Litres Baner
Пленница мужского клуба

Лили Рокс
Пленница мужского клуба

– В ваших играх, вы можете чередовать порку с легкими ударами по болевым точкам. Ваша подопечная будет получать максимум удовольствия, а вы будете наслаждаться разнообразием.

Вячеслав подошел, к все еще воющей Ангелине, и стал примерять кулак к болевой точке на ее правой руке. Ангелина зажмурилась, приготовившись к новой порции боли, но босс медлил, наслаждаясь ее мучительными страданиями от ожидания.

Когда девушка немного расслабилась, он резким движением нанес удар. Ангелина снова заскулила, не в силах сдержаться, не сколько от сильной боли, сколько от отчаяния и унижения. Слезы снова хлынули из глаз. Мужчина, которого она так страстно добивалась, настолько жесток к ней в данный момент, что эта нечеловеческая жестокость ее пугала. Она не верила, что он может быть настолько черствым и верила, где-то в глубине души у него есть сострадание и нежность. Нужно только помочь ему раскрыть эти спящие в нем качества.

Удары, которые показывал старый боксер не были настолько невыносимыми и она могла их терпеть, хотя они и оставляли болевое “послевкусие” еще надолго. Сейчас для нее было важно другое: в каком виде она предстает перед Вячеславом. Голая, связанная скотчем, с кляпом во рту и нелепой маской на лице. Она была абсолютно не привлекательна и осознавала это. Она смотрела на него с такой надеждой, но не видела отклика в его глазах. Ее положение было настолько унизительным, что слезы уже текли сами собой, заставляя ее часто моргать и закрывать глаза.

Она уже не могла больше терпеть, ей хотелось кричать, умолять, чтобы отпустили, чтобы не причиняли больше боль, но не могла, рот блокировал кляп и проклятая маска, в которой у нее страшно запотело лицо.

Далее старый боксер показал такие же точки на ногах, но предупредил, что “грушу” нужно подвешивать, чтобы не падала с ног. Вячеслав не стал проверять эти точки на прочность, поверив старику на слово.

– А теперь, мое любимое! Солнечное сплетение! – боксер радостно заиграл пальцами на теле девушки. Ангелина испугалась не на шутку. Сквозь дырки в маске она пыталась поймать взгляд Вячеслава, но он не смотрел на нее, сосредоточившись на развлекающем его собеседнике.

– Рекомендую с этим место быть предельно осторожным, одно неосторожное движение и можно напросто убить. Если не знаете, как правильно делать, то лучше контролировать силу удара и выдавать маленькими порциями. Смысл использования этого удара в эротической игре, заставить оппонента испытать шок и задержку дыхания, но при этом ничего не сломать и не покалечить. С вашего позволения, я продемонстрирую легкий удар, – боксер с деловитым видом примерил пальцами солнечное сплетение Ангелины и с очень маленького расстояния резко ударил, задерживая руку на ее сплетении, словно передавая от нее энергию. Удар был довольно слабым, но даже такого удара хватило, чтобы девушка, выпучив глаза, согнулась пополам и повисла на руке боксера. Старик умело подхватил ее и стал хлопать второй рукой, чтобы она поскорее пришла в себя.

– Все, все, красавица, дыши, все хорошо, – шлепал он ее по спине, по-отечески.

– Я видимо не так хорошо разбираюсь в сексуальных играх, но меня почему-то не очень заводит отработка боксерских ударов, может быть, я чего-то недопонимаю? – Вячеслав виновато смотрел на старого боксера снизу вверх, изредка переводя взгляд на пытающуюся вдохнуть воздух Ангелину, которой явно одного носа для этого было недостаточно.

– Вполне, вполне, коллега. Как говорится: “Кого-что возбуждает”, возможно, это не ваше, но мы договорились делиться опытом, поэтому я показываю вам то, что вам может быть полезно из моего арсенала, – он выпрямил Ангелину и она снова постаралась стоять прямо, хотя ей это удавалось с большим трудом. Ноги подкашивались и она снова стала сползать. Боксер снова подхватил ее тело и она повисла на нем, как манекен.

