Академия в подарок

Лина Алфеева
Академия в подарок

Глава 7

Перевёртыши не думали расходиться. Я по-прежнему торчала посреди костра, прикидывая, не будет ли чересчур невежливо, если без предупреждения уберусь восвояси. Свою-то задачу я выполнила. Сияющая Киара давно скрылась в доме – пошла укладывать малышей в колыбель. Правильно, нечего им, словно котятам, в одной корзинке спать.

Из костра я выходила осторожно, придирчиво выбирая, куда бы поставить ногу на следующем шаге. Миновав перевёртышей, направилась к дому. Я уже прошла половину пути, когда, оступившись, слегка покачнулась, и тут же кто-то заботливо поддержал под локоть. Повернула голову, и слова благодарности замерли на губах.

– На этот раз я вас поймал… – не произнёс, а буквально промурлыкал светловолосый перевёртыш, тот самый, который предлагал мне поупражняться в полётах. При этом локоть он держал крепко, слишком крепко для дружеской поддержки. – Ваше появление в нашем лесу стало настоящим чудом, ниспосланным богами.

– За последние сутки в вашем лесу произошло немало чудес: явление Хранительницы, рождение малышей у Киары…

Рысь прикрыл глаза и шумно втянул воздух:

– Весна, она наконец-то возвращается. Чувствуете?

– Конечно, я же одна из дочерей Богини Земли.

– Хотите, встретим эту весну вместе?

Я замерла, не ожидая настолько прямого предложения. Втайне надеялась, что его не последует вовсе, что перевёртыш передумает или его остановит Даркан. Я не понимала, почему демон всё ещё не вмешался. Тем временем рука рыся, ненавязчиво так, переместилась с локтя на талию. Я нашла взглядом Шэлгара. Он находился возле крыльца и с безмятежным видом наблюдал за происходящим. Нет, вариант «моя и через плечо» меня совсем не устраивал, но нельзя же так спокойно смотреть, как его…

«Как кого, Джинни?» – Вкрадчивый вопрос сопровождался таким взглядом, что по телу разлилась горячая волна.

«Как чьего?» – второй вопрос заставил меня застыть в растерянности. Неужели я это подумала?

«Убирайся из моей головы! Это нечестно! Ты не оставляешь мне выбора, я не могу решать, что показывать тебе, а что нет!»

«Выбор, Джинни, его-то я тебе и предоставил…»

Скосив глаза на ожидавшего ответа перевёртыша, осознала, что Даркан не станет мешать. Даже если решу прогуляться с рысем в лес, демон не попытается меня остановить. Ему что, совсем всё равно?

– Я всего лишь проводник воли Богини. Она привела меня в ваш край, но ритуал завершён… Признаться, я отдала больше, чем собиралась. Прошу прощения, но мне надо отдохнуть…

– Неправда! – Мужчина взглянул на меня исподлобья. – Ты пахнешь как самка, нашедшая свою пару.

Я опустила глаза и покраснела. У перевёртышей открытое обсуждение интимных вопросов в порядке вещей, но мне стало откровенно неловко, ведь Даркан слышал каждое слово. Попыталась скинуть руку перевёртыша с талии. Не вышло. Рысь просто не хотел видеть очевидного.

– Уверена, весна ещё подарит вам возможность обрести свою спутницу, но на мой счёт вы заблуждаетесь, – говорила твёрдо, но голову так и не подняла. У перевёртышей свои заморочки по поводу зрительного контакта. Каждый из взглядов имеет своё значение. Знакомый наг как-то пытался объяснить нюансы, но безуспешно. Для себя я уяснила: при общении с тем, у кого имеется звериная или птичья ипостаси, лучше вообще в глаза не смотреть. Так безопаснее. Лучше рискнуть показаться слабее, чем переоценить собственные силы.

Выяснить, удалось ли мне убедить перевёртыша, я не успела. Меня приподняло над землёй и быстро переместило в сторону, только лапа рыся по бедру скользнула. Возникший на моём месте демон сохранял невозмутимый вид. Светловолосый посмотрел на меня, потом перевёл взгляд на Даркана, силясь определить, кто из нас двоих инициировал перемещение. Демон усмехнулся в стиле «понятия не имею, как это произошло, да её тут раньше и не стояло…».

