Litres Baner
Глория. Два короля

Наталья Жильцова
Глория. Два короля

Глава 1

И что хорошего находят люди в деревенской жизни? Тоска же смертная! Здесь настолько все одинаково и размеренно, что уже через несколько дней я поймала себя на том, что старательно вслушиваюсь в доклады управляющего. Хоть какое-то разнообразие!

Вот и сегодня утро началось с неимоверно «занимательных» новостей о надоях коров и особенностях сельской жизни.

– А еще, госпожа Глория, извольте заметить, траву на лужке самовольно покосили…

– На каком лужке? – Я изо всех сил старалась не зевнуть.

Управляющий покосился сначала на тетю Файлину, которая сидела рядом со мной, а потом перевел взгляд куда-то на мыски своих начищенных сапог.

– Ну как же… – пробормотал он. – Семежин луг, что на самой границе промеж холмов аккурат лежит. Мы еще землемера пару месяцев назад вызывали, чтоб все по закону было. Из столицы приезжал, все промерил и подтвердил официально, что луг этот ваш как есть. И нечего на него благородному Брокдорфу, соседу вашему, поглядывать. Его-то людишки, точно знаю, и устроили покос.

Я взглянула на тетю.

– Вызывали, – подтвердила она. – Наш тот луг. Я его еще хотела под две фермы разметить, да и отдать в аренду. В отдалении он, не наездишься. А людям хорошо будет. Сами в достатке, нам прибыток и безобразия прекратятся. А то не в первый раз жалуются.

– Людишки Брокдорфовы давно там покосы устраивали. – Управляющий кивнул. – Дескать, спорная это земля. А значит, кто успел, тот и съел. А как тут успеешь, коль до того луга на ситтере не доехать, мост-то не проезжий. А у них там работный барак недалеко построен. Вот и балуют, значит.

Не удержавшись, я все-таки зевнула. Но особым образом. Не размыкая губ. Да, это не просто, сразу может и не получиться. Но учеба в академии, особенно курс «Взаимоустойчивые частицы, притяжению не поддающиеся, а сообразно потокам волшебно отталкиваемые», развивает этот навык неимоверно.

– Чего это тебя перекосило так, девонька? – озабоченно спросила тетя Файлина, которой именно в этот момент приспичило отвести взгляд от управляющего. – Луг, что ль, жалко? Так не переживай! Я вон Айронду пожалуюсь, так Брокдорф этот нам не только за урон в тройном размере заплатит, еще и лично извиняться приедет.

Я с досадой фыркнула:

– Да провались этот луг вместе с Брокдорфом! У Айронда забот и так хватает, чтоб еще и с каким-то лугом к нему лезть. Он вон ночевать сюда приходит в неделю раз и меня никуда не выпускает.

Тетя легонько стукнула по столу ладонью. Айронда она уважала безмерно. В отличие от Винса, кстати.

– У мужа твоего дела не простые, а государственные! – строго сказала она. – Шутка ли, азура короля. Что ему с тобой тут бока пролеживать?

Управляющий сдавленно кашлянул.

– Если с новостями все, иди, – махнула я ему рукой. И, когда тот вышел из кабинета, вновь недовольно посмотрела на тетю. – Я и не прошу его отлеживаться. Но все же он мог бы и почаще приезжать, чем раз в неделю. Или меня отсюда уже выпустить. А то сам по всей столице заговорщиков ищет, веселится, можно сказать, а я тут взаперти сижу. Да еще и охраны полон замок!

Тетя Файлина всплеснула руками:

– Так для тебя же старается, дуреха! Забыла, что ты теперь не только Скалиор, но и де Глерн?! А это, знаешь ли, обязывает!

Я, разумеется, знала. И ворчала так, несерьезно, а больше от скуки. Потому что делать в замке было не-че-го. Вообще. Совсем.

– И Винс носа не кажет, – вздохнула я. – Всем весело, кроме меня.

В глубине души я понимала, что у Винсента есть право обижаться. Решение о свадьбе Айронд принял столь быстро, что о полноценном торжестве и речи быть не могло. Просто взял и переместил нас двоих в храм, где заставил служителя провести церемонию. Спонтанно, на ночь глядя, без свидетелей, торжеств и гостей. И без Винса. А потом еще и отмечать не захотел, мол, обстановка пока не та, и отправил меня с охраной в Астарон. Для безопасности.

