Бизнес-центр

Николай Н. Плетнёв
Бизнес-центр

1

Переезд откладывался несколько месяцев, но неизбежное случилось как раз перед новогодними праздниками. Первое января выпадает на воскресенье, затем начинаются десятидневные каникулы, а заодно долгожданный отпуск. Но эту, последнюю в году пятницу придётся доработать, невзирая на повсеместный балаган.

Мало того, что заставили помечать стикерами мебель и оборудование, включая самую распоследнюю мышь, так ещё припрягли всё это таскать. Мол, людей много, у перевозчиков аренда почасовая, надо быстренько загрузить оргтехнику. Каждый взял своё и отнёс, а на новом месте разгрузят уже другие работники. Но часть офисного персонала проявила смекалку: «заболела», проспала, уехала в командировку, отпуска, или попросту не пришла, надеясь, что в суматохе их отсутствия не заметят. Так что, поработать носильщиками за себя и того парня выпало остальным, не настолько хитрым сотрудникам.

Фирме стоило нанять грузчиков, ведь это они должны заниматься такой работой. Специально обученные крепкие парни могли перетаскать технику быстрее и аккуратнее. Сергей лично уронил монитор, когда пытался донести до лифта сразу три штуки. В корпусе появилась щель, и он наверняка сломался, но об этом узнают уже в следующем году, подключив его в новом офисе. Сам Сергей в это время будет на бережку океана попивать коктейль из кокосового ореха, наслаждаясь солнцем и глазея на попастых красоток в бикини.

Сергей вздохнул. Оставалось ещё немало тяжестей, которые ему, – профессиональному юристу из отдела недвижимости, – а вовсе не носильщику, предстояло перетаскать. Он злился, что компания хоть и такая крупная, а всё же экономит на мелочах. Построить собственный бизнес-центр с огромной вывеской на фасаде – это, конечно, престижно. Но поберечь работников – тут уж нет.

И так во всём. Даже бесплатного кофе в офисе не предполагалось – только избирательные к банкнотам автоматы. Как раз сейчас, проходя мимо аппарата, продающего всякие шоколадки на первом этаже, Сергей вспомнил, что сегодня пообедать не получилось, ведь кафешка свернула работу ещё в среду, готовясь к выселению.

Всё здание переезжало. Все отделы, сопутствующие службы, арендаторы и прочие. Последний месяц коллектив ходил на ушах. Повсюду сновали бухгалтерши и офис-менеджеры, сверяясь со списками барахла. Начальники бегали с планом рассадки сотрудников в новых кабинетах, а сами сотрудники бегали за начальниками, выпрашивая места повкуснее, чтобы никто не видел их мониторы.

Наверняка компания попала на большие деньги из-за срочной аренды нескольких этажей чужого бизнес-центра. Потребовалось наскоро делать ремонт после выселенных мелких контор. Разумеется, не все фирмочки соглашались полюбовно покидать насиженное место, выискивая в контрактах причины, почему они вправе остаться, так что приходилось договариваться (все понимают как). Эти финансовые издержки не нужны, если при строительстве собственного бизнес-центра, не экономить, а проверять документы на землю как следует. Хотя, вполне возможно, что руководство что-то не поделило с мэрией, Сергей этого не знал, но понятно одно – недавно построенный бизнес-центр, стоит на земле, прав на которую у фирмы нет. А значит, здание подлежит сносу. И с первого января предписание вступает в силу.

– Слышь, Серёга, кончай упражняться! Пошли прощаться с нашим офисом, девчонки уже режут колбасу! – это Пашка. Павел Евгеньевич, точнее, если для клиентов. Юрист с солидным стажем и не менее внушительным животом.

– Лечу на всех парах! – обрадовался Сергей, – Финансисты со своими сейфами пусть сами таскаются.

