Пленница мужского клуба

Лили Рокс
Пленница мужского клуба

Новая боль для влюбленной девочки

Вячеслав пришёл в комнату и лёг спать рядом, Ангелина не слышала как он ложился, но когда проснулась и увидела его спящего рядом с собой, то уже больше не могла спать.

Он был такой беззащитный и такой красивый, Ангелина вспомнила его далекий образ, в который она была влюблена когда-то. Она закрыла глаза и вспомнила, как он идёт по коридору, король в окружении своей свиты. Как она стоит в уголке и краснеет от его мимолетного взгляда. Как же это было давно, в другой жизни. И сейчас, он точно такой же, как и тогда. Словно он никогда и не был тем монстром, который постоянно истязает ее бедное тело.

“Как в таком красивом человеке уживается такое чудовище? Может быть, ему как-то еще можно помочь? Может быть, это какое-то психическое заболевание, которое можно вылечить?” – Ангелина снова поймала себя на мысли, что жалеет его и испытывает какие-то странные чувства.

“Нет, не расслабляться! Надо найти способ сбежать от него снова, затаиться так, чтобы никто никогда не нашел! Как только я ему надоем, он бросит меня в этом ужасном месте и долго я тут не протяну!” – мысли Ангелины крутились с нереальной скоростью, действие таблетки каким-то образом ускорило ее мозговую активность, делая ее умнее, выносливее. Все вчерашние раны и ссадины, практически, не доставляли никаких неудобств. Внутри ощущалось небольшое жжение от введенной перцовой свечи, но сильной боли, которую она должна была почувствовать – не было.

Ангелина любовалась спящим Вячеславом и поймала себя на мысли, что сейчас самым главным и единственным желанием было – прикоснуться к нему, погладить его, пока он спит. Может быть, она бы и погладила его осторожно, если бы руки не было связаны. Она осторожно положила голову на его плечо, почувствовала на себе его дыхание.

“Все бы отдала, чтобы оказаться на месте его любимой Виктории, чтобы он меня также любил, как ее, дорожил мною, боялся обидеть, почему же мне так не повезло? Чем я хуже ее? Почему он меня не любит так, как любит ее?” – ревностные нотки снова прозвучали в ее голове, ненависть к удачливой сопернице начинала терзать ее. Раньше Ангелина не думала так много о взаимоотношениях своего босса и его невесты, ее вполне устраивало положение любовницы и она даже смирилась с этим. Но сейчас…

“Нет, надо гнать от себя эти мысли! Он никогда не будет моим, он не будет меня любить, как Викторию! Надо бежать! Бежать от него, как можно дальше!” – она посмотрела на его спящее лицо и в ее сердце снова вспыхнул огонь надежды.

“А может быть… Может быть все еще получится? Боже ну что же я за дура? Сколько можно ему прощать? Он же не щадит меня совершенно, ему безразличны мои чувства, он постоянно мне врет, а его садисткие игры способны меня убить! Он опасен для меня, почему я о нем постоянно думаю? Что со мной?”

Вячеслав зашевелился и Ангелина, испугавшись, сразу же отодвинулась от него.

– Проснулась уже, куколка? Как тебе ночные игры? Понравилось? – он так искренне улыбался, что Ангелина залюбовалась им снова.

– Понравилось, спрашиваю? Язык проглотила?

– Не знаю… – тихо ответила Ангелина, опустив глаза.

– Вижу, что понравилось, стесняешься только, ну ничего, сегодня мы с тобой проведем немного время еще, только в этот раз поиграем вдвоем, а потом я вынужден буду оставить тебя ненадолго.

– Я останусь здесь? Одна? – испугалась Ангелина, вспомнив слова женщины со шрамом о живущих тут девушках.

– Ненадолго. До пятницы, думаю. У меня просто много работы, а ты отдохнешь немного, сил наберешься, поскучаешь по мне, – он нежно потрепал ее за щеку.

– Я не хочу тут оставаться, – начала Ангелина жалобным тоном свою речь, рассчитывая на снисходительность Вячеслава.

– Не будь такой эгоисткой! – прикрикнул мужчина, – Я не могу уделять тебе столько времени, у меня есть обязанности по бизнесу, перед семьей, перед невестой, в конце концов.

