Беглянка в империи демонов. Любовь демона

Мария Боталова
Беглянка в империи демонов. Любовь демона

Азалар находился совсем близко, но пока не вмешивался. На губах Совэра играла недобрая улыбка. Похоже, в сестре он не сомневался. Не знаю зачем, но я отыскала взглядом Ирэша. Он тоже был неподалеку. Стоял рядом с очередной демоницей, властно держа ее за талию, смотрел на происходящее, но по его лицу ничего нельзя было прочитать.

– Расступитесь, – повелительным тоном сказала Эльдина. – Нам понадобится больше места.

Демоны отхлынули в стороны, освобождая пространство для маневров. Я воспользовалась моментом и проскользнула между ними, чтобы подобраться к Азалару с Совэром.

– Эта Льтирра – просто выскочка, – хмыкнул Совэр, заметив меня.

– Ни единого шанса, – с улыбкой добавил Азалар безжалостно.

Может быть, эта демоница на самом деле переоценивает собственные возможности, но она – чистокровная. Может ли полукровка оказаться сильнее? Хочется верить, что действительно может. На кону честь Эльдины.

Льтирра атаковала первой – призвала снежный вихрь, который тут же устремился к противнице. Эльдина даже с ноги на ногу не переступила, ни на миллиметр не сдвинулась и не отпрянула. Только рукой едва пошевелила, вызывая перед собой слегка мерцающий магический щит. Со скучающим лицом постояла мгновение под градом ледяных игл и завывающих потоков. Что произошло дальше, подозреваю, заметил не каждый. Я бы не заметила. Если б не странное чувство, заставившее посмотреть именно туда, где вспыхнула искорка магии. Тонкой белой нитью льда, похожей на изморозь, магия скользнула по полу от Эльдины к противнице за доли мгновения. Легкий укол – и демоница, вскрикнув, упала на пол. Эльдина развеяла защиту.

Зрители молчали. Секунду. Две. И все же разразились аплодисментами. Несколько одобрительных выкриков заглушил недовольный голос:

– Льтирра всегда была глупой выскочкой и не раз проигрывала в тренировочных сражениях с Эльдиной. Наивно было полагать, будто без иллюзорных крыльев и рогов изменился уровень силы. Но все же Эльдина полукровка. А сможет ли она сразиться, например, со мной? – Вперед выступил долговязый демон с белыми волосами до плеч и холодными голубыми глазами. – Ведь она претендует на то, чтобы стоять над всеми нами.

Вот теперь я заволновалась. Эльдина легко победила Льтирру, но…

– Мужчина, которому пятьдесят шесть лет, против восемнадцатилетней девчонки. Как благородно, – усмехнулся Совэр.

– Но ведь она выше всех нас. И мужчин, и женщин. Молодых и взрослых.

– Но правлю здесь пока еще я, – холодно произнес Азалар. – Может быть, решишься на сражение со мной?

– О, в вашей силе, Повелитель, никто не сомневается, – усмехнулся демон. – Но эти девочки… не станут ли они слабостью великих ард Ригилонов? Не погубят ли всех нас?

Теперь на меня тоже смотрели. Переводили взгляды с меня на Эльдину и обратно. Я не дрогнула. Уверена, на моем лице не отразилось никаких эмоций. Но беспокойство где-то внутри все же заскреблось.

Что они творят? Если мне придется сражаться так же, как сражалась Эльдина… У меня просто нет необходимого опыта! Да, к балу меня подготовили. А к магии пока советовали не обращаться. До тех пор, пока полностью не восстановлюсь.

– Я сражусь с ним, – сказала Эльдина, встретившись со мной взглядом. Она специально перевела все внимание на себя.

– Не сейчас, – жестко возразил Азалар. – Сегодня – торжественный день, празднование в честь вхождения в род ард Ригилон моей дочери Лайлы. Мы уже развлеклись зрелищем короткого сражения, но не будем превращать бал в магические поединки. Если вы хотите увидеть, на что способны мои дочери…

– Турнир! Лестрес Эльдина и лестрес Лайла против тех, кто захочет помериться с ними силой, – потребовал демон.

– Да. Это выход, – поддержали его.

– Пусть будет турнир, это будет справедливо.

– Мы должны видеть, что они достойны.

