Беглянка в империи демонов. Любовь демона

Мария Боталова
Беглянка в империи демонов. Любовь демона

Я перевела дыхание и сказала:

– Наверное, мне все же будет больно. Но это не имеет значения. Поступай как сочтешь нужным.

Со следующего дня прямо с утра, как и обещал Азалар, начались наши занятия. И я наконец узнала, что значит кровная связь.

– Это особенность ледяных демонов, – пояснила Эльдина. – У других ее нет, а у нас есть. Все демоны одного рода связаны между собой. Отдаленно, но связаны. В принципе, это никак не ощущается, если ничего не делать дополнительно, не развивать эту связь. Но теоретически можно развить связь даже с каким-нибудь дальним родственником ард Ригилоном.

– А нас много, ард Ригилонов? – полюбопытствовала я.

Мы сидели с Эльдиной в огромном магическом зале. Светлые, с едва заметным голубоватым отливом стены и такой же пол, много свободного пространства. На самом деле, помимо нескольких скамеек, здесь не было ничего. Ну и помимо защитных заклинаний повсюду, конечно же. Чтобы в ходе тренировки магия не вырвалась за пределы зала и не разнесла половину замка.

Как сказал Азалар, сначала мы с Эльдиной тренируемся вместе. А через два часа придет наставник. Дальше нам придется разделиться. Сначала несколько часов он будет работать с одной из нас, затем – с другой. И только через пару недель появятся совместные занятия.

На мой взгляд, пара недель на то, чтобы я догнала Эльдину, – это какое-то безумие.

– Как ни странно… нет. Нас не очень много. Свожу тебя в портретную галерею, расскажу. Чуть позже. По большей части мы держимся обособленно. В целях нашей же безопасности. Принадлежность к роду ард Ригилон, знаешь ли, иногда подталкивает к странным мыслям. Иногда кто-то вдруг обретает уверенность, будто имеет полное право занять место отца… или как-то иначе на него повлиять. А он не любит, когда пытаются влиять.

Я не стала уточнять, сколько было ард Ригилонов, сколько стало и каков процент тех, от кого Азалар избавился собственноручно. В конце концов, для меня эта информация не так уж важна. Я ведь не собираюсь захватывать трон или подчинять Азалара.

– Но самая сильная связь может быть у таких, как мы с тобой. Даже с Совэром и папой уже не такая сильная, а наша с тобой связь уже проявляется, – продолжала Эльдина. – Во-первых, мы сможем разговаривать мысленно. Для этого не потребуется владения ментальной магией, кровная связь ледяных демонов работает иначе. Во-вторых, мы сможем настраиваться друг на друга и чувствовать магию, физическое и эмоциональное состояние. Это, конечно, не как у вас с Ришелом. Насильно никого из нас тянуть не будет, но если прислушаться, если захотеть почувствовать, то мы почувствуем. Когда разовьем нашу связь до нужного уровня.

– Хорошо, это я поняла. Но как именно кровная связь поможет нам с турниром?

– Для начала она поможет тебе освоить ледяную магию. За счет того, что уже умею и знаю я. Я буду на интуитивном уровне передавать тебе свои ощущения. Это позволит быстрее выучить, быстрее научиться. А на турнире… – она улыбнулась, – я смогу подсказать тебе мысленно. Скажем, предупредить об опасности. Намекнуть на необходимое заклинание. Мы все это подготовим. Чтобы один мысленный посыл от меня – и ты уже знала, что делать. Считаю, так будет более или менее честно. Шансы не сравняются, я тоже вряд ли смогу сравниться с опытным, могущественным демоном. Но вдвоем мы будем сильнее.

Я не стала спорить, честно это или нет. Можно было бы попытаться возмутиться, потребовать, чтобы я сражалась один на один, без подсказок и помощи. Но толку? Я совсем ничего не знаю, а турнир через два месяца! У меня нет возможности подготовиться так, чтобы этот турнир был честен. Вот если бы лет через десять…

Поразмыслив, спросила:

– Насколько ты сильна? На что вообще мы, полукровки, можем рассчитывать, когда выходим против опытных чистокровных демонов?

– Хороший вопрос. Да, мы полукровки. Но мы ард Ригилон. Дочери Азалара ард Ригилона, ныне самого сильного ледяного демона. Заирана-то не стало, – Эльдина усмехнулась.

