Пленница мужского клуба

Лили Рокс
Пленница мужского клуба

“Видимо, ей повезло с ее хозяином, а может быть, она засланный казачок…” – Ангелина подозревала свою новую подругу в стукачестве, потому что она действительно всегда была подозрительно довольна жизнью, в то время, как основная часть населения этого места была в жуткой депрессии, каждый день раздавались рыдания и стоны.

– В столовой я видела много незнакомых лиц… – начала Ангелина.

– А эти… Это с другой комнаты.

– В смысле, из другой? Сколько же тут женщин проживает?

– О, очень много, тут несколько комнат, есть отдельные для забеременевших, они дожидаются перевода их в родильное отделение, а есть специальные комнаты для изношенных, не бери в голову, бери в рот! – Примадонна сделала милую гримасу и заулыбалась, подмигивая проходящей мимо соседке их маленького отсека.

– А ты здесь как оказалась? – не удержалась Ангелина от запрещенных расспросов.

– А вот это тебя не касается, – строго сказала Примадонна, перестав улыбаться, – у каждого здесь своя история, не лезь ни к кому в душу и к тебе никто не будет лезть!

Нелегкая жизнь миньетчицы

До двенадцати часов Ангелина не знала, куда себя деть. Она ходила из угла в угол, лежала на кровати, пытаясь уснуть, делала попытки общаться с девушками из своего отсека. Все было бесполезно – время тянулось мучительно долго.

Когда стрелки часов все же добрели до двенадцати часов, юная работница уже была готова и сгорала от нетерпения. Ее не привлекала новая работа, она не любила сосать члены и ей не нравился вкус спермы, но возможность заработать на крутое обезболивающее, которое поможет ей пережить ночь пятницы, было основной сверхзадачей и добыть лекарство нужно было любой ценой.

Провожатый Ангелины пришел за ней без опозданий, чувствовался дух этого ужасного места, который, казалось, дисциплинирует всех и каждого. Она надела свой плащ, без которого не следовало выходить в коридор и засеменила за провожатым.

Дальше молодой человек в кожаном костюме, которая служила, видимо, для всех работающих тут мужчин специфической униформой, показал ей пальцем куда идти и Ангелина пошла дальше вдоль стен одна.

Нужную дверь она нашла почти сразу, оттуда доносились возгласы и смех, иногда слышались стоны. Новая работница осторожно подошла и заглянула вовнутрь. Представшее перед ней помещение было размером с два школьных класса. Все помещение выглядело убого. В комнате было душно, слева от двери стояли обычные письменные столы, и на некоторых из них сидели или лежали мужчины, почти возле каждого такого мужчины сидела работающая девушка и умело сосала мужское хозяйство, справа были импровизированные мини-комнатки, наспех состряпанные из подручных средств.

Ангелина вздохнула и зашла внутрь. Сперва запах пота и секса заставил ее усомниться в правильности выбора своей новой работы и она брезгливо сморщившись, развернулась и сделала шаг навстречу к двери, чтобы уйти.

“В конце концов, никто меня не заставляет это делать, я не обязана тут находиться!” – но воспоминания о проведенном времени в красной комнате со своим “любимым” боссом, заставили ее остановиться.

“Таблетка! Мне нужна эта чертова таблетка, всего одна! А потом я решу, что делать и как достать денег! Может быть найду выход отсюда! Нужно продержаться и пережить пятницу, пережить все те пытки, что готовит для меня Вячеслав. Без таблетки я не смогу перенести снова эту клизму с кислотой, не смогу!” – Ангелина обречено развернулась и стала разглядывать происходящее и оценивать фронт работы.

Ее внимание привлекли располагающиеся справа и вдоль самой дальней стены напротив странные импровизированные кабинки, огороженные друг от друга висячими рваными простынями. На полу валялись замазанные грязные матрасы и подушки, почти в каждой такой самодельной кабинке “восседал” полуголый мужчина, но не каждого при этом обслуживали. По их заинтересованным взглядам, Ангелина поняла, они ждут, когда освободится очередная девушка и примется за них.

