Глория. Два короля

Наталья Жильцова
Глория. Два короля

– Сюда – это куда? В камин, что ли?

– Именно.

Я кивнула, а затем привычно царапнула ладонь об острый край декоративной чугунной оградки очага и приложила ладонь к камню.

«Только тот, в ком течет наша кровь». Это я помнила.

Раздался знакомый щелчок, и открывшийся темный проем заставил тетю восхищенно охнуть.

Но восхищение быстро сменилось испугом, когда она увидела узкие металлические ступеньки, спиралью уходящие вниз. И если их правый край еще упирался в стену, то с левой стороны не было даже какого-нибудь подобия ограждения. Один неверный шаг – и падение в темноту будет коротким, но, несомненно, смертельным. Отец был верен себе даже в устройстве личного убежища.

– Держи меня за руку, – произнесла я, активируя ночное зрение. – Нам вниз.

– Да мне уже как-то и не хочется, – сообщила тетя, с сомнением вглядываясь в черноту проема, но тем не менее крепко ухватила меня за руку. А когда мы обе начали осторожный спуск и проем за нашими спинами закрылся, даже не вскрикнула. Лишь покрепче сжала мои пальцы.

– Не волнуйся, я все вижу, – ободряюще сказала я. – Просто будь аккуратна и иди точно за мной. Внизу есть светокристаллы.

– Могла бы и здесь повесить парочку, – ворчливо отозвалась тетушка.

Я пожала плечами:

– Да мне они ни к чему были. Как и отцу. А чужим тут делать нечего. Я же не думала, что кого-то сюда еще приведу. До последнего момента я вообще не собиралась больше сюда приходить.

Когда мы наконец спустились, площадка, как я и обещала, осветилась тусклым светокристаллом. Тетя Файлина облегченно выдохнула, а я нашла взглядом вплавленный в камень отпечаток ладони и приложила к нему руку.

Мгновенный укол – и смертельное проклятье ледяным холодом пробило ладонь! Но тут же где-то в глубине меня проснулся жар, кровь вскипела, нейтрализуя темное заклятье, и я выдохнула сквозь сжатые зубы. Хоть и не в первый раз сюда прихожу, но привыкнуть к такому вот «замочку» пока не в состоянии. Не будь я дочерью Виорда, смертельное проклятье такой силы оставило бы от меня только кучку пепла. Или слизи. Или того, на что хватило бы папочкиной фантазии.

Часть каменной стены бесшумно отползла в сторону, и за спиной глухо ахнула тетушка, которая наконец-то смогла разглядеть тайное логово Виорда.

– Ох ты ж, спаси нас всех Единый! – потрясенно пробормотала она, делая шаг внутрь и оглядываясь.

А я почему-то впервые ощутила гордость за отца. Когда мы здесь были с Винсом и Айрондом, такого чувства у меня не возникало.

Кристаллы давали света ровно столько, чтобы не натыкаться на предметы меблировки, оставляя тайную комнату отца в тревожном полумраке. Мне было привычно, а вот на тетю Файлину обстановка произвела неизгладимое впечатление.

Она ходила по комнате, стараясь ни к чему не прикасаться. Однако я все-равно предупредила ее:

– Будь осторожна. Тут многие предметы обладают не самыми приятными свойствами для неподготовленного человека.

Та кивнула, внимательно разглядывая тем временем большой камень из хрусталя, стоявший на одном из концов большого алхимического стола-верстака. Хотя меня, например, всегда больше интересовал расположенный по другую сторону от него темный оникс. Камень Мертвой Земли, как его иногда называли, явно был предназначен для чего-то темного и запретного. Того, что мне предстояло узнать.

– Стой! Ближе не подходи! – крикнула я, бросая взгляд в сторону тетушки, которая направилась было к большому черному зеркалу в массивной золотой раме.

От неожиданности тетя Файлина вздрогнула и замерла, а я перевела дух. Страшно было подумать, что могло произойти, затяни зеркало, которое вовсе и не зеркало на самом деле, тетку поближе.

Я решительно шагнула вперед и загородила его собой.

– Мне… мне будто послышалось что-то… – пробормотала тетушка. Она не выглядела испуганной, хотя и следовало бы. Только слегка озадаченной.