– Хочешь сказать, мы можем сравниться с остальными за счет этого?

– Ну… могли бы. Сможем. Года через три-четыре. Сейчас, конечно, придется постараться. Но связь нам поможет. Будем глазами друг друга. А в самом крайнем случае можно будет объединить силы. Через связь, уже не держась за руки. Всему этому мы будем учиться. Начнем прямо сейчас.

И мы начали. Эльдина руководила, я повторяла. Училась сосредоточиваться так, чтобы слышать ее мысли, специально направленные мне. Училась принимать ее магию без прикосновений. Пока только принимать – и пока не получалось. Первые два часа занятий вымотали изрядно. И все же кое-какого успеха удалось добиться. Теперь я отчетливо чувствовала, когда Эльдина использовала магию. Опять же, пока только в пределах зала. Если выйти, то защитные заклинания на нем все ощущения заблокируют. Применяет Эльдина в зале магию или нет, уже сказать не смогу.

– Это неплохо. Для начала очень даже хорошо. Нужно ведь с чего-то начинать, – сказала Эльдина. – Противники на турнире тоже будут закрыты магической защитой, чтобы их магия не вырвалась за пределы арены. Так что нам нужно будет научиться чувствовать друг друга сквозь любую защиту.

Я кивнула. Нужно – значит, научимся. Нужно за два месяца – значит, справимся за два месяца. Иных вариантов просто нет. Семья ард Ригилон приняла меня, и я не имею права отплатить им полным крахом.

Дверь в зал отворилась. Вошел пожилой демон. Я еще никогда не видела пожилых демонов! А этот оказался на самом деле стар, не только по годам, но и по виду. Морщинистое лицо, поблекшее сияние, даже волосы и рога казались какими-то выцветшими, а глаза – совсем бесцветными. Ему явно не пятьдесят шесть лет. Больше в разы.

Как ни странно, Эльдина тоже выглядела удивленной.

– Э… Вы кто? – спросила она.

– Альхон ард Стиамор, ваш наставник на ближайший месяц, – проскрипел мужчина. Голос его походил на треск сухого льда, перемешиваемого в кружке.

– А где…

Договорить Эльдина не успела. В зал снежным ураганом ворвалась незнакомая демоница.

– Что это такое? Я спрашиваю вас, что это такое?!

– Я?.. – удивился Альхон ард Стиамор.

– Да, вы! И все, что здесь происходит. Что здесь происходит?!

– Мне самой хотелось бы знать, – пожала плечами Эльдина.

– Так. Вы, пожилой демон, отсюда выходите. Вам нужно заботиться о здоровье и много-много отдыхать, но никак не тренировать двух молодых, излишне бодрых лестрес, – заявила демоница. Слова с делом не разошлись – она принялась выталкивать демона из зала. Причем магией.

– Лестрес, что вы творите!

– Устанавливаю порядок.

– Но мне приказал сам его холодность Азалар ард Ригилон! – увещевал старичок, отбиваясь. Тоже магией, да-да. Представление получалось знатным. Снежные вихри сталкивались, бушевали и слегка взрывались.

– Он был не в своем уме!

– Но… как вы можете!

– Я могу, а вы – уже нет! – отрезала демоница, окончательно вытолкав Альхона за дверь. А сверху еще заклинанием припечатала.

– О, как это ты интересно сделала. Объяснишь? – Эльдина подошла к двери, внимательно рассматривая переливы серебристой магии. Я тоже подошла.

– Объясню. Вот смотрите, – и демоница продемонстрировала еще раз все свои действия в замедленном варианте. А потом, не завершив заклинание, развеяла его, потому как, видимо, рассчитывала, что одно справится, не впустит Альхона.

Эльдина понятливо и даже удивленно хмыкнула. Я не совсем поняла, но из-за банальной нехватки знаний основ ледяной магии.

– Ты меня извини, – заявила демоница, – но твой папаша спятил. Хм… то есть ваш. Лайла, если не ошибаюсь?

– Не ошибаетесь.

– Так вот, – продолжила она, – Азалар сегодня связался со мной магическим вызовом и сказал, что ближайшие два месяца мои услуги не потребуются. Я, конечно же, решила разобраться, что здесь происходит. И каково было мое удивление, когда я увидела этого старикана!