Девушка нерешительно потопталась, не зная, как и с чего начать. Она не совсем еще понимала до конца, как тут все устроено. Но один из парней в кабинке помахал ей рукой, приглашая к себе. Он был молод и красив и сразу же привлек к себе внимание. Ангелине понравилась его добродушная улыбка. Она подошла к нему и нерешительно села напротив на колени и уставилась на его полуопущенный ствол, который он слегка поглаживал.

Парень сидел спиной к стене, подложив под нее подушку и с огромным интересом смотрел на нее. По нему было видно, что он, с нетерпением ждал, когда она займется его членом. Ангелина медлила и парень жестом показал, что пора приступать. Видя ее нерешительность, он решил вступить в диалог:

– Впервый раз здесь? Я тебя раньше никогда не видел! – весело спросил он, видя ее смущение и пытаясь подбодрить.

– Да, сегодня первый раз…

– О, это круто! Будем с тобой дружить, я буду очень рад, если ты будешь чаще заходить к нам на огонек, я сюда прихожу примерно в 12 дня, днем у меня время отдыха, я работаю в ночные смены. Тебя, кстати, как зовут?

– Ангелина…

– Вот и славненько, Ангелина, мне приятно, что тут появилась свежая кровь, а теперь, если ты не против, я бы хотел насладиться твоим прекрасным ротиком. Надеюсь, ты сможешь доставить мне мне удовольствие.

Девушка осторожно легла на живот и подползла к паху сидящего паренька. Он нежно погладил ее по лицу, успокаивая и расслабляя. Девушка взяла в рот первый на сегодняшний день мужской орган и начала работать язычком.

– О-о-о, – застонал парень, – да ты оказываешься умеешь! О-о-о, как хорошо, не останавливайся, детка, покажи мастер класс!

На довольные возгласы болтливого паренька стягивались мужчины и в их кабинку стали заглядывать любопытные лица.

– Как ты красиво работаешь язычком, можешь еще раз, вот также, уздечку немного тоже зацепи, ласкай меня, детка, ласкай, о-о-о…

Ангелина была смущена таким вниманием со стороны хозяина члена и его любопытных соседей. Она понимала, что как новенькая, еще какое-то время будет вызывать нездоровый интерес со стороны местных завсегдатаев, но в первый рабочий день излишнее внимание ее смущало. Сзади она услышала чей-то довольный возглас:

– Новая соска реально делает все с душой! Я буду следующий!

“Прямо как дети!” – подумала Ангелина и постаралась отключиться и не обращать внимание на смотрящих. Парень тяжело задышал и выплюнул в нее небольшую горстку спермы. Девушка проглотила все, поморщившись и сразу же отстранилась от него.

– Спасибо тебе большое, ты такая молодец, я так рад знакомству! Завтра зайдешь сюда? Я буду ждать тебя! – парень восхищенно смотрел на нее невинными глазами и Ангелине почему-то стало его жаль.

“В конце концов, они тоже тут не от хорошей жизни” – вспомнила она слова женщины со шрамом и постаралась улыбнуться.

– Тут есть раковина, где можно рот прополоскать? – спросила она у расплывшегося в счастливой улыбке паренька.

– Да, вот там есть раковина и унитаз, там можно зубы чистить и по нужде сходить, если приспичит, – он показал в сторону, где сидели на столах мужчины. За ними виднелась какая-то дверь.

“Видимо мне туда” – подумала Ангелина и быстро направилась в ту сторону.

– Подожди! – закричал парень, – монетку возьми! И еще раз, спасибо тебе большое, мне очень понравилось, у меня давно такого не было! И ты сама мне очень понравилась! С новой девушкой всегда новые ощущения!

Ангелина улыбнулась ему и поблагодарила его за монетку, затем быстро направилась в туалет. Ее тошнило и кружилась голова.

“Только не сейчас, пожалуйста, только не сейчас! Я же раньше нормально глотала сперму, да, было противно, но не рвало, почему же сейчас мне так плохо?” – она наклонилась над раковиной и из нее вышло все, включая утренний завтрак.