– Вот то, что тебе «послышалось», меня сюда и позвало, – сообщила я. – И, поверь, это очень опасная штука даже для темных магов.

– Верю. – Вот теперь тетя Файлина зябко передернула плечами. А потом вдруг уставилась на что-то сбоку от нас и охнула: – А там что? Рука? Настоящая?

Я обернулась и посмотрела на светильник.

– Ну да, рука. Мумифицированная и приспособленная к делу, – ответила я. – Видишь, из кончиков пальцев торчат фитили? Такой вот светильник, специальный.

Глаза у тетушки заметно округлились.

– Вот ведь гадость какая! – проворчала она. – Может, муж твой и прав, может, и не стоит тебе со всей этой темной магией связываться. Мертвая рука, поди ж ты. И в склянках тех мерзость какая-то…

– В такие дебри колдовства я забираться не собираюсь. Просто научусь управлять собственной силой и все. Найду только нужную книжечку, и пойдем отсюда, – заверила я тетю и повторила: – Ты пока постарайся ни к чему не прикасаться, а на зеркало лучше даже не смотри.

После чего подошла к массивным полкам с книгами и быстро пробежалась взглядом по истертым корешкам. Никаких практических руководств выносить отсюда я не собиралась. Специфический колдовской «запах», сопровождающий подобные тома, мог привлечь к моему замку ненужное внимание. И не только Айронда. Заниматься их изучением и практикой я намеревалась здесь.

Однако некоторая предварительная, теоретическая подготовка мне все-равно требовалась. Я до сих пор помнила, как поэтично называлась, по словам Винса, Луна в моем обряде инициации – Ночное солнце. Если таких названий у темных магов много, я в практических книгах ничего не пойму.

Так что, перебрав книги, я с некоторым трудом вытащила увесистый том за авторством Миодреда Беосского. Его, насколько я помнила, сожгли при большом скоплении народа лет этак триста назад как раз за активные проповеди о превосходстве темной магии.

Безымянный труд Миодреда после беглого изучения оказался собранием лекций и размышлений о сути темного колдовства. Для начала – то, что нужно. Ну а дальше будет видно.

– Я взяла, что хотела, – сообщила я тете, которая, как оказалось, во избежание неприятностей вернулась ко входу в лабораторию. – Можем возвращаться.

– А не опасно отсюда выносить хоть что-то? – уточнила она.

Я отрицательно качнула головой:

– Конкретно эту книгу – нет. Это просто работа одного… гм… историка. Монография. Хоть и старая, конечно.

– Просто книга, говоришь… – Тетя Файлина задумчиво посмотрела на массивный том у меня в руках. – Я, конечно, не маг, и даже рядом не стояла, но ответь мне на один вопрос, племянница.

– На какой?

– Раньше было модно обтягивать обложки простых исторических книг человеческой кожей?

Тяжелый том Миодреда Беосского с глухим стуком упал на пол.

Глава 3

«… Да и не пройдет Ищущий мимо наставления моего. Наперво запомнить следует, что опасаться надобно Зверя Рыкающего, что невидим для глаз людских, но незримо присутствует за левым плечом каждого Путями Идущего. Страшен и гневлив он, да жестокостью усердной отличается. Страшись, Ищущий, и не забывай предостережение мое – Зверя того опасаться следует, да настороже пребывать все время.

Особливо страшен Зверь, когда Ищущий в Силе пребывать изволит. И бойся, коли воля твоя ослабнет, иль ошибешься ты в Ключах и Тропах! Нападет Зверь Рыкающий, ибо превыше всего жаждет он выпить душу Ищущего, и нет для него радости больше, нежели погубить чадо человеческое…»

Я со стоном захлопнула тяжелый том, устало потянулась и, заложив прочитанные страницы плетеной закладкой, дунула на свечу. Из-за опасения, что Айронд может отследить износ светокристаллов и таким образом узнать о моих ночных бдениях, я в последнее время решила их не использовать.

Читать при свете свечи было утомительно, но еще более утомительным оказалось разбирать написанное в древних книгах. Чернила со временем обесцвечивались, а сами страницы были настолько ветхими, что я боялась к ним прикоснуться лишний раз. Ну и разбирать почерк переписчиков тоже то еще удовольствие.