– Если правильно помню, Альхон ард Стиамор – старейший демон из ледяных. Считался когда-то лучшим магом после отца и Заирана.

– Считался! Вот именно что считался. А теперь ему уже пора на покой. Видела, как я его вытолкала? И заклинание, между прочим, на двери он сейчас взломать пытается, а не получается. Помучается немного и пойдет к твоему папочке жаловаться. Тот небось скоро сюда примчится.

– Вероятно, папа решил, что у тебя недостаточно опыта.

– У меня?! Да я этого старикана в два счета вытолкала! – возмутилась демоница. – Опыта у него, конечно, хоть отбавляй. И заклинания он знает, может быть, на самом деле лучше всех. Но сила его уже померкла. Тускнеет, слабеет. Он не сможет подготовить вас к турниру. А я смогу. Времени мало, так будем работать в два раза усердней. – И повернулась ко мне: – Лайла ард Ригилон? Будем знакомы. Меня зовут Наяра. Я буду учить вас обеих, но сегодня начнем с Эльдины. Приходи через два часа.

– Дверь заперта. На ней заклинание, – напомнила я.

– Прекрасно. Выйдешь – сможешь погулять. Не выйдешь – через два часа все равно начнем с тобой заниматься.

Эльдина улыбнулась и развела руками, мол, такая она, наша наставница, зато лучше всех. Вместе с Наярой они ушли вглубь зала и начали занятие. Я воззрилась на дверь. Открыть, говорите? Что ж, попробуем.

Первым делом попыталась вспомнить ощущение ледяной магии и снова ее вызвать. Как ни странно, магия откликнулась. Я оплела ею руку и потянулась к ручке. Удара не было, но и дверь не поддалась. Попыталась подцепить нить защитной магии и сдернуть – не получилось. Поразмыслила еще немного. Ну и… выпустила побольше магии в атакующем ударе.

Если говорить о человеческой магии, как правило, такой метод используется очень редко, потому как подобен удару кувалдой. Если не удается снять заклинание тихо, ничего не повредив, можешь, конечно, просто ударить и надеяться, что окажешься сильнее. Количество используемой при этом силы, опять же, намного больше, чем то, которое нужно, чтобы избавиться от защитной магии мирным путем. Но, как правило, если и бить, сильное защитное заклинание нейтрализует удар. А дальше либо распадается, либо остается на месте. Либо остаются его ошметки, уже почти утратившие защитные функции. Я решила, что раз один из лучших магов не может справиться с защитой, магии можно не жалеть. Вложила побольше. И дверь попросту снесла. Вместе с защитным заклинанием.

 

– Альхон? – позвала я тихонько.

Дверь зашевелилась и закашлялась. Из-под нее выполз несчастный демон.

– О, Лайла, вы открыли… как замечательно, – пробормотал он поднимаясь.

– Ну вот, опять с ним разбираться… – раздался за спиной недовольный голос Наяры.

А я, раз уж выполнила условие, поспешила в коридор. О том, как именно нужно выполнить это условие, никто не говорил! Так что у меня перерыв на два часа.

Когда проходила мимо двери, взглянула на нее. От заклинания остались ошметки…

Глава 3

Пока оставалось свободное время, решила сходить в библиотеку, взять несколько книг, которые могли бы пригодиться. О кровной связи, например. Парочка практикумов по заклинаниям тоже не помешает. Меньше времени будем тратить на теорию, больше – на тренировки. Мне все равно заняться нечем кроме подготовки к турниру.

Как непривычно. Я всегда куда-то шла, куда-то бежала. У меня были планы и необходимость что-либо делать. Я каждый день проживала затем, чтобы избавиться от метки. Избавилась. И что теперь? Изучать ледяную магию, готовиться к турниру, добиваться признания всех остальных демонов, чтобы не уронить честь рода ард Ригилон. Пожалуй, достойная цель. Вот только, кроме нее, у меня больше нет ничего. А вне занятий, в свободное время я иду в библиотеку, чтобы тоже учиться. Наверное, я просто не умею занимать себя чем-то иным.

