Высшая правовая магическая академия. Тайны высшего света

Маргарита Гришаева
Высшая правовая магическая академия. Тайны высшего света

© М. Гришаева, 2018

© ООО «Издательство АСТ», 2018

Пролог

Сверкающий гранями хрустальный бокал с надрывным звоном встретился с каменной кладкой, разлетевшись мириадами осколков.

Демон побери! Почему именно сейчас?! Девчонка была так близко, казалось, протяни руку, и можно ее забрать… Чертов призрак, всучивший ей книгу! И надо было ему вылезти, вмешаться в выстроенный план.

Не стоило доверять паршивке. Даже такую мелочь, как сохранить доверие той, с которой была рядом все это время, не смогла. Так глупо спугнула чем-то добычу в последний момент. И рассорить девчонку с Клейроном у нее не получилось. Хотя это, как оказалось, скорее плюс, чем минус, некромант тоже пригодится. А теперь стало очевидно, что они зависимы друг от друга, и это можно будет использовать себе на пользу.

Но как же выкурить девчонку? Она у Клейронов, и младший ее так просто не отдаст, даже не зная о ее происхождении. А уж если она расскажет, в нее крепкой хваткой вцепится вся семейка… Нет, с ними определенно нужно будет что-то делать. Их род имеет слишком большое влияние на императора, а сейчас это невыгодно. Доверие к ним должно ослабнуть.

А девочка… Они не смогут просто скрывать ее в своем замке. Понадобится какая-то официальная версия ее там пребывания, и вот потом уже ситуацию можно будет обернуть в свою пользу. Главное, вовремя направить нужного человека.

Ладони на кожаных ручках кресла судорожно сжались в кулаки. Раздражение от проваленного плана, на который было потрачено столько времени, не желало утихать так быстро. Но нужно взять себя в руки. Пока еще не все потеряно.

Медленно вздохнув, поднялся, чтобы шагнуть к тусклому свету рядом. Пальцы легли на чуть подрагивающий купол.

Пока девчонка жива, все еще возможно, а остальное – лишь незначительные помехи на пути. Пройдено уже слишком много, и последние несколько шагов тоже скоро будут преодолены. Все получится.

* * *

– Мне кто-нибудь объяснит, что здесь происходит?

Я уставилась на Дамиана, всей душой надеясь, что сейчас он скажет, что это просто какая-то ошибка. Но мужчина молчал и продолжал хмуро смотреть на меня.

– Значит… мы действительно поженились? – все еще не в силах поверить в это, медленно спросила я.

Какие бы серьезные и правильные причины у него ни были, он же должен был понимать, что этого я просто так не приму! Особенно учитывая, как ревностно я отношусь к своей свободе. Я ожидала, что он повторно предложит мне выйти за него замуж, чтобы обеспечить защиту и покровительство, и даже готовила аргументы против этого. Но я ждала именно предложения, а не уже свершившегося факта! И почему я ничего не помню? Что еще он успел натворить?

Вот, значит, к чему были те странные слова леди Клейрон про понимание и прощение. И как же давно все вокруг меня знали и молчали?

Дамиан Бриар тэр Клейрон, понаблюдав за моей реакцией, горько усмехнулся и наконец заговорил:

– Да, твой хранитель сказал правду. Наши ауры действительно связаны. Если бы знал, что он их видит, не пустил бы его к тебе сейчас. Все же я надеялся, что ты еще не скоро узнаешь. Так что он тебе объяснил все правильно. Вот только ты в своих выводах ошиблась.

Я недоуменно посмотрела на него.

– Можешь успокоиться, мы не женаты, – пояснил он свои слова. – Чему я точно научился за годы жизни, так это не повторять своих ошибок. После того, что ты устроила, когда я сделал тебе предложение в первый раз, можно было прекрасно осознать, как ты отнесешься к браку. Хотя не могу сказать, что меня не трогает то, в каком ужасе ты была еще секунду назад от одной только мысли, что мы якобы поженились.