Причем самое обидное, что к практике за прошедшие несколько дней я так и не приступила. Нет, нужные тома я нашла. И какие! У меня аж руки дрожали, когда я с благоговением переворачивала хрусткие страницы.

Однако то, что там было написано, совершенно не походило на учебники академии! Вот как понять: «… и встав левым плечом вопреки Потоку, соедини дух свой с Третьим Ключом, да яви Образ Знака…»? Нет, это вот все как понять можно? Что за Поток, какой Третий Ключ, где взять Образ?!

Короче, мои опасения насчет специфического сленга оправдались в полной мере. А словарей или хотя бы каких-то сборников терминов найти не удалось.

Видимо, отцу были без надобности учебники для начинающих. Да и вообще, подразумевалось, что читающий подобные трактаты просто обязан знать и про Знаки, и про Ключи, и про все остальное.

Только вот я-то не знала! Поэтому приходилось теперь ночами читать все подряд, по крупицам выхватывая объяснения этих терминов из многоречия древних авторов.

Я устало зажмурилась и зевнула. Сон накатывал неудержимой волной, и не удивительно: небо за окном уже светлело. Опять просидела за книгой всю ночь! И, как ни горько было признавать, эта ночь тоже не принесла ничего нового. Какой-то Зверь рыкающий…

Открыв нижний ящик, я засунула в него тяжеленный том и встала из-за стола.

– Сейчас надо поспать, а потом я продолжу чтение, – твердо пообещала я себе и зевнула еще раз.

Упав в кровать, я моментально провалилась в сон, который показался мне очень коротким. Буквально только закрыла глаза, как рядом раздался укоризненный голос тети Файлины:

– Опять всю ночь читала?

– Мм… – недовольно промычала я, с трудом взглянув на нее.

– Я так и поняла. – Та недовольно покачала головой. – У тебя есть целый день для этого.

– День есть, а времени нет, – буркнула я и потянулась в постели. – Доброе утро, тетушка.

– Утро? – Тетя Файлина хмыкнула. – Заполдень уже, обед близится.

 

Охнув, я рывком выскочила из теплой постели.

– Уже одеваюсь! – на ходу бросила я тетке, направляясь в ванную комнату.

– Сделай милость, – проворчала в ответ она. – Тем более что к тебе там гость пожаловал. С утра сидит, дожидается. С лейтенантом нашим из-за пустяка сцепился, чуть дуэль в замке не устроили, безобразники!

– Это кто? – мигом насторожилась я.

– Да Винсент Глерн, кто еще? – вздохнула тетушка, направляясь к выходу из спальни. – Сидит сейчас, да вино хлещет. И не абы какое, а тридцатилетней выдержки, из подвалов. Ценитель, тоже мне!

С этими словами она вышла.

А я почувствовала, что невольно начинаю улыбаться. Винс все-таки приехал! Интересно, как это Айронд умудрился его упросить? Винсент был, конечно, отходчивым парнем, но тут просто закусил удила. Наша внезапная свадьба, на которой он не смог присутствовать, а затем еще и как следует ее отметить, его обидела. Так что теперь я изо всех сил соображала, как себя вести.

Однако все оказалось гораздо проще.

Когда я спустилась в столовую, Винсент, сидевший за столом вместе с поджавшей губы тетушкой, первым поприветствовал меня поднятым кубком:

– А чего так рано? Обед всего лишь. Чем раньше встает аристократия, тем меньше в ней аристократического. Можешь записать.

– Винс! Я так рада тебя видеть! – Я уже откровенно улыбалась, глядя на него. – Слушай, ты извини, что мы до сих пор не устроили торжество, чтобы отметить свадьбу. Айронд все еще занят…

– Да плевать, – оборвав меня, махнул Винс рукой. – Ты что, правда решила, что я обиделся? Из-за того, что не отвел душу на свадьбе брата? Не отведал вина из тайных запасов Барристана? Не посмотрел в глаза дражайшей бабушке и не обнял сочувствующе барона Рошаля? Не пустил скупую мужскую слезу во время церемонии? Ты правда так подумала?

Я несколько оторопело кивнула.