– Да будет так. Турнир через два месяца, – произнес Азалар. – А сейчас продолжим празднование.

Снова заиграла музыка. Демонам не хотелось расходиться, но под жестким взглядом Азалара все же пришлось. Поверженную демоницу, до сих пор обездвиженную, унесла охрана. Кто-то вернулся к разговорам, кто-то начал танцевать. Но главное, что нас с Эльдиной оставили в покое. Хотя бы на время.

– Два месяца? Ты с ума сошел! – возмутилась Эльдина, подлетая к нам. – Мы не успеем подготовить Лайлу, она только обрела магию льда, еще почти не пользовалась ею.

Я ощутила, как вокруг нас снова возникла защита от подслушивания.

– Я не мог выиграть вам еще больше времени, – сказал Азалар. – Два месяца уже на грани. Чуть больше – и они бы не смолчали.

– Но ты Повелитель!

– Я Повелитель. Но ты сама видишь, как трещит по швам моя власть.

Эльдина потрясенно открыла рот и снова закрыла. Так и стояла, будто лишившись голоса, прожигая отца возмущенным взглядом. А потом внезапно поникла.

– Мы – твоя слабость. И единственный шанс сохранить власть – это убедить всех в том, что это не так… – произнесла Эльдина бесцветным голосом.

– Да. Ты права. Это единственный шанс.

– Два месяца… – прошептала Эльдина удрученно.

– У меня появилась идея, – заметил Совэр. Во время разговора он хмурился, но сейчас его лицо слегка посветлело. – Обсудим после бала.

– А сейчас расходимся. Празднуйте. Мы должны праздновать, – скомандовал Азалар и развеял магию, защищавшую нас от подслушивания.

Меня снова приглашали на танцы. Открыто пока не хамили. Казалось, все они рассматривали меня с любопытством, затаились до поры до времени. Все они решили, что турнир покажет, кто чего достоин. Поставит меня на место. Унизит. А если падение недалеко, зачем тратить слова на бессмысленные унижения?

Ирэш тоже танцевал. С одной демоницей, с другой. Сменял их танец за танцем. Улыбался хищно и заинтересованно. Демоницы с готовностью отвечали ему, соблазнительно изгибались под его ладонями. Как-то так получалось, что мой взгляд то и дело находил среди гостей Ирэша, натыкался на него случайно раз за разом.

Эльдина тоже танцевала. Но я едва не сбилась с шага, когда увидела, что они с Ирэшем танцуют вместе. А как обольстительно Ирэш улыбается, как обнимает за талию, прижимает Эльдину к себе. Вот только на ее лице – холодная маска. Что-то без эмоций, жестко говорят ее губы. Но Ирэш…

Все это заняло лишь доли мгновения. Я увидела их и снова отвернулась, делая поворот в танце вместе с партнером.

– С нетерпением жду турнира. У меня есть кандидат вам в соперники, – шепнул он на прощание, когда музыка закончилась.

Не хочу больше здесь оставаться. Мне нужна передышка.

Пока очередной демон не пригласил на танец, поспешила к выходу из зала. Уходить с бала еще рано. Это гости могут разойтись в любое время, а я, как виновница торжества, обязана присутствовать. Не показывать слабость, стойко выдерживать любые нападки. Но отдохнуть немного все-таки можно. Я приоткрыла узорчатую дверь рядом с окном и выскользнула в сад. Мой любимый ледяной сад, в который можно попасть из разных частей замка, иногда благодаря порталам. К счастью, этот зал не стал исключением и тоже имел выход в сад.

На улице сегодня было удивительно спокойно. Холодный ветер не завывал, не разбрасывал повсюду ворохи снега. А в темноте опустившейся ночи сад смотрелся особенно прекрасно. Мне на самом деле нравилось это место. Казалось, именно оно находило тайную тропу к моим чувствам, тем, что еще остались.

Я шла по дорожке, выложенной голубоватыми полупрозрачными камнями, очень похожими на глыбы льда. Скользила взглядом по цветам, покрытым кристалликами льда. Колючие, искрящиеся благодаря преломлению света фонарей в льдинках, лепестки цветов и стебли завораживали. Чуть приглушенные цвета, ледяная поверхность, а внутри – до сих пор живые сердцевины, которым не страшен этот холод. Они продолжают жить и цвести.