Намёк прошёл мимо. Точнее, пролетел со свистом, потому как любитель экстремальных полётов в исполнении элементалей попытался обойти Шэлгара и приблизиться ко мне. Я и рот раскрыть не успела. Удар под дых заставил перевёртыша согнуться пополам. Не дав ему прийти в себя, демон приподнял его за шиворот, как котёнка, встряхнул и отбросил в сторону.

– Эй! Даркан, полегче! – Я бросилась к распростёртому на земле перевёртышу, но низкорослая худощавая женщина, так похожая на Киару, преградила мне путь:

– Не вмешивайся.

Я осмотрелась и совсем приуныла – члены стаи взяли нас в кольцо. Конечно, рукопашную демон против перевёртыша не каждый день увидишь. Нет, я поражаюсь: они действительно собираются дать этим идиотам пустить друг другу кровь на той самой поляне, где недавно завершился ритуал посвящения рысят? Я не сомневалась, что Даркан не станет прибегать к магии в схватке, но всё равно переживала за перевёртыша. Как-то подозрительно тот лежал на земле без движения. Вдруг его Даркан слишком сильно стукнул? Сильно! Очень сильно! Потому что рысь пружинисто вскочил на ноги и начал покрываться шерстью. Нет, так не пойдёт! Не позволю!

Рванула вперёд – и снова передо мной возникла та же женщина. Интересно, это мать Киары или её старшая сестра? Я откровенно плохо определяю возраст теплокровных на глаз. Слишком быстро они меняются, да и сияние ауры у них по большей части связано с внутренней духовной силой или магическим резервом, а никак не с возрастом, как у элементалей. Странные существа эти теплокровные, такие интересные и непонятные до конца. Наверное, именно поэтому Радужный мир так меня притягивает.

Женщина сурово поджала губы и покачала головой:

– Учись верить в своего мужчину.

– Да ладно уже, Кира, дочь Стихий твоего внука спасла, а ты вместо благодарности журить её начала, – вклинилась коренастая круглолицая молодка. – Только посмотри, как трясёт бедняжку.

Стоящие поодаль женщины-перевёртыши засуетились и обступили меня. Кто-то накинул на плечи пуховый платок. Нет, спасибо, конечно, но теперь же ничего не видно! Попробовала встать на цыпочки и вытянуть шею, но меня заботливо подхватили под руки и потащили к дому. При этом рот у Тиоры, так звали молодку, не закрывался ни на секунду:

– Ножки босые, трясёшься, как тростиночка на ветру, совсем себя не пожалела.

– Это всего лишь отток энергии, скоро восстановлюсь, – пояснила я, а у самой зуб на зуб не попадал.

– Конечно, восстановишься, – расплылась в улыбке седая старушка, идущая по левую руку. – Отдохнёшь, отмоешься, откушаешь. Нет, не сюда. Мы тебе на конюшне бадью с горячей водой приготовили.

Я споткнулась на ровном месте. Тиора на мгновение смутилась, а потом защебетала:

– Посудите сами, в доме три младенца, вдобавок члены семьи пожаловали с дальнего края леса. Ночевать останутся. Вам на конюшне будет намного удобнее. Там у Тагира хорошо: травы сушатся, сено мягкое, а лошадок мы в сарайчик перегнали.

– А лошадок зачем выселили? – с подозрением произнесла я, и вновь женщины замешкались с ответом. Ладно, от младенцев отселили, но лошадям-то я что могла сделать? Обижаться решила молча, хотя женщины продолжали беспрерывно щебетать. Говорили в основном о чудесном спасении младшенького. Наверное, хотели сделать мне приятное.

