АДЛОМ. Начало пути

Оксана Абрамкина
АДЛОМ. Начало пути

…Ворон проснулся от ощущения маленьких острых когтей на своей руке. Распахнув глаза, парень увидел сидящего на его груди Сэма, который с бешеным взглядом орал на весь шатер.

– Идиот! Отпусти мой хвост! – проорал Сэм, сильнее впивая в руку Ворона свои коготки. Только тут парень осознал, что во рту у него кошачий хвост! Неформал с отвращением его выплюнул и скинул кота с себя, тот приземлился на четыре лапы и недовольно зашипел. После чего Ворон начал отплевываться рыжей шерстью.

– Ты совсем ненормальный??? – воскликнул Сэм, запрыгивая к себе на пуфик и начиная приглаживать свою рыжую шерстку длинным шершавым языком.

– Мне сон снился, – попытался оправдаться Ворон, но кот его уже не слушал, полностью увлеченный умыванием. – Только во сне я был не я.

– Как это? – услышал парень голос Пива, а потом увидел и его самого, заходящего в комнатку. Только на этот раз Пив был человеком. – И вообще, чего разорались-то на весь лагерь?

Ворон отмахнулся лишь, не отвечая на вопрос тощего паренька. Все равно он как не пытался вспомнить, так и не смог, кем он являлся во сне. Вот быстрый бег по лесу он запомнил, а дальше уже рыжий хвост у себя во рту. Да и что рыжий негодник вообще забыл у него в гамаке? Сам виноват, что Ворон чуть ему не отгрыз хвост!

– Да и неважно, – пробормотал Пив, поправляя на переносице очки. После чего он с несчастным видом потер виски – видимо паренька мучило похмелье. Еще бы – это Пиву в виде медведя было по силам вылакать большое количество спиртного, а вот Пив-человек особой силой и выдержкой не отличался. – Собирайтесь давайте. Сначала позавтракать надо, а потом на полигоне сам Грегор проведет с нами вступительную лекцию.

После чего Пив вышел из комнаты, Сэм поспешно запрыгнул в свои сапожки. Ворон тоже приступил к сборам: надел черные штаны и белую рубаху, которые получил на складе. Свои штаны с цепями Ворон закинул в сундук, ключ от которого повесил на шнурок к медальону. Он решил не брать с собой оружие, ведь предстояла лекция, а не показательные бои. Сэм же решил иначе, теперь он никуда не хотел выходить без своих кинжалов за спиной.

Вместе они направились на завтрак. По пути к ним присоединился купидон Эрик, у которого за могучей спиной помимо крыльев теперь висел небольшой боевой лук. Лук смотрелся довольно комично, на фоне гиганта Эрика он был будто бы игрушечным.

На поляне для завтрака парни заняли уже привычный стол в отдалении на четыре места, за которым уже сидел Пив-человек и пил кофе, при каждом глотке морщась.

– Сейчас бы чего покрепче, – пояснил Пив парням. – Но я лучше повременю, все-таки к Грегору идти.

Столы на поляне были уже почти все забиты. Сэм взял себе какой-то жареной рыбки и приступил к трапезе. Вам доводилось видеть, как едят кошки? Наверняка ответ – да. А видели ли вы, как принимают пищу заправские аристократы? Ну так вот – Сэм ел как самый настоящий аристократ, держа в правой лапке небольшой ножик, а в левой – вилку. Он отрезал от куска рыбки по маленькому кусочку, отправлял его в рот, тщательно пережевывал и только после этого приступал за новый кусочек.

Да уж, вступление в легион изменило Сэма! Раньше Ворон видел только как его кот пожирал сметану или вискас, полностью опуская голову в миску и ходя потом по квартире как поросенок. Но парень быстро догадался к чему такая показуха со стороны Сэма – он упивался всеобщим вниманием, которое было приковано к умильному котику. Стоит отметить, очарованию котика поддались не только девушки (Ворон заметил за одним из столов Бешку, которая улыбалась, любуясь котом), но даже парни отложили вилки в сторону. То и дело на поляне раздавалось «Какой няшечка!», «Ути какой пушистик!», «Какой мохнактик, так бы и потискала!».