У входа в библиотеку столкнулась с демоницей. Не то чтобы мы с ней столкнулись в прямом смысле, но, торопливо выйдя из библиотеки, она захлопнула двери и загородила их собой.

– В библиотеку могут входить только ард Ригилоны. Остальным запрещено.

Я присмотрелась к ней. Белоснежные волосы до талии, белые рога и крылья, серые глаза. Откровенное синее платье. Если раньше, например на балу, я ее и видела, то не запомнила.

– Я – Лайла ард Ригилон. Пропусти, – сказала я. Пока еще просто сказала, не потребовала. Хотя, если задуматься, имела полное право. В этом замке хозяев всего четверо – мы с Эльдиной, Совэр и Азалар. Но если она говорит правду насчет ард Ригилонов, выходит, она из нашего рода?

– Лайла ард Ригилон? Впервые слышу, – фыркнула она. – Наш род всегда славился сильными демонами. А ты… ты даже не демон. Непонятно кто! Где твои рога? Где крылья? У ард Ригилонов не может быть такого недоразумения. Так что ты немедленно уйдешь отсюда, пока я сама не выставила тебя из замка!

Что-то такое припоминаю. Что-то похожее уже было. Только в прошлый раз меня пытались выставить из императорского замка.

– Что стоишь? А ну пошла…

– Может быть, – перебила я, – если ты мне не веришь, я попытаюсь пройти в библиотеку? Сама говоришь, что туда могут попасть только ард Ригилоны.

На лице демоницы отразилась растерянность. Правда, длилось это всего лишь мгновение, но я поняла – она прекрасно знает, кто я такая. Демоница почти сразу совладала с собой, изобразила возмущение:

– Да как ты смеешь! Жалкая человечка, ты не можешь принадлежать к роду ард Ригилон. Пошла вон отсюда!

И попыталась меня атаковать. На самом деле, понятия не имею, что она собиралась со мной сделать. То ли вытолкнуть магией, как до этого Наяра поступила с Альхоном, то ли на самом деле хотела ударить, однако еще до того, как демоница что-либо сделала, появился Ришел. Махнул рукой – и волна магии развеялась. Демоница потрясенно уставилась на Ришела. Я тоже потрясенно уставилась на него, потому как выглядел он слегка помятым, а одежда оказалась окровавлена.

– Ришел, ты…

– Ерунда. Кровь не моя, – отмахнулся Ришел. – И мне нужно спешить, важное дело.

Прежде чем снова исчезнуть, он запустил в демоницу заклинанием. Та попыталась защититься, однако у нее не получилось – рухнула на пол как подкошенная. Мне пришлось звать Азалара. Мысленно пока не научилась, поэтому воспользовалась обыкновенным заклинанием связи. Как это делать, мне показали. Теперь я в любой момент могла связаться при помощи магии с Азаларом, Эльдиной и Совэром. Только когда на тебя нападают, времени на такое заклинание нет.

– Ты… – назвать его папой пока не смогла, – не мог бы перенестись к библиотеке? Здесь кое-что произошло…

– Что?! – взревел Азалар, оборвал связь и тут же появился в снежном вихре. – Что здесь произошло?! Дионра? – это он демоницу бессознательную увидел.

– Я пыталась пройти в библиотеку, она не пускала, – торопливо пояснила я. – Говорила, что это могут сделать только ард Ригилоны, а я не могу быть ард Ригилон. Когда я предложила проверить, она использовала магию. Но что именно собиралась сделать, я не поняла. Появился Ришел и отправил ее в беспамятство.

– Ришел… опять защиту чинить придется. Он-то переносится без труда из-за вашей связи, но делает это как-то слишком разрушительно…

Магический поток, похожий на пощечину, – и Дионра вскочила. Правда, тут же оказалась связана серебристой магической нитью.

– Азалар? Что ты творишь?! Эта воровка пыталась проникнуть в библиотеку, я ее остановила! А ты? Зачем связал меня? Это она должна быть связана!

– Эта воровка – моя дочь, – мрачно сказал Азалар.

– Что?! – потрясенно выдохнула демоница. – Эта… полукровка? Она полукровка?

Ну надо же, как играет! Или не играет? Мне показалось? Чтобы избавиться от меня, у нее был один-единственный шанс – сделать это, пока нас друг другу не представили. Тогда еще можно было притвориться, будто приняла за воровку. Теперь уже не притворится. Или она не притворялась, а на самом деле не знала и не могла поверить?

