо, чтобы они оба с тобой ходили. Кстати, разговор перенес достойно. Подчиняться Степану согласен, правда, с трудом, но согласился. Видно было, что сделал усилие над собой. Осталось, только чтобы Степан остыл.

К вечеру Кот глянул в зеркало и помрачнел. – Катя, как только стемнеет, надо к Степану ехать, он сорвался.

– Куда? – Катерина не поняла о чем речь, испугалась, что этот дурень куда-то упал, а когда увидела в зеркале, ахнула. От экрана шел синеватый свет, делавший лицо Степана неживым, глаза метались по экрану, зрачки огромные, а скорость действий немыслимая.

Стемнело. На улицах зажглись фонари, тонувшие в золоте листвы, люди спешили домой, потом улицы опустели, и пришла пора им отправляться. Катерина торопливо шла к дому Степана, рядом трусил большой пес, очень напоминавший волка, Баюн в шапке-невидимке расположился на его спине.

– Не выпускай когти! – время от времени ворчал пес.

– А ты не тряси! – доносилось приглушенное шипение с его спины.

Остановились у дома. Волк, забрав шапку у Кота легко взлетел вверх, и остановившись напротив окна Степана, заглянул туда. А потом ринулся вниз. – Скорее, он лежит головой на столе и дышит плохо.

Катерина моментально оказалась на спине Волка позади Кота. Чуть успела убрать шапку-невидимку, которую сунул ей Баюн, в свою сумку.

Окно беззвучно открылось от движения лапы Баюна. Волк перелетел через подоконник и Степанову голову, бессильно лежащую на клавиатуре ноута.

 

Кот спрыгнул со спины Волка и провел лапой над головой Степана, проявляя кошмары. Катерина только ахнула тихо.

– Он уже почти не сопротивляется. Выводи его оттуда. – скомандовал Баюн.

Совершенно кошмарные картины, плывущие над головой Степана, не давали ему даже голову поднять, в снах он погибал в окружении монстров. Голова мотнулась по клавиатуре, он застонал, но не проснулся. Шевельнул рукой, бессильно отмахнувшись от очередного нападающего, сознавая, что вот-вот погибнет…

– Сон тревожный уходи,

Нам с тобой не по пути,

Ветер пусть уносит прочь

То, чем напугала ночь.

Как туман рассеет свет

Больше в снах кошмаров нет!

Монстры, занесшие над ним кто оружие, кто когтистые лапы и клыки, начали бледнеть, словно выцветать, и он смог медленно-медленно открыть глаза, никогда бы не подумал, что это так трудно! Перед ним на экране мигало сообщение об ошибке файла. Он медленно подумал, что надо бы ноут перезагрузить и тут сообразил, что он смог проснуться! Степан очень осторожно повернул голову и увидел в своей комнате Катерину, Волка и Баюна. Волк на него не смотрел, вежливо разглядывал узор на ковре. Баюн так же нейтрально косился на стену. А Катерина явно только что плакала. И глаза терла. Он внезапно разозлился.

– Чего вы тут забыли? Я сюда никого не звал.

– Ну, если смотреть с такой точки зрения, то да, не звал. Просто подыхал да и все. Тебе описать что там было, или сам ещё помнишь? – вежливо спросил Баюн.

Степан помнил, да ещё как. Его передернуло и стало холодно. Он покосился на ноут и захлопнул его. И уставился в пол.

– Ладно, ты сам думай, мы не навязываемся. Если что, как нас найти, ты знаешь. – Волк поднялся с пола, подошел к Катерине и подтолкнул её носом к окну. – Пошли. А то мы тут гости незваные.

Баюн вспрыгнул Волку на спину, а Катерина медлила.

– Чего тебе? – Cтепану было страшно, что они сейчас уедут, но побороть себя он не мог. – Чего тебе ещё надо? У тебя новый защитник! Небось, в сто раз лучше меня будет!

– Ну и дурень же ты! – Катерина вдруг рассмеялась. – Ты что, правда подумал, что ты не нужен, а вместо тебя нужен Кирилл? Вот глупый! Я ещё даже не знаю, как он себя сможет повести, просто войдя в Лукоморье! А тебя я знаю, ты мой друг. Вредный, ворчливый, и скандалист, как выяснилось сегодня. Но друг! И если ты против Кирилла, значит, будем ходить в туман как раньше, вдвоем. Если ты, конечно, ещё не передумал.

