Академия в подарок

Лина Алфеева
Академия в подарок

– Твой хозяин сократил срок моего наказания?

Даркан молча вытащил из-за пазухи сложенный вчетверо слегка обгоревший листок бумаги. Мне не нужно было к нему прикасаться, чтобы узнать заметку из «Истринского вестника».

– Повелитель в курсе? – тихо промямлила я.

– Сорок донесений. Только в первый день, – с довольным видом произнёс демон, обернулся к эльфу и протянул руку. – Эвиннель, поверьте: мороженое, пирожное и компот – не те вещи, ради которых стоит умирать.

«Лив, хватай лампу и уходи через портал. Я присоединюсь чуть позже…» – мысленно прошептала я.

На лице крылана появилось обречённое выражение.

«Джинни Джай-Дайз, зря ты не задержалась в Академии. – У меня в голове раздался насмешливый голос Даркана. – Там бы тебе объяснили, как создавать закрытые каналы».

Демон повернул голову к крылану:

– Ливий, берёшь эльфёныша и уходишь через портал, а то, смотрю, он нервный, как бы на геройство не потянуло.

Ливий кивнул и послал мне кислую улыбку. С лампой Эвиннель добровольно расстаться не пожелал. Вместо этого его рука потянулась к мечу.

– Эвиннель, не надо! – только и успела воскликнуть я, как эльф зашатался, рухнул на пол и сладко захрапел. Лампа перелетела к демону. В воздухе образовалась пылающая огнем воронка портала. Сначала в неё втянуло спящего эльфа, затем активно сопротивляющегося Ливия.

– И что дальше? – мрачно поинтересовалась я.

– А дальше, – от тихого вкрадчивого голоса Даркана Шэлгара у меня по коже побежали мурашки, – мне полагаются три желания.

Глава 3

Я шла по проселочной дороге, утопая по щиколотку в талом снегу. Если южная Истра плавилась под жаркими лучами солнца, то на севере, в предгорьях, весна только вступала в свои права. Сквозь жухлую прошлогоднюю листву пробивалась трава. Я покрутила головой в поисках неизменных спутников весны – первых робких цветов – и не обнаружила ни одного. Лес выглядел подозрительно притихшим. Мне же хотелось громко выть от осознания собственной глупости. Я не только дала демону загадать желание, но и позволила выставить дополнительные условия.

Даркан Шэлгар потребовал, чтобы я отправилась в школу магии, расположенную в Северном Аравите. Пока я радовалась и прикидывала, как бы открыть портал, последовало уточнение, что во время путешествия запрещается облегчать жизнь с помощью заклинаний. Ламповладелец перенёс меня к началу маршрута и соизволил сопровождать. Вот я и шагала. В летних туфельках, шёлковых шароварах и тунике без рукавов. Шагала и потихоньку осознавала, что гордой жить тяжело, а упрямой ещё и невыгодно. Хорошо, что элементали не простужаются, а то бы воспаление лёгких было мне обеспечено. Тонкая ткань шаровар намокла и липла к телу. Споткнувшись на ровном месте, я выругалась и сняла давно расклеившиеся туфли.

Неужели Даркан не мог проложить портал напрямую к порогу магической школы? Готова поспорить, что демону захотелось поиздеваться. Нам предстояло достигнуть Аравита через два дня. То есть в перспективе маячила вынужденная ночёвка в лесу и ещё одна на каком-то постоялом дворе. Не знаю, как демон, а я посплю в лампе, на берегу иллюзорного моря. Там тепло, сухо и, вообще, должна же быть от моей темницы хоть какая-то польза?

Вдобавок ко всему я дёргалась из-за Ливия и моего несостоявшегося клиента номер семь. Куда бы ни забросил Даркан крылана, я надеялась, что и Эвиннель разделил его судьбу. В том смысле, что их обоих отправили в одно и то же место. Если за двукрылого духа я переживала лишь слегка – и не из таких передряг выкручивался, – то излишне романтичный эльфёныш всерьёз беспокоил. Я так и не добилась от Даркана, куда же он отправил эту парочку. Точнее, об эльфе я спросила, едва мы вышли из портала, но демон так на меня зыркнул, что я поняла: для Эвиннеля будет намного безопаснее, если я перестану интересоваться его судьбой. С тех пор прошло часа два…

Мой мучитель лёгкой пружинистой походкой шагал впереди и совершенно не обращал внимания на то, что я отстала. Сам-то он переоделся, едва вышел из портала. Униформу Стража Границы сменили чёрные замшевые штаны, тёмно-синяя рубашка и кожаный жилет. И ноги у него наверняка сухие – высокие сапоги и штаны из замши выглядели очень соблазнительно. Как, впрочем, и их содержимое.