Обстановка и впрямь к празднованию чего бы то ни было, даже собственной свадьбы, не располагала. Айронд после разрыва отношений со своей бабушкой леди Катриной и ругани с Рошалем, всемогущим главой Тайной стражи, был мрачен и замкнут. И я его понимала. Да, Айронд любил меня, но слишком часто ему последнее время приходилось делать выбор между долгом и чувствами. А долг – это то, чем он жил всю жизнь, поэтому сейчас моему мужу было нелегко.

Так что, несмотря на собственную радость, в решении отложить торжество до лучших времен я Айронда поддержала. Чем тоже заслужила недовольство Винса, у которого характер был куда более резкий и в то же время легкий. И ругаться, и праздновать Винс мог практически одновременно.

В общем, так или иначе, теперь я де Глерн. Вопреки желанию леди Катрины и Рошаля. Да и короля, который оказался совсем не в восторге от того, что его азура теперь не только его.

Хотя приказ об ограничении прав Айронда его величество Дабарр все-таки отменил. Пусть, наверное, и скрипел зубами, когда его подписывал. Защита азуры для Короны была слишком важна.

Тем временем, отвлекая меня от невольных воспоминаний, тетя закрыла папку с отчетами и поднялась со своего места.

– Давай вот что сделаем. После завтрака возьмем и вместе прогуляемся до того лужка, – предложила она. – Своими глазами посмотрим, что там и как. До излучины на ситтере, а дальше пешком. Заодно и голову проветришь.

– Не получится вдвоем. – Я поморщилась. – Человек пять стражников точно увяжутся. Им перед Айрондом отвечать.

– А и пусть увязываются, – весело ответила тетка, явно довольная, что я не отказалась. – Их дело – службу справлять, наше – хозяйство под надзором держать. Хорошо хоть родственнички твои в столицу отбыли. – Она усмехнулась. – Пусть и ненадолго.

– Да уж. – Я быстро кивнула и поежилась.

Несмотря на замужество, Дрюкль продолжал терзать меня стихами. Уже не пошлыми, конечно, но по-прежнему жутковатыми.

– Ладно. – Тетя направилась к двери. – Насчет завтрака я распоряжусь, а ты пока переоденься для дороги. В платье-то по кустам лазать не слишком удобно.

Еще раз кивнув, я наконец нормально зевнула и пошла готовиться к прогулке.

Много времени сборы не заняли, да и позавтракала я быстро. Есть утром не хотелось, так что обошлась лишь травяным чаем да парой пирожков. Спустя полчаса мы с тетей Файлиной вышли во внутренний двор, где нас дожидались пятеро стражников с лейтенантом Гайстормом во главе.

– Леди Глория. Госпожа Файлина, – поприветствовал нас лейтенант. – Хочу заметить, что лорд Айронд очень неодобрительно отнесется к тому, что вы покидаете замок. Даже так ненадолго. У меня совершенно четкие инструкции…

– Господин Гайсторм, – перебила я его, – если я тут начну со скуки выть, Айронду такой поворот точно не понравится. Воющая жена, поверьте, – это кошмар для любого мужчины.

Лейтенант усмехнулся и отдал честь.

– Не смею сомневаться, леди Глория. Но убедительно прошу вас хотя бы вернуться засветло.

– Не переживайте, – я улыбнулась. – Мы быстро.

Мужчина удовлетворенно кивнул.

– Наш ситтер поедет прямо за вами. Приятной прогулки, леди Глория.

Он еще раз козырнул и отошел.

Мы же с тетей направились к моему ситтеру. Да, за эти дни я наконец-то научилась нормально его водить и даже получала от процесса удовольствие. Так что сейчас, выехав за ворота замка, я довольно вздохнула и прибавила скорость.

Увы, ненадолго. Все-таки сельские предместья – это вам не мощеные улицы и проспекты Лирании. Несмотря на то что ситтер несся над землей, удерживаемый в воздухе магией транспортного кристалла, он старательно выдерживал расстояние между днищем экипажа и полотном дороги, подбрасывая нас на всех кочках и ухабах. Так что вскоре я была вынуждена замедлиться, к вящей радости тети Файлины.

