Некро

Олеся Витальевна Козлова
Некро

Том первый

Эпилог

Провожая равнодушным взглядом падающую звезду на темном небе, я тяжело вздохнула. Холодные слезы покатились из глаз, полных пустоты. А сердце заныло от боли и тоски. Вот, опять. Сколько можно изводить себя? Но этот вопрос делал душе еще больнее. Кидал лавину мыслей. Мыслей о том, что упустила шанс быть счастливой.

Небеса смеются над такой глупостью. А в голове все бродит образ. Его образ. Аромат, прикосновения и голос – все помню, до мелочей.

Но такие воспоминания не нужны. Хочу снова ничего не видеть. Страдания – это самое худшее, что могло произойти в моей жизни, наполненной одними лишь муками и страшными воспоминаниями. Заслужила ли я такое? Не могу ответить, ведь ни я здесь решаю судьбу и пишу жизненные сценарии. Но как вписался в мою жизнь этот человек?

А звезды все падают. Значит, скоро случится то, о чем рассказывали небеса. Прошу, простите. Простите за то, что выбрала Его! Покарайте, прошу! Иначе, пророчество сбудется! Мир не заслуживает уничтожения из-за глупой и придуманной любви. Хочу, чтобы все вернулось на прежние места. Молю, защитите Землю. Не допустите того, чтобы непричастные и невинные люди искупали чужие грехи.

Вырвись же дух Титана наружу и защити всех нас!

Глава 1

Эх, свет так и сочился из окон. Но, увы, раскрыв глаза, я абсолютно ничего не увидела. Как всегда.

С детства я была лишена зрения и родителей… Жила практически одна в общежитие при школе. При самой обычной школе. Конечно, меня до класса всегда провожали медсестры. Староста тоже помогала. Но за спиной, говорила, как в тягость провожать инвалида. Я ни с кем не общалась в классе. Не по своему желанию. Просто никто не понимал мой странный характер. А друзья были лишь тогда, когда была маленькой и зрячей. Но потихоньку все же научилась жить в полном одиночестве. Это не так страшно, как кажется. Может, поначалу тишина сводит с ума, но потом становится мелодией жизни. Подругой.

Отчего я потеряла зрение? Не знаю сама. Просто однажды открыла глаза и увидела лишь тьму. Тьму, что стала окружать каждый день. А перед глазами застыли две картины: улыбка мальчика, с которым дружила все детство, и кровь на лицах родителей. Все, больше ничего не помню.

Начался новый учебный год. Наступила осень. Я любила это время года, ведь листья становятся золотыми. Когда ходишь по ним, они так смешно хрустят…

Размышляя о жизни, даже не заметила, как за мной пришла староста.

– Ну, что, Айли. Готова к труду и обороне? – весело произнесла Далия Рэд. Так звали старосту.

Интересно, с чего Далия такая веселая? Это немного привело меня в ступор. Далия никогда так дружелюбно и весело не общалась со мной. Всегда только жаловалась на ношу и обузу, роль которой выполняла я.

– Здравствуй, Далия. Да, готова. Последний год, как-никак, – монотонно ответила я с непривычки, почувствовав, как Рэд улыбнулась.

– Не переживай. Все будет хорошо, – пыталась приободрить Далия, помогая мне одеться.

Мир перевернулся? С чего такая приветливость?

– Так, теперь просовывай руки сюда. Осторожно… Вот, так… Молодец! Возьму твой портфель. Все. Пошли, – взяв меня заботливо под руку, сказала Рэд.

Проводив до самой парты, староста перед уходом поинтересовалась, как я себя чувствую, нужно ли что-нибудь и комфортно ли сижу.

– Если, что понадобится, я сижу за соседней партой, – мило произнесла Далия.

Интересно, почему так поменялось отношение ко мне?

Я не успела додумать, как учитель зашел в класс. Все встали.

– Итак, ребятки, садитесь. Здравствуйте. Начинается новый учебный год…, – и все остальное в том же духе, произносил учитель на вводном уроке.

Вдруг за дверью послышались бодрые голоса. Стук в дверь.

– Не успел год начаться, а вы уже успели опоздать. Неразлучная парочка, Сантери и Эйлерт. Быстро садитесь за свободные парты, – весело, но с нотками строгости, произнес учитель.

Послышались тяжелые и медленные шаги. Эти два парня не спешили садиться. За мной кто-то громко и грубо плюхнулся, хмыкнув и отвернувшись к окну.

