Секс-тюрьма. Наказание, насилие, пытки

Лили Рокс
Секс-тюрьма. Наказание, насилие, пытки

Добро пожаловать в ад

Алиса проснулась, но долгое время пребывала в таком состоянии, когда не понимаешь, проснулся ли ты окончательно или все еще спишь. Окружающая обстановка, вид Павла, странные ощущения в теле – все это жутко пугало и заставляло цепенеть.

Нагнетающие музыка создавала обстановку из какого-то известного фильма ужасов, а крики других девушек и голос Павла вселяли в душу нечеловеческий страх.

Она даже не сразу вспомнила, как попала в подземелье. Но уже через полминуты, воспоминания вернулись к ней, и она с ужасом попыталась встать.

Руки оказались не сильно связаны, и ей легко удалось освободиться от наспех намотанной проволоки. Запястья жутко болели, она машинально посмотрела на свои руки и ужаснулась, на запястьях были яркие синяки и кровоподтеки. Возможно она пыталась вырваться, но этот момент каким-то образом улетучился из памяти… И вообще она почему-то очень смутно помнила свое пребывание в этом месте, возможно, ее накачали какими-то препаратами.

Тело плотно обнимали кожанные ремни, которые ей тоже удалось слегка ослабить и Алиса попыталась вылезти из этой ловушки. Это удалось не сразу. При попытке встать на ноги, она ощутила сильное головокружение и с грохотом плюхнулась снова на кровать.

Когда паника прошла, она снова попыталась встать. Перед глазами все еще был легкий туман, но она уже более отчетливо видела окружающие предметы.

Внезапно ее взгляд остановился на Павле. Его вид вызывал настоящий ужас! Мужчина медленно обходил по кругу, словно по арене, и его торжествующая улыбка заставляла сердца сжиматься еще больше.

Страшный человек, очень страшный, Алиса бросила взгляд на пилу и почувствовала сильную тошноту. Теперь сомнений нет в том, что ее убьют, вопрос только в том, как быстро. А что, если этот садист заставит ее мучиться?

– Ну что, добровольцы есть? – Весело спросил Павел, оглядев камеры.

Алиса моментально опустила голову и отвела взгляд в сторону. Краем глаза она посмотрела на соседнюю камеру, где на кровати сидела такая же напуганная пленница и с ужасом оглядывалась по сторонам.

Ей тоже удалось выбраться, а вот остальные сокамерницы продолжали лежать в кроватях, некоторые кричали и звали на помощь.

– Ты будешь первой! – внезапно послышался голос Павла, и Алиса ощутила внезапно охватившую дрожь по всему телу. Она боялась поднять глаза и посмотреть на мужчину, она была уверена, что он выбрал именно ее.

“Ну что ж, может быть это и к лучшему? Возможно, быстрее отмучаюсь”, – мысленно смирилась со своей участью пленница, и пока она пыталась убедить себя, что ей несказанно повезло быть первой, внезапно послышался крик. А в следующую секунду Павел уже тащил за волосы ту самую девушку из соседней камеры, которую Алиса только что видела.

Девушка кричала и пыталась освободиться, махала руками, била обидчика, но Павел был неумолим, он продолжал тащить бедняжку, продолжая держать ее за волосы.

Алиса облегченно вздохнула, чаша сия миновала ее, но надолго ли?

Что этот человек задумал? Что он будет делать сейчас с той несчастной? Чтобы он с ней не делал – все тоже самое ждет каждую из находящихся здесь.

– Нет, прошу вас, не надо, отпустите! – Пронзительный вой оглушил преисподнюю.

От этого жуткого крика Алиса снова ощутила приступ тошноты.

Нет, это все нереально, это все не может быть правдой! Она закрыла глаза, чтобы попытаться собраться с мыслями. Сейчас ей нужна трезвая голова, но странное наваждение никак не отпускает до конца, голова все также кружится и во всем теле ощущается дикая слабость.

Она открыла глаза, но наваждение не ушло, Алиса осторожно подняла глаза и посмотрела в центр темницы, это жуткое место напоминало импровизированную арену для каких-то кровавых зрелище.