Я отвела взгляд. Не могу же я ему сказать, что в ужас меня привел не сам факт женитьбы, а ее последствия для него и его семьи. То, что это произошло совершенно без моего ведома, тоже внесло свою лепту.

– Тогда что означает «наши ауры связаны»?

– В нашем случае – родственную связь, – ответил Дамиан.

– Как это? – удивленно уставилась я на него, пытаясь осмыслить сказанное.

– Этой ночью мы провели обряд принятия тебя в наш род.

Я не верила собственным ушам. Не одно, так другое…

– Боги, ну зачем ты это сделал?.. – удрученно покачала я головой.

– Ты и сама знаешь зачем. – Он сел в кресло напротив меня. – Но даже не представляешь, как много тебе это дает.

– Зато прекрасно представляю, какие неприятные последствия для твоей семьи могут быть от связывания меня с вашим родовым именем, – раздраженно проговорила я, вскакивая на ноги и начав нервно метаться по комнате. – Одно дело, если меня просто заметят с тобой. Ведь можно допустить, что ты не знаешь, кто я на самом деле. Но если вы принимаете меня в свой род, значит, становитесь серьезной помехой на пути преступника. Не ты один! Вся твоя семья! Неужели ты считаешь, что если ему удалось истребить один из великих родов, то он не провернет то же самое с другим? – зло взглянула я на Бриара.

Я приняла столько сложных решений, и многие наперекор себе, чтобы оградить дорогих мне людей от опасности быть связанными со мной и попасть под удар. А он все это разрушил! Сам подставил и себя, и своих родных.

– Именно из-за такой твоей реакции все это было проведено без твоего ведома. И если бы повезло, ты еще долго не узнала бы об этом. Видящих ауры, к счастью, не так уж много, и все они не стали бы вмешиваться в чужие дела и просвещать тебя на тему этой связи, – спокойно заявил он, наблюдая за моими метаниями.

– Ты вообще слышишь, что я говорю? – резко шагнула к Дамиану, нависнув сверху и сверля его яростным взглядом.

– Ты меня, к сожалению, тоже редко слышишь, – парировал он, поднимаясь на ноги и мгновенно поменяв наши роли. – Касс, ты тоже дорогой мне человек. Причем не только мне, но и всей моей семье, но ты этого не хочешь понять. Я сделаю все, что в моих силах, чтобы защитить тебя. Самая сильная защита, которую я могу тебе дать, это защита рода. И дело тут не в громком имени и положении, как ты могла подумать. Дело в магии крови и родовых артефактах.

– В каком смысле? – нахмурилась я.

– Ты ведь совсем ничего не знаешь… – покачал Бриар головой. – Ни истории наших родов, ни их особенностей. Выпускать тебя сейчас в общество просто опасно. Касс, высшие лорды – это не только статус и сомнительное происхождение из других миров. Это другой уровень магии, колоссальная сила крови и рода в целом, и много всего прочего. И среди этого прочего есть еще духи-хранители рода. Приняв в семью, я обеспечил тебя защитой нашего хранителя, и, кроме того, на тебя теперь будет распространяться действие родовых артефактов. И поверь мне, это силы, с которыми стоит считаться.

– Вот только моей семье эта мифическая колоссальная сила ничем не помогла, – горько усмехнулась я. – Так с чего такая убежденность?

Бриар тут же помрачнел.

– Твоя семья… Она отличалась от остальных высших. Сила твоего рода была именно в знаниях. Как маги… они были, конечно, достаточно сильны, но не сравниться с остальными. И почему ты так уверена, что ничем не помогла? Ведь ты же выжила в тот день, – напомнил он мне. – И сама говоришь, что не знаешь как. Возможно, это и есть то единственное и последнее, что смог сделать дух-хранитель вашего рода – вытащить тебя из-за грани.