Сэм же продолжал с невозмутимым видом поедать рыбку, при этом прислушиваясь к разговорам на поляне и улыбаясь себе в усы.

В общем, из-за кота мало кто успел позавтракать до конца. Прозвучало два удара в колокол и все двинулись по направлению к полигону. Сначала все будущие легионеры углубились в лес, а оттуда вышли на новый расчищенный участок земли, который Ворон до этого момента не видел. Теперь-то он понимал, что это точно не его балашихинский лес – там не было такого объекта для ведения войсковых учений.

Полигон был огромным, весь его охватить взглядом было нельзя. Он представлял собой ограниченную земельную территорию многоугольной формы. Он был поделен на отдельные участки, каждый их которых был предназначен для определенной деятельности. Больше всего здесь было испытательных площадок. Вдали виднелась конюшня и какие-то склады. А вот контрольно-пропускных пунктов тут не наблюдалось, впрочем, как и колючей проволоки. Видимо Грегор не боялся нападений на Адлом.

Будущие легионеры прошли мимо лаборатории алхимиков, из недр которой слышались какие-то взрывы. Пив толкнул локтем Ворона и прошептал:

– Слышал я, что алхимики – реально чокнутые ребята. Лучше в их лабораторию без надобности не суйся.

Все направились на участок полигона, напоминающий кафедру. Тут полукругом стояли невысокие трибуны. У подножия трибун стояла небольшая сцена, она пустовала. Все быстро скумекали, что трибуны предназначены для них.

Как только все расселись по местам, на сцену вышел Грегор. Облачен предводитель АДЛОМа был в чешуйчатую броню, которая явно не стесняла его движений, за спиной развевалась все та же черная мантия с изумрудной подкладкой. Оружия у него с собой никакого не было.

С виду он по-прежнему был таким же обычным человеком. Ворону стало интересно, к какой расе относится Мастер защиты, который так виртуозно сделал парня при первой их встрече, которая состоялась всего-лишь два дня назад.

– Доброе утро, юные легионеры! Приветствую Вас всех в мире Адлом! – произнес Грегор и даже на задних трибунах его было прекрасно слышно, хотя микрофона у предводителя легиона объединенных миров не наблюдалось. – Уже завтра вы начнете свое обучение!

Если минутой раньше на трибунах слышалось оживление, то с появлением Грегора на полигоне стало очень тихо. Будущие легионеры чувствовали исходившие от Грегора величие, силу и мудрость.

Грегор выдержав небольшую паузу, продолжил свою речь:

– Первые пять недель обучения в АДЛОМе – это общеобразовательная часть, направленная на то, чтобы наставники смогли помочь вам с выбором специализации. Вас поделят на двадцать небольших отрядов по семь человек. Вы сможете освоить две и более специализации, если вы еще не определились. Каждую неделю вы будете обучаться у определенного мастера. Наставники могут помочь вам открыть в себе силы, которые вам ранее были неведомы, – на этом моменте вгляд Грегора на какой-то миг задержался на беловолосом парне. – Следующие три месяца для вас будут сложными – вы в усиленном темпе будете обучаться по своим специальностям. После этого вас ожидает два месяца командной работы. В АДЛОМе крайне важно научиться работать вместе со своим отрядом. За первые четыре месяца пребывания тут вы обязаны сдружиться со своим отрядом, чтобы потом вам было легче выучить их сильные и слабые стороны. Благодаря этому вы сможете прикрывать в бою спины своим товарищам. Запомните – каждый из вас станет частью единого!

На трибунах по-прежнему было тихо. Все с трепетом внимали речи Грегора, Ворон в том числе. А он, идиот, еще думал, оставаться или нет в легионе! Теперь он не сомневался, что участие в столь великой баталии – его судьба. Даже ехидный кот Сэм навострил свои ушки, боясь пропустить хоть одно слово Грегора.

