Абсолютно неправильные люди

Ольга Станиславовна Назарова
Абсолютно неправильные люди

Глава 3. Нечто общее

– И не смей на меня обижаться! Ты сама себе всё испортила! – Лена только плечами пожала на слова подруги. Лиза специально позвонила, чтобы известить о том, что они с Александром теперь вместе. – Был твой жених, но ты ж выбрала своих кошек, вот и сиди с ними!

– Лиз, мне без разницы с кем он. Нравится он тебе, да и на здоровье… – Лена вычёсывала недавно подобранную собаку, удивляясь скорости развития отношений Лизы и Александра. Всего-то пять дней прошло, а они уже вместе.

– И не думай, что я тебе поверю. Локти себе кусаешь, небось! И ведь главное, из-за чего? Из-за никчёмной кошатины… Ну, ладно, мне же лучше! Но учти, увижу с ним рядом…

– Лиз, притормози, ладно? Это не он меня бросил, и я вокруг бегаю с рыданиями, это я не приняла его предложения. Без обид. И я с тобой не ссорилась! Это ты что-то всё поругаться пытаешься.

– Я тебя просто предупредила, – Лиза сбавила обороты. Но, энергичный характер покоя не давал, и она добавила: – До сих пор понять не могу, как у тебя оказалось так мало мозгов!?

– Нормально у меня мозгов. Если он мне не подходит, что мне себя через колено ломать что ли? И для чего? Только чтобы вас с Иркой не удивлять? Прости, мне так не хочется.

– Да ты ж вообще без мужчины останешься! Ты на себя…

– В зеркало смотрю регулярно. И как я выгляжу, знаю, и ничего такого страшного не вижу. Да, не красавица, и хватит об этом. Давай так, моя жизнь – моё дело. Выйду я замуж, или не выйду, это тоже моё дело. Если тебя что-то не устраивает, я не держу.

Лиза опешила. Она привыкла к тому, что Лена, как правило, спокойная и не очень-то любит отвечать на все их подколки. – Ты как-то так заговорила… Необычно.

– Всегда есть последняя капля. Видимо, у меня она была несколько дней назад, – объяснила Лена. – Я не буду больше обсуждать с тобой свою внешность и мою личную жизнь. Желаю счастья с Александром, соскучишься – звони! – Лена сердито отключила телефон.

– Забодали обе! Какое их дело? – уточнила она у внимательных слушательниц. – Не знаете? Вот и я не в курсе! Хочется Лизе родителей из квартиры выжить, только чтобы Сашеньке было комфортно – её дело. Уверена, что именно к этому всё и придёт!

Слушательницы отреагировали по-разному. Белоснежная Сима презрительно уставилась на смартфон, а рыженькая Фрося сочувственно перетекла на колени прямо поверх собаки. Впрочем, собака была не против. Она вообще оказалась на редкость покладистой.

– Покладистая в буквальном смысле этого слова. Где поклали, то есть положили, так и лежит. Где посадили – там и сидит, я вот думаю, что с ней такое делали-то, если она шевельнуться лишний раз боится? – удивлялась Лена на приёме у ветеринара. Ветеринар Дмитрий Михайлович был старым знакомым её родителей.

– Что-что, били сильно! – он прощупал рёбра и послал собаку на рентген. – Смотри. Вот и вот, рёбра поломаны, срослись. Это она ещё щенком была. Да она и сейчас молоденькая совсем чуть больше года или около того. – А этот перелом недавний, я так думаю, месяца полтора назад был. Какая дрянь была её хозяйка! Чипа нет, татушки с номером нет, опознать питомник нельзя.

– Да зачем нам? Главное, чтобы жива-здорова была да хоть иногда передвигалась сама, не ползком.

– Ну, это немного погодя… Они вообще-то жизнерадостные. Пусть попривыкнет, поймёт, что её никто не обижает, глядишь и оттает. А что ты говорила, про то, что она кричит?

– Ночью. Она так скулит ночью! Причём во сне!