– Я просто не хочу тут находиться! – начала плакать Ангелина, – заберите меня отсюда, я не хочу тут до пятницы оставаться!

– Ничего страшного с тобой не приключиться, за тобой присмотрят. Тем более, я уже заплатит за твое проживание. Все будет хорошо, не переживай! А в пятницу мы с тобой снова на всю ночь в красной комнате! В этот раз будет все гораздо интереснее. Ты можешь пока составить список, чего тебе хотелось бы попробовать из новенького. Помнишь, как мы с тобой ставили клизму? – он мечтательно закатил глаза, – Я как вспомню твое лицо, представляю твои ощущения… сразу же встает! Всегда! После того раза, как мы с тобой прошли через это, возбуждение меня не покидает! – он стал гладить ее волосы, мечтательно заглядывая в ее глаза, – Знаешь, ты так изменила мою жизнь… Иногда в день приходится дрочить по несколько раз, чтобы спокойно работать и не думать о тебе. Очень хочу увидеть твое лицо еще раз, когда я буду заливать в тебя эту волшебную жидкость!

Ангелина слушала его широко раскрыв глаза. По ее телу пробежал холодок ужаса.

“В пятницу! В пятницу он будет снова делать это со мной! Нужно что-то решать, нужно что-то делать!” – мысли путались, сердце готово было выпрыгнуть из нее.

– Мне не понравилась клизма, было очень больно, я потом долго не могла в туалет ходить, а в больнице сказали, что у меня от кислоты, которую вы в меня влили, образовались язвы. Я потом долго лечилась. Не делайте этого больше со мной, прошу! Я сделаю для вас все, что захотите, только не клизму!

– Какие язвы? Что ты говоришь? Там безобидная смесь, все продумано до мелочей, так, чисто чуть-чуть пожжечь кишки и все. Местный врач-химик сказал, что это абсолютно безопасно для здоровья. Не говори ерунды! Ты обращалась, видимо, к какому-то шарлатану.

– Пожалуйста, не надо, – заревела Ангелина, заливаясь горькими слезами, – сжальтесь, прошу!

– Ты что думаешь, я из-за какого-то твоего мнимого докторишки буду лишать себя такого удовольствия? Я этого жду уже целый месяц! – его лицо побледнело от злости, когда он вспомнил, сколько ему пришлось воздерживаться, пока он искал ее.

– После твоего побега, я не находил себе места! И не забывай, я обещал тебе наказание! Клизма – это еще самое простое из всего, что я бы мог с тобой сделать! А если не успокоишься немедленно, я тебя буду промывать каждую пятницу! Вот тогда завоешь у меня! Один раз потерпишь, ничего с тобой не случиться! Изнеженная совсем, смотрю стала, пока была в бегах! Думала, я забыл? – его глаза внезапно почернели еще больше и он с яростью выдал Ангелине пощечину, а затем с силой схватился за волосы, оттягивая ее голову во все стороны.

– Я же сказал тебе, что ты ответишь за свой побег и за доставленные мне неудобства? В пятницу ты за все ответишь! – он нервно пошел к выходу, не оборачиваясь и ругаясь. Выходя он демонстративно хлопнув дверью. А через час он вернулся, чуть расслабленный и довольный.

– Давай, куколка, пошалим на прощанье и до пятницы я оставлю тебя в покое, сможешь подготовиться, как следует, набраться сил. Ангелина нехотя повернулась и легла на живот, в любимую позу своего босса.

– Сейчас я засуну тебе свечку, надеюсь, ты не против.

“Конечно же против! Хватит уже издеваться надо мной, сколько можно!” – Ангелина недружелюбно посмотрела на него, но ничего не сказала. Она недоумевала своей мимолетной слабости, как она могла снова мечтать о нем да еще и ревновать к Виктории?

“Он такой жестокий, ему совершенно наплевать на меня, такой на авто переедет и не заметит, что я в нем нашла? Опять купилась на его красоту и обаяние, вот дура!” – Ангелина корила себя за легкомыслие и доверчивость. Вячеслав тем временем взяв осторожно салфеткой заготовленную свечу, стал просовывать ее в анальный проход.