– Не будем терять время, основное для ваших игр я показал, что для вас будет полезно и приемлемо, может быть, я смогу быть еще чем-нибудь полезен? – старик делал наиграно деловитый вид, но его жадный взгляд то и дело падал на еле дышащую жертву. Вячеслав сделал жест и помощники стянули с Ангелины злополучную маску и вытащили кляп. Освободили руки и тело от скотча.

Девушка громко задышала, хрипя и захлебываясь слюной. Оставалось меньше получаса, мужчины были перевозбуждены, но никто не хотел заканчивать раньше времени, каждый хотел получить что-то свое.

– Может быть, все-таки попробуем препараты из баночек? – начал издалека гнуть свою линию старый боксер, намекая Вячеславу, что невежливо отказывать гостеприимному хозяину в маленьком удовольствии.

– Хорошо, давайте попробуем… – неуверенно пробормотал Вячеслав.

– Отлично! – радостно воскликнул старик, – я со своими куколками иногда баловался некоторыми растворами, довольно интересный эффект!

– А это не оставляет следов? – переспросил Вячеслав, все еще сомневаясь в целесообразности применения столь странного вида пыток. К радости Ангелины, его совершенно не возбуждали такие экзотические новшества в играх.

– Что вы! Все зависит от дозировки и от процента раствора. Если хотите легких ощущений без оставления шрамов, то берите банки с белыми крышками, если хотите, чтобы изрядно пожгло и оставило на память ожоги на неделю или месяц, то выбирайте желтый или даже оранжевый, а если хотите, чтобы ваша куколка не думала уйти к другому хозяину, то берите красный, вы с помощью этих малышек сможете творить чудеса, преображать тело на свое усмотрение. Я даже фотографировал первое время, собирая свою коллекцию, довольно интересно получалось порой, – он жестом позвал помощников и передал им обмякшее тело Ангелины. Они вытащили из подсобного помещения за занавеской специфический стол и быстро положили на него девушку, закрепив руки, ноги, голову и тело.

Теперь Ангелина не смогла бы пошевелиться, даже если бы очень сильно захотела. Ее голова была стянута жгутом и перед глазами был только красный потолок этой злосчастной комнаты. Изредка мелькали лица двух садистов, разглядывающих ее обнаженное и изуродованное, продолжительной поркой, тело.

“Господи, пожалуйста, пусть замигает свет, пусть время побыстрее закончится, путь они не успеют применить эти чертовы смеси!” – мысли Ангелины метались, как белки в клетке, страх сковал все тело и казалось, вся кровь прилила к голове, парализуя ее и убивая изнутри.

Вячеслав неуверенными и нервными движениями стал открывать первый попавшейся флакон с белой крышкой. К нему прилагалась инструкция на незнакомом языке, кисточка, пипетка и какие-то непонятные приспособления. Мужчина растерянно вертел в руках странный флакон.

– Попробуйте кисточкой, можно даже написать что-то или нарисовать. Первый раз лучше использовать кисточку, – ласково посоветовал знающий собеседник, помогая Вячеславу надеть перчатки.

– Теперь осторожно наносите на кожу тонким слоем, как краской по холсту. Некоторым художникам очень нравится эта забава, они находят ее очень вдохновляющей.

Вячеслав трясущейся рукой окунул кисть в баночку с непонятной жидкостью и осторожно дотронулся до живота Ангелины. Девушка закричала не сразу, сперва он увидел ужас в ее широко открытых глазах и ощутил дрожь в ее теле. Это завело его и он почувствовал легкое возбуждение. Несколько секунд спустя Ангелина тряслась как ненормальная, пытаясь освободиться от держащих ее ремней. Сперва она просто кричала, потом умоляла, затем перешла на протяжный вой. Так его девочка еще никогда не выла. Это было что-то особое.

Вячеслав трясся от возбуждения, его глаза горели безумным огнем, казалось, что он только что открыл нечто новое и неизведанное в своей жизни. Он жадно обмакнул кисть и провел еще одну линию, щедро разливая из флакона часть жидкости. При соприкосновении с кожей жидкость зашипела и вместе с ней зашипела и несчастная жертва.