– И правильно! – Он довольно ухмыльнулся. – Это горькая и суровая неблагодарность от собственного брата. Практически удар в спину. Но я оправился от душевных ран, так что не вздумай нанести мне их снова. Не вздумаешь?

Я отрицательно замотала головой.

– Тогда прикажи немедленно подать ту бутылку Риосского, которую твоя драгоценная тетушка велела унести обратно в погреб.

– Закусывать надо, – проворчала в ответ тетя Файлина.

– Винс, любая бутылка в моем замке будет немедленно твоей, если ты расскажешь, что делал все это время, – пообещала я. – Я тебя почти три месяца не видела.

– Ты меня за кого принимаешь? – возмутился он. – За алкоголика?

Тетя Файлина тотчас старательно закивала, но Винс в этот момент смотрел на меня и этого не увидел.

– Мне просто интересно, – улыбнулась я.

– Тогда неплохо было бы все-таки пообедать, историй у меня много. А, госпожа Файлина? – Он повернулся к тетке, которая еще продолжала кивать. – Ну и прекрасно, что вы согласны. Так чего ждем?

Тетя возмущенно фыркнула, но, чему я особенно удивилась, промолчала, оставив слова Винса без комментариев. Поднявшись из-за стола, она демонстративно обратилась ко мне, старательно игнорируя улыбающегося Винсента:

– Обед велю сюда подать. У меня еще дел куча. Кузнец говорил давеча, что скалку мою сделал соответствующим образом… – Тетя Файлина метнула выразительный взгляд на Винса. – Так что я пойду, пожалуй.

– Ну что ты… – начала было я.

Но Винсент перебил меня на полуслове:

– Мы прекрасно проведем время, обещаю. Спасибо за гостеприимство.

Тетка фыркнула и вышла из столовой.

– Ну вот зачем ты так? – укоряюще спросила я. – Тетя Файлина – хороший человек. Она очень добрая, хоть и строгая.

– Да знаю я, – беззаботно фыркнул Винсент. – Мне она тоже нравится. А вот я ей не очень.

– Потому что ты ведешь себя…

– Как? – Он остро взглянул на меня. – Не как де Глерн? Так я и не «де». А просто – Глерн. Последнее время, конечно, с приставкой «Шелби», но те болота у демонов на рогах и аристократические манеры все равно между собой не сочетаются. Так что если кому-то мое поведение не по вкусу, то этот кто-то может идти… идти за горизонт.

Я промолчала, решив не усложнять ситуацию и перевести разговор в более интересующее меня русло:

– Тебя Айронд попросил сюда приехать?

Винсент кивнул:

– Ага. Признаюсь, его просьба пришла весьма вовремя. Мне как раз было нечего делать.

– А все три месяца ты был прямо очень занят? – усмехнулась я.

– Вообще-то да, – ответил Винс. – Если ты не забыла, то «Центральное сыскное бюро Винсента Глерна-Шелби» работает по-прежнему, и, между прочим, несмотря на недавние события, заказов меньше не стало. Скорее наоборот.

– Всем хорошо, все при деле. Кроме меня. Сижу тут как в Громорге, – вздохнула я с завистью.

Винсент задумчиво побарабанил пальцами по столу:

– Ну, честно говоря, в последние дни занят я был не совсем клиентским заказом. Скорее это можно назвать случайным стечением обстоятельств.

Я вопросительно изогнула брови.

– Да все случайно, – махнул он рукой. – Шел по улице, думал о жизни, зашел в ломбард…

– В ломбард? – удивилась я. – У тебя кончились деньги? Винс, надо было просто сказать…

– Да при чем тут деньги! – раздраженно махнул он рукой. – Просто зашел, поняла? Случайно. А там кольцо лежит…

– Какое кольцо?

Винсент тряхнул головой, словно отгоняя от себя непрошеные мысли:

– Кольцо, которое в военной академии вручают лучшим выпускникам. Чтобы его заслужить, скажу я тебе, надо пролить столько пота и крови, что… В общем, такие кольца в ломбард не сдают, ясно? Вот я и заинтересовался.

Тем временем в столовую вошли слуги и начали быстро накрывать на стол. Винсент довольно потер руки в предвкушении, отвлекаясь на свиную рульку, запеченную с травами, острым перцем и сыром, так что я переспросила:

– Так что там, с кольцом-то?

