Секс-тюрьма. Наказание, насилие, пытки

Лили Рокс
Секс-тюрьма. Наказание, насилие, пытки

– Плетьми ее! – последовал приказ. – А ты, – обратился он к ней, смотри мне в глаза!

Измученное тело девушки выглядело настолько мертвым, что, казалось, она уже умерла, но ее сердце все еще билось.

Один из мужчин начал бить ее плетью. Она закричала, что было сил, но не чтобы призвать на помощь, из-за боли. Настолько неимоверная была боль, когда он попадал по кровоточащим ранам.

Алиса с изумлением и ужасом наблюдала и за происходящим представлением и за тем, как Павел реагирует на все это. Каждый удар плетью оставлял глубокие следы и из тела начинала литься кровь.

Не понятно, из чего были сделаны эти плети, но казалось, что они рассекали тело до нескольких сантиметров в глубину за один раз. Многие из присутствующих не стыдясь своего хозяина, начинали дрочить снова и снова.

– Ты мне что-то хотела сказать, мелкая выскочка? – спросил Павел, как только девушку перестали бить.

Она испуганно смотрела на него и отрицательно покачала головой.

– Уже не такая смелая? – усмехнулся он, – Подведите ее ко мне! Принести расширитель!

Чья-то рука схватила ее за волосы и потащила к Павлу, а в следующую секунду мужчина засунул ей в рот гладкий конусообразный металлический предмет, похожий на громадное стоматологическое кольцо.

Девушка уже не сопротивлялась, она обреченно смотрела на своего главного мучителя и уже явно не надеялась на чудо. Судя по ее реакции, она даже не предполагала, что ей вставили в рот и для какой цели.

Павел был уже на взводе и хотела оттрахать эту малышку в рот, тем самым показать ей свое превосходство, именно для этого он вставил в рот кляп с круглым кольцом-расширителем, чтобы пленница не укусила его за мужское достоинство.

С этим металлическим помощником она теперь вообще не могла сомкнуть зубы, и ее широко открытый рот теперь выглядел в глазах Павла настолько привлекательно, что он еле сдерживал свои желания кинуться на нее немедленно и оттрахать ее горло.

Ему хотелось перед этим хорошенько помучить ее. А потом она будет покорно принимать его член. Все замерли в ожидании начала представления.

Павел грубо лапал ее за лицо и ухмылялся, смотря на нее сверху вниз. Весь его вид говорил о том, что она “попала”.

Простояв так полминуты, девушка почувствовала, как у нее сводит скулы, а изо рта засочилась слюна, стекая на пол. Слюна бесконтрольно текла по подбородку, возбуждая Павла еще больше.

Не в силах больше сдерживать себя, мужчина схватил пленницу за голову двумя руками и потянул к себе. Одним движением он и вогнал свой член в ее мокрый рот, громко выдыхая от наслаждения.

Проталкивая агрегат, как можно глубже, он ощущал, как головка касается каждого хрящика, как глотка сопротивляется и рефлекторные движения пленницы буквально выталкивают незваного гостя из себя.

Девушка выла и билась в судорогах, но из-за фиксатора ей не удавалось сомкнуть челюсти, и ей приходилось терпеть насилие своего главного мучителя, делая все возможное, чтобы не задохнуться.

Эти резкие, наглые и глубокие движения Павла, вызывали рвотный рефлекс. Ее страшно выворачивало и она боролась до последнего, чтобы утихомирить свой организм.

– Расслабь горло! – грубо приказал Павел. – Легче будет скользить!

Она послушалась его и постаралась максимально расслабить свое горло, отчаянно подавляя рвотный рефлекс. Член входил в горло, разрывая все на своем пути. Несчастная вырывалась из последних сил, задыхалась и откашливалась. Каждый раз, когда он вгонял в нее своего монстра, ее горло раздувалось до невероятных размеров. Было видно, что его размер явно не для ее рта.

Алиса не видела глаза несчастной, потому что в этот момент та была к ней почти спиной, но видела раздувающейся кадык и ей казалось, что Павел своим членом просто разорвет бедняжке горло.