– Аккуратнее, вы так можете на себя пролить! – забеспокоился старик, – С кислотами нужно быть предельно осторожным!

Ангелина потеряла сознание, а на животе красовался огромный кровавый островок.

– Я думаю, на сегодня хватит, мне нужно будет потренироваться еще! – отложив пузырек с кисточкой нервно затараторил Вячеслав. Подойдя к столику, он взял нашатырь, опрокинув его на заготовленные ватные тампоны, он подошел к Ангелине и сунул его под нос.

Девушка очнулась и снова завизжала от боли.

– Все, отвязывайте ее, – махнул рукой Вячеслав подручным в сторону девушки, – пусть помоется и затем еще в спальне порезвимся! Она довольно не плохо научилась сосать, – гордо заявил Вячеслав, жадно осматривая результат своей работы.

– Позвольте напоследок порекомендовать вам ещё кое-что, – подмигнув Вячеславу, сказал старик, – обратите внимание на вот эти анальные свечи, они сделаны специально для остроты ощущений и укрепления ваших взаимоотношений.

– Что в них особенного? – без особого интереса спросил Вячеслав, желая поскорее уйти из красной комнаты и снять сексуальное напряжение.

– Эти свечи подарят вашей подруге незабываемые ощущения! – радостно отозвался боксер, сунув упаковку свечей в руку Вячеславу, – А вы сможете полноценно насладиться, наблюдая за ее реакцией.

– Даже не знаю, что сказать… это не вредит организму?

– О, нет, что вы! Но однозначно сводит с ума! Несколько часов ваша подопечная будет думать только об ощущениях в своих кишках и ни о чем другом. Главное, не переборщите с количеством, некоторые так увлекаются, что каждые два часа стараются запихнуть новую свечу. Два-три дня непрерывных утех полностью лишат рассудка, потом только дурка поможет.

– Что за извращение, разве так можно! – скривил рот Вячеслав, но в глазах вспыхнул огонь интереса, который было сложно скрыть. Где-то в глубине души мужчины горело желание смотреть и смотреть, как его подопечная мучается и страдает. Бесконечно причинять ей все новую и новую боль. Его член был готов прожечь брюки от перевозбуждения.

Вячеслав протянул обратно свечи пожилому боксеру, но тот сделал резкий жест рукой, показывая, что отдавать ничего не надо.

 

– Борис, я не хочу нарушать правила красной комнаты, одно из них говорит, что ничего нельзя выносить, мне не нужны проблемы, вы же знаете, как я дорожу членством клуба.

– Пустяки, никто этих свечей не хватиться, а эти остолопы будут молчать, – он показал рукой на стоящих недалеко помощников, – Не переживайте! Берите-берите! Все их отсюда таскают. Да и не такое уносят! Жидкости тягают каждый день, плетки выносят. Правила красной комнаты для многих сейчас пустой звук! – он с грустью осмотрел комнату и задумчиво остановился, – да-а-а, были времена… Когда клуб только начинал работать, все было по-другому…

– Лучше? – с поддельным интересом спросил Вячеслав, скорее не из любопытства, а чтобы угодить старику.

– В чем-то лучше, в чем-то хуже. Но раньше за несоблюдение правил могли не просто из клуба выгнать, могли заживо закопать! – при этих словах у Вячеслава все похолодело внутри, он еще раз посмотрел на пачку любовных свечей с красным перцем и покосился на старика, его взгляд словно еще раз вопрошал: “А можно ли? Точно ничего не будет, если я заберу это с собой?”

– Может быть, я могу кое-что выкупить из этой комнаты, например, мне было бы интересно провести вечеринку на яхте, мы с друзьями часто устраиваем тусы, и эта специфическая жидкость для клизмы была бы очень кстати. Я не могу рассказать своим близким друзьям про это место, но очень хотелось бы порадовать их и подарить им настоящее удовольствие!