– Даркан, постой!

– Что, гордая моя?

– Давай сюда сапоги, – сдалась я, – и штаны…

Даркан остановился и протянул мне сумку. В том, что и мягкие кожаные полусапожки, и штаны из тёмно-коричневой замши придутся мне впору, я не сомневалась. Демон даже о перчатках и накидке не забыл. Осталось решить вопрос с переодеванием. Не светить же голым задом посреди просёлочной дороги?

– Я отойду. Ненадолго, – подхватив под мышку сапоги и штаны, направилась быстрым шагом к темневшим неподалёку зарослям орешника.

* * *

За бесплатным стриптизом наблюдали трое. Не запрети мне Даркан использовать магию, я бы мужиков бандитской наружности за тридцать шагов почувствовала. Теперь же оставалось только по-быстрому натянуть второй сапог и прикинуть, в какую сторону лучше драпать – к демону или же от него. Для меня предпочтительнее был первый вариант, для разбойников – второй. Но они-то об этом не знали.

– День добрый, господа, – на всякий случай решила быть вежливой.

– Слышь, Сенька, девка нас господами величает, – хохотнул ближайший ко мне детина и сбросил на землю заплечную сумку.

– Рыжие, говорят, самые горячие. Ты, девка, не бойся, мы быстро управимся. А ежели ты меня в процессе пару раз хозяином назовёшь, так и того быстрее.

– Джинни, я не могу понять, – из-за кустов донёсся вкрадчивый голос, – лампа у меня, а желания ты чужие исполнять собралась?

Мужики развернулись в ту сторону, откуда доносился голос, но демон уже оказался у них за спиной. Прислонившись к стволу сосны, Даркан ждал дальнейшего развития событий. Расслабленная поза была обманчивой, я чувствовала, что он готовится к нападению. Я вздрогнула и тихо ойкнула: по телу невидимыми змейками заскользило защитное заклинание. Я слышала, что Стражи Границы ещё те перестраховщики, но это уже был явный перебор. Какие-то три разбойника. Сама бы с ними разобралась.

«Без магии? Каким образом? Шишками бы закидала?»

«Убежала бы…»

«Да, Джинни, у тебя это лучше всего получается…»

Я прикусила губу и поморщилась. Все же прав был Ливий, когда говорил, что при разрыве отношения надо выяснять до конца. А то они как сломанный в трёх местах хвост саламандры. Регенерировать он уже не сможет, а новый расти не станет, пока старый не отвалится. Не знаю, Ливу виднее, у него этих «отрубленных хвостов» больше, чем татуировок на крыльях. Я же о своём старалась не вспоминать. Да и времени на раздумья не оставалось. Вместо этого я находила приключения на то самое место, к которому хвосты обычно крепятся. И так последние пять лет.

Ладно, думаем. Магичить мне нельзя, но ведь на частичную смену ипостаси запрет не распространяется?

«Даркан, смотри! То-то сейчас кто-то удивится!»

«Джинни, не надо!» – в голове раздался встревоженный возглас демона, но по моим рукам уже текло багряное пламя. Тёплое. Ласковое. Свободное. Захотелось закрыть глаза и позволить ему охватить меня целиком.

Вопреки ожиданиям, стоящие напротив меня не испугались. На лице Сеньки появилось довольное, хищное выражение.

– Говорил же, что она элементаль, а вы не верили. За огненное сердце нам три тысячи отвалят. – С этими словами мужик вытащил из ножен меч.

Зашипев, попятилась. Вот же вляпалась! И почему они не спешат нападать? Считают, что мне от них не уйти? Выходит, Даркан использовал меня как наживку!

– Извините, мальчики, но у меня на сегодня другие планы, – усмехнулась я и вернулась в лампу.