– Вам может показаться, что шесть месяцев – маленький срок. Но наши наставники – мастера своего дела. Они далеко не первый год обучают таких юных легионеров, как вы. Лишь через шесть месяцев упорного обучения военному ремеслу, вас допустят до практических заданий, которые вы обязаны выполнять на протяжении полугода! И лишь после этого вы примите участие в освобождении миров от демонов!

– Шесть месяцев – маленький срок? Да вы что? Зачем так тянуть-то? Демоны-то не дремлют – они не тратят года на ненужное обучение, поэтому Союз миров и проигрывает! – неожиданно раздался слегка щипяший голос с дальней трибуны. Все повернули головы к посмевшему заговорить, тем самым перебив речь Грегора.

Ворон увидел парня с весьма отталкивающей внешностью. Может он бы на земле и сошел за красавчика, если бы его кожу не покрывала чешуя желто-зеленого цвета. Его волосы до плеч были черными, но при этом причудливо отливали желто-зеленым. Зрачки же у него были вертикальные, как у змеи. Во рту виднелся ряд мелких острых зубов, напоминающие акульи. В какой-то момент Ворон даже успел заметить раздвоенный язык. Парень кутался в длинную мантию темно-коричневого цвета. Рядом с ним сидело непонятное существо женского пола низенького роста, округлое и с фиолетовыми волосами, растрепанными во все стороны. Ворон догадался, что это именно ОНА из-за отвисших грудей, которые не в силах была скрыть ни одна мантия. Кожа у этого существа была сероватая, нос походит на свинячий пяточок. Глаза же были навыкате, они с каким-то фанатичным обожанием смотрели на подавшего голос парня.

– Фу, гоблинша, – пробормотал Сэм, сморщив свой крохотный розовый носик. Кот вместе с Вороном сидел на два ряда ниже этой парочки. – Даже отсюда чую ее вонь.

А парень же дальше продолжил говорить своим щипяшим голосом:

– Некоторые хоть сейчас готовы кинуться в бой! Я со своими друзьями не боюсь идти против армии демонов! Вряд ли ваши мастера смогут обучить меня чему-то новому!

Грегор с ледяным спокойствием выслушал парня. Лицо предвадителя ничего не выражало. Когда парень замолчал, Грегор произнес:

– Представьтесь, молодой человек. И объясните нам всем, зачем вы вступили в ряды нашего легиона, если считаете, что и так в состоянии справиться с демонами?

– Я Гриф из народа Василисков из каменного мира Литос! И я являюсь одним из сильнейших магов в своем мире, – пафостно изрек парень, гоблинша же хрюкнула от удовольствия, не отводя от Грифа взгляда своих глаз ни на секунду. Змеиный парень с отвращением покосился на свою «фанатку» и продолжил: – Мой отец настоял на моем вступлении в АДЛОМ. Отчасти я с ним согласен – поддержка ваших мастеров мне в бою не помешает. Но поверьте, вам достаточно лишь будет страховать меня на поле боя, перед моей мощью ни один враг не устоит!

 

Сэм от отвращения чуть ли уже не плевался, Пив тоже недовольно покачивал головой. Ворону этот Гриф тоже не нравился, хоть он и не знал – правда ли парень настолько сильный или просто задается.

– И чему же ты обучен? – все тем же холодным голосом поинтересовался Грегор. Он скрестил руки на груди и смотрел на Грифа.

– Я в совершенстве владею магией камня и земли! Мои же пятеро друзей являются прекрасными воинами, каждый хорош в своем деле! – и Гриф указал на пятеро ребят справа от себя. Слева же гоблинша по-прежнему чуть ли не пускала слюни на своего кумира, прижимаясь к нему все ближе и ближе, стараясь потереться о его плечо своими грудями.

Все друзья парня были закутаны в коричневые плащи, поэтому Ворон не стал пытаться их разглядеть. Его больше интересовало, что будет дальше.

– Ты когда-нибудь слышал о драконах или Авалонцах? – задал следующий свой вопрос Грегор.