Мы обогнули дом и подошли к просторной конюшне. Понятия не имею, зачем перевёртышам держать лошадей. Понимаю ещё корову или козу. Из соседнего сарайчика донеслось протяжное мычание, подтверждающее, что хищники-рыси тоже любят молоко. Позади раздались громкие мужские возгласы – что бы ни происходило на полянке, перевёртыши были явно в восторге. Тревога неприятно кольнула сердце. Хотела потянуться мысленно к Даркану, но одёрнула себя. Не до меня ему сейчас. Да и чего я беспокоюсь? Он же демон и Страж Границы. Что ему перевёртыш, если приходится сдерживать монстров из Хаоса от вторжения в Огненный мир? И всё равно тревожно…

Погружённая в размышления, дотопала до конюшни. Тиора распахнула двери, я сделала пару шагов и застыла… Помнится, перевёртыши упоминали, что подготовили для меня горячую воду, но увиденное превзошло все ожидания. В глубине конюшни, позади трёх стойл, стояла ванна, настоящая деревянная ванна с бортиком и приставной скамеечкой. От воды поднималось облачко горячего пара. Восхищённое «ух ты!» быстро сменилось подозрительным «откуда?».

– Наша фамильная реликвия, – со смехом пояснила мать Киары. – Прабабка моя родом из Северного Аравита, а как замуж вышла, в Заповедный лес без любимой ванны переезжать наотрез отказалась. В остальных семьях матери дочерям пяльцы любимые передают, обереги да книги с рецептами, а у нас вот, ванна переходящая.

Я улыбнулась и вежливо кивнула, на поддержание разговора сил не хватило. Мысленно уже сидела в ванне и перебирала расставленные на бортике баночки и бутылочки. Больше всего мне хотелось поинтересоваться содержимым высокого кувшинчика, снять с подноса белую салфеточку…

– Чего застыла? Смелей! – Тиара стащила с моих плеч платок и подтолкнула в спину.

– Мы тут тебе покушать приготовили, – засуетилась седовласая старушка. – Еда простая: пирог с рисом и мясом, немного вина. Элементали ведь едят пироги? – обеспокоенно уточнила она.

– Едят! – твёрдо объявила я.

В нынешнем состоянии я была готова съесть даже салфетку. От слабости дрожали колени и звенело в ушах. Как бы намекнуть, что элементали и ванну принимают в одиночестве? Обижать никого не хотелось, но толпа за спиной начинала нервировать. Нет, я понимала, что большинство перевёртышей, кроме прежней Хранительницы, других духов природы не встречали. Я бы с удовольствием познакомилась со всеми членами стаи и по возможности удовлетворила воистину кошачье любопытство рысей, если бы чувствовала себя хоть чуточку лучше.

Меня спасла Кира: гаркнула что-то низкое и рычащее, и спустя несколько секунд на конюшне помимо меня остались лишь она, Тиора и седовласая старушка.

– Расшумелись кумушки, будто галки перед дождём, – недовольно проворчала последняя. – А ты не смущайся, отдыхай. Никто до утра не побеспокоит. Я уж прослежу, чтобы и близко никого рядом с конюшней не оказалось.

 

– И я присмотрю, – подхватила Тиора. – Не суди их строго. В нашем лесу обычные-то путники редко бывают, а элементали и того реже.

В воздухе повисло неловкое молчание.

В отличие от Тиоры старушка оказалась догадливее. Сердечно улыбнувшись, она привстала на носочки и быстро расцеловала меня в обе щёки, я даже шарахнуться в сторону не успела.

– Отдыхай, деточка, и ещё раз спасибо тебе за малыша.

Я еле нашла силы, чтобы кивнуть в ответ. Крепкие объятия встряхнули не хуже электрического разряда, сердце радостно подпрыгнуло в груди, ловя отголоски чужого счастья.

* * *

Пирог закончился до обидного быстро. Только что золотистая корочка похрустывала при каждом укусе, пышная сдоба таяла на языке, а сочная рисово‑мясная начинка заставляла урчать от наслаждения, как бац… гастрономическое волшебство исчезло, оставив на память несколько крошек. Вздохнув, переключила внимание на высокий глиняный кувшинчик. Я особа не то чтобы привередливая, но лучше бы перевёртыши лишний кусок пирога выделили. С тоской взглянула на мисочку ещё раз и потянулась к кувшину. Ого! Вина рыси не пожалели. Понятно, из духа природы, питающегося чистой энергией, я в их глазах превратилась в существо, следящее за фигурой и злоупотребляющее алкоголем. С другой стороны, если вспомнить, что я на полянке вытворяла, тут не только на алкоголь грешить станешь…