* * *

Всё произошло очень быстро. Даркан не стал использовать магию. Лязгающий удар меча и следом за ним тихий хрип, переходящий в бульканье. Звук падающего на землю тела. Кто-то громко выругался.

– Нас не предупредили, что придётся сражаться с демоном! – донёсся до меня крик Сеньки. – Открывай порт… – Договорить он не успел.

Я не прислушивалась к звукам боя, не хотела вздрагивать при каждом крике или ударе. Однако на моём море был полный штиль, а я сидела неподвижно и всматривалась в небо, словно могла заглянуть за грань своей темницы.

– Долго же ты искал нас, демон. Мы уже четверых успели… – Картавящий злой голос сменился диким, полным боли воплем.

И тишина…

– Джинни, если ты надеешься, что я погиб и освободил тебя от обязательств, то вынужден тебя разочаровать…

«Ты меня использовал!» – мысленно прокричала я.

«Шансы на то, что они на тебя клюнут, были минимальны. Мы больше шести месяцев не могли выйти на эту группу ловчих… – В словах Даркана чувствовалась усталость. – Мои демоны раз за разом прочёсывали территорию, мы даже пускали по дорогам элементалей, замаскированных под учащихся Северо-Аравитской магической школы – всё без толку. Прибрать мне здесь поможешь?»

«Исполнение второго желания зачтёшь?»

«За последний год они убили четверых. Первой жертвой была дриада этого леса…»

Теперь понятен и запоздалый приход весны, и отсутствие цветов в лесу – он оплакивал свою элементаль.

Выбравшись наружу, я увидела, как закрылась воронка огненного портала. Даркан переправил тела ловчих в Хаос. Даже от мёртвых можно получить информацию.

Осмотревшись, прислушалась. Снова эта звенящая тишина. Втянула в себя воздух, метнувшись к сосне, принялась ворошить опавшую хвою.

– Джинни, что ты делаешь? Думаешь, я стал бы закапывать эту падаль здесь?

– Помолчи! – резко оборвала я демона, отмечая, как при этом зло сузились его глаза. Ага! Первому помощнику Повелителя Инферно, видимо, редко рот затыкают.

Словно бешеная взройка в период гнездования, я разгребала руками землю и наконец нашла то, что искала – крошечный источник энергии. Значит, убитая дриада успела подготовить преемницу.

 

– Ты нашла источник? – поинтересовался стоящий за моей спиной Даркан.

– Да. Теперь осталось найти дриаду.

– Сможешь?

– Не знаю, но попытаюсь. Но для этого нужно, чтобы ты снял запрет на использование магии. Я не хочу, чтобы лампа не засчитала мне выполненное желание, когда мы доберёмся до стен школы.

Даркан Шэлгар присел рядом на корточки и, глядя в глаза, тихо промурлыкал:

– Джинни Джай-Дайз, на сегодня я снимаю с тебя запрет на использование магии. – Причём произнесено это было таким тоном, что стало ясно – с меня хотят снять не только запрет на магию.

А вот это нам совсем ни к чему. После прошлого раза я долго собирала своё сердце по частям.

Мы встретились на границе миров Огня и Воды. Даркан принял меня за нарушителя, я его – за огненного элементаля. И тем сильнее было моё удивление, когда он последовал за мной в Аквамир, на дно океана. В течение четырёх дней мы успешно притворялись: я старалась не замечать, что он ни разу не элементаль, он делал вид, что верит в мою водную ипостась. Всё закончилось вполне предсказуемо – нас накрыли Стражи Воды. Потом последовал дипломатический скандал. О том, что я окрутила первого помощника Повелителя Инферно и Лорда Хаоса, заставив забыть о прямых обязанностях, узнало всё Инферно. Мне было очень стыдно и неловко, два дня носа из собственных покоев не высовывала, а когда всё-таки вышла, узнала, что Даркан вернулся в Хаос. Меня же в этот мир отчим не пускал, стражи порталы ещё на этапе создания перекрывали.

Мне стало так горько и обидно. Мало того, что Шэлгар сбежал, так ещё и туда, куда мне хода нет. В этот же день я покинула Огненный Чертог и поступила в Академию Магии. И всё же у меня до сих пор перехватывает дыхание, едва я вспоминаю эти тёмные, словно сама Бездна, глаза. Я точно знаю, что в моменты страсти они меняют цвет, и я по-прежнему мысленно тону в их лазурной синеве. В синеве, в глубинах которой полыхает тёмное пламя.