Мужчина бросил кричащую девушку на пол и отбросил в сторону пилу. Алиса в очередой раз облегченно вздохнула, поняв, что пила – это скорее просто часть интерьера и часть какой-то жестокой игры, возможно никто ее и не будет убивать. Но что он с ней собирается делать? Что это, черт возьми, все значит?

– Пожалуйста, не надо, не трогайте меня, – еле слышно прошептала пленница, захлебываясь слезами, и ее слова глухим эхом отразились в голове Алисы, продолжая повторяться снова и снова, как заезженная пластинка.

– Дорогие мои, дамы! – Торжественно произнес Павел, игнорируя лежащую в его ногах девушку и обращаясь сразу ко всем, – Добро пожаловать в секс-тюрьму! Здесь во ждут незабываемые развлечения, и я вам могу гарантировать – скучно не будет!

от его веселья у Алисы снова засосало под ложечкой, она слегка нахмурилась, что еще за секс-тюрьма? Если это тюрьма, то почему она в нее попала, и что она такого сделала?

Впрочем, ответов у нее не было, Алиса была самой примерной девочкой, никогда никуда не лезла и никому не желала зла, почему она оказалась в тюрьме – было совершенно не понятно.

– Все вы здесь для великой цели, – весело продолжал Павел, – Вы должны искупить свою вину!

Он внимательно обвел взглядом каждую камеру и на это у него ушла почти минута, и после такой большой паузы он засмеялся и добавил:

– Вы должны искупить вину кровью!

Где-то в других камерах раздались жуткие вопли, но Алиса находилась в таком состоянии, что она не могла произнести ни звука, слова Павла настолько шокировали ее, что она никак не могла поверить в реальность происходящего.

“Добро пожаловать в секс-тюрьму”, – крутилась у нее в голове, – “Что еще за секс-тюрьма? Что это все значит?”

Где-то на уровне подсознания она догадывалась, что это означает, но до последнего не хотела отдавать себе в этом отчета, все еще надеясь, что это просто страшный сон и скоро она проснется в своей кровати, умоется прохладной водой и поймет, что жизнь продолжается. И будет вспоминать этот кошмарный сон с содроганием.

– Сегодня у вас первый день, можно сказать, ознакомительный! Я хочу, чтобы все знали, почему вы здесь! – Снова продолжил Павел, – И это примитивное создание, – он указал пальцем на дрожащую у его ног пленницу, – Поможет нам продемонстрировать процесс искупление грехов.

Он наклонился ко все еще лежащей на полу девушки, которая даже не пыталась встать и бежать, и просто ждала своей дальнейшей участи.

Обреченность была написана на ее лице. Она не пыталась сбежать, наверное потому, что бежать было просто некуда, и она смиренно ждала.

Когда Павел поднимал ее с пола, она уже не кричала и не сопротивлялась, только тихонько стонала и морщилась, но при этом довольно быстро поднялась на ноги и последовала за властной рукой мужчины, который не церемонясь тащил ее за волосы к крестообразной установке.

– Молодец, – похвалил ее Павел, – Если ты будешь понимать, что с тобой происходит и почему, тебе будет гораздо легче принимать свое участь.

Он подмигнул ей и подталкивая в спину, подвел ее к крестообразный стойке вплотную. Алиса никогда в жизни не видела ничего подобного. Две огромные доски были словно вмонтированы в пол и уходили вверх почти на два метра, образуя собой букву Х.

Мужчина поставил несчастную лицом к распорке и начал связывать ей руки и ноги. Алиса присмотрелась и увидела торчащие на концах буквы всевозможные крепежи, веревки и ремни. Похоже, это предусмотрено для крепления человека с учетом разного роста. Почему-то это догадка заставила поежиться.

Алиса на миг представила себя на месте этой несчастной и снова почувствовала резкое головокружение, желудок начал сокращаться так, что ее буквально поворачивало.

Желудок был абсолютно пуст, из него не выходил ничего, но дергания тем не менее, не прекращались, Алиса ощущала сильную боль и на время даже забыла о том, что явилось причиной ее панической атаки.