Ангелина посмотрелась в висящее над раковиной раздолбанное зеркало.

“Во что я превратилась? Что со мной стало? Господи, да как я докатилась до такой жизни?” – ее глаза наполнились слезами. Ей не хотелось выходить, но в дверь стали барабанить и требовать срочно освободить помещение, кому-то оно сильно понадобилось. Ангелина быстро вытерла слезы рукавом плаща и быстро вышла.

“Нужно работать, слезами горю не поможешь, никто мне просто так денег не даст!” – она шла уверенным шагом, выбирая следующую жертву для минета.

Парень уже ушел, а в этой кабинке уже сидел другой мужчина, и махал ей одной рукой, а другой он слегка подрачивал свой член, который уже бесстыдно торчал, требуя срочного внимания.

Ангелина подошла к нему и также легла на живот, прислонившись вплотную лицом к его паху. От мужчины пахло одеколоном и чесноком. Член его был не совсем чист и на нем виднелись какие-то волосы, частички отмершей кожи и заплесневелых выделений.

“Боже, да он совсем что ли не моется!” – Ангелина с отвращением отвернулась, подавляя в себе снова подкативший рвотный рефлекс.

– Что-то не так, девочка?

– Все в порядке, я сейчас!

Ангелина смочила руку слюной и стала оттирать член от выделений, у нее это получалось более-менее хорошо, а мужчина закрыл глаза и расслабился, думая, что это часть какой-то интересной игры.

Почистив как следует инструмент своего временного работодателя, она стала осторожно посасывать его головку, набирая полный рот слюной, чтобы было не так противно. Катившиеся слезы мешали ей сосредоточиться, но она не могла никак их остановить. Успокоиться не удавалось и всхлипывания иногда были достаточно громки. Мужчина, казалось, не обращал никакого внимания на ее страдания. Он закрыл глаза и отключился от этого мира.

“Хорошо тебе, наверное, ублюдок! Тебя бы сейчас вот так, заставить сосать у всех грязные члены за копейки, а потом связать и вместо меня отправить в пятницу к Вячеславу в красную комнату!” – Ангелина поймала себя на мысли, что слишком злобно относится к этому мужчине и может в порыве такой страсти ненароком, укусить его. Она постаралась абстрагироваться и переключить внимание, вспомнив те сладкие времена, когда она сбежала от Вячеслава в Челябинск и устроилась на новую работу, как ее любимый друг с работы Гном помогал ей сбежать, сажая на поезд, как они прощались и как она плакала, не готовая с ним проститься.

 

“А я ведь по-настоящему его любила как близкого друга, как отца, как любовника! Как он смог предать меня? Зачем он рассказал Вячеславу, где меня можно найти? Он же прекрасно видел, что наш босс со мной сделал? Как я могла в нем так ошибиться? – из ее глаз снова полились крокодильи слезы, помогая очищать член мужчины, у которого она сосала. Минет у нее получался на троечку, этому клиенту она сосала довольно вяло. Она украдкой смотрела на него, опасаясь, что он разоблачит ее в халтуре.

Но мужчина явно прибалдел и расслабился, закрыв глаза и размеренно дыша.

“Однако, надо закругляться”, – подумала Ангелина и стала активнее сосать его член. Она увеличила скорость и стала рукой подрачивать основание детородного органа. Мужчина застонал и задвигал тазом, словно это могло помочь сосавшей у него девушке лучше выполнять ее работу. Ангелина почувствовав, что орган неизвестного ей друга немного увеличился в размере, стала еще активнее вращать языком, всасывая головку и массируя ему промежность сразу двумя руками. Она дышала как паровоз, ускоряя темп и задыхаясь от потного запаха его давно не мытой промежности.

Мужчина сладко застонал и выпустил в нее поощрительную порцию спермы, которую она быстро и незаметно выплюнула в руку и незаметно втерла в и без того грязный матрас. Осторожно посмотрев на ублажаемого, она поняла, что он не видел ее маленького ухищрения и довольная своим проницательным умом и найденным лайфхаком, она похлопала его по ноге, показывая, что представление окончено.