Посмотрев вокруг, Алиса встретилась глазами с другими пленницами, которые тоже вынуждены были смотреть на этот кошмар. Все, как одна, с ужасом смотрели представление. В их глазах читался шок и недоумение.

Павел светился счастьем, он трахал свое жетву, словно пытался дотянутся членом прямо до ее желудка, а когда девушка начала задыхаться, и ее глаза закатились, она ощутила, как в этот момент член у нее в горле начал пульсировать, а руки мужчины сжали ее голову еще сильнее. Поток спермы заполнил ее горло и рот.

– Забирайте ее с собой и развлекитесь, как следует! – улыбнулся Павел охранникам.

– Спасибо, босс! – послышались восторженные возгласы. Блюющую спермой Павла девчушку сразу же подхватили несколько рук и поволокли куда-то наверх, прочь из тюрьмы.

Алиса проводила ее печальным взглядом. Страх снова сковал ее тело.

“Что они с ней сделают? Она же уже еле жива! Она просто затрахают ее до смерти!”

– Этих можно развязать! – приказал Павел одному из санитаров. – Всем отдыхать! Завтра сложный день! – объявил мужчина и удалился.

Где лучше?

Алиса долго лежала на своей жуткой кровати и не могла уснуть. Злой человек ушел, показательное выступление закончилось. Камера слева пустовала… Куда увезли ее несчастную соседку, над которой производилась столь жуткая и длительная пытка – было непонятно. Оттого становилось еще страшнее.

Несмотря на то, что ничто не сковывало движение, неприятное ощущение на запястьях и щиколотках все же уверенно держалось, словно там до сих пор что-то висело и стягивало.

Мир вокруг казался более чем нереальным, если бы где-то в соседних камерах не раздавалось глухое рыдание. Именно эти звуки и возвращали каждый раз в суровую действительность, не давая окочательно сойти с ума.

Не в силах больше лежать, она встала и начала ходить из угла в угол. Нужно было что-то делать, как-то выбираться отсюда, но как? И что, если в следующий раз этот злобный мужчина выберет именно ее?

Страх не давал ей думать, ноги передвигались с трудом, все тело было словно ватное.

– Что ты делаешь? Сядь! Ты привлечешь его внимание! И тогда он снова придет! – услышала она голос рядом с собой и вздрогнула. Оглянувшись на соседнюю камеру справа, она не сразу увидела сидящую в углу девушку. Та словно сливалась с серой стеной, сидя на заднице, обхватив колени и положив на них голову.

До этого Алиса не замечала в этой камере никакого движения и почему-то решила, что там никого нет.

– Как давно ты здесь? – Алиса подошла вплотную к решетке и посмотрела на пленницу.

– Сядь и закрой лицо, идиотка! За тобой наблюдают по камерам! – грубо прошипела девушка, не поднимая головы.

Алиса испуганно села на пол, имитируя позу собеседницы и опустила голову, слегка поглядывая в сторону.

– Сколько ты здесь? – снова спросила она.

– В этой камере, как и все, только-только, но я была здесь раньше.

– Когда раньше? – удивленно спросила Алиса.

– Перед открытием сюда заселяли девушек из его гарема, мы здесь провели несколько дней. А вообще – я здесь уже достаточно давно, чтобы понимать, в какой мы жопе.

– Тут есть еще пленницы? У него свой гарем? – с ужасом начала расспрашивать Алиса, весь этот цирк настолько пугал ее, что она была рада поговорить хоть с кем-то, кто может прояснить ситуацию.

– Ох, подруга, ты охренеешь, сколько нас тут… – грустно произнесла девушка и замолчала.

– А как тебя зовут?

– Ольга…

– А меня Алиса!

– Не могу сказать, что мне очень приятно познакомиться, – с иронией добавила новая подруга.

– Как долго ты живешь у этого человека?

– Не знаю, – честно ответила Ольга, – Здесь время течет по иному. Иногда дни пролетают, как часы, а порой один день – как год. Особенно, когда с тебя живьем сдирают кожу.

От этих слов у Алисы сжался желудок. Скорее всего собеседница так жестоко шутит, но все же, ее голос вызывал жуткий страх.