– Приподнимись слегка, помоги мне!

Девушка нехотя приподняла задницу и расставила широко ноги. Он дрожащей рукой вцепился в ее ягодицу и второй рукой стал осторожно вводить свечу, боясь снова ее коснуться рукой.

Девушка почувствовала жжение внутри себя и как горячая жидкость поползла по ней вверх, прокладывая себе дорогу куда-то вглубь. “Действие таблетки видимо кончается”, – в панике подумала Ангелина, кожа снова начинала болеть, вчерашние ожоги медленно, но верно, давали о себе знать.

“Надо раздобыть этих таблеток побольше, в пятницу обязательно выпить перед этой идиотской клизмой и сделать вид, что очень больно, чтобы Вячеслав смог получить удовольствие и сильно не переживал… А может быть, наоборот, показать, что мне совершенно не больно? Что его больше всего возбуждает? Ему нравится смотреть, как я мучаюсь, интересны мои ощущения! Может быть, если я лишу его этой возможности, он перестанет меня мучить?” – она лежала вниз лицом пытаясь осознать происходящие изменения в ее кишечнике.

Вячеслав нервно ходил вокруг нее. Ангелина повернула голову и внимательно посмотрела на него. Иногда он казался ей не таким прекрасным, как она его всегда представляла у себя в голове.

“На самом деле, он эгоистичный негодяй, зачем он мучает меня? Хочет почувствовать боль через меня? Сам чуть намазал член перцем, испугался и побежал мыться! Вот я дура, что повелась снова на его красивое личико! Сейчас бы жила себе спокойно и не знала бы этих мучений!” – новые ощущения внутри Ангелины все больше начинали давать о себе знать. Ощущения жара расползалось внутри и жгло. Чувствования медленно нарастали, тело бросило в жар.

“Вчера у меня был другой эффект от этой свечки”, – подумала страдалица, надеюсь, это не повредит и не спровоцирует открытию старых язв.

Вячеслав тем временем взял ее за лицо и стал надевать намордник с расширителем. Потом немного подумав, стянул его.

– Давай попробуем кое-что новое! – неожиданно заявил он, усаживаясь перед ее лицом. Попробуй осторожно зубками покусывать, только не так, как Борису Николаевичу, я люблю нежно! – он потряс ее за ухо, чтобы убедиться, что она его слышит, – Очень нежно! Слышишь?

Ангелина мотнула головой, а затем аккуратно взяла в рот его член и стала сосать еле-еле покусывая и зажимая губами. Вячеслав скривился от страха, опасаясь, что она сделает ему больно.

 

– Пожалуйста, только очень осторожно, у меня очень нежная кожа! Предельно осторожно! – мужчина явно нервничал и не находил себе места, – Нет, стой! Не надо, я так не могу! Давай с расширителем, у тебя очень острые зубы! Слишком больно! Экстремальный миньет – это не мое! – он дотянулся до намордника и надел его на Ангелину.

– Так то лучше! Теперь можешь смело сосать не опасаясь, что причинишь мне боль!

“Можно подумать, я без этого устройства не могу нормально отсосать! Сколько раз уже делала это, с чего бы сейчас вдруг такой страх появился? Боже, как живот режет!” – Ангелина скривилась, зажмурив глаза, ощущая свой живот изнутри и снаружи. После вчерашнего неосторожного творческого порыва Вячеслава, около пупка образовался огромный ожог, пластырь не давал увидеть, что там происходило, и Ангелина была этому даже рада, если она бы увидела, что там твориться, это вызвало бы настоящий шок.

Девушка открыла рот и вытащила язык как можно дальше, помогая своему боссу просунуть головку. Неприятное ощущение в животе нарастало все больше и больше. Кишки уже давали о себе знать. Изнутри шел жар, растекаясь по всему телу. Складывалось такое впечатление, что внутри нее, кто-то медленно разогревает чугунный котел, а он, нагреваясь, жжет ее внутренности.