– Эй, девочка! Передай Джуне, пожалуйста, записку, – весело произнес голос спереди, положивший на ладонь комок бумаги. Я кивнула, догадавшись, что Джуна сидел как раз позади. Сантери и Эйлерт – одноклассники, с которыми я с 6 класса учусь. Самые умные и красивые, как говорили одноклассницы. Что касается красоты, то, к сожалению, не могла ничего сказать так, как не видела. А вот само поведение вызывало такое впечатление: спокойные, скромные, толерантные и ответственные парни.

Нащупав заднюю парту, я аккуратно дотронулась до руки того, кто смотрел в окно. Кожа была такой гладкой, что это немного смутило. Тогда парень развернулся и выхватил бумагу. Как грубо…

– Мива, ты чем занимаешься? – резко назвал по фамилии меня учитель. Я даже встала от неожиданности и ударилась об угол парты, разодрав ногу.

– Ничего. Просто искала кофту, – сказала, краснея, я.

Учитель глубоко вздохнул.

– Милая, кофта на тебе, – спокойно произнес он.

Как неловко. Даже врать не умею.

– Давай, выходи к доске. Ты же подготовила доклад по теме, что я дал тебе перед началом каникул? – сказал весело учитель.

Я опешила. Текст учила, но от неожиданности забыла. Переборов страх, пошла к доске с дрожащими коленками. За все время, я выступала перед классом впервые.

Не успев ступить и шага, почувствовала, как начала падать. Потом услышала смешок в мой адрес. Но так и не успела упасть на пол и удариться обо что-либо. Кто-то умело подхватил меня.

– С тобой все в порядке, Мива? – строго спросил парень, который поймал меня.

– Да… Спасибо большое…, – улыбнувшись, поблагодарила я.

– Чего улыбаешься, а? – грубо произнес герой, спасший меня.

Улыбка с лица сразу исчезла. Вот, грубиян. Даже догадываюсь, как этого парня зовут.

– Джуна, спасибо. Усади, пожалуйста, Айли на место, – попросил обеспокоенный учитель.

Послышался вздох, цоканье языком и хмыканье.

Поняв, что доставляю Джуне массу неудобств, я отбросила руки парня и, отряхнувшись, пошла к парте наощупь.

– Эй, Джуна, зачем ты так ведешь себя? – с укором произнес мальчик с передней парты.

Джуна грузно уселся на стул и опять отвернулся к окну.

– Не твое дело, Арн, – монотонно ответил Сантери.

Какой неприятный человек. Пожалуй, буду стараться избегать общения с Джуной.

Через тридцать секунд сзади стали долбить ногой по моему стулу. Да, еще с такой силой, что я ударилась животом о парту.

– Учитель, простите. Не хочу срывать урок. Я хочу рассказать доклад с места, если можно, – попросила я, резко встав, чтобы избавиться от ударов.

Учитель улыбнулся и сказал:

– Хорошо, Мива. Я очень рад, что в классе есть такой ответственный человек.

Наверное, в тот момент, я залилась румянцем. Было очень приятно слышать такие слова от взрослого человека.

– Итак, первым человеком, полетевшим в Космос, был Юрий Гагарин. Именно, он…, – начала уверенно я. Но потом остановилась от головной боли и рези в глазах. Подумав, что ресница попала, решила проморгаться, продолжая рассказывать доклад. И тут во тьме появился внезапно свет. Тьму, которую я только и видела перед собой, пронзила вспышка. На секунду я увидела класс, ребят и солнце, сияющее в окне. Но моргнув вновь, снова погрузилась в черную пропасть.

Не в силах сдерживать слезы, сократила доклад и села на место.

– Вот. Учитесь. Кратко и понятно. А еще все рассказала без подглядывания…, – все хвалил учитель.

Но последующие слова пролетели мимо ушей. Все мысли были заняты внезапным «прозрением».

– Так, ты Айли Мива? – вдруг тихо спросил голос спереди. Это был Арн Эйлерт.

Вытерев накопившиеся в уголках глаз слезы, я кивнула.

– Ты, что…? Плачешь? – обеспокоенно спросил Арн.

– Нет… Просто, глаза слезятся от напряжения, – выдавив улыбку, сказала я.

Парень помотал головой, а затем положил холодную руку на мою, нежно погладив.