– О, нет, мой друг. Все, что тут есть – это эксклюзив. Для этого и созданы правила красной комнаты, чтобы она привлекала таких как мы. Все, что тут есть, сделано по выстраданным рецептам и точно такие же пропорции сделать будет достаточно непросто, даже хорошему специалисту-химику. Идеальное сочетание кислот для настоящей боли и наслаждения! Нигде такого вы не встретите больше! – он с ностальгической улыбкой осмотрел стены и потолок комнаты, а затем добавил, – А свечи, берите на здоровье, да кто же узнает? Пользуйтесь ради бога! Надеюсь, они принесут вам и вашей подчиненной массу приятных минут!

Вячеслав горячо поблагодарил старика за эту чудесную встречу и возможность обмена опыта, затем припрятав свечи, он приказал подручным отнести Ангелину в номер и пригласил боксера следовать за ним.

– Сейчас ее приведут в чувства и мы продолжим, – пообещал он то ли самому себе, то ли старику, с интересом осматривая лежащую без чувств девушку.

– Я вам обещал, что она обслужит вас на высшем уровне и она это сделает, даже если мне придется ее воскресить! – он грозно посмотрел на лежащую без признаков жизни девушку.

Нашатырный спирт не давал желаемого результата, Ангелина просыпалась и тут же снова впадала в сонное состояние, моментально отключаясь, нужно было предпринимать что-то более радикальное.

– А что если… – Вячеслав посмотрел безумными глазами на старика, – а что если свечу засунуть прямо сейчас? Она сможет ее “разбудить”?

– О, думаю, да! Эти малышки способны мертвого поднять! – старик одобрительно закивал, радуясь тому, что его новый друг заинтересовался предложением.

– Тогда попрошу, чтобы ее быстро помыли и начнем! – Вячеслав махнул помощникам и они потащили несчастную девушку в ванную. Один из них быстро удалился и вместо него через полминуты пришла женщина со шрамом.

Чудо обезболивающее

В ванной, наполненной еле теплой водой лежала Ангелина, с широко выпученными глазами, уголки рта нервно подергивались. Женщина со шрамом аккуратно намылила тело девушки и стала смывать засохшую кровь на ногах, спине и животе.

– Кислоту использовали? – тихо спросила она, – осматривая место ожога, где уже виднелся струп. Рыхлая структура кожи покрылась корочкой, а внутри виднелась белая жидкость. Это было отвратительно и прискорбно.

Ангелина ничего не ответила, только тупо заулыбалась и по ее лицу потекли слезы.

– Ой, да ладно тебе! Несколько царапин! Через неделю заживет! – она быстро обработала ожог и спустив воду в ванной, осторожно вытерла поврежденное место и заклеила его пластырем, – Одной из наших девок, которая тут живет, все лицо кислотой выжгли, ее теперь никто не заказывает, живет тут чисто как запасной вариант, берут только самые отмороженные извращенцы, а так в основном она теперь используется, как инкубатор.

Ангелина перевела глаза на собеседницу: – Что вы имеете ввиду, как инкубатор? Что значит, здесь живет?

– У нас тут в подвале девчонок пруд пруди, молодых совсем и есть кто постарше. Вначале развлекаются, как твой господин, а как надоедят, по дешевке продают в эту богадельню. А тут они уже доживают свой недолгий век, – она гладила ее по голове, пытаясь успокоить.

– Зачем вы мне все это рассказываете? Я не хочу знать об этом месте ничего лишнего! Оно меня пугает!

– Ну, дорогуша, хочешь-не хочешь, а узнать придется, поэтому и готовлю тебя заранее, на вот, выпей вот это, поможет, забудешь про боль через несколько секунд, – она быстро оглянулась на закрытую дверь и сунула в рот Ангелине таблетку. Та послушно проглотила.

– Меня… меня тоже сюда сдадут? – слова женщины со шрамом заставили несчастную подопытную поволноваться. – Я не хочу, закончить жизнь здесь… Я хочу, жить!!! Жить как прежде! – почти закричала она.

