Litres Baner
Юнис

Николай Н. Плетнёв
Юнис

Фиолетовые заросли, похоже, захватили всю планету. Не зелёный хлорофилл как на Земле, но не всё ли равно? Куда важнее, что воздух подходит для дыхания. К счастью, на этой безымянной планете не оказалось мощных вулканов, но это и не ледяная безжизненная пустыня. 33 градуса Цельсия – жарковато, но не слишком.

А вот с жизнью здесь всё-таки сложности. Не слышно пения птиц, не видно насекомых, ползучих гадов и слизняков под камнями. Возможно, фауна этой планеты ещё не выбралась на сушу. Зато флора буйствовала всеми оттенками фиолетового. Большие деревья с огромными листьями, лианы, приземистые папоротники, мхи и лишаи. Нет цветов, раз их некому опылять. Плоды тоже выращивать незачем. Растения полагались на ветер и силу притяжения. Вот налетел порыв, и с ветвей вертолётиками посыпались мелкие семечки, дающие жизнь большим, ещё не названным деревьям.

Ещё пару часов назад Юнис отходил от стазиса на корабле. Через шум в голове слушал отчёт Минервы об этой планете и поедал безвкусный паёк. Система управления с женским именем и голосом ставила задачу путешественнику, спавшему несколько десятков лет. Так далеко эта планета, что даже сигнал со скоростью света достигнет Земли лишь через шесть лет.

Но как только Юнис определит, что планета пригодна для жизни, что на ней можно выращивать семена с Земли, что для людей здесь нет угрозы… Как только в Центре получат эти данные, начнётся подготовка к экспедиции. Юнис снова погрузится в сон, и дождётся группу колонизаторов, вооружённую техникой и инструментами. Через сотню-другую лет потянутся сюда переселенцы – целыми семьями на огромных челноках-ковчегах. К их прилёту всё будет готово: построено жильё, посажены поля, разведены домашние животные. Используя знания, накопленные человечеством, люди добудут из недр земли те ископаемые, что здесь есть, и построят города, машины, заводы. Дух захватывает от возможности начать всё с нуля на новом месте!

Судя по сводкам Минервы, планета очень похожа на пригодную для жизни. Дело за малым – взять пробы на радиацию, токсичность, состав почвы и воздуха. Выяснить, что за обитатели населяют этот мир пурпурного цвета.

Исследователь вышел из шлюза, и осторожно вдохнул, готовый в любой момент приставить к лицу респиратор. Но воздух в лучшую сторону отличался от того, что наполнял кабину: сухой, металлический, затхлый. Приборы неуловимо пахли пластмассой, а тормозные двигатели ощутимо воняли горючим, несмотря на толстые слои изоляции.

Юнис поспешил отойти от космолёта, чтобы насладиться живым, тёплым воздухом с нотками прелых листьев. Он посмотрел на светло-фиолетовое небо без облаков. Будто через цветное стекло ярко светило местное солнце. Возникла ассоциация с розовыми очками. Он протёр глаза и усмехнулся сам себе. Снял защитный костюм, повесив его там же, где взял – внутри шлюза: в космической экспедиции порядок прежде всего. А рубашки и штанов вполне хватит для тех несложных работ, что он запланировал на сегодня.

Рейтинг@Mail.ru