Степан смотрел на девчонку в полумраке комнаты и ему становилось теплее. Друг… Ещё бы он передумал!!! Конечно, он будет с ней ходить в туман! И нафиг им не нужен этот придурок Кирюша! Они и сами справляются! Но тут Степан невольно вспомнил толстую сосну в густом зеленоватом тумане, бледную Катьку, со стрелой в плече, прибитую этой самой стрелой к стволу, страшный запах крови. И ему стало стыдно. Очень. В конце-то концов, если они пойдут в действительно опасные места и на долго, разве он один сможет такого больше не допустить?

– Степочка, милый, у тебя всё в порядке? – послышался бабушкин голос из коридора.

– Да, бабуль, я сейчас уже спать ложусь. – он откликнулся и шагнул к двери, чтобы успеть бабушку перехватить, если она надумает войти. Но она прошла по коридору мимо, в свою комнату и закрыла дверь.

Степан медленно оглянулся. И с трудом проговорил: – Простите меня. Пожалуйста. Я, конечно, буду ходить с Катькой в туман. И если надо, чтобы с нами был Кирилл, то пусть так и будет. Если он и правда нужен… Я… Он мне сильно не нравится, но я потерплю!

Кот мягко спрыгнул на пол, внимательно посмотрел в глаза Степану и прижмурился. – Да, это было трудно. Но, ты справился. А теперь, теперь спи. Спокойно и без снов. И не волнуйся. Мы тебя не бросим! – он наблюдал, как мальчишка шагнул в кровати и упал туда как стоял. Он спал.

Катерина покачала головой, набросила на Степана одеяло, подобрав его с пола. Подумала и завела будильник на пять утра.

– Радость моя, что за зверство? – удивился Баюн.

– А домашка? Он же даже рюкзак не открывал, бесился только. – Катерина быстро написала Степану записку, напомнив, что надо сделать, и оставила её на столе. Через минуту в комнате Степана никого постороннего не было.

Надсадный писк будильника проник в сознание как тонкая и острая дрель. Степан попытался мерзкую штуку скинуть. Но, почему-то не нашарил её на прикроватной тумбочке. Открыл один глаз, осмотрел комнату, и тут же вспомнил то, что было вчера. Слетел с кровати, схватил будильник.

– Пять утра? Это что, страшная месть??? – на пол спланировал листок, на котором было написано: «Не сердись, я не из вредности, но домашку ты явно не делал, а сегодня у нас русский и математика, и тебе как раз хватит на это времени до ухода в школу!»

– Блин! Домашка! – Степан как раз в шесть утра справился с литерой, и ему страшно хотелось Катерине позвонить и разбудить её, просто чтобы жизнь мёдом не казалась, но он с собой справился, не подозревая, что предусмотрительная Катерина, мрачно ухмыляясь, перед сном смартфон отключила.

– Привет! Я уж думал, что ты с этим будильником устроила страшную месть! Но, спасибо! Я всё успел!

– Привет! На здоровье. Ты… Не передумал? – Катерина на всякий случай решила точно уж убедиться.

– Идти с тобой? Нет, конечно. Иначе я всё буду думать, а вдруг тебя там опять подстрелят. – серьезно ответил Степан.

– Вот и хорошо! Ну, что не передумал. Да, на Кирилла не кидайся, сразу по крайней мере. – Катерина усмехнулась. – Знаешь, мне его даже жалко уже. Он даже не подозревает, какой ты невыносимый, когда чему-то учишь!

– Да, кстати, а ты сама-то английский выучила?

– Вот именно об том я и говорю! – парировала Катерина.

Волк в шапке-невидимке отступил, пропуская их в класс, и провожая взглядом подошедшего Кирилла, – Да, Кот прав, будет очень даже интересно! – подумал он.