– Тише дура, заткнись! Щас прибегут и обеим не поздоровиться! Тебе уже лучше? Таблетка сейчас подействует, она работает очень быстро и у нее очень длительный эффект, сейчас полегчает.

Ангелина действительно, через несколько минут почувствовала себя другим человеком, и даже совсем забыла, что еще недавно ее мучали и пытали, тело стало как новое, боль уже не давала о себе знать, голова стала ясная и мир наполнился яркими красками. Женщина со шрамом ей показалось самой красивой женщиной в мире.

– Уже подействовало? – спросила помощница.

– Да, – удивленно ответила она, – я как заново родилась! Что это за таблетки? Это какие-то наркотики?

– Какая разница? Про таблетку никому ни слова! Будут бить, делай вид, что очень больно, ато спалишь контору! Поняла?

– Угу, – ответила довольная Ангелина, ее усталость, как рукой сняло.

– Иди, и удовлетворяй своего господина и Бориса Николаевича, сделаешь все правильно, быстрее отстанут от тебя.

Женщина со шрамом помогла Ангелине встать на ноги и одеть туфли. Ноги тряслись и с трудом держали хрупкое тело девушки, но в теле была такая удивительная легкость, что равновесие, каким-то чудесным образом, все-таки удавалось держать.

В комнате на кровати Ангелину уже ждал старый боксер, при виде его инструмента, девушка едва сдержала смех.

“Понятно, почему он себя так ведет с девушками, больше удивить их нечем”.

– Начинай работать! – приказал Вячеслав и легонько ткнул в спину Ангелину по направлению к кровати, – мы должны быть благодарны Борису Николаевичу за его гостеприимство и дружбу, не подведи меня! Сделай все по высшему разряду!

Ангелина с идиотской улыбкой направилась к кровати, но Вячеслав окликнул ее.

– Погоди… стой, одну секунду! – он достал из своего портфеля, который он таскал везде с собой, расширитель для рта и стал надевать его на подопечную.

Ангелина смотрела на него отрешенно, а женщина со шрамом засеменила из ванной и быстро вышла из комнаты.

– Зачем намордник? – удивился старик, это лишнее, с ним же нет остроты ощущений!

– Она неаккуратна с зубами, – виновато промямлил Вячеслав, – может ненароком укусить и испортить удовольствие.

– Ничего-ничего, я люблю зубастых! Давайте не будем ломать кайф ни себе, ни девочке, пусть нормально отработает, как умеет!

Вячеслав пожал плечами и стянул маску с расширителем рта с покорно стоящей рядом с ним девушкой.

– Иди к дяде, деточка, – позвал ее старый боксер. Ангелина пошла к нему, стараясь не смотреть на его инструмент и еле сдерживая смех. Член у старого боксера показался ей довольно странным: головка была огромная и толстая, словно наглухо набита ватой, а сам ствол был маленький и кривой, как изогнутый гвоздь.

“Как настоящий гриб!” – подумала Ангелина и заулыбалась. Вячеслав уже во всю хлопотал, помогая девушке приобрести нужную позу. Боксер, закинув руки назад и разведя широко ноги с нетерпением ждал.

– Ну давай же, начинай уже! – скомандовал Вячеслав, – не тяни!

Ангелина послушно взяла в рот непропорциональную головку члена старого боксера и стала ее облизывать. Вячеслав уже скручивал ей руки за спиной.

“Ну никак он не может без этого! Интересно, со своей любимой Викторией он тоже также развлекается или с ней по-нормальному трахается?” – Ангелина поймала себя на мысли, что ревнует своего босса к его невесте.

“Надо выкинуть эти мысли из головы, он никогда не будет моим и я всегда для него буду всего лишь игрушкой, я ему нужна только для того, чтобы он мог со мной воплощать свои фантазии в реальность, нужно наконец-то включить голову и попытаться снова сбежать от него, как только появится возможность!” – четко отработанные движения языка позволяли девушке не погружаться в сам процесс, а уходить в раздумья и отрешаться от происходящего.

– Можно сейчас свечу засунуть? – нервно спросил Вячеслав старика.