– Да, – коротко ответил Гриф, но под вопросительным взглядом Грегора продолжил: – Они вымерли, как только началась война с демонами. О них даже в легендах практически ничего не осталось. Ладно – драконы, я слышал, парочка этих особей еще осталась, но вот Авалонцев истребили настолько быстро, что даже в истории ничего о них не осталось.

Грегору явно не понравился пренебрежительный тон Грифа, на какой-то миг глаза предводителя яростно сверкнули. Но он сдержался и лишь спросил:

– А кто-нибудь из твоего народа Василисков был на Авалонии, когда этот мир атаковали демоны?

– Насколько я знаю – нет, на тот момент мои предки укрепляли собственный мир.

Грегор выдержал паузу и произнес:

– Ну так вот – а я был там. Мне тогда не было и двадцати лет…

«Ого, – подумалось Ворону. – А сколько же мужику сейчас, раз он успел побывать на давно уничтоженном мире?». Само собой было невежливо перебивать и спрашивать, но парню еще больше захотелось узнать, к какой расе принадлежит их предводитель, который тем временем продолжил:

– Стоит такое увидеть и это это с тобой уже навсегда, даже время не в силах избавить тебя от этих воспоминаний. Все началось с того, что демонологам мира Даринар удалось призвать в свой мир демона Бездны второго класса. Они несколько лет изучали его, а демон изучал их… их желания, их страхи – ничто не скрывалось от демона. В какой-то момент демонологи вообще решили, что им удалось обуздать демона, приручить его, но их нельзя призвать на свою помощь. Демоны Бездны всегда будут бороться на темной стороне, запомните это, будущие легионеры! И вот однажды этот монстр уговорил демонологов создать портал в его мир, чтобы продолжить изучение демонического мира. Демонологи загорелись этой идеей, ведь демон пообещал им безопасность. Был установлен стабильный портал, привязанный к мощному источнику силы. И как только портал заработал, из него повалила армия демонов. Всего два дня им потребовалось, чтобы полностью уничтожить мир Даринар, который был отнюдь не самым маленьким в Союзе миров! Лишь одному магу чудом удалось спастись, только это повлекло за собой ужасное: он создал портал в ближайщий к своему населенный мир. Этим миром оказалась Авалония. Открыв портал на Авалонию для себя, маг открыл его и для демонов из Бездны.

Даже Гриф не перебивал Грегора, а его «фанатка» оторвалась от созерцания змеинного парня и всецело была поглощена речью предводителя.

– Авалонию населяла древнейшая раса, которая являлась детьми лунного света. Они умели принимать зверинное обличье, при этом оставаясь самими собой. Даже в облике зверя им удавалось управлять магией стихий. Весь Союз миров уважал этот народ за их рассудительность, мудрость и силу. От мага предводитель авалонцев Белый Волк узнал про портал в Бездну. Он послал во все ближайщие миры гонцов с просьбой о помощи. Он не переоценивал силы своего народа и понимал, что армия демонов, которые тысячелетия сидели взаперти в Бездне, будут биться безжалостно, не щадя никого на своем пути. Тут авалонцы даже сильно не полагались на свое уникальное оружие из небесных слез. На помощь к Белому Волку прибыли драконы – столь древняя раса, как и сами авалонцы. Они пробыли под натиском демонов почти десять лет. Они бы и дальше могли сражаться, давая остальным мирам драгоценное время на укрепление миров путем создания сложных магических барьеров, которые не так просто разрушить даже демонам. Но случилось неизбежное: из портала в Бездну вышли архидемоны – с ними уже никому не было по силам тягаться. Из авалонцев никому не удалось выжить, из драконов уцелело не больше пятидесяти существ, потому драконы теперь считаются вымирающим редким видом. Но последняя воля Белого Волка и короля Драконов не осталась без внимания – был создан АДЛОМ. Два павших великих предводителя поручили собрать в анти-демонический легион лучших из лучших, чтобы сразить натиск коварных демонов.

Напоследок Грегор обвел взглядом все трибуны и громко произнес:

– Я – сын короля Драконов, с самого начала возникновения АДЛОМа являюсь его предводителем! И я до последнего вздоха будут искать способ запечатать портал в Бездну!