Ангелина начала тихонько стонать от боли и ерзать на месте, пытаясь найти такое положение, в котором не будет задевать ожог и кишки не будут так сильно гореть. Но никакая позиция не давала облегчения. Ожоговая рана немного кровила, оставляя следы на темной простыне сквозь толстый слой повязки. Девушка пригляделась – по всей кровати были кровавые следы, которые идеально сочетались с темно-красными узорами на постельном белье.

Вячеслав дернул ее за уши, по-хозяйски натягивая ее рот на свой член, помогая ей заглотить его глубже.

Насадив ее голову на свой инструмент, он сомкнул замком руки на затылке и крепко зажал несчастную, не давая ей возможности дышать. Он просто лежал не двигаясь и крепко сжимал ее голову. Ангелина забыла про все виды боли, как только почувствовала, что задыхается.

Дикий страх придал ей сил и она стала отчаянно вырываться и мычать. Вячеслав не отпускал ее, наблюдая за ее тщетными попытками выбраться. Ангелина почувствовала, что член увеличился в размерах и запульсировал в ее горле. Спазмы сдавливали член все сильнее и сильнее, заставляя его испытывать невообразимые ощущения. Ангелина побледнела и ее глаза стали нереально красными от лопнувших капилляров. Еще секунда и она потеряет сознание. Мужчина отпустил ее голову и она с громким хрипом начала дышать и откашливаться.

– Давай, милая, ты же любишь играть со мной в эти игры! Как же я тебя обожаю! Моя любимая игрушка! Ты всегда будешь моей самой любимой игрушкой! – не дав до конца отдышаться бедной девушке, он снова насадил ее голову на свой член и стал делать поступательные движения. Ангелина мычала и вырывалась, боль в кишках нарастала все больше и больше, ей казалось, что этот ад никогда не кончится. Несколько раз Вячеслав давал Ангелине время, чтобы отдышаться, а затем снова и снова разрабатывал ее горло своим жестким инструментом.

Когда он наконец-то кончил, Ангелина была еле живая. Она потеряла счет времени.

– Так, мне пора ехать, еще столько дел. За тобой сейчас придут и заберут, покажут твою комнату, – он бросил небрежный взгляд на смотрящую на него с мольбой девушку, – Да не переживай, все будет хорошо. Тебе все тут покажут и расскажут. Не скучай, красавица, в пятницу увидимся! Чао!

Вячеслав ушел, а Ангелина осталась одна. До пятницы было еще далеко, что ее ждало впереди, она не знала. Случилось то, чего она боялась больше всего на свете, она лишилась свободы. Это проклятое место, находящееся где-то глубоко под землей, и из него нет выхода, если ты не член клуба, а всего лишь вещь и средство для достижения чужого наслаждения.

Ангелина горько заплакала, поняв, что все пережитое было напрасным, а надежда, что Вячеслав увезет ее отсюда после столь продолжительных издевательств, растаяла на глазах. Выхода не было. И не было никакой гарантии, что если она переживет пятничные пытки, то босс заберет ее отсюда. Нужно было как-то решать проблему, но как это сделать, если ты находишься в таком месте, откуда нет выхода?

Гарем подпольного клуба

Через полчаса пришла женщина со шрамом и повела страдалицу куда-то этажом ниже.

– Я думала, что мы итак в подвале находимся! – изумилась Ангелина, – сколько же тут комнат и этажей?

– О, очень много! Ты удивишься, узнав это место поближе, но тут тоже можно жить, не переживай!

“Не переживай! Как у них все просто! Говорит, как Вячеслав, но как мне не переживать? Я нахожусь в каком-то притоне, меня постоянно избивают и насилуют? Как мне при этом не думать о плохом и не расстраиваться? Они что, издеваются?” – Ангелина пыталась отогнать от себя негативные мысли, но они так и лезли ей в голову, не давая покоя.

Пройдя по такому же коридору, как и этажом выше, они остановились у одной из дверей, за которой слышался шум и возня. Переступив порог, Ангелина ужаснулась, гигантская вытянутая комната напоминала солдатскую казарму, где рядами стояли двухъярусные кровати, и в самом дальнем углу было небольшое уютное местечко, где стояли отдельные койки, как в больнице.