Кирилл сам подошел к Степану на первой же перемене, они ушли подальше и разговаривали до звонка, а потом вполне солидно друг другу кивнули. Явно без особой приязни, но и без желания немедленно набить друг другу физиономии. На Катерину одноклассники косились и продолжали следить за каждым её движением, чем сильно её утомляли. Зато Светлана Борисовна продолжала находиться в удивительно хорошем настроении, и совершенно ничего не помнила из странностей, произошедших на прошлом уроке. На английском Катерина чувствовала себя совершенно спокойно первый раз в жизни. Но сообразила, что сразу показывать новый уровень знания языка не стоит. А когда уроки закончились, Степан придержал её за рукав.

– К тебе зайти сегодня можно? Мы с Кириллом с Волком бы пообщаться хотели.

Катерина чуть не сказала, что Волк вот он, рядом стоит, но вовремя язык прикусила. – Да, пожалуйста. Кто мешает-то? Приходите.

А сама подумала, что ей, вообще-то и Степана дома по горло хватало, а тут ещё и Кир! И унеслась, чтобы хоть успеть поесть нормально, пока мальчишки не пришли. Волк объявился рядом уже в подъезде.

– И куда ты так несешься? – уточнил он.

– Домой! Насладиться тишиной без отряда сопровождения, а то сейчас придут, переругаются сразу!

– Не получится! – Волк прислушался. – Жаруся прилетела, услыхав во-первых про Финиста, а во-вторых про Кирилла. Ей же охота нового мальчика одеть! Так что про тишину забудь!

Жаруся действительно трещала за пятерых, и возмущалась Финистом! – И как он посмел! А если бы у девочки проблемы были бы?

– Жаруся, он же умирал уже, о школе Катиной он думал меньше всего! – парировал Баюн.

– Да он вообще ни о чем никогда не думает, без разницы умирает он или живет! – припечатала Финиста Жаруся. – А мальчик новенький высокий или низкий, а волосы какие, что ему подойдет? Катюша, милая, здравствуй, так что ему подойдет?

– Да он придет скоро, сама и увидишь. – Катерина пошла пообниматься с мамой, и переодеться, пока никто посторонний не объявился. – Я его как-то мало рассматривала с точки зрения, что ему подойдёт. Раньше-то мне от него надо было подальше держаться. И чем дальше, тем лучше.

– Мам, это ничего, что теперь ещё и Кирилл тут будет крутиться? – тихонько спросила она.

– Катюш, конечно, ничего! Хорошо даже. Ему тяжело очень. У него родители разводятся. Давно и очень сложно, болезненно. То мирятся, то опять разъезжаются… Так что ему как раз помощь будет нужна. Приглядись.

Катерина рот так и открыла. Никогда она бы не подумала, что Киру нужна помощь! Он всегда выглядел так, что это скорее окружающим могла потребоваться помощь, начни они Кирюшенькой интересоваться.

– И ничего-то я про людей не знаю, а ведь они рядом совсем. Тот же Кир, может и хулиганил потому, что самому совсем плохо было? А если родители заняты только ссорами и дележом, к кому пойти? И поговорить-то не с кем, получается.

Когда мальчишки пришли, их, разумеется, сразу усадили обедать. Степан чувствовал себя как дома и всё время это демонстрировал. Киру было очень сильно не по себе. А уж когда он Жарусю увидал!

Жар-Птица тактично дала им время пообедать, зато потом влетела, позволила Баюну себя представить, посияла немного, насладилась видом совершенно ошалевшего мальчишки. И занялась делом. Степан хихикал и злорадничал, глядя как Кирилл только глазами хлопает на то, что ему в рубашку воткнули перышко и тут же преобразили его одежду. Он смутился настолько, что был готов сбежать, но Жаруся повела глазами на Волка, тот увел Степана показать ему какой-то редкий кинжал, прихваченный из Дуба Баюном, а Катерина, умница, подошла к Кириллу и показала как она обращается с перышком.

– Кир, не пугайся, это очень удобно, смотри!

Рядом с мальчишкой в зеркале тут же отразилась Катерина в зеленом с серебром сарафане, на голове обруч с колтами, сафьяновые сапожки в тон сарафану. А вот уже алое корзно и синий женский кафтан. А вот походный серый костюм с брюками, который Жаруся не любила, делать долго не хотела, но сделала на совесть. Мальчишка смотрел во все глаза, даже не очень дышал. Жаруся это тоже одобрила.

– И правильно! Надо уметь восхищаться!