Налила полный кубок, пригубила. Ух! А перевёртыши знают толк во вкусненьком! Вместо ожидаемой кислятины, так уважаемой ценителями вин, в кувшине плескалась сладковатая, с лёгкой горчинкой вишнёвая наливка. Сделав глоток, блаженно откинула голову назад и зажмурилась. Я ощущала себя гарпией, добравшейся до цветущей амброзии. Как там сказали перевёртыши? Никто до утра не побеспокоит? Вот и славненько. Потихоньку приговорила полный кубок и спохватилась, только когда рука потянулась за добавкой. Нет, так не пойдёт. Вздохнув, решила поставить кубок на бортик… и промахнулась. Коварное очертание ванны стало размытым, а пузырёчки на стульчике удвоились. Привстав на коленях, протёрла глаза и часто-часто заморгала. Численность пузырьков вернулась к исходному количеству, зато от остывшей воды поднялось облачко пара. В теле появилась странная лёгкость, чувства обострились, дыхание стало тяжёлым. С подозрением покосилась в сторону ни в чём не повинного кувшина. Нет, вино тут совершенно ни при чём. Шлёпнувшись обратно в ванну, обхватила колени руками и замерла, прислушиваясь к звукам леса. Где-то рядом на лужайке резвились олени, да и белочкам было уже хорошо. Низкое довольное урчание заставило меня покраснеть до кончиков ушей и поспешно нырнуть под воду. Так некстати вспомнились взгляды, которыми обменивались юноши и девушки у костра. Не хочу я этого слышать и чувствовать! Совсем не хочу. Это даже хуже, чем подглядывание!

Стихийная эманация – штука опасная, а в моём случае ещё и обоюдоострая. Элементали стихии Земли живут эмоциями, но улавливать чужие у меня выходило крайне редко. Видимо, полярный Воздух давал о себе знать. Сработать на передачу удалось лишь дважды, да и то в глубоком детстве.

Как-то Повелитель Инферно и Лорд Хаоса долго пытался выяснить, с чего это обитатели Огненного Чертога весь вечер улыбаются и хихикают невпопад. Лично посетил кухню в надежде разобраться, какую смешинку проглотили его подданные за ужином. Остатки трапезы тщательно проверили на содержание внеплановых добавок. Особо пристально изучали жаркое из грибов и картофеля. Никто и внимания не обратил на одну чрезвычайно довольную жизнью элементаль, отмечавшую пятый день рождения.

Во второй раз природная способность нимфеи одаривать окружающих эмоциями сработала, когда я сунулась в катакомбы, расположенные под замком. Проняло всех, включая демонов из личной охраны Повелителя. На поиски излучателя, подкинутого неизвестным врагом, бросили всю стражу. Члены мобильных отрядов тряслись, обливаясь потом, дружно клацали зубами, параллельно подбадривая друг друга пинками и зуботычинами. Под влияние стихийной эманации, от которой не спасали блокирующие амулеты, попали и элементали, и демоны. В это время я усиленно искала выход из подземного лабиринта, и мне было очень и очень страшно. Точнее, я была в ужасе от одной только мысли, что не смогу выбраться на поверхность. Вот этими воистину незабываемыми ощущениями я щедро делилась со всеми, кому не посчастливилось оказаться поблизости.

Откинувшись на бортик ванны, призадумалась. Что же такое произошло сегодня на полянке? Почему-то казалось, что проведённый ритуал затронул не только обитателей Заповедного леса. Что-то изменилось во мне самой. Оставалось понять, что именно…

Рука снова дёрнулась в сторону кувшина. Конечно, на трезвую голову думать не так интересно. «Ну, так вкусная же наливочка: тягучая, пряная, и градусы практически не ощущаются…» – самым наглым образом принялась соблазнять наиболее гурманистая часть меня. И кому какое дело, что я в нетрезвом виде искрю, будто зажжённый фитиль? В конюшню всё равно до утра никто не сунется. Вон даже лошадок вывести догадались.