Слегка успокоившись и придя в себя, она осторожно подняла глаза и посмотрела в сторону арены. Мужчина уже приковал девушку и с торжествующим видом расхаживал вокруг креста.

– Итак, ты обвиняешься в том, что родилась женщиной, – смеясь, произнес он.

Алисе даже показалось, что он это сказал как-то наиграно, словно заранее подготовил текст. Она почему-то подумала, что это возможно какая-то глупая игра, просто розыгрыш! И уже через несколько минут все прекратится, и ей скажут, что она участвовала в каком-то ток-шоу со скрытой камерой.

Но это было очень призрачная надежда, потому что если бы это было действительно ток-шоу, все пленницы были бы как минимум, в одежде. Сама Алиса завернулась в простыню, а девушка на кресте была абсолютно голой.

Нет, это не может быть ток-шоу, это никакая не шутка, это все всерьез. Страх вновь парализовал Алису и она почувствовала, что не может дышать. Никогда раньше она не задумалась о том, что хочет жить. И казалось, что жизнь – это само собой разумеющееся, но сейчас, когда она на волосок от смерти, ее прошлая жизнь кажется и настоящей сказкой.

Сейчас бы она все отдала, чтобы снова оказаться в доме своей тети. Снова быть свободной и независимой ни от кого.

– Что ж, приступим к исполнению наказания! – Снова послышался голос Павла.

– Пожалуйста, не надо! Я ничего не сделала, отпустите меня! Это какая-то ошибка! – Затараторила связанная, видимо осознав, что сейчас с ней будут творить что-то жуткое.

– Не виновата говоришь? Тварь! – Мужчина обошел крест и пристально посмотрел ее глаза, а затем со всей силы ударил по лицу.

Она закричала, и в этот момент во всей темнице словно все замерло. Все девушки, которые стонали – разом замолкли. Алиса и сама чуть не отдала богу душу от этого жуткого крика.

– Вы все рождены, чтобы искупать грех! – грубо произнес Павел. – Но вы забыли свое предназначение! Вы отвернулись от своей миссии и жили не по закону. Но вам повезло! Всем вам! Это место поможет вернуть вас на путь истинный!

Казалось, все девушки слушали и внимали каждому его слову. Настолько это звучало абсурдно и нелепо. Алиса в этот момент окончательно поняла, что имеет дело не просто с маньяком, а с настоящим психом-извращенцем.

 

– Вы должны служить мне и моим гостям, и молитесь, твари, чтобы быть угодным своим господам! За каждую жалобу – будет следовать строгое наказание, а чтобы вы понимали, что я не шучу и тут вам не курорт, одна из вас первая откроет дверь в вашу новую жизнь. – он криво улыбнулся и оглядел присутствующих, – Поздравляю, дамы! Это первый день открытия нашей секс-тюрьмы, ваша задача прилежно исполнять наказание и не роптать, помните, все из вас, кто выдержит испытание – сможет очиститься, и будет иметь шанс на спасение!

Алиса глотала каждое его слово, о каком спасении он говорит? О каких наказаниях? Что он имеет ввиду, говоря о спасении? Значит ли это, что она сможет выйти отсюда?

Павел тем временем достал пульт и нажал на какую-то кнопку. Почти сразу же из-под земли начала подниматься прозрачная стена, увешанная всевозможными предметами, многие из них Алиса видела впервые, но инстинктивно поняла, что все это служит для того, чтобы бить, пороть, истязать человеческую плоть.

Мужчина пол минуты выбирал инструмент, затем его взгляд остановился на какой-то палке с длинным хвостом.

“Хлыст!” – Узнала его Алиса, которая видела нечто подобное в старых добрых фильмах, где пастух держал его в руке и бил непокорных коров, отбившихся от стада. Это были мимолетные отрывки, абсолютно ничего не значащее в сюжете фильма, и она никогда бы не вспомнила о них, если бы не этот случай.

Она смотрела во все глаза и пыталась понять, неужели он реально будет бить эту несчастную? А может быть, он просто пугает? Может быть все это специально подстроено, чтобы как следует довести до безумия всех присутствующих здесь?