Где-то справа, за такими же покрытыми слоем льда кустами, послышались голоса.

– Этот сад – гордость ард Ригилонов. Многие демоны могут похвастаться ледяным садом, но с этим все же пока не удалось сравниться ни одному, – говорила незнакомая демоница. Впрочем, я никого, кроме Эльдины, и не знала. – Вам нравится здесь, ваше величество?

– Вполне, – откликнулся Ирэш. Его голос я бы точно не спутала ни с каким другим.

Замерла, не зная, куда податься. То ли сбежать, пока меня не увидели, то ли идти дальше. Ведь я не делаю ничего предосудительного. Всего лишь гуляю по саду, который к тому же принадлежит моей семье.

– Как вам известие? Столько лет мы считали Эльдину ард Ригилон настоящей демоницей. А эта Лайла… непонятно откуда взялась.

– Настоящей демоницей? Полукровка, выходит, демоница ненастоящая?

В этот момент они все-таки вышли из-под прикрытия растений, ступив с боковой тропинки на главную. И конечно же, сразу увидели меня. Остановились. Демоница с неожиданно короткими волосами длиной чуть ниже плеч держала Ирэша под руку и рассматривала меня свысока. В глазах Ирэша не отражалось эмоций, а лицо застыло равнодушной маской.

– Ваша холодность, мы вам не мешаем? – вдруг спросил Ирэш. Причем неожиданностью это стало не только для меня. Пусть в его голосе слышался лед, но он назвал меня «ваша холодность»! Как будто признавал этот титул. Демоница изумленно воззрилась на своего спутника.

– Нет, что вы, – ответила я, взяв себя в руки. – Я уже собиралась возвращаться в зал.

– Похоже, все же мешаем, – усмехнулся Ирэш. – Этот сад принадлежит вам и вашему отцу. Так что мы, пожалуй, пойдем. Не будем мешать вашей прогулке.

Демоница выпрямилась и гордо вздернула нос. Больше не глядя на меня, Ирэш повел ее в зал. Какое-то время я еще стояла на месте и смотрела прямо перед собой.

Эта встреча зацепила, что-то всколыхнула во мне. Так странно видеть Ирэша в обществе других демониц. То с одной, то с другой. Это так по-демонически и совершенно не вяжется с тем, что он говорил совсем недавно.

Похоже, я приняла верное решение. Та боль, с которой Ирэш тогда пришел ко мне, боль, с которой он признавался в непривычных для демона чувствах, – все это ломало его, выворачивало наизнанку. Он ведь не хотел. Противился инстинкту дракона, встретившего пару, но даже уступал этому чувству неохотно. Всего лишь потому, что справиться не мог. Это неестественно для демона и больно для Ирэша. Я поступила правильно, оттолкнув его. Так будет легче. Уже стало легче. Ирэш – снова демон. Снова гуляет и танцует с демоницами, наслаждается их обществом, охотится, вероятно, планируя провести с кем-нибудь из них пару ночей, а больше ему и не нужно.

 

– Вижу, тебе нравится этот сад?

Меньше всего я ожидала услышать сейчас именно этот голос. Я развернулась, встречаясь глазами с Ирэшем. Зачем он вернулся? На этот раз один, уже оставил где-то демоницу.

– Да, нравится, – нейтрально ответила я.

Ирэш рассматривал меня. Так, будто сам не понимал, что здесь делает и стоит ли продолжать этот разговор.

– Как ты, Лайла?

– Нормально. Как видишь, меня приняли в семью.

– Вижу. Как и то, насколько серьезные проблемы тебе это сулит.

– Считаешь, лучше бы они от меня отказались?

– Считаю, время неподходящее для демонстрации. Но в целом… это решение Азалара. Пусть поступает как знает.

– А время никогда не бывает подходящим.

– Думаешь? – Ирэш приподнял бровь.

– Уверена. Постоянно что-то мешает. То долг, то политика, то еще какие соображения…

Азалар понимал, как опасно это сейчас, но все равно показал нас с Эльдиной такими, какие мы есть. И это по-настоящему ценно.

– Силен тот, кто способен совместить обязательства со своими желаниями, – усмехнулся Ирэш.

– Вы нам угрожаете, ваше величество?