Тем не менее до моста через реку мы добрались всего за полчаса. Здесь ситтеры пришлось оставить. Мост был исключительно пешеходным.

«Кстати, этот момент надо бы исправить», – сделала я себе мысленную пометку. В конце концов, дороги – немаловажная часть экономики. И во времена ситтеров пешеходные мосты должны уйти в прошлое.

Я вежливо кивнула в ответ на глубокие поклоны каких-то встречных крестьян и пошла вперед.

Тетушка держалась на шаг позади, словно понимала, что сейчас мне не хочется говорить. Ну а стражников я и вовсе не слышала. Те умели, оставаясь неподалеку, не привлекать к себе внимания.

Вокруг пели птицы. Лес, тянувшийся по обеим сторонам дороги, не задерживал легкий прохладный ветерок с оставшейся позади реки.

Однако сейчас мне было не до любования окружающими красотами. Гораздо больше волновал вопрос: сколько еще будет продолжаться мое вынужденное заточение?

После успешного подавления восстания, мастерски организованного одним из трех Пауков, прошло почти три месяца. Я знала, что в столице сейчас не слишком спокойно. Айронд во время своих нечастых визитов иногда рассказывал, что по всему королевству до сих пор раскрываются тайные общества и объединения граждан, захваченных общей идеей «Свободы, равенства и братства». Вот только каждый понимал ее по-своему.

Течения, как говорил Айронд, были самые разные. От относительно невинных граждан, желающих пересмотра налоговой политики, до отъявленных радикалов, готовых разрушить королевство до основания, чтобы потом на его руинах построить нечто величественно прекрасное. В котором, несомненно, счастливы будут абсолютно все.

И никакой конкретики. Сначала разрушим, потом построим. Виновником всех бед называли короля, барона Рошаля, который железной рукой выжимал из народных грудей «воздух свободы», министра финансов и самого Айронда. Как там? «Цепного пса режима», вот.

Да, несмотря на то что короля совсем не радовал факт женитьбы собственного азуры, отказаться прямо сейчас от службы Айронда он не мог. Азур в королевстве почти не осталось, а жизнь Дабарру была дорога. Пусть основное восстание и было подавлено, вспышки недовольства вспыхивали то там, то здесь. Так что Айронд метался между ними, яростно стараясь отыскать след, который выведет его к оставшимся двум Паукам, чьи сети по-прежнему опутывали Лиранию.

 

Мной же он рисковать не хотел, поэтому отправил в родовой замок Скалиоров Астарон ждать, когда все это закончится. Окружил его сеткой заклятий, нанял отдельный отряд стражников и, я точно знаю, даже просил Винса пожить здесь некоторое время.

Винс, правда, что не удивительно, наотрез отказался. И от обиды, и вообще. Он слишком любил расследования и приключения, чтобы отсиживаться в такой глуши.

Я с завистью вздохнула.

– Глория! – окликнула меня тетушка. – Мы почти на месте.

И точно. Пока я предавалась мрачным мыслям, дорога сделала очередной поворот, деревья расступились, открывая как на ладони большой Сенежин луг. А на нем…

– Нет, ты посмотри! – возмущенно воскликнула тетя Файлина. – Посмотри на этих наглецов! Траву скосили на пол луга, да все им мало! Опять покос устроили! – Обвиняющий палец тетушки был нацелен прямо на маленькую группу людей, которые, завидев нас, стали спешно подниматься с земли. Не много, восемь человек всего.

Наверное, они как раз отдыхали, так как косы лежали отдельно, у большой скирды сена.

– Пойдем, объясним им что к чему, – решила я и направилась к крестьянам.

Правда, почти сразу меня обогнала наполненная праведным гневом тетушка.

– Это кто тут самоуправство чинит?! – с ходу начала она. – Это кто тут супротив закона идет?! Вам что, указы не писаны, коль воровством промышлять удумали? А ну, арестовать их! – Тетя Файлина развернулась к стражникам и указала рукой на опешивших мужиков.