– Кир, ты попробуй сам, а я пойду, чтобы тебе не мешать. – Катерина хорошо помнила, как она выскакивала из горницы, когда Степан учился пользоваться своей пряжкой, первое время он регулярно оказывался в плавках и в корзно, к примеру, или в трусах, в сапогах и в шапке. Жаруся тогда его утешала, что главное-то он не забывает! А остальное со временем приложится!

– Надо придумать, как Кирилла вашего на дачу к Катерине доставить. – размышлял вслух Кот. – Скорее всего, уместно будет его Степану пригласить.

– Мне? Этого? Пригласить???– Cтепан возмутился, но получив под столом ощутимый пинок по ноге от Катерины, увял. – Ладно, ладно. Попрошу бабушку, она пригласит. Только телефон его родителей надо взять. Да, я хотел тут… Пока я не забыл. Короче. Спасибо вам всем.

– За что это? – расслаблено поинтересовался Кот.

–За то, что спасли. – собрался с духом Степан. – Я вроде как вчера совсем того… Думал что всё.

– Правильно думал. – сообщил ему Баюн. – Они тебя почти достали.

Степан поёжился. Вчерашнее вдруг вспомнилось так ярко и страшно.

– Всё, всё, спокойно. Ты, главное, имей ввиду, что чего бы тебе там в голову не приходило, мы от тебя не откажемся, не бросим и не променяем! – Кот говорил серьезно, а Степан начал активно делать вид, что ему чего-то в глаз попало.

Тут дверь раскрылась и на пороге появился…

– Кир??? – Катерина ахнула.

– Вот принимайте! Что за мода нынче поголовно рядиться в толстую синюю тряпку! Джинсы, джинсы эти ваши! Вот как надо! – Страшно довольная собой Жаруся зависла над плечом мальчишки.

Темно-синий кафтан, такие же штаны, черные сапоги, широкий ремень, на ремне ножны. Черный плащ, неяркая фибула, ничего особенного, а другой человек! Даже смотрит по-другому.

– Нет, это, конечно, рабочая попытка, так, на скорую лапку, но уже смотрится неплохо. И да, имя Кир тебе тоже идет! – кивнула Жаруся.

– Ничего, – одобрил Степан, – Но, учти, тебя ещё оденут для пиров, боёв, охот, лесов, болот, и часа три заставят учить все эти названия, а если перепутаешь, вполне можешь остаться без штанов.

– Ну да, у тебя это бывало частенько! – фыркнул Кот. – Недаром Катерина смывалась как только Жар-Птица начинала тебя учить пёрышком пользоваться. Так что ты, Кир не смущайся, мы, твари сказочные, привычные, уже всё видали, а девочка у нас умница, вовремя уходит!

Кир залился краской, но сумел рассмеяться.

Через три недели Степанова бабушка по настоятельной просьбе Степана договорилась с мамой Кирилла, и та охотно отпустила Кирилла на выходные погостить на дачу одноклассника. Правда, очень удивилась, что её хулиганского сына кто-то осмелился пригласить. Кирилл чувствовал себя очень неловко весь вечер пятницы, ровно до того момента, как понял, что Степан большую часть времени проводит у Катьки и ему там же можно быть, а у Катьки дома почему-то неловкость испарялась как вода на раскаленной сковороде. Стремительно и с шипением. Катькина бабушка и дед тут же принялись детей кормить, что-то расспрашивать, но не занудно, когда и взрослым неинтересно то, что они спрашивают, и сам маешься, не зная зачем же тебе задают эти дурацкие вопросы! А как-то так легко и приятно. А уж терем Кира просто поразил! Там он первый раз увидел Сивку.

 

– О! Блин! – всё что он мог сказать, когда огромный красавец подошел с ним познакомиться, а потом повернулся к Катерине. Катя обняла его за шею, а конь осторожно положил большую голову ей на плечо и прикрыл глаза. Кир подумал, что наверное, это так и выглядит, когда лошадь любит человека.

– Кать, ладно, давай уж подсажу. – раздался веселый голос Степана. – Смотри, Кир, тебя тоже мучать этим начнут. Вот так руки сцепляешь, берёшь и подсаживаешь, главное не надорваться. Ой!