– Вовсе нет. Всего лишь предупреждаю.

Он уже собирался уйти, но я спросила:

– Почему тогда не говорите все это Азалару? Почему мне? Ведь я еще даже не доказала право на титул ее холодности.

Ирэш остановился. Посмотрел на меня непроницаемо.

– Я не знаю, – качнул головой, развернулся и зашагал прочь.

Глава 2

– Это катастрофа! Невозможно подготовить Лайлу за два месяца, – с порога воскликнула Эльдина. Мы вместе с ней вошли в кабинет Азалара. Совэр уже был здесь.

– Ты так уверена в своих силах? Думаешь, сама сможешь всех одолеть? – спросил ее брат.

– Эльдине тоже придется усердно заниматься, – сказал Азалар. – Вам обеим придется.

– Зачем ты вообще все это устроил сейчас?! Можно же было подождать. Наплести что-нибудь о свихнувшемся Заиране, – распалялась Эльдина. – Да можно было почти всю правду рассказать, только нас с Лайлой не трогать. Сам понимаешь, как это не вовремя.

– Я слишком долго тянул. Слишком долго скрывал, что ты, Эльдина, полукровка. Этим воспользовался Заиран. Сколько еще нужно ждать, чтобы успел воспользоваться кто-нибудь другой? В этот раз с трудом удалось отвести удар от нашей семьи. Второй раз может не получиться.

– О, так нам с Лайлой теперь за тебя отдуваться? Это ведь ты не захотел сообщить всем о моем происхождении еще при первом моем представлении высшему свету. Посчитал целесообразным это скрыть. А теперь нашел время! Такое, что по нам с Лайлой неслабо ударило. – Эльдина не кричала. Но в ее голосе отчетливо чувствовалась боль. Давняя обида. Она до сих пор не могла принять решение Азалара нацепить на нее иллюзию чистокровной демоницы.

Похоже, Совэр почувствовал, что назревает скандал. И внезапно спросил:

– А ты, Лайла, что скажешь?

Все присутствующие повернулись ко мне. Но это сработало. Эльдина слегка успокоилась. Да и сам Азалар, кажется, отказался от гневной тирады, которую уже, судя по взгляду, собирался произнести.

– Я сделаю все возможное. Но не уверена, что за два месяца смогу подготовиться так, чтобы одолеть в бою пятидесятишестилетнего демона.

– Это и нереально. Так подготовиться, – сказала Эльдина. – А наш папочка вообще удружил. Приплел Лайлу к заговору Заирана. Вот чего ты добивался, когда во всеуслышание говорил, что Заиран скрыл существование Лайлы восемнадцать лет назад, а потом заявился вместе с ней?

– Сбавь тон, Эльдина, – глаза Азалара предостерегающе сверкнули. – Не забывай, что я в разы опытнее тебя и мудрее.

– Так объясни, чего ты добиваешься.

– Власть ард Ригилонов сильно пошатнулась. Пошатнулось доверие к нам. Даже после всех доказательств они продолжают сомневаться. Я рискую всеми нами, но иных вариантов просто нет. Или мы это выдержим и род ард Ригилон станет править единовластно, или мы все погибнем. Но есть один козырь. После моих слов многие задумаются, на чьей стороне Лайла. Если Заиран причастен к ее сокрытию от меня. Если сам же привел. Они задумаются, не может ли Лайла быть связана с Заираном…

– И быть преемницей Заирана, с которой можно объединиться против нас? – потрясенно закончила Эльдина.

– Именно так, – улыбнулся Азалар. – Они будут присматриваться к Лайле, как к возможной союзнице.

– Тебе не кажется, что стоило хотя бы предупредить? – устало спросила Эльдина, опускаясь в кресло неподалеку от стола, за которым сидел Азалар.

– Что я должна делать?

Все-таки приглушенные эмоции – самое то! Помогают спокойно реагировать на самые шокирующие новости. Я ведь размышляла о доверии. О том, что Азалар не относится к Эльдине хуже из-за того, что считает, будто она, как полукровка, слабее и с чем-то не справится. Вот теперь меня тоже ввели в игру. Азалар настолько уверен, что не подведу?