– Не стоит сдерживать эмоции и чувства. Это очень вредно. Если будешь все копить в себе, то надуешься, как мыльный пузырь и лопнешь. И вообще, такой красивой девушке нельзя хмуриться. Морщины появятся. И если захочешь поделиться негативными эмоциями, то можешь рассчитывать на меня, – весело произнес Эйлерт.

Красивой? Разве, я красивая?

– Ой, кстати, меня зовут Арн. И еще: прости Джуну, пожалуйста. Он не специально нагрубил. – сказал взволнованно Арн.

Да, такого простить сложно. Но все же, Эйлерт прав: не стоит держать все в себе и думать о плохом.

Чтобы показать, насколько дружелюбна, я улыбнулась и пожала руку новому знакомому.

– Мерзость. Почему ты решил с этой девчонкой подружиться, Арн? Совсем что ли? – гнусно произнес Сантери.

От такой наглости мое лицо перекосило. Что этот тип себе позволяет?

– Ой, да ладно, Джуни. Мива – очень добрая и милая. Такие девушки всегда располагают к себе. К тому же, Айли будет…, – сказал весело Арн.

Послышался стук кулака по парте и резкое движение вверх. Затем грохот стула.

– Замолчи! Решил всем рассказать, да?! – заорал на весь класс Сантери.

Учитель замялся.

– Сантери, мы не мешаем тут? Нет? До звонка ровно минута. Потерпеть не можешь? – взволнованно спросил он.

В ответ Джуна зарычал, а потом, резко пошел к двери, выйдя из класса и хлопнув громко дверью.

– Что за грубиян? Сантери в позапрошлом году ужасно изменился…, – пожав плечами, растерянно произнес учитель.

Прозвенел звонок. Ребята начали торопливо собирать вещи. А потом бегом ушли из класса.

– Айли, я сейчас к директору иду. Подождешь здесь немного? – спросила староста.

Я улыбнулась, а потом сказала:

– Спасибо. Не волнуйся, я сама доберусь.

Рэд замешкалась.

– Но, как? – спросила Далия.

Я усмехнулась.

 

– Обо мне часто забывали, поэтому приходилось добираться самостоятельно. За все года изучила школьные стены вдоль и поперек. На ощупь могу, что угодно найти, – весело произнесла я. Но все же немного боялась.

– Э… Ладно… Но, если заблудишься, попроси кого-нибудь проводить тебя или отвести в директорский кабинет, – волнуясь, неуверенно произнесла староста.

– Хорошо, – сказала я.

Тогда Далия развернулась и поспешно удалилась.

Собрав вещи, я решила задвинуть стулья за парты. Все равно никто этим заниматься не будет. А так хоть время немного потяну. Не хотелось просто возвращаться в душную и пыльную комнату, где грустно и одиноко. Порой, эти стены так давили, что я кричала во сне.

Закончив задвигать стулья, я пошла к парте с вещами, которые ранее собрала. Но на задней парте нащупала что-то кожаное. Это был портфель. Точно! Джуна забыл, когда психанул и убежал из класса.

Что теперь делать с этим предметом? Нужно вернуть, вдруг в портфеле важные документы или тетради. Но как? Я же не знаю, где общежитие парней. Может, не стоит? Или нет?

Поспешно приняв решение, схватила портфель Сантери и кинулась к выходу. Ведя рукой по стене, почувствовала, что уже приблизилась к лестнице. Услышав голоса мимо проходивших девушек, спросила, где находится мужское общежитие.

– Прямо, вверх по лестнице. Там будет переход. И затем поднимаетесь на пятый этаж. – сказала приветливо девушка.

– Спасибо, – улыбнулась я.

Пройдя столь непростой путь, дошла до перехода. Никого не было. Стало немного страшно, что все же заблудилась. Но, в конце концов, набрела на лестницу. Отсчитав пятый этаж, услышала мужские голоса, облегченно выдохнула.

– Эй, девочка, ты не заблудилась? – спросил парень.

Я улыбнулась и помотала головой.

– Нет. Извините, могу я спросить, где проживает Джуна Сантери? – спокойно спросила я.

Парень задумался.

– О, точно. В шестой комнате. Странный он…, – пожаловался незнакомец.

Я поклонилась и поблагодарила. А затем стала вести рукой, пытаясь нащупать дверь и цифру.

– Ты не видишь? – послышался заинтересованный голос того незнакомца.

