bannerbannerbanner
полная версияКогда медитирую, я думаю о ней

Михаил Михайлович Сердюков
Когда медитирую, я думаю о ней

Это было по-настоящему

Я гулял. Реже, чем раньше, но все же слонялся по паркам и улицам. Шаркая ногами, я закрывал глаза. На ходу. Ненадолго. И там встречал ее. Я не верил, что все сто шестьдесят два дня после нашей разлуки она будет со мной. Что я так долго буду носить ее в себе. Но я носил. Она перестала доставлять мне боль. Теперь она приносила мне теплые переживания. Я больше не желал обладать ей. Я просто был рад, что однажды мы были вместе. Я уже не капризничал. Я был не против, что у нее кто-то мог появиться. Я отпустил ее физически, но сохранил ментально. Она была во мне. И, наверное, никогда уже меня не покинет. До конца.

Я понял смысл фразы. Смысл клятвы, которую дают на свадьбах. Я осознал, что значит фраза – «пока смерть не разлучит нас». Время. Интересы. Люди. События. Все это может разлучить людей. Но они никогда не забудут друг о друге. Если это было по-настоящему. У меня все было по-настоящему. Было ли это по-настоящему у Юли? Не знаю. У меня – да.

Лето. Солнце согревало асфальт. Жара заставляла капельки пота скапливаться на лбу. Я так же работал в инженерном отделе. Чертил. Прошло больше полугода с нашего расставания. Я больше не разговаривал с Юлей. Не виделся с ней. Даже случайно.

Новая встреча

Я шел по улице. По той улице, на которой мы познакомились. Я был на той стороне, где тогда была она. Боковым зрением я почувствовал чей-то взгляд. Напротив меня. Через дорогу. Девушка. Между нами ездили машины. Стоял городской шум. Этот взгляд был не случайным. Незнакомка смотрела на меня, не отрывая глаз. Я засмущался. Мне не хотелось ни с кем разговаривать. Но взгляд по ту сторону дороги давал мне понять, что она хочет поговорить. Она была одета просто: коричневые босоножки, короткие синие шорты. Белый топик. Темно-каштановые волосы – завязаны в гульку. Удобная прическа для такой духоты. Девушка была худенькой. Она шагала уверенно. Твердо. Походка несла решительность. Как у Юли. Когда я дошел до перекрестка, она ждала меня. Как однажды я ждал Юлю. Не знаю, как я понял, что она меня ждет. Быть может, ее поза или пристальный взгляд мне подсказали эту мысль. Не важно. Я не стал противиться. Когда загорелся зеленый сигнал светофора, я пошел к ней навстречу. Она стояла неподвижно. Я приближался все ближе и ближе. А потом молча остановился около нее. Она просто смотрела на меня. Ее серо-зеленые глаза вцепились в меня. Я заговорил первым. Я просто поздоровался с ней. Она поздоровалась со мной. Потом она стала говорить. Много. Часто. Эмоционально. Двигала руками и рассказывала о себе. Я молчал. Ей это нравилось. Она сказала, что ее зовут Алина. Добавила, что учится на третьем курсе. Будущий педагог. Рассказала про своего несносного младшего брата. Родителей, которые развелись, когда ей было шесть. Мы стояли около перекрестка. Она говорила. Я молчал.

Алина была смуглой. Она приятно пахла. Сладко. Ее глаза блестели, как глаза Юли на нашем первом свидании. Я был спокоен. Алина не сдержалась и объяснила, что ее привлек мой задумчивый взгляд. Эмоции Алины несли ее быстрей разума. Возможно, позже она отругает себя за такую открытость, но сейчас она не жалела слов. Я был холоден, но чувствовал ее тепло. Я почему-то понравился Алине.

Выслушав ее, я предложил обменяться телефонами. Не потому что она меня заинтересовала. Нет. Я просто хотел пойти домой. Закрыть глаза. Встретиться с Юлей. Я не хотел ранить такую звонкую девушку. Обмен номерами телефонов – приятное окончание беседы. Я записал ее номер в свой телефон. Она попросила сделать звонок, чтобы у нее был мой.