Азалар обошел Дионру, провел в воздухе ладонью. На том самом месте, где она применила магию.

– Что ж… убить не хотела – только связать, – заключил он. – Это хорошо. Иначе бы тебя ждала смертная казнь.

– Что?.. – прохрипела она.

– А чего еще ты ожидала? Нападение на ее холодность Лайлу ард Ригилон карается смертной казнью, – жестко произнес Азалар. – Но поскольку ты не пыталась ее убить, казни не будет. Чтобы завтра тебя здесь не было. И ближайшие десять лет я не желаю тебя видеть!

– Но… но как же… я ведь не знала… – забормотала Дионра.

Азалар пошевелил рукой. Демоницу подхватил снежный вихрь и унес прочь из коридора.

– Лайла, ты в порядке?

– Да, спасибо. Не хотела тебя отвлекать, но…

– Это не пустяк. При любой угрозе зовешь меня. Ясно?

– Да.

– Отлично. Еще увидимся, – сказал он, тоже исчезая в снежном вихре.

А я наконец подошла к дверям библиотеки. Протянула к ним руку, касаясь специального символа-ключа. Двери отворились, признавая во мне ард Ригилон.

Набрав приличную стопку книг, вернулась к себе. И даже успела еще немного почитать, прежде чем отправиться на занятие. Эльдина еще была в зале, так что я поинтересовалась:

– Кто такая Дионра?

– Дионра? – с удивлением переспросила Эльдина. – Наша троюродная сестра. Или еще более дальняя… Там какие-то непонятки с ее родством. А почему ты спрашиваешь?

– Она пыталась выгнать меня. Говорила, что я не могу быть ард Ригилон, потому что все ард Ригилоны – чистокровные демоны.

– Ах вот как, – Эльдина недобро прищурилась. – На балу она не присутствовала, но не знать не могла! Всегда была мерзкой стервой. Ничего-ничего, она еще ответит за свои слова.

– Уже. Она до вечера должна покинуть замок.

– Постой… это как? Что она сделала?

– Так, все, хватит! Наговоритесь потом. Лайла, ко мне, – скомандовала Наяра.

– Ладно, я побежала. А ты, Лайла, ничего не бойся. Наяра своеобразная, и все же она прекрасная наставница, – заверила Эльдина и выпорхнула из зала.

– Вот ты мне сейчас скажешь, – заявила Наяра, когда я к ней подошла, – что ты умеешь? Нет, лучше покажи. Покажи ледяную магию. Атакуй меня.

Я пожала плечами и атаковала. Она выставила щит, прикрываясь от потока холодной магии. Устояла. Но выглядела при этом удивленной.

– Ты меня поражаешь. Не ожидала подобного от полукровки.

– Что не так?

– Ну… хотя бы тот факт, что ты снесла мое заклинание.

– Снесла, а не сняла.

– Снять – это искусство. Снести – это сила. Вот и думай, что не так.

– Удивляет сила? – предположила я.

– Да, удивляет.

– Эльдина говорила, что мы, как дочери Азалара, достаточно сильны, несмотря на то что полукровки.

– Эльдину я тренирую с детства. И она так не удивляет, – заметила демоница. Не давая осмыслить сказанное, заявила: – Теперь проверим твои защитные навыки.

– Подожди! Насчет защитных навыков… здесь есть небольшая проблема.

– Вот сейчас и проверим.

– Ко мне сразу… – договорить я не успела.

У Наяры, как видно, слова с действиями никогда не расходились. Она атаковала. Появился Ришел. Да не один! Рядом с ним на пол рухнул окровавленный человек. Ришел отразил атаку и укоризненно посмотрел на меня. Я развела руками. А что еще я могла? Надо было быстрее кричать предупреждение, но что уж теперь.

– О, личный защитник. Как мило, – заметила Наяра. – На турнире так же будете? Кто атакует Лайлу, Ришел тут как тут. Любопытно получается. Может, тебе, Лайла, сразу замуж за Ришела выйти? А то его появление очень уж показательно.

– Нет, никакого замужества!