Я кивнула.

– Хм. Интересно…, – сказал задумчиво парень.

– Давай отведу? – предложил дружелюбно незнакомец.

Сначала пыталась отказаться, но настойчивость парня победила, поэтому согласилась.

– Тут недалеко, – весело произнес незнакомец, ведущий меня под руку.

Пройдя около десяти минут, парень завел в комнату и сказал:

– Вот, подожди здесь.

Я покорно уселась в кресло, которое оказалось рядом с дверью.

Вдруг, послышался звук отпирающейся двери и шаги. Несколько шагов. По коже побежали мурашки. Неприятное ощущение давило на голову. И чувство беспокойства…

– Джуна? – неуверенно позвала я.

Послышался смех. Что-то тут было не так.

– Сегодня, крошка, я для тебя буду кем-угодно. – произнес кто-то сиплым и грубым голосом.

Внезапно, я почувствовала прикосновения. Незнакомец взял мои руки и прижал сильным и грубым движением к стене. Послышался дикий смех.

– Ребята. Обшарьте карманы. Затем избавимся от девчонки! – приказал сиплоголосый, который стал водить пальцами по моему лицу.

Хотелось закричать, но один из дружков зажал рот. Я почувствовала, что несколько рук лазают по карманам.

– Может, не будем быстро убивать? – сказал, воркуя и водя пальцами по моей шее, главарь.

Дружки засмеялись.

– Босс. У девчонки ничего нет ценного в карманах, – расстроенно произнес мужчина с низким голосом.

– Печально… Бесполезная ты наша! Придется просто убить тогда… – сказал босс.

– Так, все! Выметайтесь, идиоты, отсюда. Я хочу сам разобраться с девочкой, – сладко произнес сиплоголосый.

Послышались удаляющиеся шаги.

– Ну, так… Мы остались вдвоем, кошечка моя. Что делать будем? – спросил главарь, гладя руками мою шею.

Слезы покатились из глаз.

– Знаю, детка! Но тебе может не понравится… Хотя, кого это волнует? – сказал сладко сиплоголосый, наклоняясь ко мне.

Затем мужчина прикоснулся лезвием ножа к шее, а потом губами.

– Не-е-ет! Отойди! Не-е-т! Хозя-ин! Спаси-и-и-те! – послышался дикий ор за дверью.

Босс цокнул языком и гневно пробурчал:

– Вот идиоты! Ничего без меня не могут сделать! Что еще там?!

Послышались крики, которые резко оборвались.

Вдруг кто-то громко открыл дверь ногой, сорвав с петель.

– Прошу! Прости-и-и! Нет! Не надо!!! – закричал сиплоголосый, который явно очень испугался того, кто вошел в дверь.

Тут прозвучал глухой звук, будто молотком шкаф пробили. Настала тишина. В воздухе почувствовался запах крови.

Внезапно, кто-то схватил мою дрожащую руку, которая все еще держала портфель, и потащил за собой с большой скоростью.

Я настолько была напугана, что не сопротивлялась. Тело парализовало.

Устав от бега, хотелось упасть и свернуться в калач, чтобы никто не трогал. Но человек, который тянул за собой, резко остановился и обнял меня.

– Ты как? – взволнованно спросил человек.

Я стояла и дрожала.

– Что ты творишь, глупая? Зачем сбда пришла? – все так же нежно спросил парень.

– Я-я, ис-с-ска-л-ла… Сан-н-н-т-т-тери… Он заб-б-был-л портфель…, – давясь от слез и страха, произнесла слабо я.

Парень сжал меня еще сильнее.

– Глупая…! Никогда больше так не делай…! Ужасно напугала меня…! – чуть ли не плача, сказал незнакомец.

– Спасибо, – прошептал парень и аккуратно забрал из рук портфель, кинув в угол.

Сразу понятно, что владелец стоял передо мной.

– Джуна! – крикнул бегущий навстречу Арн.

Джуна взял меня за плечи и повел.

– Эти твари и сюда пробрались! – сказал гневно Сантери, который крепко держал меня в медвежьих объятиях. По ощущениям, тело Джуны было подтянутым и мускулистым.

– Вот сволочи…! Что хотели эти твари? – серьезно спросил Эйлерт.

Сантери взглядом указал на меня.

– Видимо, пора Айли уводить отсюда. Она хоть в порядке? – взволнованно спросил Арн, увидев, в каком состоянии я находилась.