– Нас не выпустят? – снова спросила Алиса с надеждой в голосе.

Собеседница ответила не сразу, только глухо засмеялась:

– Отсюда одна дорога – в крематорий!

Алиса снова ощутила приступ тошноты и головокружение. Ей до последнего казалось, что есть свет в конце тоннеля, а теперь получается, что она найдет здесь свою смерть. А ведь она только-только начала жить. Еще столько планов не реализовано. Еще не успела пожить!

– Вечером придут делать укол, – внезапно снова начала вещать соседка.

– Что за укол? – непонимающе спросила Алиса.

– Не перебивай, это очень важно! – снова прошептала Ольга, – После этого укола постарайся поспать, он тебя расслабит, не обращай внимания на то, что происходит вокруг тебя, не реагируй ни на что. И периодически женщина будет предлагать таблетки после кормежки… Бери – не спорь, клади под язык, а как только она уйдет – вытаскивай и прячь под раковиной.

– Зачем?

– Так надо! Потом мне отдашь…

– Не понимаю, что за таблетки?

– Успокоительное, галлюциногены, не знаю, наркота наверное какая-нибудь.

– А тебе зачем?

– Нужно… Чтобы уйти отсюда. – неуверенно добавила девушка.

– Хочешь отравиться? – с ужасом переспросила Алиса и не выдержав, подняла голову и пристально посмотрела на собеседницу.

Стало реально страшно, неужели, все настолько плохо, что Ольга выбрала такой выход из ситуации?

– А там, в гареме, лучше, чем здесь? – внезапно спросила Алиса, пытаясь понять, есть ли место, где с ней будут обращаться получше, чем в этой тюрьме.

– Везде плохо! – оборвала Ольга. – Тут везде – как повезет. Не привлекаешь внимание хозяина – меньше трогает. Чем-то выделилась, считай стала любимчиком. Поверь, к любимчикам у него особое отношение.

Внезапно дверь темницы открылась и кажется, все находящиеся в камерах превратились в слух. Один из санитаров вел на поводке тощую полуголую девку. Ее затравленный взгляд говорил о том, что она вообще не понимает, что с ней происходит.

Он быстро снял с нее наручники и ошейник и грубо затолкал ее в свободную камеру, ту самую, слева от Алисы, где еще совсем недавно была несчастная жертва Павла.

 

Ее судьба до сих пор была неизвестна, и Алису это угнетало еще больше. Санитар закрыл камеру на ключ и быстро удалился.

Светлая красивая девушка продолжала стоять, как вкопанная, тупо озираясь по сторонам.

– Ну вот, новая кровь, – торжествующе заверещала Ольга.

Алиса вздрогнула от ее голоса.

– Что ты такое говоришь? А где та девушка, которая была до нее в этой камере?

Холодный пот прошибал ее снова и снова, а голос дрожал, но Алиса старалась держать себя в руках и не сдаваться.

– Я не Ванга, – грубовато отозвалась Ольга, – Но могу сказать точно: если на ее место притащили новую девчонку, значит та уже не жилец.

– Что это значит?! – шепотом испугано произнесла Алиса, глядя на новенькую, и чувствуя, как дрожат колени, – Они каждый день будут пытать и убивать одну из нас, а потом заселять новыми девушками? Что это за жуткое место?!

– Привыкай! Мы здесь – куски мяса! И молись, чтобы быстро сдохнуть! – тихо прошипела Ольга и встав с пола, пошла в сторону кровати.

– Скоро придут делать уколы, – не оборачиваясь, бросила она. – Помни, что я тебе сказала про таблетки!

– Хорошо, – буркнула Алиса, размышляя, что она может сделать с полученной информацией и можно ли выжить в этой ужасной тюрьме?

Она поплелась к свой кровати и села на нее, краем глаза разглядывая новенькую. Та продолжала озираться по сторонам, а потом ее взгляд упал на Алису. Каким-то образом, им удалось обменяться ужасом, творящимся в их головах, без слов.