Мм-м… Вкуснятина-а…

Проявила чудеса выдержки и выпила только половину, рассудив, что вымыть пьяную голову такими же пьяными руками будет сложновато. Отставив кубок, потянулась за пузатеньким флакончиком из темного стекла. Крышечка не поддавалась. Я её и крутила, и ногтём поддевала, и даже зубами прикладывалась – бесполезно. Фух, это издевательство какое-то! О! Она, оказывается, в другую сторону крутится, то есть вертится. Нет, это пузырёк бессовестный кружится, а ещё и прыгает. Стой, зараза мелкая! Эхх, ушёл, то есть утонул…

Встав на четвереньки, принялась шарить руками по дну ванны. Цыпа-цыпа-цыпа… На поверхности воды стремительно образовались хлопья пены, в воздухе запахло ромашкой и сандалом. Перевернувшись на спину, принялась лениво перебирать руками. Красота! Расслабляет не хуже вина. Помнится, у меня в кубке немного оставалось. Обалдеть, когда я всё выпить успела? Схватила кувшинчик и потрясла. Ага, а тут ещё что-то плещется и булькает. Громко так булькает, я бы сказала, бурлит. Нет, это не кувшинчик. Бездна! Откуда в ванне столько пены?! Стой! Горшочек, не вари! Мы так не договаривались!

Куда там, пена, словно дрожжевое тесто, продолжала подниматься, того и гляди из ванны на пол белыми хлопьями начнет вываливаться. Вода подозрительно забурлила, а потом от неё повалил пар. Окажись в таком кипятке нормальный человек – сварился бы заживо, но я‑то не человек и не то чтобы нормальная.

– Да куда ты лезешь-то?! – чуть ли не плача прикрикнула я на утекающую через бортик ванны пену. Та явно издевалась: шипела, пузырилась и переливалась всеми цветами радуги. Вряд ли перевёртыши обрадуются, обнаружив поутру в конюшне мыльный потоп. От клокочущей поверхности оторвался радужный пузырь и взмыл под потолок, за ним последовал второй, третий, четвертый… Хихикая, шлепнулась обратно в ванну. Пены в той заметно поубавилось, зато под потолком у меня появилось собственное «небо» из мыльных облачков. А что это они неподвижно висят? Не‑е‑е, так неинтересно. Я сильфида или кто?

Вытащив ногу из воды, начала вращать ступнёй. Пузырики выстроились в одну линию и принялись добросовестно летать по кругу, потом пронеслись петляющей змейкой и наконец нарисовали в воздухе знак бесконечности. Красота! Так, сколько у меня ещё вкусненького осталось? Протянула руку к кувшину, но тот почему-то взлетел в воздух, вспыхнул огнём и лопнул, разлетевшись хлопьями пены.

Допилась…

Неожиданно позади раздалось насмешливое:

– Джинни, думаю, тебе уже хватит.

Охнув, попыталась уйти под воду. Той осталось в ванне ровно половина, но я очень старалась. В результате удалось спрятать лишь то, что чуть ниже шеи и гораздо выше колен. Правда, и Даркана я теперь не видела – взгляд был направлен в потолок.

– И как тебя только перевёртыши пропустили? – проворчала я и услышала в ответ злое:

– Так ты знала, что их будет несколько?

Это он о чём или о ком?

– Вызовов!

Я приподняла голову и обомлела. Это какая ж зараза посмела?! На щеке Даркана алели две глубокие царапины, рубашка на груди висела клочьями, торс перевязан потемневшими от крови бинтами. Я не сомневалась, что раны под ними требовали усиленной регенерации. Сколько я тут провалялась? Час-полтора? И всё это время…

Вскочив на ноги, выпрыгнула из ванны и понеслась к двери. Меня перехватили по дороге магией, довольно-таки ощутимо встряхнули и оставили болтаться в воздухе.

– И куда ты собралась?! – прорычал демон. На краю сознания мелькнула обида: «Чем я подобный тон заслужила?», – но я удавила её в зародыше. Я была злая и жаждала крови!