Винсент лишь усмехнулся, разрезая ножом свиную рульку.

– С кольцом все хорошо. Вернулось к владельцу. Ну а я попутно вскрыл целую воровскую гильдию и получил весьма солидную награду. Так вот все удачно сложилось.

Он хмыкнул и, запихнув кусок мяса в рот, принялся аппетитно жевать.

– Ну а до этого? – не отставала я.

– А до этого пришлось поучаствовать в небольшой… небольшой охоте, – не отвлекаясь от еды, принялся рассказывать тот. – И близко познакомиться с отдаленными областями Лиранийского королевства. Вот скажи, ты когда-нибудь бывала в Комбайре? Или в Фолессе? Про Тихогору не спрашиваю – сам не знал, что такая дыра существует на свете.

Повспоминав курс академической географии, я с сомнением предположила:

– Это же на западе где-то? Фолесс вроде бы где-то там.

Винс утвердительно кивнул:

– И Комбайр тоже. Делать там, казалось, абсолютно нечего. Но я ошибался. На окраинах, бывает, такие страсти кипят, что нашим лощеным столичным обитателям и не снилось.

– А что за охота? На кого охотились-то?

– На меня, – невозмутимо ответил Винс и резко сменил тему, начав вспоминать о замечательном винном погребе Айронда, к которому его так старался не допустить верный Барристан.

Я поняла, что об этом случае Винс и сам не особо хочет вспоминать, поэтому не стала настаивать. Мало ли? Зачем настроение другу портить. Тем более интересных историй у него и без того хватало, так что обед впервые за эти несколько месяцев оказался не скучным.

А потом мы поднялись в кабинет, и Винс, по-хозяйски развалившись в кресле, сказал:

– Будь добра, распорядись, чтоб мне в замке место выделили. Обрисовывая проблемы с твоей безопасностью, Айронд был очень убедителен. Так что я пока поживу тут. Заодно и с лейтенантом надобно одно дело закончить…

– Гайсторма не трогать! – твердо сказала я. – Он меня охраняет, между прочим.

– И ты думаешь, ему не скучно? – парировал Винс. – Поверь, маленькая дуэль только развлечет и его, и меня. Тем более что мы – выпускники одной академии и весьма щепетильно относимся к собственной чести.

– Да что случилось-то? – не выдержала я. – Чего вы не поделили?

Винс задумчиво почесал переносицу:

– Скажем так, мы не сошлись во мнении по поводу умственных способностей друг друга.

Я только вздохнула, но повторила со всей твердостью:

– Никаких дуэлей у меня в замке!

– А если твои родственники вернутся? Давно хотел пообщаться с лордом Дрюклем.

– И его не трогай, – ответила я, сама удивляясь своему милосердию. – Он, в общем-то, совершенно безобидный человек. Стихи вон пишет…

Винсент радостно хлопнул в ладоши:

– Вот и устроим с ним поэтическую дуэль! Давно не брал я в руки… гм… давно не брал я в руки лиру, вот.

Я только покачала головой. Винсент был неисправим.

– А теперь расскажи-ка мне поподробнее обо всем, что произошло, – внезапно посерьезнев, потребовал он. – Я должен знать ситуацию со всех сторон. А не только со слов брата.

– А что он сказал? – полюбопытствовала я.

– А что может сказать Айронд? – пожал Винс плечами. – Что ты в опасности, а он, как всегда, занят. И вообще, что без меня тут все развалится.

– Прямо так и сказал? – не поверила я.

– Ну, примерно так, – отмахнулся Винсент. – Во всяком случае, такой был смысловой посыл. Так что давай рассказывай.

И я рассказала, начав со злополучного луга лорда Брокдорфа. Причем от Винса решила ничего не скрывать, включая и свои собственные изыскания. Зная его характер, я была практически уверена, что тот, в отличие от Айронда, меня поддержит.

Так и оказалось. Пугать последствиями Винс меня даже и не подумал. Наоборот, одобрительно кивнул:

– Правильно. Уметь защищаться тебе нужно. Как, кстати, тренировки продвигаются? Получается уже что-нибудь?