Блондинка внезапно побежала в сторону кровати, где еще совсем недавно лежала другая пленница и залезла под кровать. Сейчас Алисе это казалось очень глупо, хотя от Павла она сама пряталась именно таким же образом.

Нет, от этого монстра им не спастись. Он будет убивать их одну за другой и для Алисы есть только слабая надежда, что он сказал ей во время их мимолетной встречи: у него на нее особые планы… Что бы это значило?

Страх… Он полностью сковал все тело, не позволяя сделать безболезненный вздох. Глаза Павла никак не выходили у нее из головы, и при воспоминании о нем сразу же сводило скулы.

Как и обещала Ольга, в помещение зашла какая-то полноватая женщина в белом халате с каталкой, в сопровождении двух санитаров-шкафов. Они заходили в камеры и медсестра делала уколы, после чего девушек укладывали на кровати.

“А что если оттолкнуть ее и выскочить? Эти амбалы огромные, но неповоротливые… Вдруг удастся проскользнуть? А что там наверху?” – мысли Алисы метались с дикой скоростью. Но когда в комнату вошли эти трое, она сразу же поняла, что бежать некуда.

После укола сразу же стало хорошо и тепло, по всему телу разлилось какое-то беспричинное спокойствие, даже захотелось улыбаться. Весь мир показался розовым сном.

Последнее, что Алиса помнила, это как ее укладывали в постель, дальше она лишний раз не могла пошевелиться, или просто не хотела?

Как только медсестра с сопровождающими покинула пределы видимости, в помещении отчетливо раздался голос Павла:

– Итак, дамы! Завтра у вас сложный день. Начинается работа и всем вам придется попотеть. Для некоторых из вас это будет день искупления, ведь после этого вы сможете выполнить свое женское предназначение и умереть со спокойной совестью!

Голос Павла растворялся где-то вдалеке. Тело начинало скручивать, челюсть не слушалась, было сложно глотать слюни. Сознание словно раздвоилось, но при этом казалось абсолютно нормальным. Этот парадокс почему-то смешил Алису.

Последнее, что крутилось у нее в голове, это просьба Ольги оставить ей таблетки. Но ведь никто не предлагал ей никаких таблеток? А потом внезапно над головой возник образ Павла. На этот раз она испытала жуткий страх.

– Эту пока не трогать, я присмотрюсь, возможно, будем переводить, – услышала она его громогласный голос. Второй голос отозвался эхом где-то рядом. Но вот слов Алиса уже не могла разобрать.

Она что-то хотела сказать, но челюсть совершенно не слушалась да и пошевелиться она не могла, тело словно ей не принадлежало. А затем наступила темнота.

Проснулась она от судорог и с трудом встала с кровати. В соседних камерах разворачивалось целое представление!

Она с ужасом уставилась на происходящее в камере блондинки. Та громко кричала, но помимо нее кричала еще и другая девушка, где-то из другого конца тюрьмы, поэтому все сливалось в общий гул. Алиса попыталась оглядеться, но внезапно почувствовала сильное головокружение и стала медленно сползать на пол.

На время она словно уснула, и казалось, была в отключке не менее нескольких минут, но затем опять проснулась от громкого крика. С того момента, как она, обессиленная, вырубилась, рухнув на холодном бетонном полу, ничего не изменилось. Пузатый мужчина в соседней камере привязывал окровавленную грудастую блондинку наручниками к решетке.

А после, выставив перед ней своеобразную «машинку» на колесиках, состоящую из 10 шипастых дилдо разной длины и ширины, принялся методично насаживать жертву на «орудие пыток». При каждом резком движении по внутренней поверхности бедер бедняжки начинала течь струйка густой, темной крови.

Жертва была уже почти мертва. Лишь только медленно вздымающаяся грудь выдавала тот факт, что в теле блондинки еще теплится жизнь.

Алиса поняла, что проспала на полу, скорее всего, не менее получаса, потому что события разворачивались явно уже давно.

В камере напротив 3 здоровенных амбала с огромными, твердыми членами терзали худенькую и тщедушную, еще совсем юную девушку. Ежеминутно награждая ее ударами хлыстов, они смеялись и слизывали кровь, струящуюся по телу. А после имели ее втроем. Один яростно водил членом в ее полости рта, и запуганная девчушка совершенно ему не сопротивлялась. Они полностью сломили ее!