Думать так, конечно, намного проще, чем, например, о том, что Азалар обзавелся еще одной пешкой, которую теперь можно будет использовать. Я еще не разобралась, как к этому относиться. Но разберусь. И ведь, скорее всего, даже не пешка. Пешке не объясняют план, ее просто используют.

Совэр на мой вопрос одобрительно присвистнул. Азалар довольно улыбнулся:

– Ты поможешь мне выявить предателей. Всех недовольных и сомневающихся. Будешь холодной и равнодушной со всеми. Никто не должен понять, как на самом деле ты относишься к нам. Пусть подозревают, что тебя можно склонить на свою сторону. Использовать против нас.

– А если они захотят использовать Лайлу вслепую?

– Для этого нужны мы. Мы не дадим запутаться, поможем во всем разобраться. И в конце концов, никто не оставляет Лайлу одну.

– Это все, конечно, хорошо, – заметил Совэр. – Но вам не кажется, что, помимо одного-единственного туманного намека, нужно что-то еще? Что подтолкнет их к действиям, заставит поверить, будто Лайла могла быть на стороне Заирана.

– Обязательно, – согласился Азалар. – Всему свое время. Однако первоочередная наша задача – подготовка к турниру.

– И по этому поводу у меня есть идея, – добавил Совэр. – Эльдина и Лайла родились с разницей в несколько минут. У них кровная связь может быть особенно сильна. Ее нужно развить. Использовать в обучении, чтобы Лайла как можно быстрее освоила то, что уже знает Эльдина.

Мы с Эльдиной переглянулись.

– Если развить до необходимого уровня, это можно будет использовать и на турнире, – сказал Азалар задумчиво. – Хорошая идея. Воспользуемся.

– Это может сработать, – заключила Эльдина.

Кстати, о связи и турнире. Я подошла к столу Азалара, взяла ручку и с размаху вонзила ее себе в ладонь. Вернее, попыталась. Потому что не успела. Не знаю, что такое кровная связь, помимо тех проявлений, которые уже довелось испытать, но Эльдина никак не отреагировала, зато сработала другая связь. Появившись в кабинете рядом со мной, Ришел выбил у меня ручку со словами:

– Брось каку.

– Это всего лишь ручка, – заметила я. Тоже, между прочим, не просто так.

– Ручка, которой ты собиралась продырявить себе ладонь, – поправил Ришел и только после этого осмотрелся. На его губах заиграла издевательская улыбка. – Что, не ждали? Подзабыли слегка? Придется вам замотать Лайлу в одеяло и обвесить подушками, чтобы видеть меня реже. Но тоже не гарантия.

Азалара перекосило. Эльдина с негодованием посмотрела на отца. Правда, ничего говорить не спешила. Вероятно, из-за Ришела. Первым опомнился Совэр:

– Тебе самому не надоело?

– Скажу больше. Мне это начинает нравиться, – усмехнулся Ришел. Не составило труда догадаться, по какой причине. Перекошенные лица всех троих нужно было видеть. – Ладно, мне пора. Защиту на замке починить не забудьте. Она, кажется, слегка повредилась. – Ришел исчез в красном дымке.

Азалара перекосило еще больше:

– Совэр, проверь, что там. Не хочу доверять это охране.

– Понял, – откликнулся Совэр, исчезая в снежном вихре.

– А теперь, дорогой папочка, скажи-ка мне, – раздраженно произнесла Эльдина, – это ты тоже учел, когда объявлял о турнире?

Азалар опустился обратно в кресло, с которого вскочил, когда Ришел вломился в его кабинет. Прикрыл глаза, устало потер веки.

– Поймите. И ты, Эльдина, и ты, Лайла. У меня не было иного выбора. Иначе бы нас просто сожрали.

– А так сожрут только нас с Лайлой, – фыркнула Эльдина. – Ты избавишься от слабости рода и…

– Не сожрут. Мы разовьем у вас кровную связь. А связь Лайлы с Ришелом тоже можно использовать разными способами.

– Например?

– Давайте рассуждать. – Азалар отнял от лица руки и снова посмотрел на нас. – Учитывая все условия, в которых мы и все ледяные земли находимся, что будет, если на турнире при первой же атаке появится Ришел, чтобы защитить Лайлу? Напоминаю, брат императора.