Этот угол был огорожен наспех и отделялся от остальной комнаты небольшими шкафчиками и рваными грязными занавесками. В огромном помещении было более двухсот коек. Девушки перемещались с места не место, создавая ощущения улья.

Ангелина растеряно посмотрела на свою спутницу. Но та молча вела ее в самую глубь.

– Вот тут будет твоя койка, – показала она на одну из кроватей. Это вип места, тут живут только те, кто принадлежит одному хозяину. Своего рода, везунчики.

– А там? – Ангелина показала пальцем на солдатские койки, половина из которых была полностью обитаема. Где-то спали, где-то читали книги, где-то тихо-тихо шептались.

– Там девочки общего пользования, приезжает клиент, говорит, какие ему нравятся, мы подбираем ему несколько вариантов и ведем к нему.

На одной из кроватей громко рыдала маленькая девочка.

«Боже, совсем еще ребенок! Что она тут делает? У этих мразей ничего святого нет! Детей тоже пытают и насилуют?» – Ангелине стало страшно находится в этом храме боли и страдания.

– Это же совсем еще ребенок? – показала она рукой не плачущую, но женщина со шрамом грубо ударила по руке.

– Не лезь не в свои дела! Целее будешь! Запомни, тут везде камеры, везде уши, среди девок есть языки, много не болтай! Никому не доверяй, ничего не рассказывай! Некоторые тут маму родную продадут за монетку! Не то что тебя! Соблюдай правила, они на стене, почитаешь потом. За несоблюдение следует строгое наказание, даже твой хозяин не поможет. Вообщем, основное я тебе рассказала.

Женщина со шрамом посадила Ангелину на кровать, наклонила голову и шепотом добавила: если хочешь что-то спросить, то шепотом и всегда наклоняй голову, у тебя есть вопросы?

– Да, взволновано прошептала Ангелина, – можете мне на пятницу дать еще одну таблетку? У меня красная комната будет…

– В углу слева в коридоре мертвая зона, камеры не берут, когда пойдешь на завтрак, жди меня там ровно в восемь. Я тебе все расскажу, какие тут порядки.

– А куда идти на завтрак? – переспросила взволнованная девушка.

– Куда все пойдут и ты за ними, ровно в восемь! Не забудь!

Ангелина осталась одна, сев на кровать, она стала оглядывать огроменное импровизированное помещение, за которым был настоящий муравейник из более сотни девушек.

“Кто они такие? Как сюда попали? У каждой своя судьба, которая привела сюда. Все шли своей тропой, но каждая из них оказалась здесь…” – Ангелина печально разглядывала медленно передвигающихся по комнате сожительниц, которые, казалось, бесцельно ходили из угла в угол, многие выглядели совершенно убого, полусогнутые, хромоногие, у многих не хватало пальцев на руках и ногах. Гостью передернуло от одной мысли, как эти несчастные могли получить увечья.

“Наверное, такие, как этот старый боксер, забавляются с этими бедолагами, уродуют и уничтожают их!” – Ангелина сглотнула навалившейся ком, ей было безумно жаль этих попавших в беду, но сейчас у нее у самой было не все в порядке, ей самой нужно было думать о спасении. Она постаралась сосредоточиться и не думать о покалеченных соседках. Но образ старого боксера не выходил у нее из головы.

“Рычи, как собака, кусай мой член, сильнее кусай!” – она вспомнила его безумно серьезные глаза, когда он кричал ей это и ее передернуло. Она и представить себе не могла, что в мире столько больных идиотов, озабоченных на сексе и готовых ради этого на все, даже на причинение страданий невинным существам. Это место ей доказывало обратное и она начинала понимать, что с Вячеславом ей действительно, можно сказать, повезло. То, что он делал с ней, было, несомненно, плохо.

“Но он никогда не перегибал палку…” – стала размышлять Ангелина, – “Или все-таки, он перегибает палку? С этой его чисткой организма, которую он мне устроил тогда и собирается устраивать в пятницу… выжить бы… если язвы опять откроются, то врач сказал, будет прорыв и кислота нанесет непоправимый вред здоровью…” – девушка снова начала задыхаться от одной мысли, что кислота прожжет ей кишечник и начнет расплавлять внутренности.