Я отвернулась от него. Даже если так – почему именно мне досталась роль выжившей? Зачем дух вообще меня спас? Ведь наследницей рода была Кассандра! Она была старшей сестрой. Она знала все про библиотеку, да и про семью, скорее всего, тоже. Все эти легенды о нашем происхождении и наших возможностях… Она бы не тыкалась, как я, во всех направлениях, пытаясь разобраться в том, что происходит и как ритуальные убийства связаны с нашей семьей. Вполне возможно, благодаря этим знаниям Кассандра смогла бы остановить их гораздо раньше. И в ловушку призрака тоже не попалась бы! Скольких ошибок и проблем можно было избежать, если бы оживили сестру. Но нет, выжила я. И Бриар прав, я ни в чем не разбираюсь. Не знаю, что собой представляет их общество, на что они способны, как они размышляют. Я не знаю их правил и, соответственно, не могу вести игру. Раньше я была уверена, что если и проиграю, то подставлю только себя, а теперь получается, что на меня повесили ответственность и за семейство Клейрон. Кто его просил?!

– Ты это специально, да? – тихо проговорила я, разворачиваясь к Дамиану. – Теперь, когда я фактически могу подставить не только себя, но и вас всех, гораздо проще убедить меня уехать куда подальше и спрятаться. Забыть про это дело и попытаться жить дальше. Не так ли? Своей безопасностью я дорожу гораздо меньше, чем жизнями окружающих меня людей.

– Ты права только в одном, своей жизнью ты не то что дорожишь меньше, ты ее не ценишь вообще, – ответил он, уверенно глядя мне в глаза. – Именно поэтому и пришлось пойти на такие меры. Лучше магии рода и крови тебя защитить могу только я сам, и проведенный ритуал поможет мне осуществлять это. Но вот отсылать тебя куда-либо я не собираюсь. Как бы мне этого ни хотелось. Твои похождения по архивам в поисках хоть каких-то материалов по делу твоей семьи… Начал ритуал и вовлек тебя во все это дело сам убийца. И очевидно, что просто так он уже не успокоится и вновь попробует добраться до тебя и до библиотеки. А значит, оставить все это просто так нельзя, нужно разбираться. Так что тебе придется участвовать в этом деле. Но, по крайней мере, теперь я буду уверен в твоей безопасности. Конечно, при желании можно найти способ обойти любую защиту, но сейчас это сделать гораздо сложнее.

Я, с трудом оторвав взгляд от его глаз, отвернулась и отошла к окну, размышляя обо всем сказанном. То, что меня не будут прятать, радовало, и даже очень. Я до последнего ждала, что Бриар вот-вот заявит, что все это слишком опасно и надежнее все-таки сплавить меня к артефакторам, а самому аккуратно разобраться во всем. И, скорее всего, он был бы прав. Но, судя по его решительности, мне все же будет позволено принять участие в поимке этого высшего. И, учитывая принятие меня в семью, действовать я буду открыто. Немного успокоившись, поняла, почему они провернули всю эту аферу и не стали мне сообщать. Да, я нашла бы способ если не отговорить, то сделать так, чтобы проведение подобного обряда было невозможным. Но то, что я все это понимаю, еще не значит, что мне легко это их решение принять. Потому что Бриар за меня теперь не будет так сильно переживать, а вот у меня причин для беспокойства станет гораздо больше. В отличие от него, у меня нет ни силы рода за спиной, ни хотя бы личной магической мощи. Я не могу обеспечить ему такую же защиту, какую он создал мне. А значит, все, что мне остается, это бояться за него.

 

– Я теперь, получается, твоя сестра? – слабо усмехнувшись, повернулась я к Бриару, решив все же выяснить, какие еще неприятности может мне нести это его самоуправство.

– Не совсем. – Его взгляд слегка потеплел. – Официально мы представим тебя высшему свету как воспитанницу моих родителей. То, что ты стала некромантом, в итоге играет нам на руку. Мы имеем вполне реальную причину для введения тебя в семью, и к тому же объяснение, если кто-то не в меру любопытный разглядит привязку ауры, хотя это маловероятно. По факту же… Мы провели несколько измененный ритуал. Я действительно ввел тебя в семью, но сделал не сестрой или женой, как это могло бы быть, а моей маг-подопечной.

– И что это значит? – нахмурилась я.