Пока один абмал наслаждался ее ртом, два других агрессивно насиловали раздраженное анальное отверстие и уже залитую кровью и спермой, промежность.

Расстояние до этой камеры было довольно приличное, между ними была пустующая арена, и все детали картины разглядеть было довольно проблематично. Даже несмотря на то, что там включили яркий свет.

Эта картина была жуткой и вызывала тошноту, но Алиса никак не могла отвести глаз. Это жуткое зрелище завораживало ее и заставляло еще больше трепетать от страха.

– Вот… Именно о ней я Вам и говорил, – суетливый надзиратель заводил в камеру справа очень противного и с виду дряблого старичка.

Алиса только успела посмотреть направо и увидела, как эти двое общаются в камере Ольги, а сама обитательница сидит возле кровати на холодном полу, и искоса смотрит на них.

Разглядев гостя соседки, Алиса отметила про себя, что мужчина не вызывает доверия. Какой-то низкорослый пожилой мужчина с перекошенным лицом. Этот тип явно здесь, чтобы не поговорить с пленницей…

“Неужели, он будет сейчас заниматься с ней секосм?” – почему-то пришла жуткая мысль в голову Алисы. Хотя происходящее вокруг уже должно было бы дать ей представление о том, что это за место и что тут уже нечему удивляться.

Старик был настолько омерзителен, что было противно даже подумать о сексе с таким как он.

– Я вас оставлю, если будут сложности, просто позовите и я приду.

– Она не опасна? – с недоверием спросил старик.

– Наши девушки совершенно безопасны, – охранник подошел к Ольге, наклонился и ударил ее по лицу со всей силы. Та сразу же сжалась в комок и задрожала. – Видите? Можете делать все, что хотите.

Алиса старалась не показывать вида, что смотрит. Нельзя было привлекать внимание, но взгляд то и дело метался в ту сторону. Ей было жаль блондинку, жаль ту девушку, которую сейчас избивают три амбала и конечно же жаль эту грубиянку Ольгу, которая явно не заслужила такой участи.

Старик быстро разделся и предстал перед своей жертвой во всей красе. Почти все одутловатое брюхо было покрыто слипшимися от грязи седыми волосами.

– Посмотри на меня, девочка! – ласковым тоном произнес старик. Ольга недоуменно подняла на него глаза.

Судя по ее расширившимся зрачкам, мужчина вызвал у нее ужас. Его волосатый живот был похож на старый ковер, который уже давно пора вынести на помойку. А на яичках волосы и вовсе скатывались в комки. Запах от старпера исходил соответствующий. Ольгу чуть не вырвало, глядя на этот маскарад.

Алиса отвернулась, чтобы успокоиться, ей не хотелось видеть, что будет делать этот подонок с ее новой подругой.

Внезапно послышались негромкие крики и стоны боли. Алисе очень хотелось посмотреть, но она уговаривала себя, что лучше лежать и игнорировать все происходящее. Но когда крики стали еще громче, она все-таки открыла глаза и посмотрела на происходящее там.

Мужчина был практически голым. Видавший виды, размякший член, более похожий на огурец, описывал в воздухе круги при каждом движении. В руках старикан держал огромную бритву, с которой уже стекала алая кровь.

– А ты ничего – зловеще прошептал визитер – Пожалуй, ты то, что нужно.

Ольга не кричала. Она просто стояла перед ним с опущенной головой и судорожно дышала. С ее тела капала кровь, но откуда именно, Алиса не видела. Может потому, что боялась приглядываться более пристально.

В соседней камере слева началась возня. Блондинку куда-то увозили на каталке. Алиса при виде несчастной чуть не вскрикнула, вовремя закусив губу. К горлу снова подступил ком, снова появилось чувство нереальности происходящего.

Садиста в камере уже не было и Алисе показалось странным, что она даже не заметила, куда он делся, ведь еще недавно он там пытал блондиночку, а сейчас санитары уносят ее бездыханное тело.