Не зря же он включил эту устрашающую музыку, и вырядился в эту жуткую одежду… Алиса все еще пыталась убедить себя, что все не так страшно, как кажется, но с каждым минутой ее убежденность таяла, как лед.

Павел стоял спиной к Алисе и она не могла видеть его лица. Впрочем, как и лица его жертвы, но ей казалось, что она видит ухмылку на его физиономии. Крепкой ладонью мужчина нажал на спину прикованный девушки, заставляя ее прижаться животом к распорке плотнее.

Та сжавшись, тихонько скулила, ожидая наказания. В воздухе раздавался свиста хлыста, когда Павел делал взмахи, рассекая пространство. Видимо, чтобы напугать присутствующих еще больше и нагнать жути на жертву перед началом экзекуции.

Удар последовал неожиданно, Алисе даже показалось, что инструмент опустился на тело жертвы медленно и бесшумно. Но крик несчастной, который огласил это смрадное место говорил о том, что удар был достаточно сильным.

Алиса снова почувствовала сильную тошноту и начала задыхаться. Сердце метнулось куда-то вверх, дыхание перехватило от кусачей боли в желудке. Она уже не могла себя обманывать, что будет все хорошо и ее отпустят. Это был не сон и ее тут ждал настоящий ад. Мужчина в жутком костюме сейчас это как раз и доказывает.

Тут же последовал второй удар, потом третий. Снова пронзительный крик. Жертва начала умолять его прекратить, ее голос срывался от рыданий и Алисе было безумно жаль эту несчастную, которой не посчастливилось стать первой.

Павел видимо решил устроить краткую передышку, и отложив в сторону кнут, он подошел вплотную к девушке и начал ощупывать пальцами вздувшиеся на ягодицах и спине свежие рубцы. Нежная кожа лопнула, не выдержав ударов и на бледном стройном теле красовались три ярко-багровые полосы, из которых медленно стекала кровь.

Алиса не хотела смотреть на весь этот ужас, но никак не могла отвести взгляд. Шоу продолжалось и для выживания она должна была знать все по-максимуму!

Спазмы желудка окончательно добили Алису и она задыхаясь, согнулась в три погибели и начала громко кашлять, нехотя привлекая внимание Павла. Когда она поняла, что он пристально смотрит, было уже поздно. Все его внимание было сосредоточено на ней, и от его колких глаз кровь застыла в жилах.

Он медленно приближался и Алиса от страха сжалась в комок, отвернувшись и зажмурившись, а затем внезапно она вскочила и бросилась в угол комнаты, залезая под кровать, словно это могло бы его каким-то образом остановить.

Смех Павла поверг ее в еще больший ужас. Она закрыла глаза, продолжая дрожать, но как только он коснулся ее тела, она закричала.

Грубая мужская пятерня больно сжала лодыжку, и в следующую секунду Алиса уже лежала на полу перед Павлом, прикрывая лицо руками и задыхаясь от страха.

Оцепенение прошло не сразу, но Павел не спешил, он наслаждался моментом и просто стоял рядом, нависая над своей будущей жертвой.

– Пожалуйста, не бейте меня! – Еле слышно прошептала Алиса, совершенно потерявшая голос.

– Бить? Да что ты, милая, я и не собирался, – рассмеялся Павел и быстро схватив ее за плечи, посадил на кровать.

– Как тебя зовут? – Спросил он спокойным голосом и на миг девушке показалось, что он сейчас хочет казаться не таким страшным, чем есть на самом деле.

– Алиса, – дрожащим голосом прошептала она.

– Прекрасно Алиса, добро пожаловать в твой новый дом, надеюсь, ты оценишь по достоинству наше гостеприимство, – учтиво произнес он.

– Я хочу домой, пожалуйста, – также еле слышно прошептала она и впервые посмотрела ему прямо в глаза.

Его пронзительный взгляд был необычным. Она никогда не видела у людей такого взгляда, он словно смотрел в душу. Было жутко, но при этом она никак не могла отвести глаза!