Со мной никогда не знакомились. Это был первый раз. Мне было приятно. Но Алина меня не увлекла. Она была симпатичной девушкой с хорошей фигурой. Но я не почувствовал то, что я испытал рядом с Юлей. Проклятие рыжей девчонки с заводными веснушками преследовало меня. Сейчас память о ней мешала. Я не подпускал никого к себе. Если бы Алина познакомилась со мной до Юли, я бы парил от счастья. А после Юли – мне было все равно.

Эхо неразделенной любви

Мои атомы тянулись к атомам Юли. Я сидел на кровати в душной комнате и медитировал. Я снова чувствовал присутствие рыжей девчонки у себя внутри. Она была там. Там были ее прикосновения. Ее запах. Ее улыбка и взгляд. Она растекалась по моим жилам. Мне было хорошо. Я хотел большего, но научился довольствоваться этим. Мне казалось, что мы были знакомы с ней с самого первого дня жизни. Словно жизнь была помещена в наши с Юлей руки. До нее я не знал, что такое жизнь и как она прекрасна в любви. Теперь знаю. Юля сыграла роль пробудителя. Она разбудила меня. Если бы она не ушла, то я бы никогда не проснулся внутри этого мира. Она облила меня ледяной водой. Мне было двадцать шесть лет. Я не помнил, как пролетели годы до этого дня. Это было сном. Садик. Школа. Летнии каникулы. Школьный лагерь. Университет. Пьяные вечера. Череда событий. Приятных. Но они меркли перед воспоминаниями, связанными с Юлей. И дело не в сексе. Не в поцелуях. Не в прикосновениях. Дело в притяжении. Мои атомы почему-то тянулись к ее атомам. Может, во время большого взрыва наши частички были ближе остальных друг к другу? Может, Юля это забыла, а я нет? Я не мог объяснить это. Я просто ее любил.

Гуляя с ней в темноте. За закрытыми глазами. Я не желал заканчивать медитацию, но звонок телефона заставил меня открыть глаза. Алина. Девчонка с серо-зелеными глазами. Прошло четыре дня с той встречи. Она не выдержала. Так и сказала. Мне было приятно. Алина пригласила меня на встречу. Я согласился. Вечером того же дня мы гуляли по улочкам, где раньше я гулял с Юлей. Я не мог полностью переключиться на Алину. Я был с ней лишь на половину. Вторую половину моего внимания держала Юля. Поэтому я говорил немного, как Юля когда-то. Она звенела всю дорогу. У нее получалось увлечь меня. Пусть не на сто процентов. Но у нее выходило держать мой интерес. Через три часа прогулки, она уже держала меня за руку. Через шесть – мы целовались. Динамика была бешенной, как и энергетика Алины. Она была неудержимой. Это было единственным, что мне было тогда нужно. Ее активность выбивала меня из моих застоявшихся мыслей. Она буквально схватила меня своими руками и вытащила из болота, в котором я пребывал последний год. Мир оказался не таким сложным, как мне казалось. Мы стали встречаться. Сперва я виделся с ней нехотя, а потом не заметил, как привык. Алина стала нравиться мне. Я уже охотней шел к ней на встречу. Делился последними событиями. И все меньше медитировал.

Мне не нужно было что-то делать для того, чтобы Алина была со мной. Она просто хотела быть рядом. И я захотел быть рядом с ней. Все произошло очень легко. Без напряжения. Никто ни за кем не приударил. Никто не таскал цветы и не выписывал филигранные комплименты. Все было естественно. Меня удивляло это. Я чувствовал внутри себя мужской дух. Но источник этого настроя крылся не в желании завоевать, а в понимании того, что женщина, которая сейчас со мной, видела меня сильным. Она раскрыла это своей любовью. К концу лета Алина завладела всем мной. Она вытеснила Юлю. Юля, если и оставалась внутри меня, то только как эхо. Эхо неразделенной любви.

Рейтинг@Mail.ru