Я не понимала. В голове, конечно, крутились предположения, одно другого бредовее. Подумалось, что, возможно, это сочтут хорошим знаком. После заявления Ирэша, намека на то, что он пересмотрит отношение, а возможно, и свободу ледяных земель. Если уж сама императорская семья оказывает поддержку одной из дочерей Азалара, все должно быть не так плохо. Или, наоборот, решат, что это окончательное и бесповоротное лишение суверенитета. Уже собиралась высказать первое, более оптимистичное предположение, но тут Эльдина меня опередила. Причем по всем параметрам. В бредовости предположения тоже!

– Ты собираешься выдать Лайлу за Ришела?!

Я чуть воздухом не подавилась. Перевела потрясенный взгляд с Эльдины на Азалара. И тут чуть не подавилась во второй раз. Потому что Азалар не удивился, не засмеялся и вообще отреагировал так, будто предположение было не таким уж бредовым!

– Как один из вариантов. Что скажешь, Лайла?

– Я не хочу!

– Почему?

И он еще спрашивает! Но… я открыла рот и снова закрыла. Потому что ответ на вопрос не столь очевиден, как могло бы показаться. Поразмыслив, осторожно сказала:

– Ришел вызывает во мне только дружеские чувства.

– Что, совсем не привлекает?

– Совсем.

– Странно. Мне казалось, у него отбоя нет от демониц. Значит, должен быть хорош…

Я потрясенно моргнула. Азалар всерьез собирается обсуждать привлекательность Ришела? Со своими дочерьми?

Кстати, «отбоя нет от демониц» – тоже неплохая причина для отказа. Ни один чистокровный демон не способен хранить верность. А мне… я так не могу. Пусть сейчас любые мысли о возможных отношениях кажутся дикими, но, наверное, не помешает поговорить на эту тему с Эльдиной.

– Как же с вами, полукровками, сложно, – Азалар вздохнул.

– А ледяные демоны? – полюбопытствовала я. – Они не отличаются… в плане темперамента?

– Так. Все. Об этом вы поговорите с Эльдиной. Мне нужно еще подумать насчет твоей связи с Ришелом. Возможно, мы ее просто попытаемся заглушить, по крайней мере, на время турнира. Поможет нам в этом связь кровная. Сегодня уже поздно, а завтра с утра начнутся занятия. Более подробные инструкции тоже получите. Но сейчас расходимся. Всем – спать.

После бала, тем более такого напряженного, я действительно сильно устала. Когда мы вышли из кабинета Азалара, усталость навалилась неимоверная.

– Лайла, я хотела с тобой поговорить. Но, в принципе, если ты слишком устала…

– О чем поговорить?

– Об Ирэше.

Я встрепенулась. Даже глаза перестали слипаться.

– Похоже, все-таки сейчас, – усмехнулась Эльдина. – Пойдем к тебе в комнату.

По дороге мы не говорили. Наверное, Эльдина думала о чем-то своем, а я чередовала размышления с засыпаниями. Образ Ирэша то и дело вспыхивал в сознании, заставляя держаться, несмотря на дикую усталость. Они вместе танцевали. Эльдина могла узнать что-то важное. Это на самом деле нужно обсудить как можно скорее.

Только войдя в одну из отведенных мне комнат и плотно закрыв дверь, Эльдина спросила:

– Что у вас с Ирэшем?

– То есть как «что»? – Я снова пыталась проснуться.

– Он соблазнил тебя? Обманул, обещая жениться, или что?

– Он меня не соблазнял. Пытался… наверное. Но мы оба понимали, чем это грозит. На мне ведь стояла метка собственности Заирана.

– Какая предусмотрительность, – как-то недобро усмехнулась Эльдина. И эта усмешка мне совершенно не понравилась, потому как ничего хорошего не предвещала. – Послушай, Лайла. Ледяные демоны на самом деле отличаются от остальных. Мы более сдержанные, более холодные. У нас нет тех безумных вспышек и жажды крови.

 

– То есть… ледяным демонам просто не нужно издеваться над теми же людьми, например?

– Не нужно. Магия льда и холода гасит порывы, присущие остальным демонам. Это, конечно, не лишает нас эмоций. Мы можем злиться, даже впадать в ярость. Можем вспыхивать от раздражения. Можем испытывать страсть. Но я сейчас говорю о другом. Скорее, о недостатках демонов. Бесконтрольной жажды крови у нас нет. Согласись, это ведь хорошо?