Алисе казалось, что на нее смотрит сейчас сам Дьявол, и его глаза при этом были такими притягательными…. Она была уверена, что она знает этого человека, и даже видела много раз, возможно по телевизору, но никак не могла вспомнить – кто он.

– Нет, крошка, теперь здесь твой дом, и тебе придется смириться с этим. Он взял ее за подбородок и слегка надавил на скулы. Алиса сперва сопротивлялась, но Павел знал, как заставить девушку открыть рот, и когда он почувствовал, что она противится, он очень болезненно и повернул пальцами так, что у нее что-то хрустнуло в челюсти и рот открылся сам собой.

Она взвыла от боли и с ужасом посмотрела на него, мужчина с интересом рассказывал ее рот и зубы.

– Скажи мне, ты уже была с мужчиной? – Спросил Павел, продолжая больно сдавливать ее скула, Алиса испуганно покачала головой.

– У меня есть досье на каждую из вас, но я хочу услышать это от тебя лично, – пояснил Павел отпустив ее лицо.

Алиса отчаянно потерла скулы, пытаясь унять боль.

– Отвечай на мой вопрос. – Павел нависал над девушкой угрожающе высокой фигурой. Алиса, сжавшись в комок и сотрясаясь всем телом, затравленно смотрела на мучителя и не могла выдать из себя и слова. Ей казалось, что любой звук из ее горла станет последним в ее жизни. Павел создавал впечатление очень жестоко и злого человека, который был способен абсолютно на все, в том числе и на убийство.

Молчание затянулось и Павел, задумчиво встал и начал ходить по камере, словно разглядывая незамысловатый интерьер, а затем фыркнув, в один прыжок оказался около дрожащей, как осиновый лист, девушки.

Он схватил ее за плечи, рванул в воздух и силой тряхнул пару раз. У Алисы от резкого движения несколько раз клацнули зубы в такт движения Павла. Она понимала, что если сейчас не ответит на его вопрос, то потом ей, наверное, вообще больше не удастся ничего сказать. Поэтому она собрала всю оставшуюся в теле и разуме смелость и тихо, почти одни и губами произнесла:

– Нет.

Павлу было достаточно и этого. Он добродушно, словно Санта Клаус, улыбнулся, отпустил побелевшую девушку на пол и сказал:

– Молодец. Я займусь тобой сам. Не часто выпадает такая удача.

Мужчина медленно распрямился и вышел из камеры. Он с лязгом захлопнул железную дверь камеры и направился ко все еще стонущей на распятии первой девушке.

Алиса проводила его взглядом и облегченно вздохнула. На какое-то время беда прошла мимо, но надолго ли?

Она с ужасом посмотрела на исполосованное тело жертвы, которую не так давно терзал Павел. Казалось, что несчастная была мертва. По крайней мере, крови она потеряла порядочно.

Павел же не церемонясь, подошел к висящей и начал грубо бить ее по лицу, и на этот раз уже не ладонью. Девушка приглушенно кричала, и казалось, что сразу же отключалась, ровно до следующего удара.

Мужчина, который выглядел, как полный псих, был намного страшнее, чем показался Алисе на первый взгляд. Сейчас она увидела, что он не будет шутить и что ему нисколько не жаль присутствующих тут.

Маньяк отошел от нее, стряхивая окровавленную руку, и долгое время смотрел на ее висящее тело. Затем он подошел вплотную и начал расстегивать ремни и застежки. Девушка рухнула перед ним, не в состоянии стоять на ногах.

Павел схватил ее за руки и потащил к стоящему посередине столу-пьедесталу. Алисе этот предмет интерьера сразу не понравился, и теперь она понимала почему. Это был настоящий пыточный стол.

Он грубо схватил ее за ноги, раздвинул их и подтянул окровавленное тело к себе, а еще через миг Алиса увидела, как Павел вытащил свой член и быстро вставив его в жертву, начал быстро двигаться.

Девушка слабо реагировала, только изредка кричала, когда он засаживал особенно глубоко, но Алисе казалось, что он причиняет ей сейчас особые страдания.