– Ну, если вы не планируете затем заниматься анальным сексом, то почему бы и нет, – боксер, казалось, наслаждался процессом и ему уже было все-равно, лишь бы его не отвлекали.

– Деточка, можешь зубками немного погрызть его? – внезапно обратился он к Ангелине. Она не сразу поняла, что от нее хотят, пока он не повторил ей второй раз.

Девушка осторожно дотронулась зубами до его члена. Вячеслав в нерешительности присел на край кровати и стал наблюдать, затем, словно опомнившись, извинился и засеменил к выходу.

– Да я не из стеснительных, можете остаться с нами, нам будет приятно! – старик мило улыбнулся и пригласил жестом Вячеслава снова присесть. Затем он снова переключил свое внимание на работающую ртом Ангелину, которая лизала и обсасывала его член, время от времени покусывая и пощипывая губами.

– Жестче, жестче, – зашипел пожилой мужчина, ерзая на месте.

Ангелина стала покусывать головку члена чуть сильнее, придавливая периодически губами, делая поступательные движения языком вдоль ствола.

– Давай же, давай, кусай его сильнее! – закричал боксер уже теряя терпение. Вячеслав озадаченно смотрел на происходящее, держа в руках упаковку со свечами и наблюдая эту странную картину. Больше всего он боялся, что Ангелина сделает ему больно во время миньета, а тут человек сам просит, чтобы его кусали за столь интимное место.

Ангелина нажимала сильнее и сильнее, боясь сразу же кусать в полную силу. Реакция бывшего боксера могла быть для нее фатальной. Пожилой мужчина ерзал на месте, словно свечу с перцем вставили ему. Он хрипел и шипел, иногда ругался матом, иногда нажимал на челюсть девушки, чтобы разжать зубы, затем вскочив на колени схватил лицо Ангелины и стал отчаянно долбить ее своим инструментом с бешеной скоростью. Во время своего дикого танца, он больно выкручивал уши несчастной. В какой-то момент ей показалось, что он их просто оторвет. Если бы не странная таблетка от доброй женщины со шрамом, то скорее всего сейчас пришлось бы выть от сильнейшей боли. Но никакой боли не было и это было настолько непривычно и странно, мир казался не таким жестоким и все эти адские игры – просто обычным недоразумением.

Кончил боксер не сразу, изрядно помучив бедную девушку. Вячеслав, воодушевленный столь странной сценой смотрел на происходящее, как завороженный. Его член уже давно был готов к бою и требовал удовлетворения.

Когда насытившейся старик отпустил раскрасневшее лицо Ангелины, Вячеслав подхватил ее ноги и потянул к себе. Ловким движением он достал свечу из упаковки и стал засовывать ее девушке в анус. Несчастная приготовилась к новым ощущениями и новой боли, но почувствовала лишь небольшое жжение и сильное желание опорожнить кишечник. Что-то инородное ползло вверх внутри нее, доставляя скорее не болевые, а слегка неприятные ощущения. Ее сейчас больше заботило вопрос восстановления дыхания после жестокого имения в горло кривым членом.

Вячеслав, ожидая ее реакции, разочаровано отошел, не получив желаемого результата.

Посчитав этот метод доставления боли совершенно не подходящим для их игр, он сразу же забыл, что только держал в руках перцовую свечу. Подойдя к откашливающейся, после жесткого траха в рот старым боксером, девушке, он схватился одной рукой за ее волосы, которые уже давно выбились из красиво уложенной прически и второй рукой за член, с намерением вставить его ей в рот.

Почувствовав резкую боль на члене он завыл и побежал в ванную. Воск от свечи, пропитанный красным перцем и бог знает еще каким интересным составом, остался на руке и теперь успешно переместился на восставшую плоть Вячеслава.

– Что за черт! Как щиплет! Как больно, у меня кажется будут ожоги! – кричал испуганный мужчина, смывая болевые ощущения с члена холодной струей воды.

 

Боксер весело заулыбался и зацокал языком.