В голосе предводителя легиона не было и доли пафоса. Он просто посвятил всего себя на выполнение последней воли отца.

Ворон несказанно удивился – что-что, но он даже не предполагал, что Грегор – дракон. Интересно, а облик он менять умеет?

После чего Грегор снова посмотрел на Грифа, который сразу как-то стушевался под его взглядом, и спросил:

– А теперь скажи, Гриф из народа Василисков, сможешь ли ты со своими друзьями сравниться с целым миром искуссных воинов, которые все свои силы бросили на уничтожение демонов? Они не отступили, они дали возможность другим мирам подготовиться к приходу демонов, они сражались до конца!

– Эти данные об авалонцах мне были неизвестны, – еле слышно буркнул Гриф, кутаясь в свой коричневый плащ, он будто бы пытался затеряться в нем, так как все взгляды были направлены на его персону. Лишь его змеиные глаза злобно сверкали. Гоблинша с фиолетовыми волосами сочувственно погладила его по рукаву, что-то прохрюкав себе под нос, но Гриф лишь отшатнулся от поклонницы, не нуждаясь в ее сочувствии.

– Что ж, думаю, все здесь собравшиеся понимают серьезность положения Союза миров. Так что на этом я хочу закончить наше собрание. Весь оставшийся день можете посвятить чему угодно – это последний день для отдыха. А завтра с утра я жду вас на полигоне на этом самом месте, вас поделят на отряды и вы приступите к занятиям.

Все стали подниматься с трибун и разбредаться кто куда. Пив с Сэмом решили пойти в таверну. Пив в облике человека обосновал это тем, что напоследок можно и хорошенко выпить. Ворон не любил пить, вернее – он попросту не умел этого делать, уже с одной кружки пива парня могло унести в неведомые дали: речь нарушалась, он уходил в себя и возвращался лишь по утру с головной болью. После чего долго приходилось обниматься с унитазом.

Но идти в шатер он не хотел, поэтому пошел вместе с Пивом и Сэмом. Они позвали с собой и Эрика, но купидон отправился на стрельбище улучшать навыки своей стрельбы. Видимо парень-шкаф и дня не хотел терять, поставив перед собой цель стать среди народа купидонов самым лучшим бойцом.

Приближаясь к таверне, парни услышали исходящий из заведения грохот и чьи-то вопли. Неожиданно из дверей сколоченного из бревен заведения вылетело крокодилоподобное существо, от которого сильно пахло алкоголем. Он сшиб с ног тощенького Пива и тот рухнул на землю, подняв тучу пыли. Но стоило чуткому носу Пивария уловить ароматы, исходившие от кроколюда, как паренек тут же вскочил на обе ноги, но уже в облике рыжего мишки. Ворон отметил про себя, что уже даже не удивился таким молниеносным изменениям в друге – он начинал привыкать к этому миру. Да и что ему оставалось делать? Он остался тут на обучение, следовательно, надо было переставать шарахаться от всего вокруг.

– Вот это я понимаю! – воскликнул Пив, отпихивая с пути кроколюда. – Повеселимся, ребята, пошли за мной.

Тут голос подал кроколюд, который не спешил подниматься с земли:

– Я бы не советовал туда ходить. О-о-она чокнутая…

Но Пив его уже не слушал, мишке не терпелось оказаться в таверне, где ему точно подадут кружку эля или чего-нибудь покрепче. Ворон пошел за медведем, Сэм посеменил рядом, на всякий случай обнажив свои клинки.

Но лишь только войдя в таверну, Сэм убрал клинки обратно в заспинные ножны:

– Фу, – протянул кот, – с ними я не дерусь. Даже лапу не подниму!

Ворону стало интересно, с кем это котик не дерется, поэтому выглянул из-за спины остановившегося Пива. Глазам парня предстала весьма забавная картина.