– Не дурно, не дурно, сразу видно, новенькая! Но сосешь слабовато, хотя для первого раза, пойдет! Спасибо тебе, – он выдал ей монетку и погладил ее по щеке, затем быстро встал и ушел из комнаты.

Ангелина обслужила всего двоих, а уже так сильно устала. До пятницы еще три дня. Получается, чтобы заработать на таблетку, нужно в день обслуживать как минимум, семь человек. Девушка приуныла и снова почувствовала резкую боль внизу живота, спазмы скрутили ее и прямо в этой мини-комнатке у нее начались рвотные позывы. Желудок был пустой, все ненужное уже из него вышло, откуда берутся эти позывы, она не знала, но справедливо отметила, что после такого грязного члена, реакция ее желудка вполне справедлива.

Кидоки встречаются в любом бизнесе

Приводя себя в порядок, Ангелина совершенно не заметила, как сзади нее появился рослый и полноватый мужчина лет сорока пяти.

– Подвинься, сосочка, заждалась меня, да? Ща будем с тобой резвиться! Открывай-ка свой поганый ротик, ща я тебе туда кое-что засажу! – он дико засмеялся, а Ангелина от такого нежданного гостя опешила и замерла, не зная что ей делать дальше.

– Че вылупилась, соси, соска, соси! Че приперлась сюда, если не сосешь! Рот открыла и приступила! – он грубо подвинул ее таким образом, что она оказалась сбоку. Мужчина бесцеремонно просунул под нее свою ногу и Ангелина закричала от боли, когда он задел ее обожженное место на животе.

– Ты чего орешь! Я же тебя не бью! – удивился мужчина, – Давай сама, если такая нежная.

Ангелина корчась от внезапной боли, перебралась между его ног и по привычке легла на живот. Так было безопаснее всего. В этой позе никто не мог задеть и повредить ее самый тревожный кусочек тела, где Вячеслав, по неосторожности, пролил на нее немного кислоты. Эта странная боль не давала забывать о себе ни на минуту, хотя Ангелина, каким-то образом уже смирилась с ней и жила дальше, просто опасаясь, что кто-нибудь случайно заденет ее живот и растеребит ее рану. Лишний раз шевелиться и наклоняться было безумно тяжело, и девушка уже тысячу раз прокляла себя за то, что согласилась на эту гнусную подработку. Но она уже сделала этот шаг и назад отступать было некуда, эта работа требовала жертвы и Ангелина смиренно терпела, ложась на живот и приступая к своим прямым на сегодня обязанностям.

Мужчина уже приготовился и ждал, когда она начнет его удовлетворять.

– Ну ты будешь работать или нет? У меня времени в обрез! Если не хочешь, я сейчас другую соску позову! – он грубо взял ее голову и направил к своему члену.

Ангелина набрала слюны и взяла в рот его ствол. Инструмент этого наглого типа был довольно большой, соизмеримо и пропорционально его огромному владельцу. Она при всем желании не смогла бы полностью поместить его в рот. Даже половина этого размера во рту заставила бы испытывать сильный дискомфорт. Ее этот факт нисколько не радовал, потому что большие члены требовали больших энергетических затрат.

Взяв в рот головку члена, она облизала его и стала делать поступательные движения головой, насаживая свой рот на его торчащий стержень.

Она не играла с ним язычком, не задевала уздечку, не исследовала расщелину в члене, как она это делала своему любимому гному, одному из ее начальников с работы. Именно он и научил ее многому в искусстве минета, когда они ласкали друг друга долгими ночами. Сейчас она просто и механически работала ртом, насаживая голову на детородный орган насколько могла и рассчитывала, что этот хам быстро кончит и уйдет. Но хам не планировал сдаваться так быстро.