Кресла и стулья вывезли, но большинство столов в офисе осталось. Четыре из них сдвинули в центр кабинета, выставив ассорти из колбас, оливок, сыров и фруктов. Вино для девочек – вискарь для мальчиков. Вот на что Нина собирала деньги всю прошлую неделю.

Сергей взял пластиковый стаканчик, и наполнил его виски с яблочным соком, вливаясь в шумный гвалт и хохот коллег. Они как раз спорили, снесут ли здание во время новогодних каникул, или начнут уже после них. По всему выходило, что после.

– Что, Серёжа, в отпуск полетишь? – сменила тему старшая юристка, обратив внимание на Сергея.

– Да, Тамара Васильевна, отмечу Новый год, и послезавтра вылетаю.

– И куда ты? – включился в разговор кто-то из коллег.

– На Кубу он летит, – ответила за Сергея Тамара Васильевна, – Саша, ты же был на Кубе?

– Был, в позатом году, – пустился в воспоминания Саша, – Водичка, песочек – супер! Про ром и сигары молчу. Но связи там почти нет, интернет не везде, а на сотовых разоришься.

– Ну вот и отдохну как раз от звонков и скайпа, – удалось вставить слово Сергею.

Обсудили Кубу, часовые пояса и длительные перелёты. Повспоминали, как помогали строить коммунизм Фиделю Кастро, карибский кризис, агрессивную внешнюю политику США и их госдолг – это уже про наши дни. Регулярно поднимались тосты, и коллеги со слабым шелестом чокались пластиковыми стаканчиками.

Когда подходила к концу третья бутылка крепкого, а в офисе остались только самые стойкие, Сергей уже чётко уяснил, что они с Пашкой друзья навек. Павел Евгеньевич всё пытался порвать на себе рубаху, но Сергей не позволял. Потом Паша зачем-то стал задавать странные вопросы вроде «Хочешь, я тебе руку сломаю?» Сергей, правда тоже не мог со всей адекватностью отреагировать, и они даже немного повздорили. Но, благодаря подошедшим коллегам, юристы моментально помирились, обнимаясь и выпивая на брудершафт. И всё-таки в набыченном взгляде Павла Евгеньевича временами сквозило желание попробовать свои силы в ломании рук.

Сергей посетил уборную. Рассматривая в зеркале припухшее лицо с мутными глазами, подумал о Маше. Вот как он сейчас завалится к ней в таком виде? Собирался позвонить, но телефона в карманах не обнаружил. Наверное, оставил в кабинете. Впрочем, погодите-ка, ведь с Машей они расстались. Временно, конечно, как решил для себя Сергей. Он съездит на Кубу, вернётся загорелый, отдохнувший, свежий, тогда заявится к ней с бутылкой «Гаваны клаб», сияя белозубой улыбкой на смуглом лице – и всё будет замечательно. А пока лучше так. Мало ли что там на Кубе может случиться. Остров свободы как-никак. Да и денег на путёвку у Маши не хватало, зарабатывала она всего ничего, а что получала, тратила на одежду и косметику.

Выйдя из туалета в тёмный коридор, Сергей, сам не зная почему, решил не идти на звуки хохота и криков «С-но-вым-го-дом!», что доносились из его кабинета. Вместо этого, он направился к офису главы юридического департамента. Начальник, конечно, участия в мини-корпоративе не принимал – это была важная птица с аккуратными седыми усами, в дорогом костюме. Он сегодня даже не появлялся, предоставив подчинённым разбираться с погрузкой техники, документов и мебели самостоятельно. Сергей заметил, что свои предметы интерьера он перевозить не распорядился. Видимо, новый кабинет – новый стол. Даже шикарное кожаное кресло осталось здесь. В него-то Сергей и плюхнулся, думая, каково это – работать начальником целого подразделения. Сам он сюда устроился чуть больше года назад, но казалось, что тоже мог бы носить дорогой костюм, ездить в джипе класса люкс и иметь собственный кабинет с таким троном. Подражая техасским дельцам, Сергей забросил ноги на стол и откинулся на спинку. Кресло податливо прогнулось, обеспечивая комфорт. Да, он определённо справился бы с такой работой. Только надо отращивать усы, а ему они не идут.