– Какое замужество?! – испугался Ришел. – Я не собираюсь лишаться свободы. По крайней мере, ближайшую пару сотен лет.

Двери распахнулись. В зал вошел Азалар, за ним – Ирэш. В этот момент человек, лежавший возле ног Ришела, застонал и пополз. Демон опомнился и швырнул в него заклинанием. Несчастный лишился сознания.

– По какому праву вы отвлекаете Ришела от важного дела? – вопросил Ирэш грозно.

Что-то во мне все-таки дрогнуло. Не привыкла я видеть его таким суровым, таким отстраненным. А теперь что-то во мне все же отозвалось. Понять бы только, что именно. Страх? Наверное, нет. Я ведь не могу его бояться. Робость? Или сожаление?

Да что вообще происходит с моими эмоциями?

Азалар окинул пронзительным взглядом сначала Наяру, затем меня. Но разборки устраивать при свидетелях не стал.

– Ваше величество, вы сами присутствовали на балу. И знаете, что через два месяца состоится турнир, – произнес Азалар. – Я не могу оставить Лайлу без тренировок.

– Разве это должно волновать нас с Ришелом?

Пристально посмотрев на Ирэша, Азалар ответил:

– Вероятно, нет. Но вот в чем дело… Вы также не имеете права запретить мне тренировать свою дочь. Вы были на балу и знаете, насколько это важно для ледяных демонов. А обстоятельства… это всего лишь обстоятельства. Но мы можем попытаться придумать, каким образом разорвать или же приглушить связь.

Теперь понятно. Азалар все так и задумал. Он уже высказывал мысль о том, чтобы приглушить связь. Сами, без помощи Ришела и Ирэша, мы вряд ли сможем это сделать. Так он сразу решил продемонстрировать, насколько это неудобно. Все-то он предусмотрел, все-то распланировал заранее.

– Прекрасно. Думайте, – мрачно сказал Ирэш, подтянул к себе магией бессознательного человека и исчез в красном дымке.

Ришел остался. Все такой же окровавленный, но теперь уже я сомневалась, что кровь его. Скорее всего, человека. Или нескольких людей, судя по количеству крови.

– Между прочим, я вылавливал заговорщиков, – хмыкнул Ришел. – И даром вам это не пройдет – операцию все же сорвали.

Не знаю, что я в этот момент ощутила. Но, кажется, все-таки заволновалась. Потому как подумала о Дайте. Однако спросить при всех не решилась.

Может, мои чувства наконец оживают? И не появление ли Ирэша стало тому причиной?

– Приносим свои извинения, но вы все тоже осведомлены о наличии связи, – сказал Азалар холодно. – До тех пор, пока не удастся пригасить связь, не рекомендую отправляться на важные для империи задания.

– А я рекомендую присматривать за своей дочерью, чтобы мне не срываться к ней каждый раз.

– Это всего лишь следствие. Рекомендую решать проблему. – С этими словами Азалар вышел.

Зато в зал вернулась Эльдина:

– Звали? Предлагаю использовать кровную связь, чтобы приглушить эту… непонятную.

Меня о возникновении связи с Ришелом ни разу не спросили. Так что подозреваю, он сам рассказал. Все или нет, правдиво или с капелькой лжи, но каким-то образом эту связь объяснил, пока, вероятно, я лежала без сознания, а он не мог далеко отойти.

– Что скажешь, Наяра? – весело поинтересовалась Эльдина.

– Скажу, что нужно пробовать.

Так и начали. Ришелу пришлось задержаться. Потому как после каждых манипуляций приходилось проверять. Пока не получалось ничего – Ришела тянуло ко мне каждый раз, когда возникала опасность. Устав ждать, Ришел тоже принялся действовать. Пытался нащупать связь и приглушить со своей стороны, в то время как мы с Эльдиной старались усилить кровную связь и повлиять с ее помощью.

 

Увы, но, видимо, не в этот раз. Ришел психанул. Я впервые видела, как он психует! Пробурчав, что обсудит это с Ирэшем, потому что сейчас совсем некогда играть в игрушки, Ришел исчез в красном дымке. На сегодня мои защитные способности решили оставить в покое. Тренировали атакующие, чтобы не нервировать демонов еще сильнее.