Когда надзиратель ушел, гремя ключами, Алиса снова испытала жуткий страх. Что-то ей подсказывало, что сегодня с ней ничего плохого не случится. Она помнила слова Павла, что он к ней будет присматриваться, но что это может значить? Может быть, будет нечто еще страшнее, что смерть покажется сказкой?

В камере справа снова послышалась возня, Алиса устремила туда взгляд. Мужчина вел ходил по камере и бормотал что-то странное. Ольга все это время продолжала стоять, как вкопанная, но затем извращенец внезапно повернулся к своей жертве и направился к ней.

Ольга вздрогнула и попятилась. Старикашка продолжая что-то верещать, уверенно размахивал бритвой. Казалось, что он вот-вот отрежет ей сосок. Его член начал твердеть и увеличиваться на глазах. Ольгу шатало, она еле стояла на ногах. Чем больше она пятилась от старика, тем радостнее тот становился и тем больше увеличивался его член.

Ольга вплотную подошла спиной к решетке и уперлась в нее. Алиса не видела ее лица, но зато теперь совершенно отчетливо видела старика с бритвой, видела его безумный взгляд.

Его член теперь уже не был похож на сморщенный отросток непонятного овоща, он теперь бодро стоял и был довольно приличного размера. Алиса удивилась. В возбужденном состоянии он выглядел более, чем внушительно.

Он размахивал руками, пугая свою жертву, но не касался ее. Ольга, прижавшись к решетке, пыталась вдавиться в нее как можно больше, но это было физически невозможно. Наконец, бритва коснулась ее кожи и резкий крик оглушил Алису. Бритва распорола кожу где-то в районе груди и по телу побежала кровь.

Старик заключил девушку в свои цепкие лапы и принялся методично облизывать ее. А после, резко развернув Ольгу к себе спиной, прокричал:

– Раздвинь ягодицы немедленно!

Не зная, чего ожидать, та повиновалась. Разряд нестерпимой боли пронзил ее анус.

В глазах застыл ужас и недоумение, но также во взгляде Ольги Алиса прочитала смирение. Эта девушка уже многое знает и готова была к такому.

– Теперь двигайся – прошептал старик, вновь замахнувшись бритвой.

– Черт, он же порвет ее! – подумала Алиса, видя несчастную соседку, которая от боли вытаращила глаза, пока мужчина сзади пыхтел, скользя по ее телу бритвой.

Некоторые его движения руки были плавными и не причиняли вреда, лезвия просто скользила по коже, не причиняя боли, но порой он замахивался и бил несчастную. Ольга вскрикивала каждый раз, когда на коже оставались глубокие порезы.

Ее тело поднималось и опускалось в такт движениям таза старика. Она как игрушка повисала на его огромном и невероятно мощном члене. Руками она отчаянно держалась за решетку и смотрела куда-то вдаль. Иногда Алисе казалось, что Ольга смотрит прямо на нее, но потом понимала, что в этот момент подруга не видит ничего перед собой.

Мучитель продолжал трахать и водить бритвой по ее телу, оставляя время от времени порезы. Ольга каждый раз реагировала на это и громко кричала, пытаясь вырваться, но цепкие руки старика не отпускали. Он вошел во вкус.

Крики, казалось, доносились отовсюду. Алиса закрыла руками уши, но вокруг стоял такой шум, что абстрагироваться было невозможно. Она перевела взгляд на ту камеру, где трое амбалов избивали и насиловали хрупкую девчонку. В той камере было еще жарче.

 

Пока Алиса не наблюдала за ними, там появилось еще несколько мужчин разного возраста и телосложения. Они, также как и трое предыдущих, принялись терзать тело жертвы, используя при этом разные приспособления.

Алиса всматривалась, пытаясь разобрать, что за устройство используют мужчины для пыток. Это была какая-то жуткая огромная установка, чем-то похожая на ту, которую использовали для пытки блондинки, только еще более громоздкая.

Огромные дидло входили в нее сразу в три отверстия, разрывая бедняжку на части. Когда она потеряла сознание, окровавленную девушку сняли с фаллоимитатора и положили на холодный пол.