В таверне царил полумрак, здесь было всего два окна и то они были занавешаны плотными шторками, несколько грубых деревянных столов валялись ножками кверху. Внутри таверна оказалась на удивление большого размера, способная вместить в себя много народу, хотя сейчас она пустовала, почти…

На одном из уцелевшем столе стояла высокая девушка, у ее ног валялось два кроколюда и постанывали. Еще одного кроколюда она держала у себя над головой на высоко поднятых руках с заметными мыщцами, которым Ворон даже позавидовал.

Весь облик амазонки заслуживал отдельного внимания. Неформал сразу определил, что это именно амазонка, хоть на земле и по сей день не могли решить – существовали ли они на самом деле или нет. Хоть на античных изображениях и присутствовали девы-воительницы в большом количестве.

Как уже упоминалось ранее, девушка была очень высокая – не намного ниже Пива в медвежьем обличие. Ее густые светло-золотистые волосы были заплетены в две тугие косички, широко распахнутые голубые глаза чуть ли не метали молнии. Ее широкие бедра прикрывала узкая полоска из грубой кожи, обуви и вовсе не было – лишь до колен ее ноги укутывал какой-то сероватый мех, напоминая гетры. Но Взгляд Ворона остановился на вздымающейся груди девы. Там было на что посмотреть: размер не меньше четвертого был облачен в бронерованный лифчик, сделанный явно из металла. Парень очень порадовался, что у девушки обе груди на месте, он на земле на ролевке слышал, что в древности амазонки прижигали себе одну грудь, чтобы она не мешала им стрелять из лука.

Но все же девушка была не во вкусе Ворона – очень уж она массивно бы смотрелась на его фоне, а парень как-никак должен быть защитником. Зато Пив явно не мог налюбоваться ею, при этом медвежий взгляд надолго на лице девушки не задерживался, всякий раз опускаясь ниже – в область декольте метталического лифчика.

Из ступора ребят вывел тоненький девичий голосок Амазонки, даже слегка писклявый, он совсем не вязался с ее общим видом:

– Мало тебе, негодяй?! – и девушка со всей силы метнула кроколюда в сторону дверного проема, не заметив стоящих на проеме Пива, Ворона и Сэма. Но Пив успел увернуться сам от летящего в него кроколюда, а заодно и оттолкнуть в сторону Ворона. Сэм сам ловко отпрыгнул в сторону.

Несчастного кроколюда постигла та же участь, что и первого, который встретился ребятам на пути в таверну.

– Ты дура? – решил разрядить обстановку выступивший вперед Сэм, видя, что девушка спрыгнула со стола и начала пинать лежащего на полу кроколюда. Как только амазонка отвлеклась от до сих пор непонятных Ворону существ на котика, кроколюды сразу поползли к выходу, спасая свои шкуры.

При виде Сэма девушка сразу позабыла о кроколюдах. Ее воинственное лицо озарилось детской улыбкой. Кот даже не успел ничего сделать, как она подхватила его своими сильными руками и прижала к груди. Сэм попытался было посопротивляться, но не тут-то было! Да и сил у котейки сопротивляться уже не осталось – девушка от избытка чувств так резко прижала котика к груди, что приложила его головой о свой бронерованный лиф. Сэму оставалось лишь выпучить глаза и недовольно вилять хвостом – единственной частью тела, которой он мог свободно управлять.

Ворону даже стало жаль своего питомца и он приблизился к девушке:

– Извини, но наш Сэм – разумное существо. Более того – он будущий легионер АДЛОМа. А вы его попросту задушите!

Только тут девушка обратила внимание на облачение кота.

– И правда ведь, – охнула она и аккуратно поставила кота на пол таверны. Тот сразу отошел от амазонки подальше и недовольно стал поправлять свои ножны. Вид у него был весьма помятый после знакомства с грудью амазонки.

Тут в диалог с девушкой решил вступить и Пив:

– За что ты так с кроколюдами? Они туповаты, но ребята неплохие, да и в бою хорошие товарищи.

– Они пытались покуситься на мою девичью честь, – вздохнула девушка, прижав руки к своей могучей груди.

 

– Да как они посмели! – взревел Пив. – Так, куда они уползли? Догоню и добавлю!