“Господи, нет! Что же это такое? Как я позволяю ему со мной так поступать? Мне надо выбраться!” – в панике она выпучила глаза и ошарашено смотрела в стену.

– Привет, я Примадонна, – вежливо услышала она тонкий голосок над головой. Перед ней стояла худенькая лысая девушка и мило улыбалась, – Значит, ты моя соседка?

– Видимо, да, – горестно вздохнула Ангелина, – А что это за имя такое, Примадонна?

– О, это мой господин мне дал, у нас тут многие с необычными именами, а в жизни все Машки, Светки, да Наташки, – девушка засмеялась, но Ангелине было не смешно. Страх все больше и больше проникал в ее душу.

– А тебя как зовут?

– Ангелина…

– Это твое настоящее имя или тебе его дал твой господин?

– Настоящее…

– О, прикольно! Тебе уже показали, как у нас тут все устроено?

– Пока нет… Я только правила прочитала, написано, что нельзя разговаривать…

– О, забей! Раньше наказывали за это, потом перестали. Что же нам совсем не общаться! На камерах там сидит парень, но ему особо нет дела, чем мы тут занимаемся, если только драка какая или еще что…

– Тут бывают драки? – испугано посмотрела на собеседницу Ангелина.

– А как же, частенько! Стукачей не любят, устраивают темную, блатных иногда… тоже бьют…

– Понятно, а блатные это те, кто на этих кроватях располагаются?

– Верно подметила! Пойдем, покажу тебе места, где камеры не берут и где у нас туалеты.

Примадонна провела Ангелину через весь ряд плотно стоящих коек и образующих своего рода маленькие комнатки с мини-коридором и сидящими внутри девушками.

Большинство лиц были недружелюбны, на Ангелину смотрели, как на кусок мяса, а когда она проходила мимо, шепот сразу же прекращался и все смотрели ей вслед. Обстановка в общей комнате пугала до безумия.

“Как бы до пятницы не убили прямо тут!” – взволновано думала испуганная Ангелина, почувствовав себя в качестве новичка в тюрьме.

– Не обращай внимания на них, они тебе ничего не сделают! Они знают, что им за это будет, у них уже был опыт, – прокомментировала Примадонна.

– Они нападали на новеньких? – испугано переспросила Ангелина.

– Да, нападали, на меня, например, – она сухо скривила лицо в улыбке, – и еще на одну девушку, тоже из нашей блатной мини-комнатки.

– И что им за это было? – снова переспросила Ангелина.

– Честно, не знаю, слухи разные ходят, их вроде как, отдают в первую очередь самым отъявленным садистам. Это те, которые применяют самые изощренные пытки, тебе лучше не знать даже о таком. Двух девушек я после этого не видела… А те, кто остался, вроде больше ни на кого ни разу не напали. Да и вообще, после того случая, пока не случалось инцидентов. Но в туалет одна лучше не ходи, – закончила она свою речь, – мало ли… У этих шмар такое на уме, что могут все подстроить, что случайно упадешь и голову разобьешь. Ты ночью в туалет не ходишь?

– Нет, – испугано отозвалась Ангелина

– Хорошо, но если что, я тебя разбужу, мы по очереди ходим друг с другом, сопровождаем для подстраховки.

– Я здесь не надолго, – осторожно начала Ангелина, – только до пятницы.

– С чего ты это взяла? – грубо перебила ее Примадонна, – все мы тут, “только до пятницы”! – она не добро засмеялась, приводя собеседницу в уныние.

– Здесь есть библиотека, чтобы убить время, можешь выбирать все, что тебе нравится, только не бери книги, которые кто-то уже взял, то есть, с кроватей не бери, за это могут побить.

 

– Понятно, не буду, я чужого не беру – коротко отозвалась Ангелина. Книги ее заинтересовали, – А где-нибудь можно тут что-нибудь поесть? Или попить…

– Попить можешь в туалете из под крана, а кушать теперь только утром, ужин ты пропустила.

– Может быть, у тебя какое-нибудь печенье есть?

– Э, это тебе не больничка и не санаторий, тут не положено такое! Считай, что это тюрьма строгого режима! Терпи до завтрака!