– Знаешь, так, на первый взгляд, собака здорова. Анализы мы взяли. УЗИ сделали. Рентген – ну, ребра, но это уже так болеть не может. Навскидку – кошмары снятся. Что ты удивляешься? Им тоже снятся сны. И хорошие, и не очень, и попросту жуткие, – Дмитрий погладил собаку, тут же сжавшуюся в комок. – Эх ты… Собака… Весу-то трёх килограмм не наберётся, а столько в ней уже всего… И ужаса, и боли, и переживаний. Ну, ничего-ничего, это у тебя счастливый день был, раз ты от такой гадости избавилась, и к хорошим людям попала.

Чихуа слушала внимательно, поднимая и настораживая уши, обросшие шикарной чёрной шелковистой шёрсткой. Слушать-то слушала, только вот пока не верилось… Зато новое имя она выучила сразу, и оно ей понравилось – Мила.

– Фрося, ну слезь ты с Милочки! Ты же в два раза больше собаки! – Лена сняла оскорбленную кошку и переложила ушастый чихуашный коврик на лежанку. – Ты бы хоть шевелилась что ли. А то Фрося тебя за игрушку с подогревом принимать будет!

Она неодобрительно покосилась на стену, отделяющую их от соседей, оттуда уже несколько дней доносился грохот и стук. – Эээх, хорошо бы новые соседи попались спокойные, но, похоже, нам не повезло… Что-то очень уж активные! Ого! Кажется, кто-то уронил шкаф, и возможно прямо на себя! – покачала она головой на особенно громкие звуки.

А за стеной происходила борьба ни на жизнь, а насмерть! – Полкан, уйди! Я тебя очень прошу! Я долго эту штуку не удержу! Да не надо мне помогать, несчастье моё! Так, вот там и сиди. Уффф!

Серёга отпустил огромную секцию от шкафа, которую удерживал почти на весу, чтобы дать время своему лучшему другу, и по совместительству пёсьему подростку неизвестной породы по имени Полкан, убраться в безопасное место. Секция пошатнулась и с грохотом стала к стене. Правда, немного слишком энергично. И Сергей, и Полкан одинаково втянули головы в плечи, ожидая, что стенка рухнет и они случайно придут к соседям.

– Блин! Я уж думал, что всё! И будем мы с тобой биты какой-нибудь разгневанной тётенькой с чугунной сковородкой. А нам ссориться никак нельзя. У нас мало того, что тамбур общий, так ещё и балконы соприкасаются. Кстати, не вздумай грызть там перегородку. Это я уже смирился, что у меня бобриный волкодав проживает, или волкодавный бобёр. Пока не понял! Но соседи-то совсем даже и ни при чём! Совесть иметь надо. Я сказал совесть, а не мой ботинок. Поставь, где взял!

За четыре месяца их с Полканом знакомства, мелкий серый щенок, размером чуть больше тапка Сергея, вымахал в нечто неуклюжее, с толстенными лапами, лобастой головой, и огромным желанием сгрызть всё, что попадалось ему на глаза. К великому счастью Сергея, квартиру, которую он снимал, залили соседи сверху, и хозяин, осматривая убытки, не сильно переживал о погрызах и так уже убитой мебели.

За эти месяцы в их жизни изменилось очень и очень многое. Сергей, из мелкого менеджера, который только мечтал о великой премии, а потом, подписав контракт на огромную сумму, был уволен пожадничавшим владельцем фирмы, стал замом одного из исполнительных директоров крупной химической компании.

– Инженеры, да ещё с мозгами, это нынче мечта! Сейчас всё менеджеры, менеджеры, да эти… трудновыговариваемые мерчендайзеры и иже с ними… А кто в оборудовании разбираться должен? Кто? Если все только продавать хотят? И что продавать-то, если это что-то сначала произвести надо! – рассуждал его новый начальник. – Так что с парнем повезло. И что ещё отлично – взятку не взял. Его предыдущий работодатель уж так уговаривал, так вился. Не знал, правда, что у нас камеры стоят, да и Серёга не знает. Доверяй, но проверяй! Должность у него располагающая… Кому же из поставщиков оборудования не захочется, чтобы к ним особым образом относились? Ну, поглядим, конечно, но, пока парень хорошо справляется!