– Чего? – не понял лейтенант. – Я здесь не для того, чтобы…

Но тетушка перебила его, тихонько хихикнув:

– Всегда мечтала это сказать. – И, не дожидаясь ответа, вновь развернулась к мужикам, упирая руки в бока: – Кто тут старший? Марш ко мне!

Вперед выступил один из мужиков. Он мял в руках легкую шапку и со страхом смотрел на грозную тетушку, переводя взгляд с нее на стражников и обратно.

– Так не сами мы, ваша милость, – пробормотал он. – Приказ такой нам посланец лорда Брокдорфа господин Фандор изволил дать.

– Какой такой Фандор? – Тетя Файлина еще больше нахмурилась. – А ну…

– Это я.

Уверенный мужской голос перебил тетку на полуслове, а затем из-за скирды показался высокий мужчина, одетый в знакомую темную форму. И лицо его тоже было очень знакомым!

Я ахнула, отступив на шаг. От пронзившего страха сердце вмиг застучало как сумасшедшее.

А Черный Клинок, явно довольный произведенным эффектом, усмехнулся:

– Ну, здравствуй, Глория. Поговорим?

– Это враг! – опомнившись, крикнула я.

Рука инстинктивно потянулась к браслету с кристаллами связи. Вызвать Айронда, срочно!

Однако браслет на касание не отреагировал.

– Не надо, – заметив мое движение, Клинок улыбнулся. – Связь заглушена в пределах всего луга.

Одновременно послышался запоздало-испуганный вскрик тети Файлины и лязг выхватываемых стражей мечей.

Но Клинок тотчас рванулся к ним, словно порыв ураганного ветра. Миг – и на ногах осталась стоять только я. Лейтенант, стражники, тетя Файлина… они просто повалились на землю, будто сломанные куклы!

– Тетя! – Я в панике рванулась было к ней, но меня удержали, крепко схватив за руку.

– Твои спутники живы. Только потеряли сознание, – сообщил Клинок. – И, кстати…

Мужчина обернулся к крестьянам, но тех рядом уже не было. Лишь мелькали вдалеке удирающие фигуры.

– Вот что значит, крестьянская смекалочка, – усмехнулся он.

– Что тебе надо?

То, что тетя жива, немного успокоило, и теперь я изо всех сил старалась вернуть самоконтроль. Да, противостоять Клинку я не смогу, убежать, как крестьяне, тоже. Но убивать-то меня не собираются. По крайней мере, сейчас.

– Как я уже сказал, поговорить, – повторил мужчина. – Времени у нас немного. Скоро в замке обнаружат, что связь со стражей потеряна, и объявят общую тревогу. Разумеется, доложат и Айронду де Глерну, так что тот окажется здесь буквально через несколько минут. Поэтому говорить буду я, а ты слушай. Понятно?

Я кивнула. Слушать – это вам не оживающие дома или бьющие молниями заклятия. Слушать – это я всегда готова. Тем более что Айронд будет здесь совсем скоро. По крайней мере, я на это очень надеялась.

– Хорошо, Клинок, – сказала я со всей возможной твердостью. – Или как там тебя звать? Фандор?

– Никак не звать, – резко перебил он. – Молчать и слушать. Если хочешь жить.

Я сглотнула и быстро кивнула.

Клинок неприятно, понимающе улыбнулся.

– Да, ты совершила глупость, покинув защищенный замок. И, надеюсь, сейчас это осознала.

Я кивнула еще раз. Неужели все-таки убьет? Или использует, как очередную приманку для Айронда? Или…

– Врагов у тебя очень много, Глория. Но Черных Клинков среди них нет.

Э-э? Я растерянно кашлянула.

– Мы действительно не хотим твоей смерти, – подтвердил Фандор. – Причина тому проста: нам совершенно не нужно, чтобы наследником пьяницы Дабарра стал Айронд де Глерн. А единственное, что отделяет азуру от трона, – это ты. Пусть сам он и не стремится к власти, но если не будет тебя, а с Даббаром что-то случится, Айронд, ведомый чувством долга, словно бычок на веревке, покорно займет королевское седалище. Поэтому, несмотря на то что нас ты можешь не опасаться, есть немало иных причин сделать то, что я тебе скажу.

– Что именно? – в горле от нервного напряжения пересохло, и голос прозвучал словно несмазанная ось телеги.