От нервного срыва ноги резко подкосились, и я упала.

Арн и Джуна подхватили и аккуратно повели в неизвестном направлении.

– Надо все рассказать Сакуре, – сказал тихо Арн.

Джуна кивнул.

– Ребята! С Айли все хорошо? Я почувствовала сгусток анамальной энергии. Но не успела. Путь перегородили, – крикнула Далия.

– Мива еле на ногах стоит. Натерпелась, – сказал ласково Сантери, взяв меня на руки и прижав к груди.

Я почувствовала сердцебиение Джуны. Сердце так тревожно билось, словно произошло что-то ужасное. Будто кто-то очень дорогой попал в беду.

– Они хотели… крови наследницы семьи Мива. Сила Айли стала проявляться. Хоть силы и немного, но те твари почувствовали ее раньше нас, – гневно произнес Арн.

Рэд грузно вздохнула и произнесла:

– Пора рассказать Сакуре или Ивору. Нужно отнести Айли в СИРИУС. Здесь оставаться девушке категорически нельзя.

Сантери кивнул, а затем прикоснулся ладонью к моей голове, подарив тепло, после которого внезапно уснула.

Глава 2

– Мама, смотри, какого я жучка нашла, – сказала я, направляясь к маме.

Мама и папа сидели в беседке и пили чай. От моего голоса родители развернулись и нежно улыбнулись. Мама протянула руки, увидев, как пятилетняя дочка в кружевном белом платье бежит со всех ног и тащит насекомое. Солнышко светило на маму, делая улыбку еще теплее и радостнее.

Усевшись на колени к папе, я стала объяснять и рассказывать, как нашла жучка, который беспомощно барахтался в воде. А я спасла насекомое.

– Мамочка, оживи жучка, – сказала весело я.

– Конечно, дорогая. Но, помнишь, условие? – спросила ласково мама.

Я кивнула и произнесла:

– Нужно отвернуться и не подглядывать.

Папа погладил по голове и сказал:

– Какая умница растет.

Я закрыла глаза в предвкушении фокуса, который показывала мама, когда приносила домой раненных животных. Прождав пять минут, раскрыла от нетерпения глаза и увидела странную картину. Солнце зашло за темные тучи, поднялся сильный ветер, ломающий деревья. Стало холодно. Дом горел алым пламенем. Но жук, которого я принесла, взлетел вверх и направился прочь, в глубину леса. Оглядев хаос, царивший вокруг, я попыталась найти родителей. Но нигде не видела их. Затем, откуда ни возьмись, появилась вспышка, которая ослепила меня. Но перед тем, как зрение пропало, на меня прыгнула мама с окровавленным лицом. Улыбнувшись и поцеловав в лоб, приказала бежать, как можно дальше от дома. Послышался вой и треск, взрыв и крики.

– Успокойся. Это просто сон! – сказал резко Арн, державший меня на руках.

Проснувшись вся в поту, я не могла долго восстановить дыхание. И привести мысли в порядок.

– Тихо. Тихо. Все хорошо. Открывай глаза, не жмурься, – сказал ласково Эйлерт, усадив меня на стул.

– Прежде, чем откроешь глаза, позволь спросить кое о чем, – строго сказал Джуна.

Что это с ним? Еще перед тем, как уснула, Сантери был милым и заботливым. А сейчас парень снова вошел в прежнее амплуа.

Я кивнула.

– Готова ли ты стать частью СИРИУС? Готова ли служить мне и стать напарницей Арна? – грубо спросил Сантери, ходя по кругу.

Что за странные вопросы такие?

– В каком смысле? – не поняла я.

Джуна громко хмыкнул. Разозлившись, кулаком стукнул по стене, что находилась за мной.

– Не кипятитесь, господин. Девушка еще ни о чем не знает. Позвольте, я разберусь? – спокойно произнес Эйлерт, загородив меня.

Сантери презрительно посмотрел на друга и удалился.

– Еще раз прости, Айли. Господин не желал подобного. Просто, Джуна очень волнуется за тебя, – нежно произнес Арн.

– Почему ты называешь Сантери господином? – не поняла я.

Тогда услышала, как парень улыбнулся.

– Потому, что дал обещание служить Джуне. Сейчас ты многого не понимаешь, и готов объяснить все позже в мельчайших подробностях. Но медлить нельзя. Те твари, что угрожали тебе, не дремлют. Поэтому нужно обеспечить твою безопасность по максимуму. Айли, прошу, соглашайся служить Сантери, – взволнованно произнес Арн.