– Среди сильных магических родов распространена магическая опека. Маленькие маги часто не способны контролировать свою силу. А такая привязка… она позволяет следить за их состоянием. Проще говоря, я буду всегда чувствовать, если ты окажешься в опасности, если опять появится угроза выгорания, большой расход магии или ее неконтролируемый выброс. И я всегда смогу определить твое местоположение и перенестись туда, – явно с некоторым опасением, видимо, ожидая очередного скандала, пояснил мне Дамиан.

Что ж, контроль моего местоположения – это, конечно, неприятно, но вполне обоснованно. Остальные аспекты этой привязки тоже кажутся логичными и исключительно положительными для меня же самой, учитывая, какой именно магией я теперь обладаю. Страшно представить, к каким последствиям может привести неконтролируемый выброс энергии. Угроза выгорания для меня не пустой звук. За последнее время я слишком часто была близка к этой грани, а заново полученный дар пока нестабилен. Энергия еще не до конца прижилась в организме. Целителем я уже перестала быть по собственной глупости, и потерять способности к магии совсем не хотелось бы. Тем более объяснения Бриара вселяют надежду – ведь маленькие маги имеют свойство вырастать, поэтому вряд ли такую связь для контроля создают на всю жизнь.

Так что в целом, если подумать, ничего такого уж страшного не произошло. Если, конечно, не считать того, что никто не озаботился моим мнением по поводу этого ритуала, прежде чем его проводить, ну и того, что теперь под ударом вся его семья.

– И что мы будем делать дальше? – вздохнув, наконец поинтересовалась я, возвращаясь на свое место.

– Ты будешь учиться. Тебе нужно закрыть этот год в академии и освоить хотя бы основы некромантии. А еще надо ознакомиться со всеми нюансами общества, в котором тебе теперь предстоит вращаться.

– А ты?

– А я буду готовиться к войне, – мрачно закончил он.

Часть первая

– Раз, два, три… Раз, два, три… – гулко разносился по большому залу четкий женский голос, перекрывая тихие звуки музыки. – Кастодия, прогнись еще немного назад. Вот так. И главное – легкая улыбка, не забывай об этом.

Я послушно расплылась в дружелюбном оскале, но благородную леди Клейрон мои потуги не впечатлили.

– Милая, я просила легкую улыбку, а у тебя она какая-то угрожающая. Нежнее, пожалуйста, – укоризненно сказала женщина.

Еще бы, я уже готова растерзать всех окружающих. И в том числе несчастных музыкантов, которые, впрочем, ни в чем не виноваты и вынуждены гонять по кругу уже набившую оскомину мелодию. Но я взяла себя в руки и, на мгновение прикрыв глаза, сделала глубокий вдох. «Давай, Касс. Быстрее сделаешь все как надо, быстрее освободишься», – убеждала я себя. И, изобразив на лице необходимую улыбку, продолжила кружиться по залу, старательно держа спину и считая шаги, вспоминая схему танца.

Раздался скрип открывающейся двери, и кто-то уверенным, четким шагом прошел в сторону леди Клейрон. Посмотреть, кто это явился, было любопытно, но придется дождаться окончания урока, так что следим за наклоном головы и не обращаем на окружающих внимания. И да, улыбаться. Эта улыбка скоро намертво ко мне приклеится. На танцах – улыбка, на этикете – улыбка. Даже с веером когда занимаешься, все должно быть с улыбкой. Легкой и непринужденной. Ей-богу, у меня уже мышцы лица болят. Я столько за всю жизнь не улыбалась.

Но музыка продолжается, а значит, я все так же кружусь в танце и жду, когда уже наши пируэты признают удовлетворительными и наконец отпустят меня.

– Заканчивайте, – донесся голос леди, и музыканты, кажется, тоже с радостью перешли к завершающей части.

Резкий поворот – пышная юбка стремительно закручивается вокруг ног, чтобы тут же вернуться обратно, и я приседаю в глубоком реверансе, благодарю партнера за танец и поднимаюсь с усталым вздохом, встречая слегка непроницаемый взгляд серых глаз.