– Научись защищать себя сама, – твердо произнес Клинок. – Айронд не всегда может успеть вовремя. Например, как сейчас. Ведь пожелай я тебя убить, уже сделал бы это с легкостью. В твоем замке, как нам известно, есть тайная комната, приспособленная для магических занятий. Используй ее.

А вот такого я точно не ожидала! Меня не просто хотят оставить в живых, но и к развитию магического дара подталкивают?

– Айронд говорил, что это опасно. И противозаконно, – пробормотала я растерянно. – Темная магия под запретом.

– Глупо отрицать то, что есть. – Фандор пожал плечами. – Еще глупее – отрицать свою суть. В своем нынешнем беспомощном положении ты никогда не будешь в безопасности. Враги будут преследовать жену де Глерн всегда. Так что хочешь жить, и жить, имея возможность покидать защищенную клетку очередного убежища, – умей защищаться. Твой отец дал тебе все возможности для этого. Выбор за тобой.

Клинок резко взмахнул рукой. В воздухе проявилось окно портала.

– Запомни, что я сказал!

И исчез, будто его и не было.

– Нет уж. Больше никаких прогулок, – хрипло сообщили сзади.

От неожиданности я едва не подпрыгнула на месте. Резко обернулась и увидела, как тетя Файлина, кряхтя, пытается встать.

Я тотчас бросилась к ней, помогая подняться.

– Ты в порядке?

– Руки-ноги целы. Но как минимум синяк будет. Похоже, ударилась о какой-то камень, когда упала, – сообщила та. Ворчливо, но отчего-то слишком спокойно для той, на которую напал убийца. А затем неожиданно добавила: – Знаешь, насчет твоих врагов этот Фандор прав.

– Ты слышала? – удивилась я. – Значит, ты не потеряла сознания?

– На мгновение после его касания я действительно будто заснула. – Тетя Файлина поморщилась. – Но только на мгновение. А потом в голове прояснилось, и я разве что пошевелиться не могла. Лежала вот. Слушала. Разговор, конечно, получился занимательный… О какой, скажи-ка, тайной комнате он упомянул?

Я отвела взгляд в сторону, не зная, стоит ли признаваться тетке про обнаруженную лабораторию отца. Однако от необходимости ответа меня избавил еще один открывшийся портал, из которого вышел мрачный, как легион демонов, Айронд.

Глава 2

Айронд изволил пребывать в гневе. И я тоже. Только тетя Файлина изо всех сил старалась притвориться мебелью, но при этом оставлять нас одних явно не собиралась.

– Да пойми же ты, твоя помощь и заключается в том, что я точно знаю, где ты находишься! И никакая другая подмога мне не нужна! – говорил Айронд, бросая слова, как камни.

– Серьезно? – Я едко усмехнулась. – Наверное, и из Громорга сам бы выбрался?

– Винс бы помог, – буркнул он в ответ. – Рано или поздно…

– Ой, что это? Я слышу неуверенность в голосе?

Айронд сверкнул на меня глазами, но промолчал, продолжая мерить шагами комнату.

Спорили мы уже почти полчаса. Причем сначала, когда он только-только вернул нас в замок, я еще чувствовала свою вину и безропотно выслушала первую нотацию о том, как глупо подставляться. Разногласия начались, когда я передала мужу слова Фандора о том, что Черные Клинки не хотят моей смерти. А значит, я могу попробовать помочь ему и что-нибудь выяснить о наших врагах.

Айронд и слушать ничего не пожелал! Сразу же запретил всякую самодеятельность и контакты с врагом, который «мало ли что говорит». Мол, обещание оставить в живых еще ничего не значит. Навредить и живому человеку можно. Тем более такому беззащитному, как я.

Касаемо беззащитности мне было что сказать, но я понимала, что в нынешнем состоянии Айронд предложение о занятиях темной магией отметет сразу. Так что я выжидала. И продолжала обрисовывать ему все «прелести» своего нынешнего существования.

– У меня тут вообще не жизнь, а сказка! Вернее, была бы сказкой, если бы я была растением. Ну а что? Проснулась, поела, по двору походила, еще поела, снова спать. Просто чудесно! Вот скажи мне, ты когда-нибудь ненавидел часы? Особенно вот эти. – Я нервно и некультурно ткнула пальцем на здоровые, напольные часы. – Представляешь, они еще и с кукушкой! Мало того что тикают, так еще и кукуют каждые три часа.