– Ничего-ничего, вы просто еще не пользовались этими игрушками и поэтому не знаете, как с ними правильно обращаться. После введения свечи, нужно тщательно мыть руки, – крикнул он громче, – а лучше использовать салфетки или просить девушку самостоятельно вводить.

Вячеслав вышел из ванной недовольным и злым, член у него уже не был в боевой готовности, как минутой ранее. Настроение его явно было убито. Он растерянно сел на кровать, и с ненавистью посмотрел на Ангелину, которая лежала на кровати и еле заметно улыбалась тупой и беззаботной улыбкой.

– А она что, ничего не чувствует? – удивился Вячеслав, показывая пальцем на Ангелину, – Ты чувствуешь действие свечи внутри себя? – обратился он уже к ней.

Маленькая дрянь, отвечай мне, ты чувствуешь внутри себя перцовую свечу?

– Да, очень жжет, – тихо ответила девушка, стараясь изобразить мученическое лицо. Ей было сложно скрыть улыбку, все вокруг казалось ей таким прекрасным и даже игры Вячеслава не пугали уже так сильно. Она смотрела на его встревоженное и недовольное лицо с любовью и трепетом, она даже готова была его понять и простить, сейчас она была близка к этому, как никогда и ей искренне было жаль, что ему из-за нее пришлось слегка пострадать.

“В конце концов, у каждого свои тараканы в голове, ну нравится ему меня пороть и истязать, зато он ко мне неравнодушен, в этом тоже есть свои плюсы!” – затуманенный разум юной девы играл с ней злую шутку, но она не замечала в себе никаких изменений.

– Хорошо, – успокоившись немного, добавил Вячеслав, – Приступай тогда к своим прямым обязанностям, – он показал на свой обмякший член.

Ангелина взяла его в рот и стала сосать, пытаясь его поднять, но удалось ей это не скоро. Вячеслав был очень злым и раздражительным и никак не мог сосредоточиться на сексе. Постоянно жаловался, что кожу члена щиплет и колет.

Старый боксер тем временем, наблюдая сцену поднятия члена, начал снова возбуждаться.

– Хорошая у вас куколка, послушная, – похвалил он Ангелину, поглаживая ее вытянутые ноги. Ангелина лежала на животе со связанными за спиной руками и отчаянно сосала воскресающий член своего босса. Вячеслав перевернул свою подопечную на спину и как обычно залез на ее лицо сверху. Он с азартом начал трахать ее в рот, стараясь не обращать внимание на то, что ее зубы иногда едва задевают его член.

Когда он закончил, его место снова занял старый боксер и снова потребовал жесткого зубастого миньета. Измученная Ангелина старалась, как могла, удовлетворить обоих мужчин, чтобы была возможность отдохнуть.

– Давай-давай, сильнее! Ты можешь сильнее! – Старый извращенец сам уже кричал от боли, – Давай же, соска! Вцепись в него зубами, вот так, молодец, а теперь порычи, как собака!

Ангелина совершенно не понимала, чего от нее хочет боксер, но старалась делать все, что он приказывал, хотя у нее не всегда получалось с первого раза.

Она впилась зубами в самое нежное место между головкой и “ножкой грибка” и зарычала, изображая собаку. Войдя в роль, она потянула на себя головку, доведя до абсурдности эту странную игру. Старик завыл от боли и ударил Ангелину по челюсти тыльной стороной ладони. Она разжала зубы и почувствовала, что ей сломали челюсть, несмотря на действие сильнейшего обезболивающего, она смогла ощутить небольшую боль, и пусть она была не настолько сильная, но заставила несчастную поволноваться. Она отстранилась от члена и стала открывать и закрывать рот. Челюсть почему-то отказывалась ей подчиняться. Несколько секунд она не чувствовала вообще ничего, кроме сильного хруста и ломоты в зубах, она с ужасом посмотрела на мужчину.

– Не делай так! Ты же его оторвешь, идиотка! Я же сказал, рычи как собака и кусай, я не говорил, чтобы ты мне его пыталась откусить!