“Осталось еще пятерых обслужить и на сегодня можно отдыхать! А я еще думала, может быть сделать в день по десять человек и последний день дать челюсти отдохнуть! Оказывается, работать ртом не так-то и просто, как кажется!” – Ангелина мучилась от неприятного ощущения перенапряжения в челюсти, но старалась как могла, чтобы угодить хамловатому гостю и заставить его кончить. Ей хотелось ускорить процесс, чтобы к вечеру как следует отдохнуть.

Спустя десять минут яростного сосания, Ангелина стала снижать скорость и вскоре остановилась.

– Че сосочка, устала? Я тебя уморил? Ты от меня жалости ждешь? Работай, деточка! Никто за тебя это не сделает!

Ангелина не реагировала на его выпады. Отдышавшись и расслабив челюсть, она снова принялась еще более яростнее сосать член нахала. Для скорой помощи своей бедной челюсти, она пустила в ход свои шустрые ручки, одной рукой зажав ствол детородного органа и второй массируя его промежность, добираясь до его яичек.

– Да, да, трогай мои яички, мне это нравится! – застонал хам, – мож хошь пососать их? Давай, пососи их, не ломайся!

Ангелина уже не выдержала, вытащила член изо рта и стала возмущаться:

– Мы договаривались на минет, я не буду сосать ваши яйца. И вообще, скоро вы наконец-то, кончите? Я уже устала! У меня такое чувство, что вы издеваетесь надо мной! Мне сегодня еще много работать!

– Ну так работай! Я же те как раз и даю работу! Какая ты строптивая, гадина, попалась! А в красной комнате-то, мышка-мышкой. Че же ты своему хозяину не выскажешь в лицо, что он тебя задолбал? Че же ты с ним не такая смелая, как со мной? Че, кишка тонка?

Девушка почувствовала снова прилив панической атаки, все сходилось, не зря ей этот человек казался знакомым, но она отогнала эту мысль, подумав, что у нее дежавю. Теперь она узнала его. Это был один из тех подручных горилл-прислужников, кто в самый первый раз привел ее в красную комнату и связывал. Он тогда с ней очень грубо обращался. Теперь она точно осознала, это был тот самый человек, просто сейчас он был без своей идиотской униформы и не такой покорный и исполнительный, как там.

– Ну че заткнулась? Ты сюда болтать пришла или работать? Делай, че я тебе скажу и все у тебя будет хорошо. Если будешь выкобениваться, скажу парням, что ты сифиличка или кусаешься, и больше ты здесь не будешь работать! – У Ангелины снова навернулись слезы и она зарыдала от безысходности. От нервного перенапряжения у нее снова заболел кишечник с нарастающей силой и что-то там снова начало резать и колоть. Она неожиданно почувствовала, что там открылись кровоточащие раны и в них наливают раскаленную сталь. Перцовые свечи не обошли стороной только зажившие язвы и, судя по всему, открыли их снова.

“Как же меня все это достало! Не могу больше, не могу! Лучше умереть, чем жить так!” – она с ужасом обернулась и посмотрела на сидящего на столе мужчину, который держал за волосы одну из ее “подруг по несчастью”, а та безропотно отсасывала ему член. Потом посмотрела на другие столы, везде работа кипела полным ходом. Один из мужчин встал со стола, положив на него монетку, удалился. Девушка, сосавшая у него быстро взяла монетку и спрятала в кармане своего балахона-плаща, точно такого же, как и у Ангелины. А потом сразу же отправилась к следующему клиенту.

– Ну че, так и будешь сидеть и гипнотизировать мою промежность или уже закончишь начатое? – хамоватый мужчина выдернул Ангелину из ее мыслей и она вздохнув, снова принялась сосать член этому подонку, игнорируя его просьбу полизать ему яйца.

– А твой хозяин знает, чем ты тут занимаешься? – не унимался мужчина.

Ошарашенная таким вопросом невольница резко замерла и выпучила на него глаза.

– Не говорите ему, пожалуйста! Он не должен знать! – испугалась она.

– Я не скажу, но и ты веди себя прилично, не обижай меня, будь ласкова. Я же с тобой стараюсь по-хорошему! – Он погладил ее по голове, убирая волосы назад, – поработай, пожалуйста, язычком, полижи мои яички, я буду тебе очень благодарен.