Сивка дернул зубами расхулиганившегося Степана за волосы. А дальше просто прыгнул вверх и полетел. Кир открыл рот, так и стоял. Ничего более красивого он в жизни не видел! Конь летел, невысоко, чтобы не смущать соседей, просто облетел терем и опустился на то же место, где и стартовал.

– Покатаешь Кира? – Катерина погладила Сивку по шее. Легко съехала на землю. Показала, как лучше всего сесть с крыльца. И Кир оказался на спине Сивки-Бурки. Он почти не помнил, где конь его вез, помнил только состояние полного счастья и восторга.

– Мальчишка ко всему прочему ещё и абсолютный лошадник. – тихо сказал Кот Жарусе. Та согласно кивнула.

Катерина дождалась темноты и подошла к Жарусе. Волк взял на спину Степана и строго велел ему шерсть не дергать. А Жаруся подхватила Катерину коготками за плечи. Киру предложили сесть на Сивку. Он сначала ничего не понял, только услышал: – Держись крепче.

И конь под ним взвился в воздух, но не низко вокруг терема, а сразу вверх, высоко. Рядом стартовал Волк со Степаном и тут же начал ворчать, что уже просил шерсть не трогать, а кто-то ничего не слушает.

– А Катька на земле осталась? – только и успел подумать Кир, и увидел прямо рядом с собой Жарусю, которая легко несла в воздухе Катерину, небрежно придерживая её за ткань толстовки одним коготком.

– Молодец, не испугался! – похвалил Кира Сивка. А тому казалось, что это он видит сон, наверное, самый лучший сон!

Ночью, лежа в гостевой комнате у Степана на даче, он долго не могу уснуть. Всё вспоминал, как летел! – Да я что угодно буду делать, чтобы туда попасть! Подумаешь, Степан! Переживу! – решил он про себя.

– Так мы не очень и понимаем, что там происходит! Как туда сейчас идти? – Кот лениво спорил в тереме с Жарусей. Та требовала срочного возвращения в Лукоморье. Финист прилетел совсем ночью, вынес выволочку Жар Птицы, поздоровался с Сивкой, и подробно рассказал, что знал о наемниках.

– Чего-то мне кажется, что это с юга. Человек восемь . Стреляют отменно, луки, арбалеты и сети! Охотились на меня конкретно. Птиц других игнорировали. Точно из-за моих розысков для тетушки драгоценнейшей! Не иначе. Так что я пока тут. Тем более, что у меня съемки будут. Где я был, когда они меня нашли? В лесах восточнее Серогорья.

– Вот, охотятся на Финиста, а если и на других птиц начнут! – Жарусю было почти невозможно переспорить. Она напрочь переставала слышать то, что не хотела и вылавливала из всех доводов только то, что ей подходило под данную ситуацию.

Кот схватился за голову и тихо взвыл. И ушел по стене вверх, на чердак, а оттуда лихим прыжком на землю и озираясь, кинулся бегом в дом, к Катерине.

– Катенька, проснись, радость моя.

– Баюша, что случилось? – Катерина испуганно терла глаза.

– Да ничего, только вот скоро прилетит сюда Жаруся и будет уговаривать срочно идти в Лукоморье, а то ей втемяшилось, что там наемники могут не только на Сокола нашего охотится, но и на каких-то ещё птиц! Так вот, не вздумай соглашаться! Кать, ты меня слышишь или нет? Каать!

Баюн подтолкнул застывшую Катерину под локоть. – Что? Что ты так задумалась. Куда?

Катерина слетела с кровати, мгновенно переоделась перышком и на цыпочках стала спускаться вниз.

– Чшшш, не топай как слон! Мне с Жарусей поговорить надо! Это не просто так! – Катерина выскользнула из дома и кинулась бегом в терем. За ней совершенно беззвучно несся обиженный на слона Баюн.

– Катенька, доброй ночи! А мне сказали, что ты уже почиваешь! – Финист покивал головой, переступая когтистыми лапами по спинке стула.

– Доброй! Жаруся, а ты… Ты в Лукоморье хочешь из-за…? – Катя замялась. Жаруся подлетела к ней и нежно потерлась головой о щеку.

– Да, милая, она одна осталась и я очень за неё боюсь.

– Да кто остался? За кого ты боишься? Что вообще происходит? – Баюн и Волк заговорили одновременно.