Алиса не видела уже почти ничего, потому что мужчины обступили свою жертву. Они методично дрочили и кончали на ее бездыханное тело. Когда они разошлись, сперма смешивалась с кровью и заливала все вокруг.

– Скучаешь, красавица? – внезапно Алису кто-то окликнул. Она почувствовала, как медленно холодеет изнутри ее кровь. Подняв глаза, она увидела пристальный взгляд старика. Тот продолжал трахать Ольгу, но его внимание было устремлено на Алису.

Он сделал еще несколько движений в анусе Ольги и скинул ее на пол. Она с грохотом упала, словно мешок картошки, больно ударившись.

– Мы еще не закончили, – старик резко поднял ее тело, – Веселье в самом разгаре.

Все происходящее дальше Алиса не видела, потому что сползла на пол и уткнулась носом в колени, пытаясь стать как можно незаметнее. Больше всего бы ей хотелось сейчас раствориться в воздухе, стать пылью, улететь из этого проклятого и душного помещения, где смерть витает в воздухе, но она вынуждена находиться здесь и ждать своей участи.

Крики, доносящиеся отовсюду, кружили голову. Заставляли кровь застывать в жилах. Безысходность ситуации отнимала желание жить и бороться. Как бороться, если она попала в камеру смертников?

– Почему ты не смотришь? – услышала она вновь голос старика и задрожала. Эти дикие извращенцы все жаждут, чтобы она на них смотрела! Зачем им это? Алиса недоумевала, ей хотелось, чтобы ее просто оставили в покое.

Определенно, этот старый пердун обратился снова к ней. И что делать? Игнорировать? Но тогда он может всерьез заинтересоваться ею и захотеть поиграть сразу же, как разделяется с Ольгой.

Медленно подняв глаза, она посмотрела на старика. Он словно замер в ожидании. На его лице играла озорная детская улыбка. Он словно нуждался в зрителях, иначе зачем бы еще дергал Алису?

Еле дыша, она старалась не отводить взгляд, но это была настоящая пытка. Никогда раньше она не думала, что встретит людей, подобных Павлу или другим садистам, которых ей довелось увидеть.

Боковым зрением она видела движения в центре тюрьмы, там ходили люди, громко смеялись, но она не различала их слов. Не так она представляла себе открытие тюрьмы. Когда Павел говорил про искупление вины и прочую чушь, она почему-то представила, что он будет приходить каждый день и лично избивать по одной из них. Но то, что творилось сейчас, не укладывалось в голове!

Обстановка насилия и боли, казалось, окружала все вокруг. Глаза мужчины с окровавленной бритвой в руках вызывали наибольший ужас, потому что Алиса чувствовала его сильный интерес к ее персоне. Она была словно мышь, которую загнал в угол здоровенный кот и пытается играть с ней, издеваясь перед тем, как убить.

– Ну че, старый козел! Слабо добить меня? – послышался внезапно грубый голос Ольги, которая уже оправилась от боли и скалилась. В глазах ее мелькала злоба.

Старикан явно не ожидал такого обращения и с удивлением посмотрел на нее. Схватив бедняжку за волосы, он оттянул ее голову так, что шея полностью обнажилась. Алиса оцепенела: одно движение руки, и он убьет ее.

– Сдохнуть хочешь, мразь? – внезапно рассмеялся он. – Не получится! Ты выбрала не того, я не убийца! А вот за твой длинный язык, я могу его укоротить!

Мужчина угрожающе схватил ее за челюсть и попытался засунуть туда пальцы, Ольга укусила его.

– Ах ты черт! А сказали, что девочки все безобидные, – недовольно проворчал старик, но челюсть наглой рабыни отпустил.

– Ложись на кровать, хочу еще кое-что попробовать из местного арсенала, – спокойно произнес он, словно она была у обычного доктора на осмотре.

Ольга шатаясь, поплелась к кровати и легла на нее, ожидая дальнейших действий старика.

Старик начал быстро связывать руки и ноги своей жертвы, и что удивило Алису, Ольга совершенно не сопротивлялась. Она лежала и пристально смотрела на подонка, даже с вызовом.