Ангелина нехотя переключилась на его яйца и принялась их лизать. Вылизывать промежность этого хама было не приятно вдвойне, но она испугалась, что он может рассказать Вячеславу, чем она тут занимается в его отсутствие. Представив его лицо, когда он узнает, что она тут подрабатывает на минетах, Ангелину словно ударило током.

“Он разочаруется во мне и откажется от меня совсем! Бросит здесь умирать и тогда всевозможные боксеры и другие извращенцы будут насиловать меня, пока я окончательно не погибну! Нет, этого допустить нельзя! Я должна доказать Вячеславу, что нужна ему, должна любой ценой заставить его забрать меня отсюда! И я это сделаю!” – оптимистический настрой помог Ангелине игнорировать кишечные колики и бесконечные издевки хама, которому она пыталась доставить удовольствие и она начала с удвоенной силой лизать его яйца и дрочить рукой член.

– Ну ты можешь понежнее? У тебя совесть есть? Сколько можно уже тебя учить? Бестолковая совсем! – мужчина кажется, упивался своим превосходством над бедной девушкой. Она не сразу поняла это, но осознав, возненавидела своего клиента-мучителя еще больше.

“Откусить бы тебе член, мерзавец недоделанный! Посмотрела бы я, как ты будешь смеяться и язвить!” – она закрыла глаза, чтобы не видеть его наглую рожу, которую он пытался просунуть и посмотреть, как она лижет, каждый раз, когда она поднимала голову для набора воздуха.

Спустя полчаса бесполезной дрочки, и вылизывания промежности хама, она уже отчаялась. Мужчина явно не собирался быстро кончать и планировать использовать ее дальше. Его слова, что он торопится, были всего лишь фикцией, на самом же деле, у него было свободное время и он до вечера никуда не спешил.

Челюсть несчастной девушки горела огнем, при каждом ее движении, скулы больно сводило и эта боль отдавалась по всему лицу, задевая даже коренные зубы.

– Вижу, что сосать ты так и не научилась.... – подливал масла в огонь неугомонный любовник, – может давай, попробуем что еще? Может в зад дашь?

Ангелина молчала и снова сосредоточилась на его члене, она включила режим отчаянного игнора и просто работала головой, помогая своей челюсти немного отдохнуть. Шея тоже медленно, но верно затекала, девушка не знала, что делать, периодически, мужчина достигал какого-то состояния, что казалось, вот-вот наступит разрядка. Тогда Ангелина яростно насаживала свою голову, игнорируя рвотные позывы и позволяя члену достигать самого конца глотки. Она ждала, что он сейчас выпустит в нее семя и все прекратится. Но через миг это напряжение почти сразу же спадало, словно он специально делал все возможное, чтобы не кончать. Спустя час безответных стараний, Ангелина не выдержала и разрыдалась.

– Я больше не могу, я устала, почему вы никак не может кончить? У меня уже все болит, мне плохо!

– Ты че тут истеришь? Своему хозяину будешь это высказывать! Когда у тебя там назначено? Пятница? Как раз я дежурю! Ох, ему интересно будет, когда он узнает, что его курица не может даже член поднять. Плохо он тебя воспитывает, тебя надо больше пороть!

Девушка уткнулась носом в грязный матрас прямо между ногами хама и рыдала навзрыд, мужчина видя, что его увещевания не работают, немного смягчился и стал гладить ее по голове:

– Сосочка, милая, если я тебя обидел, прости, я не хотел. Давай еще немного попробуй, у тебя все получится, я в тебя верю. Пососи яички, тебе легче станет. Могу дать еще зад полизать, хотя это еще надо заслужить…

Ангелина ненавидела его лютой ненавистью, никогда она еще не встречала настолько противных людей, как в последнее время, когда она устроилась работать в компанию Вячеслава. Но если ее босс был утонченной натурой, то встречались на ее пути и более отмороженные личности: например, Павел, который ей тоже нравился как мужчина, пока он не проявил себя с негативной стороны и не применил насилие. И этот ненасытный извращенец, который просто откровенно унижал и насмехался над ней.