Серёга и не собирался ничего ни у кого брать. Премию ему всё-таки выплатили, зарплата отличная, ипотеку взял, чего ещё надо? Так что с работой и с бытом всё было лучше и не придумать. Мать не звонила, решив, что неудачник-сын пока её внимания ничем не заслужил, а он и не набивался. Зато, позвонила Женька.

– Серёж, ты как? Устроился на работу? – Женька, которая была уверена, что она моментально найдёт себе парня гораздо лучше, чем нищий Сергей, несколько разочаровалась в имеющихся кандидатах. Почему-то никто из реально крутых, в её понимании, мужчин, ухаживать за ней не спешил, да и не видно их как-то вокруг. А те, кто есть, ничуть не лучше самого Сергея, разве что работают. Так, может, если он уже работу нашел, к нему и вернуться? Ну, временно, конечно, пока ничего покруче не подвернётся. Женя всегда была уверена, что она достойна самого-самого лучшего! В мечтах видела себя гарцующей в дорогущих туфлях, которые ей однажды удалось выпросить у знакомой и чуточку поносить, правда, только в квартире этой самой везучей знакомой. Да! И чтобы прикид был, ах какой!!! И чтоб сумочка вся в известных логотипах… Да не подделка, как у неё сейчас, а настоящая! Иииии… мечталось много-много, ведь она-то этого достойна! Она ничуть не хуже, чем эта самая обладательница вожделенных туфель. Правда, чем лучше, сказать она тоже не могла. И почему именно она достойна? А все остальные нет? Но такие вопросы в голову не приходили. Проще было мечтать. А пока мечты не осуществились, можно и к Серёге вернуться. – Серёженька, ну так как?

– Как что? – мрачно осведомился Сергей.

– Ты на работу устроился?

– Да, Жень. Взяли грузчиком. Гружу вот оборудование, – хмыкнул Серёга, который в момент разговора действительно перекладывал коробку с дорогущими датчиками подальше с прохода.

– Аааа, поняяятно. Ну, ладно. Тогда пока-пока… – разочарованно выпятила нижнюю губку Женька и, закончив разговор, решила, что с этим типом можно больше не заморачиваться. Зарплаты грузчика даже на аренду приличной квартирки не хватит.

Сергей только головой покачал, сообразив, что на самом-то деле, его предыдущий работодатель, здорово ему помог! – А ведь так и вляпался бы с таким-то сокровищем!

Вечером, вернувшись домой, он оглядел пустую квартиру, в которую только недавно переехал вместе со своим псом, и где из мебели был только матрас, заявив Полкану:

– Да! Жить холостым и свободным гораздо лучше! Блин! А откуда ты достал эту деревяшку? Погоди, откуда ты это выгрыз, чудовище? – кусок дерева так и остался неопознанным, потому что от него уже очень мало что осталось.

Через несколько дней привезли кое-какую купленную им мебель, и именно тогда он не только практически вошел со своим шкафом к соседям, но и обнаружил на балконе весьма и весьма упитанную рыжую кошку.

 

– Не понял… И откуда ты? – Сергей посмотрел вверх, но так как этаж был последним, ничего кроме облаков и веток деревьев не увидел. Ветки были слишком тонкие, чтобы кошечка таких солидных габаритов могла бы на них удержаться, а полёт из облака по известным причинам Сергеем не рассматривался. – На ангела не тянешь! – сообщил он кошке. Та презрительно покрутила носом, и практически отодвинув его в сторону, по-хозяйски прошла в квартиру.

– Полкан! Фу, то есть кошек жрать нельзя! – Сергей метнулся, чтобы предотвратить трагедию, и замер, потому что его пёс размахивал пушистым хвостом как флагом, а кошка миролюбиво тёрлась о его морду.

– Не понял… Вы что, знакомы?