– Простите меня, Грейблен. Опять вы из-за меня теряете столько времени, – расстроенно покачала я головой.

– Не переживайте, леди, – невозмутимо отозвался пожилой дворецкий, уже месяц прилежно исполняющий роль моего партнера по танцам. – Когда еще выдастся возможность потанцевать с красивой молодой девушкой?

Он улыбнулся, протягивая мне руку, чтобы, как и положено по этикету, проводить меня обратно.

– Завтра и выдастся, – не особо радостно заметила я, вкладывая свою ладонь в затянутую в белую перчатку руку.

Уж не знаю, что со мной не так, но бесконечные танцевальные па и фигуры приводили меня в уныние. Возможно, сказывается первый неудачный опыт бального танца. Нет, я не в обиде на старшего Бриара, он имел полное право выяснить все, что касается его сына. Но неприятный осадок все равно остался. У меня возникает чувство незащищенности в тот момент, когда приходится, отклонив голову в сторону, находясь в чужих руках, доверить кому-то движение. И концентрация как-то сразу теряется. В общем, не по душе мне были все эти танцы. Но куда деваться – пришлось. И этикет углубленно изучать – бесконечные фужеры, вилки и прочие приборы, постигать язык цветов и язык веера, зубрить принятые в высшем обществе замысловатые комплименты, иерархию титулов и еще много чего. Мне даже стало жалко аристократов, столько многочисленных правил им приходилось держать в голове. Хотя, если бы в моей жизни все пошло по-другому, я сейчас тоже была бы знатоком всех этих правил и не особо мучилась их исполнением, просто уже привыкнув к такой манере поведения. А пока все это было тяжеловато.

Отвлекшись от размышлений о своей незавидной судьбе, я обратила внимание на того, кто присоединился к нашим с леди Клейрон занятиям. И с радостью поймала слегка усмехающийся взгляд темных глаз. Дамиан! Ну, хоть один нормальный человек в череде этих бесконечных учителей. За последние полтора месяца я его видела от силы раз или два в неделю. Экзамены у меня принимал старший Бриар, и он же занимался со мной основами некромагии. И по сравнению с психологией преступлений этот предмет ему удалось донести до меня куда лучше. Я была вынуждена признать, что человек он действительно интересный, невероятного таланта и мировоззрения, но в минус к этому – с довольно тяжелым и требовательным характером. А я еще жаловалась когда-то на тиранию его сына… Нет, лорд Клейрон по праву носил звание главного тирана. Такого стремления к полному контролю всего происходящего я еще не встречала. Но как-то мы наладили общение, и я даже получила уникальный пропуск в его личную мастерскую артефактов. Воистину, общий интерес способен объединять любых людей. Так что в целом конфликтов у нас больше не возникало.

Леди Клейрон подтягивала меня по всем светским дисциплинам. А Хран таскал дополнительные учебники по некромантии из темной библиотеки, потому как я желала быть во всеоружии при выходе в высший свет, дабы быть готовой к любым сложностям. В общем, сплошные учителя и учебники. Я даже в академии не тратила столько времени на занятия, причем не только по программе, но и самостоятельные, сколько уходило на все это сейчас. Поэтому в те редкие моменты, когда у Дамиана внезапно освобождалось время и леди Клейрон решала устроить семейный вечер, я оказывалась так измотана, что сразу после ужина, извинившись перед всеми, уползала к себе в комнату спать. В итоге мне так и не удалось ни разу с ним нормально поговорить и выяснить, что сейчас происходит.

Но теперь, похоже, получится наверстать упущенное. Я с трудом сдерживалась, чтобы продолжить идти медленным, степенным шагом, а не сорваться на бег. Наконец Грейблен подвел меня к Дамиану и леди Клейрон и, слегка поклонившись, удалился. Как бы мне ни хотелось тут же накинуться с вопросами на Бриара, сначала требовалось, не теряя благожелательного и умиротворенного выражения лица, выслушать все замечания его матери. Поэтому я, как приличная леди, прежде всего повернулась к ней, выражая внимание.