А после занятия нас вместе с Эльдиной позвал к себе Азалар. Предчувствие было крайне нехорошее.

– Ты рассказала Азалару о предложении Ирэша? – спросила я, пока мы шли к кабинету.

– Азалару… – задумчиво повторила Эльдина, однако комментировать никак не стала. Она прекрасно понимала, что назвать его отцом не так-то просто. Мне понадобится время. – Я сказала ему сегодня утром. Ты права. Разговор будет, скорее всего, об этом. Может быть, еще о вашей связи с Ришелом и дальнейшем сотрудничестве с императором. Как он был недоволен, – она злорадно усмехнулась. – Пусть только попробует запретить тебя тренировать!

– Действительно не имеет права?

– Не имеет. Мы обладаем достаточным суверенитетом, чтобы решать самим, устраивать тебе тренировки или нет. Тем более когда это настолько важно. А Ирэш… да пусть они с Ришелом сами думают, как теперь быть.

Постучав, вошли в кабинет. Азалар сидел за столом и мрачно взирал на нас.

– Начнем сразу со сложного вопроса. Лайла. Что у вас с Ирэшем?

– У нас уже ничего.

– Да неужели? Как будто я не помню, что происходило, пока ты лежала без сознания. Более того, Ирэш готов был пожертвовать своей жизнью ради тебя. Не решался напасть на Заирана, пока тот угрожал тебе. Не желал отходить от твоей постели. Его со скандалами приходилось отгонять. Ришел-то через два дня убрался, а этот – нет. На все имперские дела наплевал, решал их на расстоянии, чтобы от тебя не отходить. Думаешь, все это так легко проходит?

Это было странно. Разговаривать с кем-то о чувствах, об отношениях, которые так и не состоялись. Кому-то что-то объяснять. Потому что он действительно имеет право знать. Я должна ответить. Потому что Азалар – мой отец, даже если я этого до сих пор не смогла осознать в полной мере, прочувствовать.

– У него – да. Им двигал драконий инстинкт. Инстинкт, который тяготил его самого.

– Что ж… я предполагал нечто подобное. Демон не стал бы так себя вести. А вот дракон – возможно.

– Теперь он демон. Освободился от драконьего инстинкта.

– Может быть, – глаза Азалара странно сверкнули. – Как бы там ни было, тебе, Эльдина, не стоит соглашаться на его предложение. Это ни к чему хорошему не приведет. И я сейчас не только о политике. А вот что касается тебя, Лайла… Зачем ты его оттолкнула? Он так славно за тобой ухаживал.

Эльдина чуть не поперхнулась. Я тоже удивилась:

– Тебе так хочется поскорей отдать меня кому-нибудь? Не Ришелу, так Ирэшу?

– Я хочу, Лайла, чтобы мои дочери были счастливы. А еще хочу, чтобы наш род правил долго и успешно.

– Но иногда все это совместить бывает непросто, – заметила Эльдина.

– Да. Бывает. И все же я попытаюсь, – хмыкнул Азалар. – Не хочешь, Лайла, Ирэша – не надо. Посмотрим, каков будет его следующий ход. Теперь о ваших занятиях. Я ожидал, что готовить к турниру вас будет самый лучший в магии ледяной демон…

– В теоретической магии, – поправила Эльдина.

– Да, в теоретической. Альхон знает такие заклинания, о которых Наяра в силу возраста даже не подозревает. И знание этих заклинаний может вам помочь.

– О заклинаниях он нам расскажет. Но натренировать, как полагается, не сможет. Скоро даже Лайла сможет справиться с ним. И ошибочно подумает, что все так просто. В силу возраста, – передразнила Эльдина, – Альхон уже не так бодр, как хотелось бы.

– Ты отказываешься от тех знаний, которые он мог бы дать?

– Не отказываюсь. Можно совместить. Пусть первые две недели с нами занимается Наяра. Пока наши с Лайлой занятия раздельны. А потом три часа с Наярой и три часа с Альхоном. Можно увеличить до четырех.

– Семь часов. По три с половиной часа с каждым наставником.

– Договорились!

– Как, Лайла, справишься?

– Справлюсь. Раньше я занималась не меньше.