Две пары глаз укоризненно уставились на него.

– Можно подумать, я могла бы так себя вести с незнакомым псом! Да за кого он меня принимает! – фыркнула кошка Фрося.

– Он так и не сообразил, откуда я оторвал ту доску! – удивился Полкан. Щенку было скучно. Хозяин постоянно на работе, а ему бы поиграть что ли… Ну, хоть чуточку, хоть с кем-нибудь! Унюхав какое-то движение за толстой доской, прибитой понизу балконной перегородки, Полкан легко её оторвал и тут же получил по физиономии от двух кошек, весьма серьёзно настроенных на защиту своих территорий. За прошедшие дни кошки сделали вывод, что этот крупный, но совсем ещё молоденький щен-подросток вовсе не опасен, а новые просторы манили. А раз так, куда же деваться от кошачьего любопытства? Пришлось смириться с прыжками и играми серой махины со странным именем Полкан, и заходить всё дальше и дальше в чужую квартиру.

– Нда… Я-то всё думал, что тебе дома скучно, а у тебя тут светское общество! – прокомментировал ошеломленный Сергей через минуту, обнаружив вторую кошку, которая весьма уверенно заходила в комнату с балкона. – Ещё и белая… С ума сойти!

– Фрося! Сима! Кис-кис-кис. Да где вы!? Фрося! – женский голос не произвёл на гостий никакого впечатления. Зато у Сергея появилась надежда, что непрошенные гостьи вернутся к себе, и его пёс перестанет прыгать вокруг них как кенгуру-недомерок.

Он вышел на балкон и громко спросил у перегородки:

– Извините, пожалуйста, а это не ваши кошки? Такая белая и этакая рыжая, весьма увесистая?

За перегородкой пискнули и согласились:

– Да, увесистая однозначно! Мои! А вот как они к вам попали-то?

– Да тут снизу досточка того… Выгрызлась.

– А! Понятно. У нас-то тут кресло стоит, и под ним не видно совсем, вот же… Хулиганки! Они там у вас ничего не натворили?

– Да у меня и негде. То есть не с чем. Я только сегодня первый шкаф собрал.

– Это мы слышали, – рассмеялся женский голос. – Я думала, вы со шкафом к нам пожалуете, а получилось, что это моя кошачья гвардия к вам отправилась. А можно их обратно пропихнуть?

Сергей с сомнение обернулся на кошек. Белая выглядела так, словно даже за прикосновение может растерзать его на сотню крошечных Серёжек, а рыжая…

– Не уверен. Белая меня слопает, а рыжую я не пропихну! Она застрянет как Винни Пух!

– Ой, она может! Давайте тогда через дверь? – Лена уже доставала застрявшую Фросю из-под ванной и повторения категорически не хотела.

– Да, только вы белую сами заберите. Мне ещё жить хочется, я можно сказать только новую жизнь начал.

– На пенсию вышли? – уточнила Лена, припомнив почтальона Печкина. Она быстро дошла до входной двери, открыла её и показалась нос к носу с молодым парнем, который придерживал за ошейник крупного серого собачьего подростка.

– Не, до пенсии мне ещё далеко! – признался в ответ Сергей, обнаружив перед собой вовсе не тётеньку средних лет с гипотетической сковородкой в руках, а худенькую девушку с приятной улыбкой. От неожиданности он и ляпнул первое, что в голову пришло: – Ой, я вас почему-то тёткой представлял…

– Ну, я тоже думала, что вы суровый мужчина, таскающий на одном плече огромные шкафы! – рассмеялась соседка.

Мимо их ног с великим достоинством просочились обе кошки, переглянулись и отправились на балкон, уточнить, а что будет, если пройти напрямую с этой двери до той и обратно?

Глава 4. Смешанная собачье-кошачья компания

Стоило только Лене закрыть входную дверь, как балконная дверь стукнула от тяжелой поступи Фроси. У неё была привычка с размаху пинать несчастную дверь лапой, чтобы она распахивалась пошире, так сказать, для комфортного прохода кисаньки.