– Кастодия… – Женщина вздохнула, и я поняла, что и на этот раз что-то не так. – Ты чувствуешь музыку и такт… С технической точки зрения все идеально. Но, милая, танец… это не только техника. Нужна легкость, необходимо проникнуться музыкой. А ты какая-то вся зажатая. Я вижу, что, несмотря на плавность движений, у тебя все мышцы напряжены, словно ты готова в любую секунду кинуться с места и сбежать. Все как-то… механически. Ты улыбаешься, и выражение лица такое одухотворенное, но в целом возникает чувство, что ты не наслаждаешься движением, а мысленно что-то высчитываешь и чертишь схему перемещений множества танцующих фигур. При этом в зале нет никого, кроме вашей с Грейбленом пары. Этим ты меня разочаровываешь.

Еще бы ей не разочаровываться. Все-таки леди тратила на меня достаточно много времени. Но нельзя сказать, что я была неблагодарной ученицей. Я старательно разучивала все движения, да и с техникой разобралась быстро. Но хоть убей – нет у меня этой легкости и чувственности, которой она пытается от меня добиться с таким трудом. По-моему, это вообще не то, чего можно достичь благодаря долгим тренировкам. Либо есть, либо нет. И мне подобные таланты, очевидно, не достались. Так же, как и способность чувствовать себя расслабленно среди большого количества незнакомых и, скорее всего, потенциально опасных для меня людей.

Но упорная леди не теряла надежды добиться от меня необходимой непринужденности, а посему мы продолжали отвлекать дворецкого Грейблена от его непосредственных обязанностей.

– Не переживай, – внезапно вмешался в наш разбор ошибок Дамиан. – Мама просто идеалистка. Я тебя уверяю, что половина присутствующих на балу танцует кое-как и с постными лицами – просто потому, что надо.

– Дейм! – возмутилась леди.

– А вторая половина? – не особо веря в его заявление, поинтересовалась я.

– А вторая – это те, кто действительно наслаждается танцем, а не просто отдает дань этикету и положенному на балах поведению, – признал Бриар, и я печально вздохнула вслед за его матерью.

Вот нужна мне эта легкость. Нужна! В том-то и дело, что я на балу буду для всех изображать молодую неискушенную девочку, не особо привыкшую к роскоши высшего света столицы. И если некоторое смущение и неловкость будут понятны, то равнодушие к самой главной части всех балов – танцам будет выглядеть неестественно. Поэтому мы продолжаем изо дня в день тренироваться.

– Может, просто все дело в партнере? – предположил Дамиан.

– К сожалению, нет, – отвергла я такое удобное для себя предположение.

Леди Клейрон тоже неделю назад решила сменить мне партнера. Результат был не особо утешительным.

– Давай проверим, – с хитрой улыбкой заявил Бриар и протянул мне руку. – Вы позволите?

Опять танцевать? У меня уже ноги гудят!

– Может, не стоит? – умоляюще протянула я, все же вкладывая свою руку в его ладонь.

– Стоит, – уверенно заявил мужчина, выводя меня в центр зала.

Определенно я уже не была так рада его появлению и намечающейся возможности поговорить.

Глубокий реверанс, и его горячая ладонь ложится мне на талию, и я уже почти привычно прогибаю спину, отклоняя голову чуть вбок. Легкий звук скрипки, и мы делаем первое движение. Я стараюсь спокойно дышать и держать в голове все следующие шаги, чтобы не запутаться. Но Дамиан не дал мне сосредоточиться на танце.

– Как твои дела? Как успехи в освоении дара? – поинтересовался он.

 

Пришлось слегка скосить глаза, чтобы удостовериться, что все это он спрашивает серьезно, а не издевается.

– Разве тебе не доложили? – удивилась, позволив намертво приклеенной улыбке стать чуть шире и более издевательской. – Я думала, здесь каждый мой шаг контролируют. Недаром же меня за два месяца пребывания здесь ни разу не выпустили с территории замка. Даже по пляжу погулять.