Павел старался не просто трахать несчастную, но еще и успевал бить ее по спине, голове и куда придется. Алиса молча глотала слезы и молилась, чтобы он поскорее закончил и отпустил несчастную.

– Не нравится мой член? – грубо спросил Павел.

Насилуемая ничего не отвечала, только еле слышно кряхтела и кашляла кровью, зажимая живот.

Садист продолжал яростно долбить тело жертвы, подбрасывая ее на члене, и вгоняя в нее свой инструмент на максимум. Алисе оставалось только догадываться, что сейчас чувствует эта несчастная. Особенно после того, как он так жестоко избил ее.

Алиса была уверена, что после того, как он ее изнасилует, его интерес к этой бедняжке пропадет и она сможет отдохнуть от его притязаний.

Но Павел не собирался останавливаться. Его трясло, как лихорадке. Ему хотелось больше боли, больше страданий! Ему всегда было мало и он просто не знал, что еще такого можно сделать с этой красоткой, чтобы добиться желаемого.

Чего-то не хватало для полного счастья, но чего именно, он никак не мог понять. Хотелось сделать что-то такое, чтобы первый день запомнился как следует и ему и этим счастливицам, которым представился случай присутствовать на открытии такого уникального проекта.

Секс-дробилка

Внезапно его осенило, он перестал насиловать еле стонущую девушку и отошел в сторону, хватая пульт.

– Сейчас я тебе устрою веселую жизнь! – угрожающе проговорил он и нажал на какую-то кнопку на пульте. Рядом с прозрачной стеной, увешанной садисткими инструментами, вылезла еще одна стена, такая же прозрачная, но только более объемная и с полками. На этих полках находилась тяжелая артиллерия.

Стена выросла словно из под земли, и Алисе оставалось только гадать, сколько там еще всего спрятано под полом этой жуткой сцены.

Когда в руках Павла появилась странная установка, Алиса долго пыталась понять, что это, но никак не могла. Это чудо техники было похоже на домашний спортивный тренажер и пылесос одновременно.

Павел подкатил это устройство к пыточному столу и в один присест поднял его, а только теперь Алиса с изумлением увидела, что это за жуткий тренажер. Это была установка с огромными фалоимитаторами, и Алиса почти сразу же поняла, для чего это жуткое устройство нужно садисту.

Алиса по своей натуре всегда была безобидной девушкой, которая не желала вреда даже своим мучителям, и именно это заставляло ее так сильно переживать за терзаемую девушку. Павел иногда поглядывал на Алису. Казалось, его забавляло ее переживание.

Возможно поэтому, он пока и не хотел включать ее в свое жестокое меню. Он был в раздумьях, хотел поиграть с ней, думал о том, что с этой крошкой можно будет все сделать мягче, просто через принуждение и убеждение, приучая ее к доминированию по-джентельменски, без чрезмерной боли и пыток. С самого начала он видел в ней потенциал и пока раздумывал, стоит ли и дальше принимать ее всерьез и строить на нее планы.

Этот день был настолько насыщен впечатлениями, что у мужчины срывало крышу от переизбытка чувств. Наконец-то его мечта сбылась! У него есть собственная секс-тюрьма, пусть и не такая большая, как хотелось бы, но ведь у него еще все впереди! Если проект будет успешным и будет пользоваться спросом, то тюрьму всегда можно перенести в другое место и расширить.

Мужчина был настолько возбужден и взбудоражен, что ощущал дикий прилив сил. Эйфория накрывала его с головой, а член готов был взорваться!

Распластав бедную жертву на животе по пыточному столу, и зафиксировав ее конечности в коленно-локтевой позиции, он отошел на несколько шагов и долго любовался видом.

 

Из порванных отверстий медленно стекала кровь. Павел всегда гордился своими нереальными размерами члена, и умением работать им так, что мог порвать своим инструментам любую, даже самую искушенную даму.

– Сейчас я включу дробилку и мой член окажется тебе конфеткой, по сравнению с этим! – тихо проворчал он, пиная обездвиженное тело.