– Убивать недобитых! Чтобы я позволила каким-то блохастым кошакам поднимать лапу на моего мужчину!

Меня опустили на пол. Аккуратно так опустили. А потом в конюшне стало тихо. Очень тихо. Я даже окружающий лес ощущать перестала, а всё потому, что кое-кто опутал стены сетью заклинаний. И дверь не забыл. И окна. Всё, кажется, я влипла!

– Признаниям, сделанным под влиянием алкоголя, верить нельзя, – быстро проговорила я.

– Согласен, – абсолютно серьезным тоном подтвердил Даркан, а я застыла, не зная, радоваться мне или обижаться. Определиться с выбором не успела, поскольку вдогонку прозвучало:

– И поэтому мне остаётся только одно: проверить на практике…

– А давай подождём более подходящего момента? Посуди сам: ты – ранен, я – упитый неадекват.

– Компот, Джинни. В кувшине был всего лишь вишнёвый компотик.

Я недоверчиво хмыкнула. Как будто я наливку от компота отличить не могу, да и собственная реакция на алкоголь была вполне узнаваема.

– Приправленный толикой магии, – коварно уточнил Даркан. – Для придания соответствующего запаха… и вкуса.

– Какого-какого вкуса? – пролепетала я, потому что ко мне всё-таки подкрались. Более того – начали обнимать. Осторожно, едва касаясь плеч, спины, словно боясь спугнуть. Горячие губы слегка прикоснулись к основанию шеи. Обернувшись, бросила быстрый взгляд на Даркана, и сердце защемило от нахлынувших эмоций. В тёмных глазах демона было столько нежности и ласки. Я провела рукой по щеке, чуть ниже свежих царапин.

– Мне так жаль…

– А мне ни капли. – Даркан перехватил мою руку и поднёс к губам ладонью вверх. Лёгкий поцелуй отозвался в теле приятной дрожью. Щёки опалил огонь смущения. Я поспешно спрятала лицо на плече демона, обвила руками шею и тут же громко пискнула – на выдохе грудную клетку обожгло огнём. Тут-то до меня и дошло…

– Спалился, да? – невозмутимо поинтересовался Шэлгар.

Ну как сказать…

Рука соскользнула с шеи демона, в мимолётной ласке коснулась плеча, а потом легла на перебинтованную грудь и слегка надавила… Демон чуть вздрогнул от боли, меня же едва не скрутило пополам.

– Да! Спалился! – объявила я, как только снова смогла дышать. Хотела рассердиться и не смогла. Да и как можно сердиться на того, кто полностью тебе открылся? Я зажмурилась, впитывая эмоции, исходящие от Даркана. Беспокойство. Сожаление. И снова безграничная нежность.

– Всё-таки вишнёвый компотик? – буркнула я, уставившись себе под ноги. Это хорошо, что я только чужие эмоции улавливаю, своими делиться уж точно не готова.

– Вишнёвее не бывает…

– А как же пузырики? – прошептала я и покраснела. Мыльное свидетельство собственного неадеквата продолжало парить под потолком.

– Ты не представляешь, что вытворяли у костра перевёртыши.

– Хороводы водили? – хихикнула я, поняв, к чему клонит Даркан.

– Хороводы и вариации на тему рунических символов.

Выходит, я всего лишь опьянела от чужих эмоций повышенного градуса. Лес самым активным образом отмечал явление новой Хранительницы. Я вспомнила сложную гамму чувств, заставившую меня вспыхнуть до корней волос и залечь на дно ванны – некоторые предпочитали радоваться в узком, можно даже сказать, интимном кругу.

Мягкая серебристая ткань легла на плечи, я тут же запахнула её на груди, а вот спасибо сказать не успела:

– Идём. – Меня взяли за руку и потянули в конец конюшни, туда, где виднелась лестница на второй этаж.

– Зачем?

– Поговорить надо, – хмыкнул Даркан и задумчиво почесал в затылке. – Только знаешь, как-то не так я себе это представлял…

– Общение с эманирующей нимфеей?

– Угу. Вроде того, – буркнул демон и принялся взбираться по лестнице.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23 
Рейтинг@Mail.ru