– Да-да, именно так, – снова плаксивым голоском продолжила девушка. – Подошли ко мне и говорят – в нашем отряде не хватает как раз такой сильной воительницы, не хочешь ли присоединиться?

– Тьфу, – произнес Сэм, как он изначально поставил ей диагноз – дура, этого мнения и продолжал придерживаться.

– Может все-таки отдохнем в последний день? – озвучил дельную мысль Ворон и все согласились.

Пив быстренько поднял столы, расставляя их по местам. После они выбрали в углу стол почище и разместились за ним вчетвером. Теперь Сэм как полноценная личность всегда сидел за столом, а не выжидал на полу подношений от хозяев.

В таверну тот час начал стекаться народ: эльфы, циклопы, вурдалаки, алконосты, горгоны и прочие удивительные существа.

Трактирщик – низенький карлик с бородкой, первым делом подбежал принимать заказ именно у компании Ворона, так как они восстановили в таверне порядок. Пив с Вороном остановили свой выбор на жареном мясе (чьем – трактирщик не уточнял), Сэм заказал рыбку, а амазонка остановилась на травяном салате, пояснив, что тщательно следит за фигурой, сидя на всевозможных диетах. Из прохладительных напитков Пив на всех заказал бочонок крепкого пива.

– Это для начала, – уточнил Пив. – Так сказать для разогрева.

В ходе непринужденной беседы парни узнали много интересного о своей новой знакомой, которую звали Миланой. Девушка относилась к древнему роду дев-воительниц из мира Амазония. Самое примечательное, в этом мире жили лишь девушки, мужчин не было. Когда приходило время, воительниц отпускали в другие миры на поиски своего мужчины. Метод выбора своего благоверного шокировал Ворона – кто понравится, того кувалдой по башке и сразу же на Амазонию. После удачного оплодотворения самца снова отправляли в его мир. Гены воительниц чаще всего были лидирующими – мальчики рождались у них крайне редко, но если такое происходило, то их отправляли в родной мир их отца.

Но Милана отказалась следовать устоявшимся традициям. Она всегда лелеяла надежду выйти замуж по любви. Поэтому недавно она покинула свой родной мир и вступила в ряды АДЛОМа. Девушка не была способна ни к какой магии – могла лишь провести особые ритуалы их мира, зато была отличным воином. С пяти лет ее обучали воинскому исскуству, ее любимым видом оружия были боевые копья. Обычно она в бою использовала два копья – метательное и колющее, чтобы не оставаться без оружия после броска копья. Также она в совершенстве владела сагарисом – топором с двойным лезвием. В этом случае она с топором использовала и небольшой щит «пелта» в виде полумесяца.

Но на этом увлечения воительницы не заканчивались. Как оказалось, она была буквально помешана на моде разных миров. После победы над демонами (в которой она даже не сомневалась), она хотела заняться пошивом нарядов. Также девушка бесконечно могла говорить о косметике, которую в Союзе миров изготавливала специальная группа алхимиков, о диетах и любовных романах, которые на удивление очень любили читать на Амазонии, несмотря на такой уникальных подход к поиску донора для зачатия.

Сэм первым не выдержал, решив прервать поток слов Миланы. Он с трудом вклинился в ее речь:

– А ты чего вообще делала в таверне одна? Не успела еще ни с кем тут сдружиться?

– Почему же, милый пушистик, – произнесла Милана писклявым голоском, потрепав недовольного кота по голове. – Я как раз ждала тут девочку, с которой живу в одном шатре. Правда она странная… совсем не хочет слушать мои истории о моде, – и Милана печально уткнулась в свою тарелку, на которой красовалась трава, заправленная каким-то вонючим соусом. Пив же с Вороном с упоением вгрызлись в шматки жареного мяса. Неформалу уже даже было неинтересно, чье это мясо – главное, было вкусно и сытно, а парень очень любил покушать от пуза.