И пока несчастная пыталась перевести дух, Павел настроил и подвел к итак уже разорванным отверстиям девушки балку с фаллосами от секс-машины. Огромный и бугристый от округлых шипов, 20 сантиметров длиною фаллос был приставлен к анальному отверстию, а его собрат еще больших размеров к ее влагалищу.

И вот когда все было готово, и выставлена скорость в 100 фрикций в минуту, мужчина брызнул спреем-смазкой на фаллосы, и на отверстия жертвы, и затем включил устройство.

Первым в девушку вошел анальный фаллос, который без каких либо усилий смог проникнуть в уже разорванное отверстие. Следом за ним погрузился и второй фаллос во влагалище, от жуткой боли девушка вся сжалась, но при этом не издала даже звука, а только дернулась.

Многие из находящихся в камерах смотрели на эту пытку с ужасом в глазах. Несчастная молча терпела эту пытку, лишь шипя и откашливаясь. Судя по ее лицу, она так до сих пор еще не смогла отойти от побоев.

Оба искусственных члена медленно вползли и также медленно выползли из обоих отверстий, дав бедолаге передохнуть всего три секунды, а затем они снова по очереди ворвались в нее с треском.

– Небольшая шокотерапия твоим внутренним органам пойдет на пользу! – проворковал Павел и нажал какую-то кнопку на устройстве.

На этот раз девушка громко застонала, и это был настолько протяжный стон, что заставил Алису снова испытывать приступ страха. Жертва стонала больше не от боли, а от муки. Было сложно представить, как можно выдержать такие испытания и не свихнуться?

Оба инструмента медленно набирали скоростью. Фаллосы не только активно вибрировали во влагалище и анусе, но и довольно таки чувствительно били током, после активации соответствующего режима.

– Нравится? Правда ведь уникальное изобретение? Я сам разработал его и мне его сделали по спецзаказу! – радостно произнес Павел.

Он оглядел сидящих в камерах девушек, все смотрели на него, но постарались отвести взгляд, как только он обратил на них внимание.

– Такие аппараты я приготовил для всех! Каждая из вас лично познакомиться с моим изобретением рано или поздно!

Он торжествующе засмеялся, затем подошел к одной из клеток.

– Вижу сомнение в твоих глазах. Ты еще не поняла, шлюха, куда попала! Но ничего! Скоро вы все поймете, что вы мои рабыни! Я ваш бог и от моего слова зависит абсолютно все!

Он повернулся к своей жертве и спросил довольно добродушным и нежным голосом:

– Хочешь почувствовать максимум моего изобретения? Я продумал в нем все до мелочей!

Жуткие фаллосы продолжали входить в тело девушки, но особую боль они причиняли в тот момент, когда выходили из нее. Павел собственноручно смоделировал головки искусственных членов таким образом, чтобы они “слегка” застревали при выходе.

Такой фаллоимитатор мог спокойно не только порвать любую задницу, но и вывернуть ее наизнанку при желании.

Павел так увлекся презентацией, что ему уже стало совершенно плевать, что он буквально убивает свою жертву. Он сделал и ток и вибрацию на максимум, я с наслаждением застыл, любуясь на результат своей работы.

Ему хотелось, чтобы жертва как можно больше корчилась и страдала!

– Как тебе такое, распутная тварь?! – мужчина чуть ли не брызгал слюной смотря на бедную жертву. – А как тебе еще и такое?!

На несколько секунд он замешкался, выбирая что-то на установке, а затем активировал все “радости” сразу, а “вертушку” увеличил до отметки 300, а затем подумав, добавил еще смазки.

Максимальная скорость чудо-аппарата была 360 фрикций в минуту на обе направляющие, Это несколько движений в секунду и в анус и во влагалище.

По теоретическим данным при таких темпах жертвы должны выдерживать только 7 – 10 минут максимум. На практике же Павел еще не пробовал свой прототип. До этого у него было что-то похожее от китайских разработчиков. Заказывал в одном из секс-шопов. Но это была несерьезная игрушка, неспособная доставить удовольствие такому садисту, как Павел.