– Согласна, – я кивнула. Об этом обязательно нужно будет подумать!

– И необузданной страсти у нас тоже нет. Ты знаешь, что демоны неутомимы. Им нужно много секса. Много разных партнеров. Нам – нет. Не обязательно. Мало кто хранит верность, в этом ледяные демоны все же отличаются от людей. Но и от других демонов тоже отличаются. Мы можем это контролировать, не отдаемся страсти настолько, что она начинает нами руководить. А мы с тобой к тому же полукровки. И от людей тоже кое-что взяли.

– Тебе здесь плохо, да? Ты хочешь верности? – тихо спросила я.

– Речь сейчас не об этом! – Эльдина мотнула головой. – Если два демона, не ледяных, встретятся и захотят переспать, их ничто не остановит. Они развлекутся и пойдут дальше. Но ледяные демоны другие. Люди еще больше от них отличаются. И я веду к тому, что, вероятно, ты, наполовину ледяной демон и наполовину человек, испытываешь к Ирэшу какие-то чувства? Я более чем уверена, что ты не могла бы просто с ним переспать, даже если бы вас не сдерживала метка. А раз ты назвала именно метку основной причиной, почему у вас ничего не было… Ирэш – да, он мог просто затащить в постель, потому что ему так захотелось. Их, других демонов, еще может заклинивать на объекте вожделения, пока его не получат. Но ты… у тебя были чувства? Есть до сих пор?

– Почему ты спрашиваешь об этом?

Эльдина вздохнула:

– Потому что Ирэш недвусмысленно предложил мне постель.

Кажется, в этот момент мое равнодушие дало сбой. Затрещало по швам. Потому что слова Эльдины словно ударили под дых.

– Постель? Как?.. Как это вообще?..

– О, мы же говорим о демоне, – зло сказала Эльдина.

О демоне. Да. Нужно раз за разом себе напоминать, что теперь он демон со способностью превращаться в дракона, но именно демон.

– Может быть, ты видела, как мы сегодня танцевали. Он пригласил меня. И открыто намекал, что будет не против видеть в своей постели.

– А ты?..

– А я сказала, что нравы ледяных демонов несколько отличаются. Хотелось послать его далеко и надолго, но пришлось сдержаться и мило уйти от ответа, все в шутку перевести. Но… ты понимаешь, что все это можно переиграть?

– Догадываюсь.

– Политика, будь она неладна. Отец не следит за нами строго, в постель не полезет в поисках любовников. Но когда дело касается императора, это уже политика. Я должна сообщить отцу. И все же сначала хотела поговорить с тобой.

– Он может заставить тебя согласиться на предложение Ирэша?

О предложении, как таковом, старалась не думать. Только о другой его стороне. О политической. И возможно, моральной…

После всего, что говорил мне, предложил постель моей сестре!

Если бы не приглушенность эмоций, я бы, наверное, уже билась в истерике. А пока ничего, еще держусь.

– М-м-м… заставить – нет, – ответила Эльдина. – Все же папа нас любит. Но он может настаивать. В другой ситуации, опять же, нет. Но когда речь идет о пошатнувшемся суверенитете наших земель…

Я поднялась и отошла к окну, обхватив себя за плечи. Не из-за холода, нет. Ледяные демоны не мерзнут. Кажется, просто теперь еще больше внутри меня растекалось опустошение.

– Лайла… – осторожно позвала Эльдина, подойдя ко мне со спины. – Я ведь не просто так затеяла этот разговор. Я хочу понять, что между вами произошло. И если тебе будет больно, я откажусь. Даже если отец будет настаивать.

– Мне не будет больно. Я не чувствую боли, – глухо ответила я. Горло почему-то сдавило.

– Что между вами произошло, Лайла? – мягко повторила Эльдина.

Какое-то время я молчала. Потом, не оборачиваясь, заговорила:

– Он добивался меня. Хотел сделать своей. И знаешь, умело ухаживал. Я влюбилась. Отчетливо осознала это там, на снегу, когда Заиран собирался высосать душу Ирэша. Тогда я поняла, как сильно люблю Ирэша. Но, наверное, все это было каким-то помешательством в страшное мгновение. Потом я очнулась. И чувств больше не было. А еще он не хотел искать моих родителей. Узнал, что я ледяной демон, но это ничего не изменило. Как была девкой с улицы, так и осталась. Он признавал свое желание обладать мной, но… Большего, конечно, не обещал. Собирался держать меня у себя как любовницу. На цепь готов был посадить. И тогда я решила сбежать. Но не успела. Заиран вмешался, к себе перенес через метку.