– И что? – не понял он.

– Они. Тикают, – раздельно произнесла я. – А проблема в том, что тикают они очень медленно! И пока эта гребаная кукушка вылезет из своего гребаного домика, чтобы оповестить меня, что прошло еще три часа, я готова со скуки лезть на стену! Она еще и кукует противно!

Айронд покачал головой:

– Можешь посмотреть телекристалл, почитать…

– Кристалл посмотреть? – Я нервно рассмеялась. – Это прекрасная идея! Репортажи, новости, происшествия. Ух, и как я сама не догадалась! Это же так здорово, узнать, что жизнь не остановилась, не застыла, а идет себе своим чередом. Что-то происходит, что-то меняется. А потом орет эта гребаная кукушка, и я вспоминаю, что это у других что-то происходит и что-то меняется! Вот точно говорю, возьму молоток и разобью эту часовую древность в пыль!

Айронд перестал ходить и сел за стол, напротив меня. Пристально посмотрел в глаза и вздохнул, стараясь взять себя в руки.

– Послушай, Глория, – начал он спокойным и таким противным увещевательным тоном, – ну пойми ты, наконец, мне тоже не доставляет радости держать тебя здесь. Но потерпи еще немного. Пожалуйста. Я клянусь, что вскоре все улажу, и заберу тебя отсюда.

– В Глернгард? – грустно усмехнулась я. – То-то Катарина обрадуется.

– Не в Глернгард. – Айронд отрицательно покачал головой. – Разберусь с остатками заговорщиков, а потом купим большой дом…

– Большой не обязательно. Мне твой нравится, – перебила я его. – И по Барристану я скучаю.

На губах Айронда впервые за последний час проскользнула слабая улыбка.

– Он тоже скучает. Хотя и не показывает вида.

– Если бы он показал вид, я бы точно знала, что это не Барристан, а кто-то чужой в его теле, – ответила я, улыбнувшись в ответ.

– Так мы договорились? – Айронд поднялся и обошел стол. Наклонился надо мной и крепко обнял за плечи. – Потерпишь? Еще чуть-чуть… – прошептал он мне на ухо.

От теплого дыхания любимого мужчины по спине побежали мурашки. Но расслабляться и давать волю желаниям было нельзя. Тем более что я поймала быстрый, брошенный в мою сторону взгляд тети Файлины. Сейчас, когда начал успокаиваться Айронд, появился подходящий момент для следующего этапа уговоров.

– Ах, да… – произнесла я, словно о чем-то вспомнив. – У меня тут еще одна идея возникла.

– Все, что захочешь, – все так же щекоча мне ухо, прошептал в ответ Айронд.

– Я тут решила, что мне надо попрактиковаться в магии.

Теплое дыхание сменилось резким, прерывистым выдохом.

Отстранившись, Айронд медленно выпрямился.

– В какой магии? – спросил он ровным тоном. – В поисковой, надеюсь? Решила вспомнить, чему тебя учили?

– Нет, не в поисковой, – ответила я, тоже поднимаясь и разворачиваясь к нему лицом. – Поисковая магия меня не защитит, случись сюда явиться еще какому-нибудь Черному Клинку, который не будет настроен столь миролюбиво, как Фандор. И вместо очередного сообщения мне просто снесут голову мечом.

 

Айронд не спускал с меня напряженного взгляда, но молчал. Ждал продолжения.

Что ж… хорошо.

– Ты сам знаешь, к какой магии у меня есть способности, – тихо сказала я. – И я намерена вплотную заняться их развитием. Я должна уметь защитить себя.

Лицо мужа окончательно закаменело, но он по-прежнему не произнес ни слова.

Но теперь и я молчала. Все, что хотела, я сказала.

– Ку-ку! – прерывая общее молчание, сообщила кукушка из напольных часов. – Ку…

Как ужаленный, Айронд резко вскинул руку. Мгновенная вспышка, и от брошенного заклинания часы с грохотом разлетелись на куски.