Новое же изобретение должно было победить этот недостаток. Если после китайских установок девушки получали оргазмы, то после секс-машины Павла они должны минимум терять сознание и дергаться, как при эпилепсии при этом непроизвольно испражняясь из всех отверстий.

Выключив установку, Павел отвязал измученную девушку и почти бездыханное тело снова привязал к распорке. На этот раз лицом к Алисе.

Возможно, он это сделал специально, на этот вопрос сейчас даже он сам не смог бы ответить. Но что-то в нем было сегодня ребяческое, ему почему-то очень сильно хотелось напугать и сломить эту глупую девчонку, которая явно ничего не знала до этого момента ни о сексе, ни о парнях.

– Не отводи взгляд! – Павел смотрел прямо на Алису, – Я сказал, смотреть всем!

От его голоса побежали мурашки по телу. Ей хотелось провалиться под землю, лишь бы больше никогда не слышать и не видеть этого человека.

Она никак не могла себя заставить смотреть. Стоило ей только взглянуть на происходящее, как желудок снова сжимался до боли. На сегодня ей уже хватило зрелищ, больше лицезреть весь этот ужас не было сил.

– Я сказал, всем смотреть! – снова рявкнул Павел, отойдя от висящей на распорке девушки и вплотную подошел к камере Алисы.

“Что ему нужно? Почему он обращает внимание именно на меня?” – с ужасом подумал она, снова ощущая приступ паники.

– Если ты не будешь смотреть, то я сейчас привяжу тебя вместо нее, ты поняла? – его голос звучал более чем убедительно.

Она испуганно замотала головой в знак согласия.

– Умница! Всем смотреть! – он победоносно оглядел камеры и снова подошел к висящей.

Несмотря на то, что страшный человек отошел на безопасное расстояние, Алиса никак не могла успокоиться. Каждый момент близости с ним, приносил жуткие страдания. Ее сердце сейчас напоминало испуганного кролика, который мечется по клетке в поисках выхода. Голова жутко шумела, было ощущение того, что накануне она хорошенько перебрала с алкоголем, но это было не похмелье. А такая реакция организма была на резкий выплеск адреналина.

Тем временем Павел подошел к своей жертве. Та была еле жива, ее грудь слабо и практически незаметно поднималась и опускалась. Ее тело было больше похоже на фарш с кровью. Мужчина двумя пальцами поднял ее голову за подбородок и заглянул в лицо. Больше минуты он внимательно что-то изучал на нем, а потом просто отпустил и немного попытался назад.

Алиса рефлекторно подняла голову и устремила свой затуманенный взгляд на девушку, повисшую на руках на деревянном распятии. Ее лицо было белее мела, глаза как-то неестественно закатились назад, а из открытого рта капала кровь. Алиса резко, с шумом втянула воздух ртом и тут же прикрыла его рукой. Ей показалось, что та девушка умерла.

Мучитель тем временем вернулся к распятию с ваткой в руках, которую сунул под нос пленнице. Та практически сразу закашлялась кровью и часто задышала. Ее ресницы затрепетали и широко распахнулись.

– Фух. Живая. – С облегчением, еле слышно проговорила Алиса.

Она почему-то очень сильно за нее переживала и даже немного винила себя за то, что та оказалась первой. Словно Алиса была в этом виновата… И часть вины действительно была, в тот момент, когда Павел выбрал именно ту девушку первой, Алиса облегченно вздохнула, что беда прошла мимо и выбор пал на соседку.

Вина… Постоянное чувство вины за все, что она делала. Странное чувство. Ведь по сути, Алиса ни в чем не была виновной. Она даже закон ни разу не нарушала. А тут такое зверское испытание. И это, как сказал Павел, просто за то, что они родились женщинами, а значит, априори греховны.

Внезапно Павел обернулся на Алису. В его глазах горело адское пламя. Алиса поняла, что ей в эту секунду серьезно не поздоровиться. Павел медленно двинулся в сторону ее клетки. Она судорожно огляделась, почему из всех он остановил свой взгляд именно на ней?

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20 
Рейтинг@Mail.ru