– Если честно, не очень. – Я разочарованно вздохнула. – Понимаешь, у меня нет базы. Я просто не могу разобраться, чего от меня хотят. И написано так, что глаза болеть начинают, а мозг вскипает, и термины! Я больше половины не понимаю!

Винсент задумался на несколько мгновений, а потом сказал:

– Знаешь, что такое академическая наука?

Я отрицательно покачала головой, решив не поражать его своими способностями к логическим рассуждениям. Все равно Винс наверняка имеет в виду что-то свое.

И тот, оправдывая мои ожидания, назидательно сообщил:

– Академическая наука – это когда за твое любопытство платит государство. Но в твоем случае все наоборот. За знания надо платить. Тем более за те знания, к которым ты стремишься. Каждая неудача – это опыт. Поэтому мой тебе совет: хватит пытаться понять, с чего начать. Пробуй. Просто возьми и начни пробовать. Только потихоньку, не спеша. Поди не с огнивом играешь.

– Чего пробовать-то? – недоуменно уточнила я. – Вставать к какому-то Потоку левым плечом?

– Ага, – подтвердил Винс. – Вот сегодня вечером и попробуем, если ты не против. Раз стену не перелезть, надо ее проломить. Тем более что в некотором смысле таран у тебя уже есть.

Я удивленно посмотрела на него:

– Это какой же?

– Кровь, – напомнил он. – Кровь, Лори, – очень большая сила. И память, которая хранится в крови. Тебе надо лишь попробовать разбудить ее. И она сама подскажет, что такое Потоки и Ключи. Ну и про Зверя рыкающего, глядишь, узнаем. Согласна?

– Разумеется, и еще как! – Я быстро кивнула.

Винсент улыбнулся и решительно встал с кресла.

– Ну вот и ладно. Тогда до вечера, а я пойду прогуляюсь, пожалуй. После обеда самое дело – пройтись.

Я только открыла рот, чтобы предложить составить компанию, как он поднял руку:

– Один. Мне надо осмотреться и оценить защиту замка.

После чего вышел.

Что ж…

Конечно, ждать вечера не хотелось. После слов Винса все внутри зудело, требуя приступить к тренировкам как можно раньше. Но без него начинать не было смысла, так что я сдержалась. Вместо этого позвала слуг и распорядилась насчет комнаты для Винсента, уточнив, что подготовить ее следует недалеко от моих покоев. Это «недалеко» и так, учитывая традицию соблюдать приличия, оказалось в параллельном коридоре.

А потом вернулась к себе, уселась поудобнее и, вновь достав тяжелый том, погрузилась в чтение.

Винсент, как и обещал, вернулся только вечером. Правда, сразу после ужина в лабораторию мы не пошли. Сначала Винс отправился инспектировать свои покои, а осмотрев их, затеял перестановку. Точнее, приказал переставить кровать к противоположной от окна стене, а большой одежный шкаф, наоборот, придвинуть к нему поближе.

Наблюдая за тем, как слуги с кряхтением выполняют его приказ, я недоуменно спросила:

– Твое чувство прекрасного не позволяет спать у окна? Боишься, что будет поддувать?

Винс отрицательно покачал головой и, подойдя к окну, поманил меня пальцем.

– Если кто-то особенно прыткий попробует ко мне влезть, у меня будет шанс увидеть его раньше и действовать соответственно. Пока кровать стояла рядом с окном, такой возможности не было.

 

– Ты про Черных Клинков? – уточнила я. – Так Фандор же прямо сказал, что мне опасность не грозит. И в это я верю – возможность убить меня у него и так была.

Винсент лишь хмыкнул, всем своим видом демонстрируя, как он относится к обещаниям Клинков. После чего указал на небольшую башенку, стоявшую во дворе. Насколько я знала, она использовалась в качестве склада зерна и еще чего-то.

– Передвинув кровать, я, хоть и обезопасил себя от внезапного вторжения через окно, получил другую проблему. Теперь она и, соответственно, спящий я видны вон с той башни и представляем собой прекрасную мишень. Например, для арбалетчика. Поэтому, чтобы перекрыть возможному врагу обзор, пришлось переместить шкаф.

– А-а. – Я понимающе кивнула.

– И да, кое-что еще… Прикажи принести сюда четыре бокала из стекла потоньше, – попросил Винс.