Эльдина тоже ответила не сразу:

– Теперь, когда ты стала ард Ригилон, многое изменилось.

– Изменилось слишком многое.

– Твои чувства?

– Может быть. А еще мое понимание. Ирэш сам все рассказал. Им двигал драконий инстинкт. Это дракон нашел свою пару. Но он хотел быть демоном. Я это почувствовала.

– И ты его прогнала, – заключила Эльдина.

– Прогнала. Так будет лучше для него. Я все равно больше не могу ответить ему взаимностью. Внутри меня как будто растет пустота. Холодная такая, ко всему равнодушная.

– Ты запуталась. Но это пройдет. Как же тут не запутаться после всего произошедшего.

– Зато Ирэш вполне счастливо снова чувствует себя демоном.

– Демон еще тот, – хмыкнула Эльдина. – Хоть бы думал, что творит. Предложить мне постель после того, как сам вокруг тебя бегал. Хотя… наверное, как раз думает. Непонятно только, что именно у него в голове.

– Политика?

– Может быть. Я не так много знаю о людях и плохо представляю тот мир, в котором ты росла. Но кое-что все же читала. Книги. Романы. Исторические хроники. Думаю, нужно пояснить. Предложение постели в данном случае может значить что-то важное, а может не значить ничего. Вряд ли Ирэша переклинило на мне, да еще настолько, чтобы наплевать на политику. Значит, вероятно, дело все-таки в ней. Но трудно сказать, что он задумал. Сделать наши земли неотъемлемой частью, лишить суверенитета или, наоборот, хочет предложить сделку, дать шанс.

– Сделку через постель?

– Мы ведь демоны, – Эльдина невесело усмехнулась. Я поняла по голосу. – Возможно. Однако пока неизвестно.

– И ты должна рассказать об этом отцу?

– Должна. Лайла, посмотри на меня.

Я неохотно повернулась к ней. Эльдина упрямо смотрела на меня, голубые глаза почти такого же цвета, как у меня, поблескивали в полутьме.

– Ты моя сестра. И я не собиралась делать тебе больно. Поэтому сначала говорю с тобой, а не с отцом. Так ответь…

Ответить, не против ли я, чтобы она спала с Ирэшем?

– А тебе самой не противно? Ты сама готова жить так, как живут демоны? Или все же испытываешь что-то человеческое?

– И да, и нет. Человеческое во мне есть. Скажем, если я вдруг полюблю очень сильно, я не буду смотреть больше ни на кого. Это не похоже на демона, даже на ледяного. Но сейчас я никого не люблю. И я ард Ригилон. А благополучие ледяных земель в опасности.

Я судорожно вздохнула. Эльдина ард Ригилон. И я тоже ард Ригилон. Когда-то мне хотелось, чтобы меня любили. Когда-то хотелось быть частью настоящей семьи, нужной, неотделимой. А теперь меня приняли здесь. У меня есть отец, брат и сестра. Для них все это очень важно. Удержать власть, сохранить суверенитет ледяных земель и благополучие, которое есть у их подданных сейчас.

Наверное, они все очень друг к другу привязаны. Наверное, Азалар не стал бы указывать своей дочери, с кем ей спать, если бы предложение не сделал сам император. После того как во всеуслышание объявил: «Были союзниками». Были! А кем станем теперь – неизвестно. Все слишком серьезно, чтобы проигнорировать это предложение, чтобы просто забыть.

А что чувствую я? На что готова ради обретенной семьи? И главное, что чувствует Ирэш? Зачем он это сделал? Зачем?!

Быть может, все это значит, что он освободился. От меня. От инстинкта. Снова демон, который меняет партнерш как перчатки и держит рядом сразу несколько постоянных любовниц. Может быть, это именно то, что делает его счастливым, то, что ему нужно? А тут вдруг влезу я со своими недочувствами.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17 
Рейтинг@Mail.ru