 

Этот персонаж, который сейчас использовал ее, заставляя сосать член, был самым ярким примером того, насколько человек может быть гнилым изнутри. Она просто не понимала, как такое хамло устроилось сюда работать, где тербуется подчинение порядку и беспрекословное повиновение членам клуба.

“Наверное, ему нравится смотреть, как бьют и насилуют женщин, поэтому он и пришел сюда работать!” – несчастной труженице совершенно не хотелось уже ничего делать. После часа бесполезного минета, она уже не верила, что сможет довести его до оргазма. Она не реагировала на его прикосновения и продолжала рыдать.

– Ну, может быть, все-таки дашь в зад? Че ломаешься-то? – видя, что девушка не реагирует, мужчина пошел в контрнаступление и резкими движениями наклонился над ее телом и задрал длинный подол плаща, обнажив истерзанные и исполосованные ноги своей временной любовницы. Увидев, что на ней нет нижнего белья, он несказанно завелся. Он схватил ее за ягодицы и резким движением раздвинул их в стороны, обнажая несчастный анус.

Ангелина приподнялась и прошипела на него:

– Нет! Ни за что! Я закончу начатое, но туда не дам! Если тронете, я тогда сама расскажу Вячеславу! – она злобно посмотрела на мужчину и тот, явно испугавшись, быстро отпрянул от нее.

– Тогда соси, курица! Че разлеглась? Отдыхать пришла? – обиженным тоном начал кричать недружелюбный гость.

Ангелина снова взяла его член в усталый до изнеможения рот и стала сосать.

– Вяленько уже как-то… – комментировал мужчина, приводя ее снова в неистовое бешенство, но она всеми силами старалась держать себя в узде и игнорировать его выпады. Она снова взялась помогать себе руками и активно заработала всем, чем только можно, чтобы ублажить этого наглого и требовательного клиента.

– Можно, я хотя бы за грудь потрогаю? – начал он опять.

Ангелина помотала головой в знак протеста и продолжила сосать.

– Я тогда быстрее кончу, обещаю! Мне это очень помогает!

Девушка села в позу лотоса, разминая шею и расстегнула плащ, давая мужчине трогать ее маленькие груди.

– Какие миниатюрные, как у мальчика!

– Если не нравится, я могу застегнуть! – злобно прошипела Ангелина, теряя терпение.

– Все нравится, сосочка, не гони лошадей, я давно хотел потрогать твою грудь! – он начал мять в ладонях груди, оттягивая травмированную кожу, девушка слегка постанывала от боли, когда он задевал места с лопнувшей кожей.

– А это что? – он показал пальцем на большой кусок пластыря, закрывающей ей пол живота. Из под повязки снова текла кровь и какая-то мерзкая жидкость.

– Не важно, не трогайте!

– Давай я тебе сделаю приятно! – с этими словами он наклонился и стал жадно лизать ее грудь. Ангелина, несмотря на усталость, боль и отвращение к этому мерзавцу, почувствовала странное возбуждение.

“Этого еще только не хватало! Скорее бы этот гад кончил и расплатился! Никогда не думала, что человек может быть таким подонком! Пожалуй, он даже чем-то хуже Павла, который меня насиловал на яхте!”

Она снова вспомнила одного из своих любимых боссов, который ее возбуждал и пленил своей красотой. Как она попала на яхту под предлогом помощи в организации мальчишника. “Господи, до чего же я наивная дура была! Они же меня все насиловали, а я им все прощала и надеялась, что что-то изменится в лучшую сторону! После этого случая, я еще могла отказаться и уйти от них, а теперь? Теперь я собственность Вячеслава, теперь я его игруша и никто мне уже не сможет помочь!”