На губах Даркана появилась понимающая улыбка. Я вскочила на ноги и попятилась.

– Даркан, нам вообще-то надо заниматься поисками дриады. Чем позже она приступит к исполнению обязанностей, тем сложнее лесу будет восстановить свои силы.

– Понимаю. Ищем дриаду, – весело усмехнулся демон и самым наглым образом начал наступать на меня. Пара шагов, и я оказалась прижата спиной к дереву. Если хотя бы шаг сделает – спрячусь в лампе. И может потом ехидничать хоть всю дорогу до Аравита.

– Меня не надо искать, – справа раздался тихий мелодичный голос.

Мы одновременно повернули головы и увидели стоящую на поляне девочку. Из одежды на ней было только лёгкое платье из листвы вечнозелёного клинолиста. Светлые волосы до плеч завивались задорными кудряшками. Зелёные, как первая весенняя трава, глаза смотрели на нас насторожённо.

– Ты пряталась в потоке? – догадалась я.

Дриада кивнула:

– Талия приказала мне оставаться в нём, пока лес не будет очищен. – По щеке элементали потекла слеза, дриада вытерла её ладошкой и повернулась к Даркану. – Я знаю, что вы убили ловчих, которые унесли сердце Талии. Если вам удастся его найти…

– То я верну его лесу…

– Спасибо. – Девочка улыбнулась нам на прощанье, топнула ножкой и исчезла.

* * *

Даркан решил заночевать на той же поляне, где произошло сражение с ловчими. Вдруг тот, которому поставляли сердца, придёт проверить, что же стало с его охотниками. По мне так он вряд ли совершит подобную глупость, но демон не хотел упускать и малейшую возможность выйти на след заказчика.

Четыре убийства элементалей, произошедшие в одном регионе. Обычно ловчие так не поступают. Слишком велик риск самим превратиться из охотников в объект охоты. Они начали с убийства дриады. Шаг сам по себе очень странный. Лес, лишённый Хранительницы, обязательно привлечёт к себе внимание. Или же они этого и добивались?

– Даркан, расскажи мне о школе в Северном Аравите. Если я не ошибаюсь, в ней обучаются стихийники. Преимущественно люди.

– У тебя устаревшие сведения, – последовал уклончивый ответ.

– А сам-то ты что там забыл?

– Думаю, это очевидно.

– Нет, я сейчас не говорю про охоту на ловчих. Какое отношение ты имеешь к магической школе?

– Академии. С недавних пор учебное заведение изменило статус.

Я пожала плечами. Лично я в подобных нюансах не разбиралась. Меня выгоняли исключительно из Академий, но вряд ли в обычной школе я бы продержалась намного дольше. Демон явно не желал отвечать на мои вопросы, ну и пускай. В любом случае наши пути скоро разойдутся.

Даркан принялся молча расстилать на земле спальный мешок. Обычный мешок из плотной непромокаемой ткани, с тёплой шерстяной подкладкой. Не понимаю, к чему эти заморочки. Прекрасно же может спать голышом на снегу и даже не чихнёт.

– Это предложение? – насмешливо поинтересовался он, не поворачивая головы.

Нет, это просто издевательство какое-то!

– Так! По-моему, нам надо прояснить один момент! Я не страдаю склерозом и прекрасно помню, что у нас что-то где-то когда-то было. Но это не даёт тебе права шарить у меня в голове!

– Что-то? – От рёва демона у меня зазвенело в ушах. Спальный мешок превратился в горстку пепла, которую вскочивший на ноги Даркан пнул ногой.

– Где-то? – Он смазанным пятном метнулся ко мне.

В следующее мгновение я снова оказалась прижата спиной к дереву. Даркан уперся ладонями в ствол по обе стороны от моей головы и навис надо мной.

– Когда-то? – возле моего уха раздался тихий вкрадчивый шёпот. – По-моему, кому-то надо срочно освежить воспоминания.

Не нужно – я и так помню. Ладно, сам захотел. Закрыла глаза, и от нахлынувшего видения перехватило дыхание.