– Мы кого-то ждем в гости? – осведомилась я, отдавая слугам соответствующий приказ.

– Не совсем, – заинтриговал он, но объяснять ничего не стал, лишь пообещав: – Скоро сама все увидишь.

Так что я молча смотрела, как, получив желаемое, Винсент жестом отправил слуг прочь и, дождавшись, пока за ними закроется дверь, подошел к камину. А затем ахнула, когда он бросил бокалы прямо в золу и как следует вдарил по ним воздушным кулаком! Раз, другой, третий! Беззвучные вспышки буквально в мгновение ока превратили дорогой хрусталь в кучу мелких осколков!

– Зачем, Винс? – пробормотала я растерянно.

– Не думаю, что это остановит того, кто решит влезть ко мне через дымоход, но хруст стекла под ногами я точно расслышу сквозь любой сон, – взяв кочергу, пояснил он и аккуратно перемешал стекло с золой.

Я мысленно поежилась. Никогда не видела, чтобы Винсент так себя вел. Всегда было наоборот: он смеялся над опасностями и с пренебрежением относился к угрозам. Сейчас же… неужели и впрямь все настолько плохо?

– Надо было тебя поближе разместить, – задумчиво сказала я. – И плевать на этикет. Может, мне тоже стекла в камин насыпать?

Винс фыркнул:

– Не стоит. Ты спишь так, что тебя не только хруст стекла, тебя даже твоя тетка не сразу разбудит. Да и вообще, скажу тебе по секрету, все эти предосторожности не только из-за того, что произошло с тобой. Я в последнее время тоже стал несколько… гм… популярен. И меня это не радует.

Я непонимающе посмотрела на него.

– Ты, кажется, забыла одну неприятную вещь. – Винс криво улыбнулся. – После того, как Айронд женился на тебе, темном маге, в случае смерти Дабарра первым претендентом на престол оказываюсь я. А это многих весьма нервирует. И то, что я в гробу видел этот трон, никого не интересует. Со мной даже бабуля уже помириться трижды пыталась, так что сама понимаешь, насколько ситуация серьезна.

Ох ты ж! Я чуть не хлопнула себя ладонью по лбу. Точно! Только о себе и думаю, а ведь Винс-то тоже теперь немаленькое звено в лиранийской политике. И то, что он за обедом упомянул об охоте на себя, вдвойне подтверждает возможную опасность.

Наверное, что-то отразилось на моем лице, так как Винсент ободряюще похлопал меня по плечу:

– Не переживай. Со всеми разберемся. В конце концов, мы с тобой Громорг штурмом брали, кому еще такое придет в голову?

Поужинав и пожелав тете Файлине, которая предпочитала ложиться рано и столь же рано вставать, доброго сна, мы отправились в северное крыло замка.

Пока шли по пустым, едва освещенным коридорам, на меня внезапно напало какое-то странное чувство. Нет, не страх, хотя по коже побежали мурашки. Просто… ощущение чего-то надвигающегося. Такого, с чем раньше я не сталкивалась. Хотя, может, дело было в безмолвии, которое нарушалось лишь звуком наших шагов.

Только когда мы приблизились к покоям отца, тишину нарушил вопрос Винса:

– Я гляжу, что тут так и не живет никто? Чувствуется запустение, даже несмотря на уборку.

– Ну, отец был не самым добродушным из людей, вот и не возникает ни у кого желания здесь бывать почаще. Кроме меня, естественно. – Я пожала плечами.

Винс понаблюдал, как я открываю тайный проход в камине, и проворчал:

– А если надо будет сюда ходить чаще? Не раз в день, а несколько раз в час, допустим. Никакой крови не напасешься. Да и вообще, каждый раз царапать ладонь, чтоб открыть проход, – то еще удовольствие.

Я обернулась к нему:

– Слушай, что случилось? Ты сам на себя не похож. Ворчишь, гуляешь в одиночестве, ссоры с охраной затеваешь. Мне тут слуги сказали, что ты с быком игру в гляделки устроил. Напугал животное.

– Он, между прочим, меня на рога поднять хотел!

– А зачем ты к нему в загон полез?

– Сдался мне его загон, – буркнул Винсент. – Мне надо было крышу коровника осмотреть. Это называется «рекогносцировка».