– Кто-кто… Моя младшая дочь. – Жаруся встряхнула крылья, отчего по потолку и стенам полетели яркие отблески. – Знала бы, лучше бы сюда её взяла. Но, она ещё не очень умеет регулировать пламя. Маленькая потому что. А если они её увидят… Да ни один наемник не устоит!

– Это да… Это точно. – подтвердил Сивка.

– Жаруся, а где она? – заволновался Волк.

– В Серогорье как раз, там горячие источники, и ей хорошо, тепло. Она была с остальной стаей, но не успела набрать огня для перелета. Катюша, ты же видела её, помнишь, самая маленькая? Она тогда подлетала к тебе ночью!

Катерина помнила полет со стаей Жаруси, и обратила внимание на совсем молоденькую птичку. Очень красивую и льнущую к Жарусе. – Помню. Конечно, помню!

– Тогда это полностью меняет дело! – Волк мрачно встряхнулся. – Идем завтра. Сколько их там? Восемь? – он очень плавным жестом потянулся, и так угрожающе закончил это движение, что Катерине стало не по себе.

– Кира берем? – спросил Сивка.

– Берем. – решил Волк, – Пусть привыкает.

Утром когда Степан потягиваясь и зевая подошел с окну, он с ужасом увидел, что на соседнем участке происходят какие-то активные действия. Он стремительно оделся, схватил пряжку и кинулся через забор.

– Чего ты прямо на голову скачешь? – с достоинством уточнила у него Катерина. – Я как раз тебе звонить иду.

– Может, ты уже так скажешь, или обратно за смартфоном сбегать? – Степан едва отдышался.

– Скажу. Мы собираемся. Выходим через пару часов. Предупреди Кира. Если он пойдет, то пусть будет готов.

– Я готов. – Кир уже стоял у забора со стороны Степанового участка.

– Прекрасно. Если хочешь, иди к нам. Только не скачи, как некоторые, там калитка есть.

– А что случилось-то? – Cтепан проследил как Кир идет к калитке и подергал Катьку за косу, перекинутую через плечо.

– Не делай так, мне неприятно. У Жаруси дочка может быть в опасности.

– Дочка у Жаруси??? Я и не знал, что она не одна!

– Ой, ну ты и голова два уха! Ты читать будешь хоть что-то? Часто говорят о стаях Жар-Птиц! Стая, это точно не одна! А Жаруся просто самая-самая.

– А ты сама-то их стаю видела? Или это так, художественный свист?

– Cам ты свист! Видела один раз. И дочку видела.Иди собирайся, а то не успеешь. Да, и придумай, что бабушке своей скажешь, и не забудь мне сказать, что бабушке скажешь, а то когда возвращаться будем, ты же опять не вспомнишь!

Степан умчался, а Катерина повернулась к подошедшему Киру. За прошедшие недели он очень изменился. В школе ничего такого не творил, притих, но Катерину по-своему защищал, просто молча появлялся за спиной. И желающие проявить лишний интерес сразу находили какие-то гораздо более интересные дела. Степан его по-прежнему сильно раздражал, но Кир, оказывается, умел сдерживаться.

– Ты как, готов?

– Не знаю. – он сам не ожидал, что ответит честно. – Страшно как-то.

– Страшно. – согласилась Катя, от неё издевки можно было не опасаться, это Кир уже понял. – Мне тоже было очень страшно. Ты взять с собой что хочешь? Собирайся.

– Я уже всё сложил. – Кир показал небольшую сумку на ремне переброшенную через плечо. – Я давно увидел, что вы собираетесь.

–Тогда пойдем. Позавтракаешь?

Кир кивнул. Почему-то в этом доме было уютно и спокойно. Можно было поесть, или просто посидеть на крыльце, в доме, в саду, и никто не окидывал презрительным или раздраженным взглядом, а если холодало, тебе просто выдавали плед, положив на колени, и предлагали теплого пирога и чая. Он отлично понимал, чего бесится Степан. Ему тут тоже было спокойно и хорошо. И, конечно, сам Кир был последним человеком, которого Степан хотел тут видеть. – Ну и ладно, перетопчется! – пробормотал Кир, идя за Катериной на кухню.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28 
Рейтинг@Mail.ru