– Касс… Давай не будем опять начинать. Мы уже все с тобой обговорили. Это временные меры, необходимые для твоей безопасности. И нет, я не слежу за каждым твоим шагом. У меня и без этого достаточно дел. Поэтому я вполне искренне интересуюсь – как твои дела? – повторил он свой вопрос с какой-то усталостью в голосе.

А мне стало чуточку стыдно. Он же не развлекался где-то, а работал. С моей стороны неправильно сразу же кидаться к нему с обвинениями. Просто это затворничество и незнание того, что же происходит с делом моей семьи и что еще удалось выяснить, немного выводит из себя. Я уже искренне улыбнулась, пытаясь сгладить предыдущую грубость, и ответила:

– Нормально. Даже, можно сказать, хорошо. С даром потихоньку разбираюсь. Но боюсь, стать полноценным магом, а тем более некромантом, мне не светит. – Я надеялась, что голос не выдаст моего разочарования. – Слишком маленький резерв, да и дар оказался не совсем стабилен.

– В каком смысле? – напрягся Бриар, чуть крепче сжав мою ладонь в своей руке, но продолжая уверенно вести по паркету.

А я, уже полностью наплевав на приличествующее танцу положение, все же повернула к нему голову, чтобы разговаривать лицом к лицу, а не косить все время взглядом.

– Тебе правда не говорили? – слегка удивившись, спросила тихо.

Мужчина ничего не ответил, лишь сильнее нахмурившись.

– Возможно, дело не в даре, – медленно начала я, – а в моей неопытности или еще в чем, но мои заклинания… Даже самые слабые… Они нестабильны по многим параметрам. Идеальное по своей технике и энергетике плетение может просто развалиться, стоит его активировать. Хотя с моей стороны ошибок в исполнении нет. Бывает, что я выкладываюсь полностью в какое-то энергоемкое заклинание, а оно выходит совсем слабенькое. Или наоборот – вызываю маленький черный огонек, а у меня вспыхивает целое пламя…

Я вспомнила, как на одном из занятий таким вот заклинанием спалила штору и кресло, да и платье слегка. Хотя мы только недавно с лордом Осбеорном замеряли объем моего резерва, и, по его словам, мне просто не хватило бы сил для такого мощного пламени. Но ведь как-то умудрилась же.

– Может, у тебя просто проблемы с контролем? – предположил магистр. – Это действительно не совсем обычно.

Я покачала головой.

– Да вроде нет. Такое чувство, что у меня именно нестабильный дар. Резерв постоянно колеблется то в большую, то в меньшую сторону, поэтому соизмерять силу не получается. Так что не стать мне полноценным магом, – грустно закончила я.

Конечно, неустойчивый дар лучше, чем полное выгорание, к которому я была очень близка. Но меня в то же время не оставляла надежда когда-нибудь в будущем закончить образование. Однако с нынешними способностями получить его мне не светит, да и работать с магией тоже. Радовало одно – умения, переданные мне хранителем, у меня остались. Я все еще могла работать с чужими потоками магии.

– Не переживай, – мягко произнес Бриар. – Такой случай, как твой, – большая редкость. Мы слишком мало знаем, какие последствия от подобной смены магии. Возможно, все идет так, как и должно быть, и со временем стабилизируется. Пока главное, чтобы ты могла контролировать дар и не было случайных всплесков магии на фоне эмоций. Если ты можешь это делать, то пока достаточно. С остальным мы тоже как-нибудь разберемся.

– Надеюсь, – улыбнулась я в ответ.

– А как успехи в учебе? – продолжил выспрашивать магистр.

– Хорошо, – уверенно ответила я. – Если, конечно, не считать мелких недочетов с танцами.

Я непроизвольно скривилась, а потом снова улыбнулась, про себя отметив, что вот мы с ним уже некоторое время танцуем, а прежнего напряжения я не ощущаю. Даже о движениях не особо задумываюсь, просто следуя за Дамианом.

– С этим, как мне кажется, у тебя тоже особых проблем нет, – хитро усмехнувшись, заметил мужчина. – Все же я был прав.