– Ой, елки-палки! Вы что, опять? – Лена бросилась на балкон и узрела исчезающий под креслом кончик рыжего хвоста. – Да как же вам не стыдно-то?

– Ну, не знаю, не знаю… По – моему они очень собой довольны, – раздался с той стороны голос соседа. – Меня, кстати, Сергей зовут!

– Очень приятно. Меня – Лена, как-то, правда, странно знакомиться через перегородку, не находите?

– Да, пожалуй, что так, – покладисто согласился сосед. – Может, вы заложите чем-нибудь со своей стороны проход, и мы повторим эксперимент с кошками? А потом представимся по правилам?

– Разумное предложение, коллега! – рассмеялась Лена. Ей почему-то легко было поддерживать такой странный разговор. Она отодвинула кресло, заложила дыру доской, которую её отец планировал отвезти на дачу, да всё никак не мог собраться, и придвинула кресло обратно.

– Готово, – отчиталась она.

– Тогда до встречи на Эльбе, – раздался с той стороны перегородки весёлый голос.

Кошки с недоумением восприняли какие-то скрипы и странное словосочетание «заложить дыру», и, конечно же, как только входные двери открылись, сразу же кинулись проверять, чтобы это значило?

Обе проскакали мимо Лены, снова увесисто грохнула балконная дверь от толчка Фросиной лапки, и практически обе кошачьи личности нарисовались в ближайшем дверном проёме. Да не просто так, а с выражением полнейшего презрения на мордах.

– Я на вас не смотрю! – сообщила им Лена. – И нечего на меня так коситься, а то сейчас обижусь!

Сергей хмыкнул: – И, правда, вид у них…

– Презирают от всей души! – пожаловалась развеселившаяся Лена.

– Итак, кошками мы обменялись, продолжаем разговор! Меня всё ещё зовут Сергей, – он шутливо склонил голову.

Лена рассмеялась и только собралась исполнить свою партию, как заскучавший в одиночестве Полкан боднул Сергея под колено и отправился в гости к кошкам.

– Стоять! Ко мне! – крик хозяина Полкан разумеется слышал, но пока для него это означало только одно: сейчас догонят и ничего осмотреть не дадут. Поэтому он рванул, как подброшенный катапультой, и исчез в коридоре Лениной квартиры.

– Ой, мамочки, там же Мила! – перепугалась Лена и кинулась за щенком. – Она же перепугается насмерть!

– Ребенок? – ахнул Сергей.

– Чихуа!

Лена с соседом успели как раз вовремя. Мила лежала на матрасике, плотно зажмурив глаза, сложив уши, скрючившись в крошечный комочек, и судя по всему, приготовилась к гибели. Страшной и неминучей гибели от зубов кошмарного чудища раз в десять её больше!

Полкан же стоял над матрасиком с видом пса, узревшего нечто совершенно изумительное! Собака – подсказывал ему его нос. Кошка – ясно видели его глаза. Если бы он был постарше, то ограничился бы вилянием хвоста и вежливым обнюхиванием столь изящного существа, но эмоций было много, а мозгов пока не очень, поэтому он одним широким и размашистым движением языка облизал несчастную Милочку, и она полностью убедилась в том, что жизнь её пришла к завершению.

– Оближет, распробует и съест! Я так и знала! – пискнула она, явно прощаясь с белым светом.

– Идиот! Ты ж её напугал до полусмерти! – Сергей перехватил ошейник Полкана и выволок его из комнаты.

– Это её обычное состояние, – Лена подхватила обмякшее от ужаса тельце и начала успокаивать Милу. – Её выкинули, выбросили из машины, а до этого били. Переломы есть.

Сергей вовремя закрыл рот и не сказал, что именно он думает о тех, кто мог ударить этакую кроху. А то выходило очень уж неприлично. И так они с Полканом натворили дел.

– Вы нас извините, он у меня маленький ещё.

– А сколько ему?

– Приблизительно полгода. Я его подобрал, так что точно не знаю. Полкан, да пошли уже!