Тело отдыхало, но голова всё стремилась куда-то улететь. Чтобы её немного успокоить, Сергей прикрыл глаза.

2

Когда Сергей проснулся, блёклое зимнее солнце ещё не взошло высоко, и теперь светило на заспанного юриста через панорамное окно. Он прищурился, чувствуя как молоток внутри черепа больно отбивает ритм в такт пульса. Так и выглядит сон алкоголика: хорошо бы проспаться, пока чувствуешь все симптомы похмелья, но подрываешься спозаранку, как дурак, и не можешь сомкнуть глаз. Наверное, всё дело в жажде.

Сергей подумал, где раздобыть воды, но вдруг понял, что находится в офисе, да ещё и в кресле руководителя. Он в ужасе вскочил, но через секунду осознал, что начальник не зайдёт в кабинет, поскольку сегодня суббота. Да и работают они теперь совершенно в другом бизнес-центре.

Удивляясь тому, что отрубился, и всю ночь проспал в офисе, а его никто не разбудил, Сергей вернулся в свой кабинет, и достал из шкафа пальто. Телефон в кармане отсутствовал. Не нашёлся он на столах, и под ними. Юрист безуспешно обыскал все места, где могло лежать устройство, и пришёл к выводу, что это Пашка прихватил телефон с собой, считая, будто сам Сергей уже уехал. Ничего, можно позвонить из дома и забежать его забрать. Благо, жили они с коллегой в одном районе.

Выходя из лифта, Сергей придумывал, как он объяснит своё появление вахтёру. Тот наверняка не ожидал никого увидеть в субботнее утро после глобального переезда, а тут на тебе! Сергей, с трудом сдерживал улыбку, представляя, какое у того будет лицо. Но только служитель конторки отсутствовал. Жаль. Значит, он отошёл, и хороший прикол пропал.

Возле выхода Сергея поджидал новый сюрприз: путь к наружной двери преграждала внутренняя решётка. Раньше юрист её даже не замечал, а сейчас она оказалась сомкнутой и запертой на замок. Наверняка это вахтёр закрылся, чтобы никто не заходил, а сам ушёл в туалет. Сергей решил немного подождать. Он прислушался, но не доносилось ни звука. Это подозрительно. В голове начали мелькать тревожные мысли, так что он решил поискать злосчастного ресепшиониста. В конце концов тот мог в подсобке глушить водку.

Сергей нашёл комнатку для отдыха охранников, но там оказалось темно. Кое-как отыскав выключатель, он зажёг свет, но увидел лишь вытертый диван и пыльный стол со следом от телевизора. Кинувшись в ближайший туалет, Сергей, убедился, что и там никого нет. Стало страшновато. Он принялся кричать:

– Эй! Вахтёр! Кто-нибудь! Есть тут кто?! – но в ответ он не слышал ни звука.

 

Оставалась ещё одна возможность: охранник делал обход здания, проверяя всё ли в порядке на этажах, нет ли там людей. Тогда будет лучше подождать его здесь. Перебирая в голове матерные слова для вахтёра, Сергей облокотился на стойку и простоял так несколько минут. На глаза попался кофейный автомат, и он решил, что немного успокоиться и собраться с мыслями поможет чашка кофе. Сказано – сделано. Дрянной капучино из сублимированного порошка и сухого молока в пластиковом стаканчике стоил двадцать рублей. Вывалилась пластмассовая ерундовина с дырочками, не заслуживающая названия ложки, хотя напиток заказывался без сахара. Кстати, не помогает этот выбор – с сахаром или без. На дне стаканчика всё равно окажется приторная жижа, и с последним глотком она испортит и так небогатое впечатление.