Всю ночь Ангелина мучалась болями в желудке и кишечнике. Свеча, казалось, давно уже рассосалась и впиталась в стенки кишок, но ощущения жжения к вечеру нарастало, боль становилась невыносимой. Ангелина не могла ни о чем думать, как только о волшебной таблетке, которая была способна решить все ее проблемы.

Тело зудело, кожа чесалась и постоянно давала о себе знать. Ожог занимал в этом хоре общей боли особое место. Ангелина чувствовала, что в ее теле образовалась дыра, которая шла от ожогового центра и соединялась внутри с кишечником. И по этому замкнутому коридору кто-то гоняет огненный шар. Боль простреливала то в одном месте, то в другом.

Кое-как заснув, она снова просыпалась от страшных воплей приводимых девушек, и начинала сама стонать от собственных болевых ощущений. Каждые десять-пятнадцать минут приводили очередную соседку из большой комнаты и далее были слышны громкие стоны или даже вопли.

“Как они тут живут! Это же невозможно! Так можно свихнуться! Надо попросить Вячеслава, чтобы он меня поселил в отдельную комнату, почему он не оставил меня в номере?” – Ангелина пыталась заснуть, но ее злили эти крики, злила сама ситуация, в которой она оказалась, и больше всего ее выводил из себя тот факт, что Вячеслав определил ее в это ужасное место. Утешала только одна мысль, что скорее всего, он не знал, куда ее засунут.

“Наверняка он думает, что мне выделили отдельный номер. Если бы он знал, в какое место меня поместят, то обязательно разорался бы с этим”.

Кое-как дождавшись утра, она побежала вслед за всеми в столовую, заглянув в тот угол, о котором ей говорила женщина со шрамом. Отделившись от всех, она заглянула в это заветное место, но там никого не было. Ангелина нерешительно встала в самый угол и через долгих пять минут, наконец-то, появилась долгожданная подруга.

– Вы мне принесли таблетку? – с надеждой и нетерпением спросила Ангелина.

– Подожди, не так быстро, – оглядываясь по сторонам протороторила женщина со шрамом, – это не просто таблетки для раздачи, они денег стоят и их очень сложно достать!

– У меня нет денег, у меня все вещи отобрали! Но, как только я достану денег, я обязательно отдам, сколько скажете!

– Где ты возьмешь деньги? Ты о чем? Забудь! У меня к тебе другое предложение. Денег можно заработать.

– Как? Я готова, что мне нужно будет делать? Я готова даже мыть туалеты, если придется!

– Вечером я покажу тебе комнату, пройти туда можно будет вдоль стены, в комнате нет камер, там можно разговаривать, делать все, что угодно. Это находится еще на два этажа ниже, я проведу тебя туда один раз, потом будешь ходить туда сама по расписанию, поняла?

– Поняла! Что нужно будет делать? – Ангелине не терпелось получить таблетку, пятница была уже не за горами и перспектива терпеть боль от прожигающей клизмы, с непонятным раствором, не привлекала.

– Знаешь парней, которые тут работают?

– Помощники в кожаных костюмах? Да уж, знакома с некоторыми ублюдками… – Ангелина скривила брезгливую физиономию.

– Напрасно ты так, это их работа, многие здесь не от хорошей жизни, уйти отсюда нельзя, некоторые даже живут тут.

– Но они свободно передвигаются, они могут сбежать отсюда!

– Не все так просто, но суть не в этом! Они с утра до утра, сутки напролет смотрят, как богатеи развлекаются и трахаются, а самим остается беднягам только передергивать по углам. Они платят по 5 евро за минет. Просят присылать им не совсем раздолбаных девок. Про тебя слышала, что умеешь сосать неплохо, парни видели.

– 5 евро? Да за 5 евро даже кофе нормальный не купишь! Что за расценки! – возмутилась Ангелина, – я не буду сосать по 5 евро у этих козлов!

– Таблетку хочешь?

– Хочу…

– Тогда будешь сосать у всех, на кого покажут, ты что думаешь, ты одна, кто хочет тут зарабатывать? Любая из местных готова работать за эти таблетки, но парни любят свежее мясо. Поэтому тебе и предлагаю. Ну что, ты в деле?