Насильственное уволакивание абсолютно не желающего уходить пса на глазах у девушки, это не совсем то, о чём Сергей мечтал. Хотелось бы этак деловито скомандовать:

– Ко мне! – и чтобы рядом оказался невозмутимый и послушный пёс. А так вышло нечто сильно напоминающее бурлаков на Волге. В конце концов, сердитый Сергей просто подхватил Полкана и унёс его так, как носят баранов.

– Вот правильно! Ты и есть баран! Натуральный и безмозглый! Непослушный пень! Мы же с тобой только позавчера отрабатывали команду «ко мне».

– Никакой я не баран! Я собак. То есть пёс! – угрюмо думал Полкан. У соседей ему понравилось. Во-первых, там общество, во-вторых, та маленькая, но очень красивая собачка, и в-третьих – там очень вкусно пахло! Нет, еды-то дома полно, вон, миска стоит, но так оно не пахнет, и на вкус… Ну, явно там вкуснее, – Полкан угрюмо посмотрел на стену, коварно отделяющую его от всего вышеперечисленного.

– И чего обо мне теперь соседка подумает? – Сергею, в принципе было не очень-то важно мнение соседей. Но с этой они так славно поболтали, пока его собачье чудовище не показало свою истинную натуру, и было жаль, что он так опозорился. Если бы он знал, что Лена рассказала родителям, то расстраивался бы значительно меньше.

– А мы с соседом познакомились! – Лена с работы приходила раньше, и готовила ужин. У них в семье не было принято раздельное питание, разные полки холодильника и прочие странные фокусы. К тому же, им всегда было приятно поговорить друг с другом и поделиться новостями о том, как прошел день.

– Мы – это кто? – рассмеялся отец.

– Мы – это я, Мила и кошки. Нет, если хронологически, то сначала кошки, потом я, потом опять кошки, и уже на десерт Мила. Его пёс облизал Милу, и та решила, что её вымыли, чтобы слопать, так сказать, гигиенически грамотно.

– Вот не везёт бедолаге! – посочувствовала мама. – А кошки тут при чём?

– А кошки у нас при всём! Они у нас всем бочкам затычки! И балконам тоже…

– Небось, приличный парень, раз так отреагировал на вторжение наших кошачьих лазутчиков! – подвели итог родители.

Приличный парень в это время страдал на прогулке, – Бестолочь! Сказано тебе, не лезь к кошке, это не соседская, эта тебя порвёт на британский флаг! – уволакивал он Полкана от очередного встреченного кота. – Что за страсть к небольшому и пушистому.

– Нравятся они мне! – фыркал Полкан. Он не очень хорошо помнил подробности, но точно знал, что там, где он родился, была кошка, она его вылизывала и грела. Поэтому, кошки для Полкана были воплощением тепла и заботы, и даже царапины, полученные от перепуганных объектов его симпатии, его не переубедили. А вот соседские кошки вполне соответствовали его понятиям. – Ну, вот они же уже не царапают! И даже почти что не шипят.

На следующий день Полкан долго ждал кошек, но они почему-то не приходили. Тогда он отправился на балкон и узрел неожиданное препятствие! Несколько ударов толстой лапой приоткрыли небольшую щель в дыре, но тяжеленное кресло не давало открыть лаз!

Тогда Полкан стал разгоняться и кидаться на перегородку. Если бы он разогнался как следует, то пары раз хватило бы, но очень много места для разбега не было, поэтому, ему пришлось постараться. Но он всегда был упорным, так что его стремление открыть проход увенчалось полным успехом! Возможно, даже более полным, чем ему хотелось изначально.

Лена пришла домой уставшая, и уже открывая дверь, услышала весёлый лай.

– Полкан! – сообразила она. – Вот какая странная акустика. Лает там, а мне мерещится, что у нас.

Дверь открылась и…

– Ой, мамочки! – Лена ахнула при виде улыбающегося во всю пасть соседского пса, весело машущего ей хвостом. Тут же сидели обе кошки, тоже вполне довольные жизнью. – Как ты сюда попал? И Мила? Милочка где?