Ледяной грот. На стенах и потолке мерцают разноцветные искры. Над небольшим озером поднимаются клубы пара. Скольжение. Медленное. Чувственное. Голова Даркана прижата к моей груди. Руки сжимают бёдра, помогая мне парить над водой…

– Прекрати! – Демон схватил меня за плечи и встряхнул.

– Это было незабываемо…

Даркан с подозрением посмотрел на меня, словно искал в моих словах подвох, наконец на его губах появилась загадочная улыбка.

– Можем повторить. Правда, лучше сначала получить у духов льда право на посещение Застывшего озера.

– Было мило с их стороны подождать, пока мы закончим…

– Думаю, их просто вогнал в ступор вид оттаявшей святыни…

– Скорее кипящей, – фыркнула я.

– Джинни, – мягко произнёс Даркан, – позволь мне поцеловать тебя.

Привстав на цыпочки, я первая потянулась к нему. Легко коснулась губ и попробовала отстраниться, но Даркан схватил меня за плечи и рывком прижал к себе. Я прикрыла глаза, вдыхая его запах, пряный, терпкий и такой знакомый. Горячие губы скользнули по моим губам, и так было просто утонуть в этом обжигающем вихре ощущений, забыть обо всём и перейти черту снова. Поцелуй становился глубже, жарче, огненная дорожка спустилась по подбородку, шее… С тихим стоном я открыла глаза. Понимала, что это всего лишь проверка, но не смогла устоять и еле слышно выдохнула:

– Даркан Шэлгар, твоё второе желание исполнено…

Падение на мокрый снег нельзя было назвать ни мягким, ни приятным. Не успела я прийти в себя, как Даркан оказался рядом. Лёгкий тычок в грудь не дал мне подняться и сопровождался довольно-таки болезненным укусом за мочку уха.

– Как ты считаешь, Джинни, мне стоит загадать последнее желание прямо сейчас? – от чуть хриплого шёпота по телу пробежали мурашки.

Я заколебалась всего лишь на мгновение. Демон навис надо мной, губы изогнулись в презрительной улыбке:

– Джинны – древнейшие создания среди духов. Не думал я, что, удостоившись чести примерить на себя личину джинна, ты решишь заодно освоить и древнейшую профессию.

От обиды перед глазами всё поплыло. Пусть заметка в «Истринском вестнике» вышла двусмысленной, но она не давала Даркану права намекать, что желания своих клиентов я исполняла лёжа на спине. Да я бы никогда не пошла на такое! Не буду плакать. Стиснув зубы, попыталась удержать всхлип… Не вышло. Зажмурившись, я вернулась в лампу.

* * *

Ночное небо гремело и грохотало, огненные молнии рассекали чернильную высь от края до края, заставляя меня каждый раз вздрагивать. Да когда же Даркан успокоится? Он уже больше часа вызывал меня из лампы, но я не горела желанием продолжать разговор о горизонтальных плоскостях. Поудобнее устроившись в гигантской двустворчатой раковине, заменявшей мне сегодня постель, попыталась прислушаться к убаюкивающему шелесту прибоя. Бесполезно! После очередного громового раската и вспышки молнии в небе зависли огненные буквы: «Надо поговорить». От удивления я подскочила на матрасе. Моё ложе зашаталось, а позади раздался подозрительный скрежет. Я едва успела растянуться на постели, как крышка раковины захлопнулась. Вот и поэкспериментировала на сон грядущий! Но, самое неприятное, в кромешной темноте проступили всё те же рунические загогулины. Подняв палец вверх, я вывела в воздухе печатными буквами: «Нет». Когда слегка смазанные огненные символы появились под сообщением Даркана, я со стоном откинулась на подушку. Теперь Шэлгар меня точно в покое не оставит. Очередной громовый раскат, от которого даже раковина задрожала, только подтвердил моё предположение. Я приоткрыла створку, набросила на себя покрывало и приготовилась внимать «посланиям с небес».

Штормовой ветер стих, сменившись лёгким бризом. Тишина оглушила. На мгновение показалось, что я попросту оглохла. Я спрыгнула с постели, прошлась босыми ногами по тёплому песку, не сводя взгляда с неба. Неужели Даркану надоело полировать мою лампу? Одинокая вспышка прорезала небо, и над морем замерцали огненные буквы: «Приятных снов, Джинни».