– За то, что ты осмелилась укусить меня, – задумчиво проговорил он, шарясь в своих вещах, – Я, пожалуй, накажу тебя посильней.

Он подержал в руке черную кожаную плеть, внимательно осмотрел ее, пару раз взмахнул ею в воздухе и отложил в сторону. Обе девушки напряженно наблюдали за действиями старика, словно ждали приговора. Старик неожиданно захихикал и поднял перед собой странный предмет, в котором Ольга узнала анальный стимулятор, выглядевший как множество шариков, надетых на одну большую палку. Он был огромного размера, похоже, что кто-то постарался и сделал из двух стимуляторов один очень длинный.

Ольга напряглась, и ее лицо побледнело, когда старик направился в ее сторону. Она машинально сжалась, и вызов на ее лице сменился испугом.

– Поиграем? Любишь игры в сопротивление? – спросил старик и снова мерзко захихикал. Ольга посмотрела вниз и увидела эрегированный член старикана, на котором была ее собственная засохшая кровь. Ей стало мерзко и противно от того, что она видит и от того, в чем участвует.

Старик подошел к ней и, резко раздвинув ее ноги, засунул два пальца в ее анальное отверстие. Ольга поморщилась и хотела дернуться, чтобы напугать его, но не успела, потому что вслед за вынутыми пальцами, ей в зад воткнулась эта ужасная силиконовая штука длинной с подзорную трубу. Она вскрикнула, почувствовав жуткую боль, и ей показалось, что она даже услышала, как рвутся мышцы внутри нее.

– Сволочь, – сквозь зубы пробормотала Алиса, наблюдая за действиями мужчины. Ей показалось, что она сказала это так тихо, что кроме нее никто не услышал, но старик резко обернулся на нее, и она испуганно замолчала, продолжая наблюдать за происходящим со стороны.

Старик просовывал силиконовый предмет глубже и глубже, пока Ольга не начала громко кричать от разрывающей ее боли. Он снова хихикнул и, на секунду остановившись, резко вытянул ее назад, снова причинив невероятную боль своей жертве. Она часто дышала, постанывала, а по ее щекам текли слезы боли и унижения.

– Могу засунуть его в тебя поглубже, – сальным голосом произнес он, и снова обернулся и посмотрел на Алису, – А могу засунуть его в тебя, чтобы ты покайфовала, как твоя подружка, хочешь?

Алиса замотала головой, и на ее глазах блеснули слезы. Ольга лежала, не шевелясь и тяжело дыша, и из ее анального отверстия показались струйки крови.

Старик с отвращением откинул анальную игрушку в сторону и снова взял в руки плеть. Он подошел вплотную к решетке, отделяющей камеру Ольги и Алисы и, помахал угрожающе в ее сторону плетью.

– Подойти ко мне, деточка! – приказал он.

Алиса сжалась и отвернулась, молясь, чтобы он потерял к ней интерес.

– Хорошо, не хочешь, не подходи, смотри, что сейчас будет, – произнес старик и подмигнул Алисе.

Пленница подняла на него испуганные глаза, прижав руку ко рту, не в силах пошевелиться. Он взмахнул плетью и ударил ею Ольгу. Острые концы плети коснулись нежной кожи, оставив на ней яркие отпечатки. Ольга вздрогнула и издала стон. Старик снова взмахнул плетью и снова ударил ее, на этот раз плеть достала до груди, и Ольга закричала.

Крик был не громким, но Алисе он показался почти оглушающим, таким протяжным и бесконечным, он словно зациклился у нее в голове и не желал выходить.

Здравый рассудок не мог никак объяснить, что все-таки происходит вокруг? Как она могла из своей реальности попасть в этот ад? И может быть, она умерла и попала в настоящий ад?

Предательское оцепенение сковало все тело, словно она была связана. Сердце выпрыгивало из груди. Страх не давал возможности соображать.

Она ощущала сильную головную боль, пульсирующую в висках и увеличивающуюся с каждым новым ударом сердца. Эта боль превращалась в пытку и заглушала все вокруг.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20 
Рейтинг@Mail.ru