И почему я должна служить такому хаму, как Джуна? И кем я стану? Горничной или личным поваром?

– Если согласишься, расскажу о твоем прошлом. Клянусь, – прошептал на ухо Эйлерт. Сердце бешено застучало.

– Ладно. Но я сделаю из-за того, что ты пообещал рассказать о прошлом. Оно так терзает меня в последнее время, – сказала, фыркнув и отвернувшись от парня, я.

Эйлерт улыбнулся и позвал поспешно Джуну.

– Произнеси несколько простых слов за Джуной, – сказал весело Арн, который, похоже, успокоился.

Тогда Джуна подошел ко мне и взял за руку, нежно погладив. Да, что происходит с Сантери?! Совсем запуталась, что из себя он представляет.

– Огонь и кровь, даруйте нервущуюся плоть, – произнес монотонно Джуна.

Если могла видеть, то кинула бы испепеляющий взгляд на парня.

– Огонь и кровь, даруйте нервущуюся плоть, – неохотно повторила я.

Джуна хмыкнул.

– Луна и солнце, взываю к вам! Запретите в мою сторону выть ветрам, – продолжил Сантери.

Я покорно повторила.

– Отныне, жизнь моя, душа моя принадлежит одному из лордов пяти треугольников. Заключи в свои объятия, возлюби воина своего! – с неким удовольствием произнес последнюю строчку лорд.

– Эй, почему моя жизнь и душа должна принадлежать нахальному мальчишке? – прервав клятву, возразила я.

Джуна резко встал и крикнул:

– Кто тут нахальный мальчишка?!

Я встала и, нащупав Сантери, показала пальцем прямо на парня.

– Я?! – вскипел от злости Джуна.

– Ты! Сначала в классе наорал на меня, потом спас, а теперь снова злишься! Разве так не ведут себя нахальные парни? – уже кричала я.

Арн в уголке засмеялся.

– Чего смешного?! – в один голос крикнули я и Джуна.

– Не повторяй! – опять сказали одновременно мы.

Тогда Арн встал и сказал:

– Ребята, давайте быстро все завершим. Иначе, если Сакура заметит, то мало не покажется!

При упоминании имя Сакуры Джуна успокоился и стал смиреннее.

– И Айли, не забывай то, о чем мы разговаривали, – весело произнес Эйлерт.

Джуна нахмурился.

– О чем вы разговаривали? – не понял лорд.

– Это наш маленький секрет, – подмигнув, сказал таинственно друг.

Усмерив гнев, я закончила клятву.

– В конце Джуна должен обнять Айли, – напомнил Арн.

Чего?! Почему я должна обнимать этого человека?

– Так, похоже, те твари приближаются, пойду, разберусь. А вы закончите обряд, – взволнованно крикнул Эйлерт, выбегая из комнаты.

Джуна глубоко вздохнул и начал медленно приближаться ко мне. Почувствовав холод, исходящий от Сантери, я попятилась назад. Но тут же прижалась к стене. Видимо, комната, в которой мы находились, была весьма маленькой и тесной. Прохлада становилась все ближе и ближе. И, в конце концов, окутала полностью. Прижав к кожаному плащу, Джуна крепко обнял меня и дотронулся до глаз кончиками пальцев. Я почувствовала, как что-то разливается по глазам.

 

– Открой. Открой глаза, – сказал тихо Сантери.

Не понимая, зачем все это время ходила с закрытыми глазами, ведь и так ничего не увидела бы, медленно раскрыла глаза.

Кроме тьмы ничего видно не было. Но вдруг через щель стал приближаться свет, рисуя золотые узоры на черном бархате. Узоры медленно покрывали тьму. Вскоре, растворив последнее темное пятно, взор окатила золотая вспышка, после которой меня ждало нечто непостижимое и прекрасное – Мир. Мир, который протянул руки навстречу; который можно теперь было рассмотреть в деталях. То, что на долгие годы было закрыто перед глазами. Что хотелось вновь увидеть. Хоть четкого изображения не увидела, а только лишь размытые пятна, но этого вполне хватило. Правильно говорят: «Чтобы начать что-то или кого-то безгранично ценить, нужно сначала потерять». И как хотелось больше запомнить… Может же быть вероятность того, что зрение опять пропадет… Поэтому хочу запомнить все, что увижу в этой темно-синей комнате.