Глава 4

Даркан бросил меня в лесу! Страх комком снега забрался за шиворот и растёкся ледяными ручейками по спине. Выбравшись утром из лампы, я не обнаружила ни малейших признаков ночёвки демона на поляне, ни свидетельств вчерашней схватки на ней. Выпавший за ночь снег скрыл все следы. Я даже не смогла определить, в какую сторону направился Шэлгар, или же он попросту открыл портал. Согласно озвученному желанию Даркана я должна была добраться до Северного Аравита, так что застрять посреди леса мне не грозило. Хоть какой-то плюс. Точнее, единственный. Магией для исполнения желания демона я воспользоваться по-прежнему не могла.

Вернувшись в лампу, на мгновение задумалась о том, чтобы послать Даркана и его желание в Бездну. Ливий же должен меня искать? Верно? Крылан обязательно найдёт способ со мной связаться, а потом мы вместе, в четыре руки, отыщем и мою лампу. Звучало так заманчиво…

И всё-таки Даркан меня бросил! Не забыл, не потерял, а именно оставил в лесу, как ненужную вещь. Со слов Даркана я знала, что Северный Аравит находится в двух днях пути. Зря я не уточнила, какой способ передвижения демон имел в виду. Решено! Стану придерживаться дороги, а там, если повезёт, выйду к постоялому двору. При мысли о трактире рот наполнился слюной и в животе заурчало. Картошечки бы тушёной с мясом да морковью, а главное – побольше. Но картошечки никто за красивые глазки не выдаст.

Мне требовалось универсальное средство для обмена, которое любой узнал бы с первого взгляда… или вздоха. Сноп злынь-травы мягко шлёпнулся с небес, и тут же иллюзорный пляж окутал вполне настоящий сладкий дурманящий аромат. Быстренько оборвав мелкие желтоватые стебельки, разложила их досушиваться на солнце. За пучок травки мне любая знахарка двадцать серебряных монет отсыплет. Да и на постоялых дворах корешки спросом пользуются. Если настоять корешки на спирту и добавить сок померанца, выйдет отличное опохмеляющее средство. По себе знаю, Ливия как-то пришлось отпаивать. Что бы я без него делала… Но на этот раз, похоже, придётся выкручиваться в одиночку.

Пока моя нетрадиционная денежная единица находилась в стадии дозревания, занялась сбором сумки. Когда у тебя богатый опыт кочевой жизни, то перечень необходимого невольно выучишь наизусть. Не хватало только мешочка с монетами, так что вся надежда была на удачную продажу злынь-травы. В противном случае до самого Аравита придётся жевать ржаные сухарики. Требовать от лампы чего-то поизысканнее не рискнула – пустая трата времени, а терять его не хотелось.

* * *

Сперва я бежала. Как только в боку закололо, перешла на быстрый шаг. Солнце ещё стояло высоко в небе, а с севера уже подул стылый, промозглый ветер. Весеннюю хлябь тут же подморозило, и дорога превратилась в каток. Я надвинула капюшон на лоб и надела перчатки. Как же я тосковала по знойной Истре! Угораздило же меня так вляпаться. Надо было в первый же день нажать на Ливия и уговорить загадать желания. Тогда бы демону ничего не обломилось. Даркан заставил меня пешком добираться до Северного Аравита, а сам даже позлорадствовать не остался. Ловчие пойманы, но желание-то отменить нельзя. Вот мне и предстояло его исполнить в полном объёме и согласно первоначальной формулировке. А в ней не было ни слова о том, что Шэлгар обязан составить мне компанию.

 

Когда в лесу резко потемнело, я решила, что у меня перед глазами мушки скачут из-за усталости и нервотрёпки. Первая упавшая на нос снежинка убедила в обратном: со зрением всё в порядке, а вот с погодой не повезло. Не успела я об этом подумать, как снег повалил стеной. Сделав пару шагов, я поняла, что в скором времени не смогу различать дорогу. Ледяной ветер бил в лицо, щёки и нос щипало, а потом я и вовсе перестала их чувствовать. Уставшие ноги скользили при каждом шаге, сбитые колени ныли – я уже столько раз шлёпалась на землю, что они наверняка покрыты синяками. Обморожение мне не грозило, а колени пройдут до утра. Элементали не болеют и не стареют, а в скорости регенерации с нами никто не сравнится. Главное, вернуться вовремя в поток, соответствующий родной стихии. Бездна забери Даркана с его запретом на использование магии!