Я оторопело перевела взгляд с него на стену и обратно. Там, где находились часы, теперь осталось лишь светлое пятно.

– Раритет, между прочим. Был, – тихонько произнесла со своего места тетя Файлина.

– Простите, тетушка, – взяв себя в руки, извинился Айронд. – Нервы. Я, признаться, и забыл, что вы тоже тут.

– Ну а где ж мне быть? – Тетя Файлина вздохнула. – Я теперь всегда буду вынуждена находиться рядом с Глорией. У тебя-то дела важные. Азурьи, если можно так выразиться. А я вот буду пробовать защитить свою племянницу сама. Уж как смогу. Ты только не ругайся, если у меня того… если не получится. Я ж не азура, магией не владею. Скажу вон кузнецу, чтоб скалку мне железками какими оббил, да и будет…

Айронд помрачнел.

– Ну нельзя ей темной магией заниматься! – резко сказал он. – Как вы обе не понимаете? Дикая она, сила эта. Не просто так ее запретили! Для контроля этой силы собственной воли может и не хватить. А тогда случится все что угодно. И самое неприятное в том, что в первую очередь это «что угодно» случится с самим магом.

– Ну, с Черным Клинком вроде как ничего не случилось, – пробормотала я.

– Ты не Черный Клинок! – отрезал Айронд. – Ты – Глория де Глерн. Моя жена и выпускница академии по специальности «поисковик». Не воин, не целитель, не боевой маг, а по-ис-ко-вик! – произнес он по слогам.

– А еще я Скалиор, – отметила я. – И в моих жилах течет кровь моего отца. Как ни крути.

– И Авендейл. Не забывай это, – вновь вмешалась тетя. – А мы, Авендейлы, никогда не были тихими мышками и умели за себя постоять!

– Вас так много, а я один, – парировал Айронд. – Но решение я все-таки оставлю в силе: никакой темной магии. Никакого запрещенного колдовства.

Я попыталась было возразить, но наткнулась на твердый взгляд. И как-то само собой вспомнилось, что передо мной не только муж, которого я люблю, но еще и азура, который полжизни занимался тем, что отыскивал таких вот «экспериментаторов», выносил им приговор и лично же приводил его в исполнение.

– Это понятно? – спросил он, не отводя от меня взгляда.

Я кивнула. А что еще оставалось делать?

– Ну, никакой так никакой, – сказала тетя Файлина, тоже поднимаясь. – Пойду распоряжусь насчет обеда. Ну и скалку отыщу заодно, озадачу кузнеца.

С этими словами она вышла из комнаты.

Остаться наедине было еще хуже. Айронд, мрачный, мерил шагами комнату, а я судорожно искала нейтральную тему для разговора. И не находила. Мы как-то незаметно отдалились друг от друга за это небольшое время. Айронд привычно молчал о своих делах, а мне и рассказывать было особо нечего.

– Надеюсь, ты не поверила словам этого Клинка? – наконец спросил он. – Я про то, что ты их интересуешь исключительно в качестве моей жены.

– Не знаю. – Я пожала плечами. – А что еще думать? Если бы со мной что-то хотели сделать, то, сам видишь, никакая стража им не помеха.

Айронд поморщился:

– Я обязательно разберусь с ними. Со всеми ними. А потом мы уедем в столицу и все будет как раньше. И, знаешь что, я, пожалуй, не останусь на обед. В одном ты права: добраться до тебя, как оказалось, можно и здесь. Пусть замок и защищен, но выманить тебя из него теоретически можно. Так что, пожалуй, я сделаю кое-что. Хоть и не сильно хочу.

Узнать, что именно он задумал, я не успела. В комнату вошла тетушка и сообщила, что обед готов, и Айронд тут же начал прощаться. Быстро поцеловал меня в щеку и исчез в портале.

Пронаблюдав, как угасают его искорки, я вздохнула. Что ж. Попытка договориться ожидаемо потерпела неудачу. Однако повод ли это продолжать бездействовать?

– Как-то у тебя, деточка, глазки подозрительно заблестели, – констатировала тетя. – Все-таки по-своему сделаешь?