Допивая пойло, оскверняющее название «капучино», Сергей услышал звуки непонятного происхождения внизу. Вот, не всё так плохо. Вахтёр чем-то занят в подвале. Нужно лишь попросить его открыть решётку. Юрист направился к лестнице, радуясь, что успел попить кофе.

Сергей спустился и толкнул массивную дверь, ведущую в техническое помещение. Нашаривая рукой выключатель, он смущённо крикнул «Эй!», не представляя, что вахтёру делать в полной темноте. Свет зажёгся, но в подвале никого не оказалось. Сергей лишь успел заметить, как жирная крыса шмыгнула в тёмный уголок. Тусклые лампочки высвечивали стеллажи и полки, частично заставленные коробками. Устаревшие системные блоки возвышались могучей стеной, по всей видимости, освобождая финансовый отдел от уплаты сбора на утилизацию. Больше ничего примечательного в подвале не имелось. Сергей для верности ещё пару раз крикнул охранника, но вряд ли этот ответственный старичок станет играть в прятки с заблудившимися сотрудниками. Значит, шумела здесь крыса, прогрызая одну из коробок. На полу красноречиво рассыпались ошмётки, подтверждая эту теорию.

Выйдя обратно в холл, Сергей подёргал решётку, но та держалась стойко. Она нужна, чтобы никого не пропускать внутрь или наружу. Миновать её без ключа крайне затруднительно.

Ключ! Наверняка лежит неподалёку. Вахтёр вернётся с обхода, и поди уж не обидится, если Сергей пошарится в его столе, находясь в таком положении. Он закроет за собой решётку, а ключ бросит внутрь, где охранник его и найдёт.

Но, роясь в ящиках, Сергей не обнаружил не только ключа – ничего. Ни кружки, ни личных бумажек, ни даже ручки или карандаша. Не бывает, чтобы человек на рабочем месте не оставил вещей, принадлежащих ему.

В висках застучало. Лихорадочно обдумывая, что делать, Сергей подошёл к решётке и посмотрел сквозь неё и стеклянную дверь на улицу. Ни одного человека не попадало в поле зрения. Предновогодний выходной ещё не наполнился людьми, что с безумием в глазах мечутся по городу в поисках подарков. Да и место такое – одни бизнес-центры да учреждения, а рядом старая стройка. Никому не надо околачиваться здесь в субботу утром. Поблизости даже нет магазинов, работающих ежедневно – всё рассчитано на офисные здания и их сотрудников. Это пугало. Сергею вдруг вспомнилось, что сегодня Новый год, а завтра вылет на Кубу. Если он здесь надолго застрянет, то не успеет толком собраться.

Сергей потряс решётку. Ладно. Можно допустить, что вахтёр уже сложил и отправил свои вещички по новому адресу. Но сам-то он не мог оставить здание пустовать. Мало ли кто проникнет внутрь – бомж в поисках ночлега или забулдыга, желающий обменять плохо висящие провода на литр горючего для организма. Да и подростки вечно пробираются в заброшенные места, где могут безнаказанно играть во взрослых – пить, курить и заниматься сексом. Вот только они не проникнут внутрь, ведь Сергей не способен выйти наружу. Окон на первом этаже архитектурой не предусмотрено, проход забран прочной решёткой. Но, возможно, есть запасная дверь, и она должна оставаться открытой!

Сергей приободрился и рванул искать пожарный выход. Он нашёлся довольно скоро – им кончалась вторая лестница, приспособленная сотрудниками под курилку. Вот только массивная, железная дверь для срочной эвакуации, оказалась надёжно (а в случае Сергея – безнадёжно) запертой на замок. Юрист лягнул её пару раз, но не произвёл никакого эффекта. Снова полетели матерки в сторону вахтёра и всех прочих, кто не мог сделать аварийную дверь, чтобы открывалась изнутри, но не снаружи. Ругань тоже не сработала.

Рейтинг@Mail.ru