Выпрыгнувшую на дорогу рысь я сперва не заметила, ей пришлось зарычать, чтобы привлечь моё внимание. Застыв, принялась рассматривать невесть откуда взявшуюся кошку. И в кого я такая невезучая? Нет, я не боялась, что рысь набросится, – дикие звери никогда первыми не нападают на элементалей.

– Чего тебе, рыся? – осторожно поинтересовалась я. В ответ зверь прищурил жёлтые глаза и мотнул головой в сторону, давая понять, что мне придётся сойти с дороги.

– Р‑р‑ядом! – выдавила зубастая пасть. Я лишь растерянно хлопала глазами. Вдруг показалось?

– Ты перевёртыш?

Вместо ответа рысь громко клацнула зубами, и из глубины звериной глотки донеслось:

– Скор-рей!

– Хорошо, киса, идём, – сдалась я; рысь тут же отпрыгнула в сторону и затрусила в глубь леса.

– Эй! Помедленнее!

Серебристо-серое чудовище замерло, повернуло голову и недвусмысленно зарычало. Поспешно вскочив на ноги, я заскользила следом.

Метель набирала силу. Ветер выводил свистящее, завывающее крещендо в верхушках вековых елей. Часть меня с тоской прислушивалась к разгулу стихии и рвалась ввысь. Другая же продолжала канючить и напоминать о шэлгаровском дополнительном условии. Мысленно велела обеим заткнуться и сосредоточиться на том, чтобы резвее перебирать ногами. Я бы давно потеряла перевёртыша из виду, но он словно чувствовал, когда стоит сбавить темп, а когда, наоборот, выдать порцию стимулирующего рыка.

Мелькнувший среди деревьев огонёк я сначала приняла за галлюцинацию. От ветра слезились глаза, да и так легко обмануться в метель, высмотрев сквозь снежную завесу то, что хочется увидеть. И всё-таки рысь вывела меня к жилью. Им оказался добротный бревенчатый домик в два этажа, и что самое приятное – из трубы тонкой струйкой поднимался дым. Я уже вовсю предвкушала горячий ужин и тёплую постель, когда почувствовала формирующийся рядом с домом сумеречный портал. Он означал, что кто-то из находящихся в доме не переживёт эту ночь. Всхлипнув, попятилась и услышала низкое рычание перевёртыша.

– Прости, я не смогу помочь.

Рысь пригнула голову к земле, прижала уши, а потом быстро взглянула на меня и завыла. Надрывный, протяжный рёв разнёсся по лесу, и мне стало так стыдно, ведь я расписалась в собственном бессилии заранее, даже не выяснив, что же произошло. Утерев слёзы, я побежала к входной двери.

На первом этаже я задерживаться не стала. Сбросила в сенях сапоги и накидку, шагнула в горницу, а там быстро обмыла руки и лицо в деревянной лохани и рванула вверх по лестнице. Толкнув тяжёлую деревянную дверь, ухватилась за косяк. В полумраке, при единственной свече, на широкой кровати сидела простоволосая девушка и кормила грудью малыша. Второй карапуз сладко посапывал на коленях. Я задрала голову к потолку – сумеречный переход не исчез, более того, мог открыться в любой момент, но ни роженица, ни её дети не походили на тех, кому суждено уйти за Грань.

– Вечер добрый, с новорождёнными вас, – смущённо пробормотала я.

– Вас привёл Тагир? – Девушка мягко отняла ребёнка от груди, ловко подхватила второго и уложила обоих в широкую колыбель.

Хозяйка дома оказалась худенькой, светловолосой, с осунувшимся лицом и темными кругами под глазами.

– Я шла за … серебристой рысью. – Уточнять, что рысь – перевёртыш, не стала.

Женщина ловко зашнуровала платье на груди и набросила на плечи шерстяной платок.

– Пожалуйста, спасите моего ребёнка…

Я недоуменно уставилась на колыбель. Спящим малышам ничего не угрожало.

– Не здесь. – Женщина подвинула подушки, и я увидела стоящую за ними корзину. В ней лежал крошечный рысёнок.