Внезапно перед глазами возникло лицо парня с неописуемо прекрасной и завораживающей внешностью. Черные длинные волосы с серебряным отливом, неровно постриженные, аккуратно свисали на сильную и большую спину. Несколько прядей упало на глаза цвета темно-красной черешни. Необычный цвет. С одной стороны – карие, с другой – темно-красные. В глазах таились смешанные и противоречивые чувства: беспокойство, внутреннее равновесие, грусть, восторг, любовь, гнев, одиночество. Хотелось сделать все, чтобы последнее навсегда ушло из его души. Этому человеку хоть и шел грустный взгляд, но готова была поспорить – улыбка сделала бы парня еще прекраснее.

Еще заметила, что почти все левое ухо было в пирсинге. Разные шипы, кольца, символы и цепи делали образ человека еще более воинственно.

– Это подарок для нового воина, который отныне будет служить верой и честью мне, – тихо произнес новый знакомый, изящно убрав прядь своих волос за ухо.

Так вот, как выглядел Джуна Сантери…

Лунный свет лился из маленького окна, падая на Джуну. Внезапно, парень улыбнулся и протянул руку, облаченную в кожаные перчатки. Я была права – улыбка делала Сантери самым красивым и добрым человеком на Земле. Не сдержав чувств, в ответ я улыбнулась своему лорду и протянула руку.

– Пока не увидела то, что может повергнуть в ужас, хочу, чтобы ты посмотрела в окно, – подведя к окошку, спокойно произнес хозяин.

Я озадаченно посмотрела на Сантери.

– Хочу, чтобы первые воспоминания были хорошими. А теперь посмотри на небо, – нежно произнес Джуна, поднимая голову наверх.

Последовав примеру хозяина, посмотрела на небо и замерла от восторга. Звезды, светившие на ночном небе, были прекрасны. Как же давно подобного чуда не видела…!

– Пообещай, что, во что бы то ни стало, сохранишь такое выражение лица, – попросил тихо Джуна.

Я, не отрываясь от пейзажа, кивнула.

– Давно не видел ни в чьих глазах такого восторга. Восторга от обычной мелочи жизни, – озадаченно добавил Сантери. Ничего не ответив, я обняла хозяина и, со слезами на глазах, произнесла:

– Спасибо. Большое спасибо. Все сделаю, чтобы не разочаровать вас.

Лорд опешил, округлив глаза. Но потом пришел в чувства и погладил меня по голове. Осторожно оторвав от себя, сказал, посмотрев в глаза:

– Нужно помочь Арну. Если хочешь, может посидеть здесь… Для первого раза – простительно.

– Нет. Я пойду, – решительно произнесла я, топнув ногой. Лорд усмехнулся и кивнул.

Выбежав из комнаты, Сантери резко остановился и приказал отвернуться на несколько секунд.

Послушав хозяина, я развернулась. За спиной послышался рев и крики.

– Вставай, некогда рассиживаться! – крикнул Джуна, подхвативший меня под руку.

Поспешно встав, обернулась, чтобы убедиться, что Арн в порядке. Но лучше бы этого не делала. Весь пол, все стены были залиты кровью. На полу валялись уродливые тела. Существа, не похожие на людей. Лица были уродливыми и искаженными. Арн бежал позади в окровавленной рубашке с длинной катаной в руках.

– Беги, как можно дальше! – в голове прозвучал мамин голос из воспоминаний.

Теперь перед глазами стояли лужи крови, которые текли к лестнице и падали на ступени. Хотелось закричать от ужаса. Хотелось вновь лишиться зрения, лишь бы этого не видеть. Хозяин был прав. Даже звезды не смогли затмить то, что увидела теперь.

– Кто это? – сквозь рвущийся наружу крик спросила я.

Сантери обернулся и испуганным взглядом посмотрел. Ничего не ответив, взял на руки меня и прыгнул в окно с 12 этажа. Арн прыгнул следом.

– Что ты делаешь?! – закричала в полете я.

Джуна в воздухе подпрыгнул вверх, взлетев еще выше, и приземлился на огромное дерево. Эйлерт тоже оказался на том же дереве, правда, на ветке пониже. Я ничего не понимала.

– Извини, что пришлось увидеть все это прежде, чем планировалось, – опустив голову, грустно произнес Арн и стряхнул с катаны кровь.