Я кивнула:

– Выбора у меня нет, скажем прямо. Клинок все-таки прав, хватит мне за чужими спинами отсиживаться. Так что Айронд может говорить об опасности темной магии что угодно, но я все же попробую ее изучить. Хотя бы основы. В конце концов, я ее уже использовала, и не вся она настолько ужасна. Тем более закон я нарушать не собираюсь, искать буду только способы самозащиты.

– Хоть покажи мне ту комнату, – проворчала тетя Файлина. – А то живу здесь уже давненько и понятия о ней не имела. Надо же. Секретное помещение. Вроде я так хорошо все тут изучила…

– Если б ты смогла найти отцовскую рабочую лабораторию, то, думаю, и другие отыскали бы. Причем гораздо раньше, чем я тут появилась, – хмыкнула я. – Замок после смерти отца обыскивала Тайная стража. Честно говоря, я и сама наткнулась на то место во многом благодаря чистому везению. Ну и потому, что оно само меня позвало.

– Это как это? – Тетя удивленно и с некоторым беспокойством посмотрела на меня. – Само позвало? Там что, еще и живет что-то?

– Нет. – Я отрицательно качнула головой. – Точнее… не знаю, как объяснить. Увидишь.

Мы вышли из гостиной, где проходил этот разговор, и направились в другое крыло замка. По пути я вдруг подумала, что, наверное, зря поддалась уговорам Айронда и переехала из отцовской спальни в другие покои. Да, его аргументы были понятны: Айронд беспокоился, что у меня под боком находилась Виордова лаборатория с «Оком демона», которое, как он узнал, могло позвать меня, если я находилась в той спальне.

Но чем дальше, тем больше эти опасения казались мне преувеличенными. В конце концов, звало меня темное «зеркало» всего однажды, да и контроля над собой я не теряла.

А вот теперь обратно, увы, уже не вселишься: муж сразу поймет, что я задумала. Эх…

Ну и ладно! В конце концов, больше ходишь – меньше размер платья.

Несмотря на то что Северное крыло замка опять пустовало, теперь оно не выглядело заброшенным: никакой пыли, все окна сияли чистотой. И хотя отсутствие гобеленов по-прежнему бросалось в глаза, было видно, что хозяйская рука тети Файлины добралась и сюда тоже. Вот только ощущение того, что это крыло по-прежнему остается необитаемым, не проходило. И здесь вины моей тетушки не было. Невозможно сделать по-домашнему уютным место, куда даже слуги заходят с неохотой.

Миновав короткий коридор, мы невольно задержались в гостиной. Портрет отца, висевший над мраморным камином, заставил замедлить шаг, а потом и вовсе остановиться.

Парадная военная форма, темные, коротко стриженные темные волосы, острый и ощутимо холодный взгляд… Только сейчас я обратила внимание на то, что художник, рисуя Виорда Тихоходца, особое внимание уделил его глазам. Они словно существовали отдельно от портрета и, казалось, смотрели на тебя живым взглядом.

– Красивый был, надо признать. Я уж и забывать начала.

Голос тети Файлины заставил меня отвести взгляд от портрета.

Я внезапно поняла, что именно сейчас, в этом месте, у меня нет никакого желания слушать теткины воспоминания. От взгляда нарисованного отца по спине побежали мурашки, чего раньше не случалось, и я, резко передернув плечами, направилась к каменной лестнице, ведущей на второй этаж.

Поднявшись, я остановила тетю Файлину, которая уже намеревалась продолжить подъем.

– А нам разве не в обсерваторию? – удивленно спросила она. – Я думала, что…

– Третий этаж нам без надобности. Как и кабинет, – сказала я. – Тайная стража в свое время перерыла там все настолько досконально, что даже книги по безобидной астрономии прихватила. Кстати, уже который раз забываю у Айронда поинтересоваться, куда все это делось.

Миновав короткий коридор, мы остановились у нужной двери, и я, немного поколебавшись, толкнула ее плечом.

В отцовской спальне все осталось без изменений. Единственное, что тут не было пыли, каковая обнаружилась в мой первый визит. Тетя Файлина не потерпела бы подобного.

Я подошла к камину, выложенному из больших камней, и оглянулась:

– Нам сюда, тетушка.

Та приблизилась и с любопытством уточнила:

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17 
Рейтинг@Mail.ru