– И как?

– Оттуда не нападут, – уверенно ответил он. – Уж больно крыша хлипкая. Кстати, вы б ее отремонтировали, а то не выдержит зимой – и капец вашему быку.

Я покачала головой, но промолчала и первой начала спускаться. Винсент последовал за мной. Как и в прошлый раз, темнота и крутой спуск его совершенно не беспокоили.

Открыв дверь в лабораторию и дождавшись, когда часть стены отъедет в сторону, а светокристаллы разгонят мрак, я прошла внутрь и уточнила:

– И что теперь?

Винс деловито огляделся и, махнув рукой в дальний угол помещения, сообщил:

– Первым делом надо освободить место для занятий. Все, что там есть, надо будет распихать по углам. Эх, маловата лаборатория. Жаль, что нельзя практиковаться наверху.

– Айронд моментально почувствует, – согласилась я. – Ладно, давай начнем вон с того шкафа. Сначала вытащим все эти книги, а потом попробуем передвинуть его подальше.

Винсент кивнул, и мы принялись за работу.

В шкафу, кстати, оказались не только книги, а еще какие-то пузырьки, связки сушеной травы, камни, несколько кристаллов и целый набор ножей самого устрашающего вида.

Следовало все это достать и аккуратно расставить у противоположной стены, что, учитывая размеры лаборатории, было не так-то и просто сделать.

Сам шкаф с кряхтением передвинул Винсент.

– Вот кто такую мебель делает? – пыхтя, негодовал он, толкая массивный шкаф. – Где врожденное чувство прекрасного мастера-краснодеревщика? Чтоб досочки тоненькие, отшлифованные, даже, возможно, узорчатые… Так нет! Уж если доска, так в палец толщиной! Если дверь, так в полтора. Зачем ему, скажи на милость, сюда чугунный замок врезать? Он что, никогда о мебельных запорах не слышал?! Таким замком можно ворота крепости запирать, а не шкаф со всяким барахлом!

Когда шкаф наконец был передвинут, а Винс, присев за стол, переводил дух, я спросила:

– Не маловато места получилось? Три на три шага всего…

– А ты что, бегать собралась? – ответил он. – Я тут метелку видел у входа. Надо подмести там хорошенько, а потом будем защиту ставить.

В общем, вскоре угол в отцовской лаборатории был окончательно приведен в задуманный вид. Это была чистая небольшая площадка, с расставленными тут и там маленькими светокристаллами. Большой защитный круг, который Винсент самолично соорудил, должен был оградить окружающих от результатов моих будущих занятий, а круг поменьше, в самом центре площадки, был предназначен уже для меня, защищая от внешних воздействий.

Усиливающие защиту знаки вырисовывала я сама, не доверив столь тонкую работу Винсу.

Наконец все было готово.

Довольные своей работой мы перевели дух, и Винс решил, что можно начинать.

– С чего? – Я с азартом потерла руки.

Он слегка нахмурился, размышляя, а потом сказал:

– Давай-ка сначала попробуем кое-что вспомнить. Точнее, кого-то. Баронессу Валенсию де Грильон. Печальна и незавидна была судьбы этой статс-дамы…

Я вздрогнула. Перед глазами тотчас встал момент, когда баронесса превратилась в жуткое чудовище с костяными руками-пилами.

– Ты тогда что-то сделала при помощи кулона, помнишь?

– Я просто отразила что-то… что-то непонятное, – отрицательно качнула я головой. – Вы с Айрондом остановили ее, а защита Кориниума довершила остальное.

Винс довольно усмехнулся:

– Было дело, ага. Так вот, сейчас я создам иллюзию, которая воссоздаст ту самую ситуацию. Только не будет ни меня, ни Айронда. А вот баронесса де Грильон появится. И она, поверь мне, будет очень зла.

– Подожди, подожди! – замахала я руками. – Ты уверен, что я справлюсь?

– Не уверен, – спокойно ответил Винс. – Но, как говорил наш сержант в учебном корпусе Академии… – Он прикрыл глаза и процитировал: – «Попадете вы, бараны, в плен, и вас до смерти пытать будут. Не потому, что вы смелые, а потому, что ничего не знаете!»

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17 
Рейтинг@Mail.ru