Я, смутившись, отвела взгляд и поспешила перевести тему.

– А как твои дела? – поинтересовалась в ответ, решив наконец задать все интересующие меня вопросы, раз уж выдалась возможность.

Бриар тяжело вздохнул.

– Ничего существенного выяснить не удалось, – помрачнел он. – Слишком давно все это произошло, сложно теперь узнать, с кем виделась леди Адалинда незадолго до кончины. Все же высший свет, слишком много различных мероприятий, где она встречалась практически со всеми семействами. Зато мне удалось расширить агентурную сеть, и теперь в каждом из поместий высших лордов имеется свой человек. Так что нам предстоит долгий и кропотливый сбор информации. Подготовительный этап закончен.

Я, затаив дыхание, подняла взгляд на магистра.

– Это значит…

– Да, – кивнул он. – На следующей неделе мы выводим тебя в свет и начинаем нашу игру.

Внутренняя дрожь прокатилась по всему телу. Хотя, судя по тому, что горячая мужская рука на талии прижала к себе чуть крепче, дрожь была вполне явной.

Начинаем…

Меня охватил азарт. Я устала быть не просто пешкой в этой игре, а слепой. И эта неожиданная поддержка со стороны семейства Клейрон вселила в меня спокойствие и уверенность. Нет, страх за себя, за Дамиана и его родных остался, но уже не был главным. На передний план выступило желание со всем этим разобраться. Я уже не боялась выйти в высший свет и встретиться лицом к лицу со своим противником.

– Ты все еще уверена, что хочешь в этом участвовать? – пристально посмотрев мне в глаза, спросил Дамиан.

Я уверенно кивнула.

– Значит, готовься, – не особо довольный моим решением, вздохнул он, а я просияла довольной улыбкой.

Наконец-то я выйду из этого, несомненно, прекрасного, но уже так надоевшего мне замка. Пусть даже выход этот ведет в настоящий серпентарий со скопищем светских людей и аристократов, для которых я всегда буду чужой.

– Молодые люди, – донесся до меня голос леди Клейрон, – я очень рада, что вы так наслаждаетесь обществом друг друга, но музыка уже давно закончилась.

Мы остановились, и я удивленно огляделась. Музыканты и правда уже закончили играть, а я даже и не заметила за разговором. Леди Клейрон с искорками смеха в глазах и улыбкой на лице наблюдала, как я слегка покраснела и вывернулась из объятий ее сына.

Вот уж действительно заболтались. Протяжно вздохнув, я постаралась вернуть себе спокойствие и степенно направилась обратно к женщине, слыша, как раздаются за спиной шаги Дамиана.

– Дейм, смею надеяться, что ты хотя бы сегодня с нами отобедаешь, – заявила леди Алария, стоило нам подойти поближе. – Или ты опять набегом? Нет, я, конечно, благодарна, что ты не забываешь о нас и хоть изредка показываешься, но все же…

– Не переживай, мама, – улыбнулся магистр, нежно приобняв ее за плечи. – Теперь я буду появляться так часто, что, боюсь, надоем тебе.

– Даже не надейся, – фыркнула женщина в ответ.

– Отец? – короткий вопрос, и столь же лаконичный ответ:

– В лаборатории.

– Дамы, прошу простить, я присоединюсь к вам позже. – Он коротко нам улыбнулся и четким спешным шагом покинул зал.

Я думала, он по какому-то важному вопросу заходил. А так… пришел, смутил меня и снова скрылся. Не понимаю я этого мужчину.

– А сын оказался прав, – задумчиво произнесла леди Клейрон. – Все дело в правильном партнере.

Я недоуменно взглянула на нее, не совсем понимая, что она имела в виду.

– Той самой легкости и непринужденности в танце добиться от тебя вышло только у него, – с искрой смеха в глазах заметила леди.

Я моментально покраснела.

– Но вот танцевать вместе на светских мероприятиях вам нельзя, – закончила свою мысль женщина.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24 
Рейтинг@Mail.ru