Перевёртыши рожают в звериной ипостаси. Народившиеся малыши в течение суток должны самостоятельно принять человеческий облик, но у этого крохи попросту не хватало сил.

– Спасите его. – В низком гортанном голосе отчётливо проскользнули угрожающие нотки.

Я подошла к постели, опустилась на колени и погладила белоснежную мягкую шёрстку. Рысёнок был таким крошечным, у меня сердце защемило от жалости.

– Я не умею исцелять. – Слова давались с трудом, будто песка наглоталась. – Я всего лишь…

Перевёртыш перепрыгнула через кровать и, отпихнув меня к стене, подальше от рысёнка, принялась обнюхивать.

– Запах не как у элементали Земли, слишком много жара, – проревела она.

Ответить я не успела. Острые когти вспороли рубашку на плече. Я взвизгнула и выпустила в лицо бешеной мамаши сноп искр. Чтоб я хоть раз ещё на чей-то зов о помощи откликнулась! Хозяйка дома заскулила совсем по-звериному, но руку с плеча не убрала.

– Порождение Бездны! – прорычала она и начала покрываться шерстью.

Вот придурочная! Тут каждая секунда на счету, а ей подробности моей биографии подавай.

– Из Инферно я, из Огненного мира, а Бездна расположена в Хаосе, – прохрипела я, пытаясь отодрать когти от руки. Мне и так придётся сейчас себе шкуру подпортить, чтобы успеть за рысёнком в Сумеречный мир, а тут ещё и молодая мать чудит.

Дверь в спальню распахнулась и ударилась о стену. На пороге возник разъярённый самец-перевёртыш.

– И ты поможешь моему ребёнку, или, видят духи, я сам затолкаю тебя в Бездну! – взревел мой проводник.

Издевается, что ли? Сам привёл, а теперь ещё и угрожать надумал? Ярость огненной саламандрой пробежала по венам.

– Я не целительница! – прокричав, почувствовала, как по рукам течёт пламя. Перевёртыш взвизгнула, убрала когти и отскочила в сторону. Я же стряхнула с кистей огонь и уставилась на безутешных супругов.

Хозяин дома был выше жены на полторы головы, крупный, широкоплечий, того и гляди, рубаха на груди лопнет. Он стоял, широко расставив ноги, и смотрел исподлобья. Такой не станет деликатничать и царапаться, а оторвёт голову ударом лапы. Взглянула в сторону рысёнка, попробовала достучаться до его родителей:

– Я понимаю, вам обоим пришлось несладко: предыдущую Хранительницу леса не уберегли, нынешняя никак в силу не войдёт, и новорождённый норовит за Грань ускользнуть… Но либо вы сейчас выйдете из комнаты и позволите мне попытаться его спасти, либо готовьте брёвна для погребального костра!

Услышав мои слова, женщина побледнела и прижала руки к груди. Глаза её спутника загорелись желтоватым огнём. Ситуацию спасли малыши: проснувшись, заревели в голос. Мать тут же кинулась к ним и вынесла колыбель из комнаты. Отец покидать спальню не торопился, видимо, не мог решиться оставить меня наедине с рысёнком.

– Я не целительница, но постараюсь помочь. Однако вы не должны заходить в комнату до наступления рассвета. Выбирай быстрее. Как только портал откроется, я должна быть начеку, или душа малыша ускользнёт в поток до того, как я сама окажусь на Границе.

Перевёртыш повернул голову в сторону корзины, лицо мужчины исказила гримаса боли, словно в этот самый момент он прощался с малышом. Наконец хозяин дома кивнул и покинул спальню.

Едва дверь закрылась, я метнулась к сумке и вытащила из неё мешочек со злынь-травой. Как чувствовала, что она мне ещё пригодится. Заморачиваться насчёт дозировки не стала, а сунула в рот весь стебель целиком и даже корешок проглотила, только земля да песочек с родного пляжа на зубах заскрипели. Подействовало сразу, я даже пританцовывать начала. Хорошо, что никто из родителей рысёнка не заглянул, а то весь ритуал бы загубили. Вряд ли вид довольно урчащей, пошатывающейся элементали, прижимающей к груди острый ритуальный нож из чароита, внушил бы им доверие.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23 
Рейтинг@Mail.ru