И тут из ближайшей комнаты выглянула маленькая черно-белая головка с огромными ушами. Выглянула и тут же спряталась обратно.

– Живая! – выдохнула Лена, – И даже на ногах! Я её вообще первый раз вижу, не лежащую пластом, а чтобы она двигалась. Ладно, это стоит разрушений, которые вы тут могли утворить. Надеюсь, что стоит, – фантазия рисовала страшные картины разрухи и полного развала, но, ничего такого Лена не обнаружила. Только вот балкон и кресло…

– Ну, перегородку ты выломал, чтобы в гости прийти, это я понимаю, а кресло? Ты зачем ему все четыре ноги обгрыз? Нет, оно, конечно, уже старое кресло, старше меня, но зачем же так жестоко с мебелью?

– А чего оно не пускало? – упрямо мотал головой Полкан.

Серёга открыл дверь в квартиру и удивился. Обычно сразу за дверью обнаруживался Полкан, но сейчас там никого не было! И в коридоре, и в обеих комнатах… На балкон Серёга выскочил уже от отчаяния и застыл, растеряно хлопая глазами.

 

– Ой, блиииин! Скотина! Где ты? – он даже представить себе боялся, что этот обормот мог натворить у соседей.

– Ну, если вы своего Полкана зовёте, то он у нас на кухне прячется от вашего справедливого возмездия, – любезно сообщила ему Лена, выглянувшая из балконной двери. – Просил передать, что отвечать не будет, выходить отказывается, ибо он маленький и ему страшно!

–Он маленький? Счас помру! – мрачно сообщил Сергей.

– Не, не стоит, право же! Перегородка была хлипкой, кресло старым…

– Какое кресло? – Сергей с ужасом представил своего мохнатого термита за работой, трудолюбиво укорачивающего соседский мебельный гарнитур повышенной ценности.

– Да вот оно. Было… – Лена приподняла край перегородки. – Но, если честно, оно нам давно не нравилось. Папа всё собирался его на дачу отвезти, но руки не дошли!

– Теперь уже и не отвезёт! – машинально прокомментировал Сергей останки кресла.

– Ну, да… Вряд ли. Это если только на растопку, – кивнула Лена, так же задумчиво разглядывая труху и огрызки ножек. Потом она сообразила посмотреть на несчастного соседа и заторопилась. – Да вы не переживайте так!

– Я вам новое кресло куплю. Такое же!

– Нет, спасибо! Не надо! Мы не знали куда от этого деваться! – решительно замотала головой Лена.

– Тогда деньгами отдам!

– Нее, мы тогда не рассчитаемся! Мне же в таком случае вам придётся оплатить за терапевтический эффект от вашего Полкана!

– Что он ещё натворил? – вскинулся Сергей, ожидая новых бед и разрушений.

– Он Милочку развеселил. Она по комнатам ходит, даже немножко бегает. Пугается ещё, конечно, но уже не так! – радостно доложила Лена, покосившись на черно-белую тень, скользнувшую в коридоре. – Короче, давайте, заходите, это надо отпраздновать, и у нас как раз есть пироги. Только идите через дверь, а то тут перегородка мешается.

Перегородку Сергей просто поднял и приставил к стене. Обогнул останки почившего от зубов Полкана кресла и отправился в гости на пироги.

Ночью, страшно довольный и сытый от всяких вкусных вещей Полкан по-пластунски выбрался на балкон и пробрался к соседям.

– Чего тебя опять принесло? – недовольно уточнила Фрося.

– А можно ножку взять? – вежливо спросил Полкан.

– Куриную? – Фрося такого хамства не понимала и собиралась уже превентивно постучать по наглой морде.

– Неее, креслиную. Ну, от кресла! Вам же не надо, а у меня зубы чешутся.

– Бери хоть все, пока я добрая! – щедро разрешила кошка, и кресло было утилизировано счастливым Полканом практически до молекулярного состояния.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14 
Рейтинг@Mail.ru