Бедной девочке было очень сложно понимать этот странный для нее мир. Два взрослых мужчины, которые в обычной жизни, скорее всего, вели себя совершенно прилично, сейчас, в этой комнате, проявляют себя, как настоящие двинувшиеся умом люди.

Старый боксер, пытающейся заставить ее изобразить собаку и просящий кусать его за член, прыгающий вокруг нее Вячеслав с горящими глазами, и ищущий, чем бы ее еще уколоть, чтобы насладиться ее болью.

Когда она влюбилась в него, впервые увидев в роли главы крупной компании, она и представить не могла, что у него твориться в голове. Сейчас ей казалось, что в комнате только она одна имеет более-менее здравый рассудок, несмотря на то, что она приняла какой-то странный наркотик.

– Рычи, рычи, идиотка, давай рычи на меня! Представь, что ты злая собака! Кусай меня за член, – старик смотрел на нее таким серьезным лицом, что Ангелине снова показалось, что он рехнулся. Старый мужчина схватил ее за голову и стал снова загонять в нее свой толстый инструмент.

– Зубками, зубками, чуть-чуть, вот так, ох молодец! Немного зажми и держи так, я сам за тебя все сделаю! – он помог Ангелине зафиксировать челюсть в одной позе и стал проталкивать свой член в ее несчастный рот задевая своим каменным инструментом ее зубы, воя от боли и удовольствия.

Вячеслав так увлекся этой сценой, что забыл обо всем на свете. Для него открывался какой-то новый мир. В это мгновение он осознавал, что совершенно ничего не знал о чувственных наслаждениях и этот странный новый друг, приоткрыл ему эту дверь в удивительное измерение.

Старик уже отчаянно долбил рот несчастной девушки, выкручивая ей уши и производя странные звуки. Вячеслав никогда так быстро не восстанавливал свои силы и был удивлен тому, что его член был готов к бою.

Как только боксер закончил, Вячеслав подлетел к Ангелине и не дав ей опомниться и отдышаться, – засунул в ее рот, свой торчащий ствол. Девушка не успела проглотить всю сперму, которую выпустил в нее старик и стала захлебываться. Вячеслава это только еще больше заводило. Также как и его новый, более опытный приятель, он стал неистово долбить бедный рот девушки, натягивая его как можно больше не член и заставляя ее задыхаться снова и снова.

К девяти утра все закончилось, Ангелине казалось, что на самом деле прошло гораздо больше времени. Изнеможенная от сексуальных игр, она хотела только одного, чтобы ее оставили в покое.

Вячеслав не стал развязывать ее руки, оставив ее не кровати в его любимой позе, на животе. Ему уже не хотелось ничего, он был весь потный и усталый.

– С вашего позволения, я в душ и чего-нибудь выпил бы, как вы смотрите на то, чтобы немного пройтись до бара? – Вячеслав с надеждой посмотрел на старика. Ему очень хотелось, чтобы тот рассказал ему что-нибудь ещё, что можно быть полезно для его сексуальной жизни. Что-то такое, чего он ещё не знает.

– Да, я только за, пойдёмте.

– Я распоряжусь тогда, чтобы ее перевели в мой номер, – Вячеслав нажал на кнопку вызова и тут же показался молодой человек. Вячеслав показал ему на Ангелину и назвал номер своей комнаты. Парень быстро развязал девушку и подхватив ее на руки, понес ее через длинный коридор в аналогичный номер с точно такой же кроватью. Он сложил ее в точно такую же позу на живот и связал руки за спиной по приказу Вячеслава.

– Я бы с радостью повторил сегодняшние игры, – весело и с намеком сказал боксер, когда они выходили в бар.

– Да, думаю повторим! – отозвался Вячеслав, поняв к чему клонит старик.

Как только голова коснулась подушки, измученная девушка сразу же уснула. Так сладко она давно не спала. Странная таблетка, которую ей любезно предоставила женщина со шрамом, творила чудеса. Ангелина пыталась себе представить, что бы было, если не помощь этой доброй женщины.

«Я бы не пережила эту ночь! После всего, что они со мной сделали… нет, не смогла бы!»

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28 
Рейтинг@Mail.ru