– Прекрасно. Значит, все силы на подготовку к турниру, – заключил Азалар. – И еще кое-что по поводу ваших занятий. Я не против, чтобы вы вызывали Ришела. Вызывайте его каждый день. Можно не по разу. Тем быстрее они с Ирэшем начнут искать решение проблемы. Жаль, конечно, что этот турнир… Иначе такая связь могла бы пригодиться. Особенно сейчас, пока ты, Лайла, столь уязвима.

Я ничего не стала отвечать. Задумалась только о природе связи. Да, она появилась после того, как я, по сути, спасла Ришелу жизнь. Можно предположить, что образование связи стало своеобразной магической справедливостью, чтобы он теперь спасал меня. Но как долго это будет продолжаться? В чем ее конечная цель? Я бы не хотела, чтобы Ришел был привязан ко мне слишком долго. Он этого не заслужил.

После разговора с Азаларом мы с Эльдиной отправились в трапезный зал. Затем – к портретной галерее. Эльдина перечисляла живых и уже умерших родственников. Живых я старалась запомнить и насчитала около двадцати. Немало! А с другой стороны, наверное, не так уж много. Это я привыкла к одиночеству. Для древнего рода, вероятно, двадцать демонов – не такой уж впечатляющий список.

Пока рассматривала портреты и заучивала имена, задалась вопросом: сколько родственников у Ирэша? Есть ли другие ша-Техи, о которых я не знаю? Или они с Ришелом единственные, кто остался из императорского рода?

– А это Дионра ард Ригилон, – сказала Эльдина, переходя к следующему портрету. – Троюродная или даже более дальняя сестра. Сирота. Ее воспитывала тетя, но потом она пропала. Не знаю, как Дионра перебивалась несколько месяцев, но не так давно она переселилась к нам в замок. А во время моего дня рождения была в отъезде. По учебе. Вот недавно вернулась. Лучше б не возвращалась, – Эльдина поморщилась. – Та еще стерва. Перед папой постоянно пресмыкается, а меня ненавидит. Не упустила случая подколоть. Так что у вас произошло?

– Она пыталась выставить меня из замка, – я пожала плечами.

– На том основании, что ты не можешь быть ард Ригилон и она якобы ни о чем не знает?

– Именно так.

– Стерва! Но ведь ты не могла позвать папу просто так?

– Она применила магию. Собиралась связать меня.

– А потом, вероятно, вытолкать из замка, – Эльдина покачала головой.

Мы миновали еще несколько портретов, а потом я увидела… свой. Он тоже был здесь. Стоял рядом с портретом Азалара, Совэра и Эльдины. К портрету Эльдины ближе всего.

– А эту лестрес, полагаю, представлять не стоит, – сестра усмехнулась.

Какое-то время я стояла, замерев перед собственным изображением, и молча смотрела. Просто смотрела, не в силах разобраться в себе. Чувства, по-прежнему приглушенные, начали скрестись. Что-то в них было, что-то, что я пока не могла уловить.

Прошло три недели. Всего три недели, и вот мой портрет стоит рядом с портретами всех членов семьи. Меня приняли. По-настоящему приняли. И как удивительно гармонично мое лицо смотрится рядом с лицами родных: Эльдины, Совэра, Азалара. Сейчас, глядя сразу на четыре портрета, я вижу сходство. У всех нас есть общие черты. Я не выделяюсь, я здесь не лишняя, случайно найденная дочь. Я должна быть одной из них.

Еще бы… чувствовать все это ярче. Но внутри снова начинает проскальзывать холодок. Ничего. Я обязательно справлюсь, как справлялась до этого со всем остальным.

Ночью, когда я уже задремала, кое-что случилось. Я всегда спала чутко. Очень чутко. А потому услышала, как приоткрылось окно. Распахнула глаза как раз вовремя, чтобы заметить скользнувшую в комнату тень. Дальше все происходило слишком быстро. Она атаковала. Я атаковала в ответ. Даже сообразить не успела, как высвободила, выбрасывая в ее сторону, огромную силу. Действительно огромную. Тут же появился Ришел, однако он запоздал всего лишь на мгновение. Прикрыл меня щитом. Щит смело магией, которую я выпустила. Нападавшего, вернее, судя по фигуре, нападавшую, выставившую щит, тоже смело. И стены, и еще стены, и еще.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17 
Рейтинг@Mail.ru