– Ручкой поработай немного, пока я тебе делаю приятно, ты же видишь, я стараюсь! – снова вывел ее из размышлений противный голос наглого мужчины. Не дождавшись от нее никакой реакции, он возмущенно взял ее руку, которую она держала у живота, и направил ее к своему паху. Ангелина стала дрочить его член, закрыв глаза и представляя, что она сейчас не с этим мерзавцем, а с тем первым парнем, которому она сегодня отсасывала.

“Он был очень милым. А ведь он даже не сказал своего имени!” – Через несколько минут она тяжело дыша уже отчаянно дрочила член, а хамоватый мужчина продолжал сосать ее грудь, переходя к шее и снова возвращаясь к груди. Девушка ощущала прилив сил внизу живота, боль в кишках и боль ожога на время отошли на второй план, она по прежнему чувствовала дискомфорт, но женское начало рвалось наружу, и она не в силах была это контролировать и останавливать. Она снова представила безымянного парня, представила, что именно он сейчас сосет и лижет ее грудь, нарисовала картину в своей голове как она ему дрочит член и на ее лице заиграла детская и беззаботная улыбка.

– Ты наверное ждешь, что я тебе буду целовать в губы, – неожиданно прервал неуместным вопросом, ее полет фантазий, все тот же противный голос наглого мужчины, возвращая ее в реальность. Ангелина открыла глаза и резко пришла в себя.

“Что я делаю! Я позволяю себя ласкать самому конченному козлу, и еще смею получать от этого удовольствие! До чего я докатилась!” – она прикрыла грудь, переставая дрочить член своего сверх меры наглого временного любовника.

– Ну ты че остановилась? Че не так опять? Ты совсем больная на всю голову? Я просто хотел объяснить тебе, почему не буду целовать в губы, ты еще новенькая тут и не знаешь наших порядков! Соску в губы никто не целует, запомни это, а теперь, продолжай ртом если не хочешь рукой! – он указал на свой член и Ангелина, снова ложась на живот, недовольно принялась засасывать детородный орган нахала.

– А может все-таки… он потянулся к ее заднице и сквозь материал стал ощупывать ее миниатюрную задницу и щипать ноги.

“Господи, как же он меня достал! Это невыносимо!” – несчастная не могла больше сосать, не могла больше его терпеть, ей казалось, что еще мгновение и она взорвется от бешенства и начнет на него кричать. Она перестала сосать и встала.

– Все, мне пора, я не смогу вам помочь с вашей проблемой. Если вы не можете никак кончить, то я тут не виновата!

– Как все, э, ты че! Че за дела? Быстро легла и продолжила! Я на тебя тут трачу свое драгоценное время! Давно бы получил кайф, обратись к другой! – он грубо схватил ее за волосы и притянул к своему члену, – не хочешь по хорошему, будем по плохому, а будешь рыпаться, я тебе устрою райскую жизнь, запомни, шлюха, ты тут никто!

Мужчина стал грубо насаживать ее голову на свой член, затем отстранил ее и привстал на колени, помогая ей тоже встать в такую позу, чтобы ему удобно было ее трахать. Ангелина согнула ноги в коленях и легла на них, согнувшись в три погибели. Он начал свой натиск, с силой входя и выходя из ее рта. Несчастная не сопротивлялась, она надеялась, что может быть сейчас он наконец-то кончит и отпустит ее. Положение было настолько неудобным, но она терпела, полагая, что страдать осталось недолго.

Хам не торопился кончать, каждый раз, когда она чувствовала приближение его оргазма, она мысленно благодарила судьбу, что это все вот-вот закончится, но он вовремя останавливался и вытаскивал свой член изо рта и отталкивал ее голову.

– Это чтобы ты могла отдышаться, – комментировал он, как бы извиняясь, что вытащил свой орган в самый ответственный момент, когда она усиливала нажим и применяла все свои последние силы, чтобы заглотить орган, как можно глубже.

“Нет, это никогда не кончится!” – начала переживать Ангелина, “Он не отпустит меня, он так и будет трахать меня в рот, пока у него не начнется смена! Боже, мой бедный рот! За что мне это! Зачем я сюда пришла сегодня!”

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28 
Рейтинг@Mail.ru