– Хорошо, – громко выдохнув отозвалась Ангелина, сколько стоит одна таблетка?

– Вот это уже деловой разговор, – обрадовалась женщина со шрамом, – можешь начать прямо сегодня. Своим новым подругам – ни слова! Никто не должен знать! Там вообще, не принято трепаться!

– Я уже поняла, так сколько в итоге стоит одна таблетка?

– Сто евро.

– Сто евро?! Вы с ума сошли! Сколько же мне нужно будет членов отсосать, чтобы заработать на одну таблетку? Боже мой! Куда я попала! Нет, нет, я не смогу, не смогу! Я умру тут! Мне плохо! Плохо! – Ангелина начала задыхаться, покраснев и выпучив глаза.

– Успокойся ты, идиотка малолетняя! Ну что тебе стоит, быстро отсосала, получила деньги и следующий, со временем привыкнешь и будет для тебя это плевым делом, как обычная работа. Это только кажется, что мало платят, а так, если подумать, чем тебе тут еще заниматься-то? Твой только по пятницам приезжает сюда! За неделю будешь как раз делать себе по таблеточке. Ну что, ты в деле?

– А у меня есть выбор? – нервно переспросила Ангелина, осознавая, что женщина со шрамом скорее всего чего-то недоговаривает и возможно, мужчины платят гораздо больше за удовольствие.

“Старая грымза по любому имеет свой интерес, и скорее всего, не маленький! Тут явно что-то не чисто… Разводят меня, как лохушку! А с другой стороны… что делать? Таблетка на пятницу нужна обязательно, без нее никак!” – мысли разрывали и без того больную голову Ангелины, чем больше она узнавала этот дивный мир, в котором она очутилась, тем больше в ее душу закрадывался страх.

Чувствуя, что из этой западни никак не выбраться и придется играть по навязанным правилам, девушка заметно приуныла. Надежда на спасения гасла все больше, она смиренно опустила голову и ушла целиком в свои мысли.

– Посмотри, посмотри на меня! – увещевала ее женщина со шрамом, – ну чего тебе терять? Ну отсосать 5 минут, делов то! Потом рот прополоскать и как будто ничего не было!

– Хорошо так рассуждать, – грустно отозвалась Ангелина, – не вам нужно отсосать 20 членов, чтобы получить одну несчастную таблетку!

– Ничего-ничего, глаза боятся, руки делают. В твоем случае рот. Научишься быстро отсасывать и дело пойдет, как по маслу.

– Они будут мне деньги платить? Как там все происходит? – Ангелина включила коммерческий интерес.

– Нет, они будут платить тебе вот такие монетки, – женщина со шрамом достала из кармана горстку странных монет. Одна такая монетка за один минет. Потом, когда накопишь нужное количество, приходишь ко мне и меняешь их на таблетку, все поняла?

– Поняла, – обречено вздохнула Ангелина.

– После завтрака иди в комнату, на стене часы, когда будет ровно 12, за тобой придет один из парней и ты с ним выйдешь из комнаты и пройдешь до лестницы, спустишься на два этажа ниже, зайдешь в дверь, дальше вдоль стены иди налево до конца, последняя комната, ты ее не перепутаешь, дверь будет приоткрыта. Заходи туда, там тебя уже будут ждать. Не забудь, в 12! Жди, никуда не уходи!

* * *

Завтрак Ангелине не понравился, но она была настолько голодная, что проглотила все без остатка. В небольшую столовую то и дело заходили новые девушки, ждали когда освободится место и сразу же занимали его.

Ангелина заметила новые лица в столовой – это были какие-то совершенно другие девушки. По привычке опустив голову, она стала разглядывать вновь приходящих. Большинство из завтракающих были покалечены, многие были в шрамах, кровоподтеках, с фингалами. Жуткая красота этого места не переставала удивлять Ангелину.

Вернувшись в общую комнату, она решила “пообщаться” со своей новой подругой Примадонной. Та всегда была рада общению, и при этом она всегда выглядела счастливой и довольной.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28 
Рейтинг@Mail.ru