Я сглотнула, но постаралась поддержать друга:

– Нет, не извиняйся. Сама захотела. Лучше будет, если обработаешь раны.

Арн улыбнулся, держа ладонь на глубокой ране.

Хотела спуститься и помочь, но, посмотрев вниз, передумала: слишком уж высоко, а после восстановления зрения подобное зрелище было…

– За меня не беспокойся. Раны быстро затянутся. А вот ты сейчас с дерева свалишься. – сказал взволнованно Эйлерт и перевел взгляд на лорда. – Вызови подкрепление. Тут скоро еще вражки прибудут. Одним не справиться. Да, плюс: пусть заберут девушку в штаб. Айли нужно поспать и хорошо отдохнуть.

Джуна кивнул и достал из внутреннего кармана плаща рацию необычной формы.

– СИРИУС, как слышно? Вызывает Джуна Сантери. Пришлите клан Флориана и подразделение Ивера. Уровень опасности – Красная Звезда. Прием окончен, – монотонно проговорил Джуна.

В тот момент, почувствовала, насколько силен дух хозяина. Его власть.

Прождав до восхода солнца, а это, примерно, часа три, я еле уже сидела на ветке. За все это время никто и слова не обронил. Зато я наслаждалась приобретенным подарком – зрением. Пыталась разглядеть все, что окружало.

Кстати, об Арне. Этот парень оказался тоже симпатичным. Видимо, в СИРИУСе все, как на подбор. Волосы Эйлерта были пепельно-серого цвета, собранные в конский хвост и переплетенные фиолетовой лентой. Глаза – серые. Может, сначала они казались холодными, но все же добрее этих глаз не видела, пока что, ни у кого. Тело – подтянутое и стройное, руки – сильные и в меру накаченные. Белая школьная рубашка была полностью расстегнута. Хотя, белой уже явно не назовешь. Вся рубашка была залита кровью. Но это так шло Арну…

– Давно я не чувствовала такого счастья, как сейчас, – нарушила я молчание, сидя на ветви дерева и болтая ногами. Надо было разрядить обстановку и поднять настроение спасителям.

Эйлерт нежно улыбнулся и, встав, сказал:

– Это просто чудесно, что ты можешь чувствовать. Некогда, я лишился эмоций и чувств из-за войны с нечистью, потеряв рассудок и душу. Но господин спас от напасти. Поэтому взамен я готов умереть за Джуну.

Арн грустно улыбнулся и перевел взгляд на небо.

– Но по тебе не скажешь! Все-таки улыбаешься и шутишь…, – растерянно произнесла я.

– Все благодаря одной девчушке, которая смогла вновь зажечь огонь в душе и пробудить эмоции и чувства. Глядя на то, как она страдала, а после стала радоваться жизни, да и каждой мелочи…, стал брать пример и подражать, – лучезарно улыбнулся Эйлерт.

– О, вот ей повезло! Как звать девушку? – задала нескромный вопрос я.

– Хм…, кажется…, Айли Мива, – сделав задумчивый вид, сказал друг.

Внутри все заклокотало. А потом почувствовала, как залилась румянцем. Подумать только, не успела прозреть, с парнями заигрывать начала. Хотя, то, что сказал Эйлерт, относится вовсе не к флирту. Боже, как я смогла зажечь огонь в душе у Арна? Парень, что, влюбился?

– Чего покраснела? – едва сдерживаясь от смеха, спросил Джуна.

Арн улыбнулся, а я еще больше покраснела.

– Похоже, у Мивы парня никогда не было, – засмеялся Эйлерт.

Услышав подобное, смущение переросло в возмущение.

– Э…, эй… Как у меня мог быть парень, если я ничего не видела? – начала махать руками я.

Джуна цокнул языком.

– А девушки всегда утверждают, что внешность – это неглавное. Главное – душа, – мрачно произнес Сантери.

Если честно, за свои слова стало стыдно. Опустив голову, я произнесла:

– Дело даже не во внешности… Никто не хотел общаться со слепой… Да, и понятно, почему.

Тогда улыбки с лиц парней исчезли. Эйлерт прыгнул на ветку, на которой сидели я и Сантери, и, присев, приобнял.

– Прости. Дурацкая шутка. Очень стыдно. Очень, – взволнованно произнес Арн.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21 
Рейтинг@Mail.ru