Скоро их компанию разбавило еще две девушки, в одной из которых Ворон узнал леди Бешку и незамедлительно подавился куском мяса. Добрый котик начал стучать пустой кружкой по спине неформала, в итоге тот оплевал ошметками блюда декольте Миланы.

Вторая девушка была ничем непримечательной: ниже Бешки, со светлыми жидкими волосами до плеч, печальными черными глазами с фиолетовым отливом и мальчишеской фигурой. Вот только кожа девушки была голубоватой, а на шее и руках сильно проступали темно-синий вены, делая вид девушки весьма болезненным.

Бешка по-прежнему была в обтягивающих брючках и ботфортах, вот только обычный корсет сменила на более интересный, сделанный из кольчужных цепей. Девушка же была в обычном хлопковом сарафане до колен.

Пив принес для девушек еще одну лавку и заказал еще пива.

– Я не пью такое пойло, – возразила Бешка, недовольно оглядывая Пива и Ворона. Из всей компании благосклонно она отнеслась лишь к рыжему котейке.

– А это не тебе, дамочка, – заржал Пив. – Я лишь начал разгоняться. В меня еще с десяток таких бочонков влезет!

Бешка неодобрительно покачала головой. Ворон тут же пододвинул свою нетроннутую кружку с пивом к мишке. Он и раньше не особо хотел пить, а теперь в присутствии Бешки – тем более. Пив не глядя опустошил эту кружку и громко ею стукнул по столу, который от удара медведя чуть ли не развалился на куски.

– А ты кто такая? – спросил Сэм и голубоватой девушки, которая тихонько сидела рядом с Бешкой. – Никак не могу определить из какой ты расы.

– Я зомби, – произнесла девушка тихим голоском, не поднимая своего взгляда. Ворон снова поперхнулся, но на этот раз грудь Миланы осталась незапятненной мясом.

– Что-то не так? Имеешь что-то против зомби? – недовольно спросила Бешка.

– Зомби же это мертвецы, пожирающие мозги! – выдавил из себя Ворон, Пив же громко захохотал.

– Что за бред, откуда ты это взял? – поинтересовался медведь.

– Ну у нас на земле много фильмов о них.

– Мы не такие, – снова подала голос зомби, которую звали Гульнара. – Наша раса отличается от других…

Оказалось, в Союзе миров зомби – это не ходячие мертвецы. Да, назвать их полноценно живыми тоже можно было с натягом. Здесь зомби являлась искусственно выведенной расой. Группа ученых алхимиков вывела зомби еще до нападения демонов в качестве рабочей силы на разных мирах, выделив им небольшой безымянный мирок. Но когда на Авалонию напали демоны, всем стало не до зомби, о них попросту позабыли, оставив прозябать в своем мирке. Но у зомби оказался талант в алхимии и технологии, они не высовывались из своего мира все этого время, успешно развиваясь, становясь сильнее и умнее. Поэтому и Гульнара была прирожденным алхимиком.

– Но наш мир не единственный техногенный, – уточнила скромная зомби. – В Союзе миров всего насчитывается четыре таких мира, но есть и пятый, только он вне миров – это земля. – И Гульнара посмотрела на Ворона, так как он уже поделился со всеми с какой планеты прибыл в этот мир.

Помимо прочего Гульнара дополнила рассказ тем, что лишь два из техногенных мира одновременно развивают как магию, так и технику. Один из техногенных миров вообще уже захвачен демонами.

Ворону было интересно слушать девочку-зомби. Ведь их связывала техника, пускай электроника и не давалась на земле парню. Поэтому он поддержал беседу с зомби, задав вопрос:

– И какого технологического прогресса вам удалось достигнуть?

Увидя в Вороне благодарного слушателя, зомби ответила:

– У нас в мире абсолютно все работает на пару. Есть замысловатые приборы, помогающие в быту, например, чистящие сами полы или мгновенно высушивающие волосы. Но все же самого большого прогресса мой народ добился в алхимии.

– И как продвигаются поиски философского камня? – пошутил Ворон, думая, что для мистических существ это название ничего не значит. Но глаза Гульнары расширились от удивления.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18 
Рейтинг@Mail.ru