Грибные истории

Ланиус Андрей
Грибные истории

И вот тут-то выяснилось, что встреченный мною лев вовсе не был миражом!

Оказывается, льва – крупного самца перевозили из рязанского цирка в столицу. Как уж там всё произошло, в точности мне неизвестно, но только по дороге лев разломал клетку, а затем и двери фургона и выпрыгнул наружу.

Правда, царь зверей оказался трусоватый. Вместо того, чтобы стремглав мчаться в родную Африку, он всё это время попросту прятался в ближнем подлеске. Циркачи вызвали пожарную машину. Та проехала вдоль лесополосы и сильной струей воды выгнала хищника на открытое место. И тут уж не сплоховали охотники. Да вы не волнуйтесь, стреляли не пулями, а шприцами со снотворным. Лев-то был ученый, дрессированный. Когда он отключился, его поместили в другую клетку, а ту погрузили в фургон. Собралась огромная толпа зрителей. Цирк он и есть цирк.

Тем же вечером я попытался было поведать брату о своей встрече с гривастым в лесу, но вдруг понял, что он слушает меня недоверчиво.

С той поры прошел не один год. За всё это время я никому не рассказывал о своем лесном приключении. Не хочу, чтобы меня считали фантазером! Если и вы мне не верите, то обратитесь к рязанским спасателям, они вам докажут с фактами в руках. Только не перепутайте дату – июль 1987 года! Дня, к сожалению, не помню. Но в документах указан и день.

А про льва-беглеца известно, что тот еще долго выступал на арене цирка, но более никогда не безобразничал.

У меня же с той поры появилась одна особенность воображения: едва заслышу в лесных зарослях какой-нибудь шорох, то всё мне кажется, что там прячется либо тигр, либо носорог, а может, и слон. Впрочем, грибной охоте эта особенность ничуть не мешает.

В мертвый сезон

– Африканский лев в русском лесу – вещь, конечно, удивительная, – взял слово четвертый бывалый грибник. – Но всё же объяснимая, как мы только что убедились. Однако же, в лесу бывают и такие встречи, объяснение которым лежит разве что за пределами человеческого разума.

Прошлый грибной урожай в лесах под Питером уродился, как вы все знаете, на редкость скудным. Большую часть лета лес простоял сухим, даже многие болота сделались проходимыми.

Но истинный любитель тихой охоты не усидит дома даже в такой “мертвый” сезон. А вдруг повезет?

И вот однажды утречком в субботу я отправился проведать свои любимые грибные места в районе поселка Заходское по Выборгскому направлению. Звал с собой приятелей, но никто не согласился: по их данным лес стоял пустым. Что ж, я поехал один. Не найду грибов, так хоть лесным воздухом подышу.

И вот я в лесу. Сразу же стало ясно, что надежды на чудо не оправдались. Лишь изредка попадались мухоморы, поганки, да сморщенные либо червивые сыроежки. Тем не менее, само пребывание в лесу доставляло мне радость, и, дыша полной грудью, я всё дальше углублялся в чащу.

Вскоре попалась стайка млечников, затем два тонконогих подберезовика, еще через длительный интервал – одинокий моховик… О том, чтобы наполнить лукошко, не могло быть и речи. Дай бог, хотя бы прикрыть своими редкими находками донышко…

Побродив по лесу еще часа полтора, я решил, что прогулка была основательной и пора возвращаться домой. Тем более что небо обложило темными тучами, и воздух в лесу сделался сиреневым.

Да, вот еще что: за время всей прогулки я не встретил ни одного грибника.

В этот момент впереди, за деревьями, проглянула обширная зеленая поляна. Почему бы не дойти до нее, а уж оттуда поворачивать назад?

Поляна переходила в пологий зеленый склон, который тянулся вниз метров на сто, упираясь в полосу сумрачных сосен, определенно росших в болоте.

Примерно на полпути из высокой травы поднималась какая-то округлая коричневая кочка. Что бы это могло быть?

Чем ближе я к ней подходил, тем громче стучало мое сердце. Предчувствие не обмануло! Ибо это был гигант-подосиновик – гриб-красавец, шляпкой которого можно было накрыть большую сковороду! Поверхность шляпки была влажной, без выгрызов, без налипших иголок и бахромы, и это указывало, что гриб не старый, несмотря на свою фантастическую величину. Его упругая ножка, расширявшаяся к основанию, также выглядела свежей и была толщиной в руку! Но этот гриб нельзя было назвать “обойденышем”, поскольку рядом не виднелось ни одной тропинки. И всё же это была моя добыча!

Благоговейно опустившись на колени, я срезал гриб под самый корешок, а затем, волнуясь, глянул на срез. Тот был совершенно чистым! Ни единой червоточинки!

Какое-то время я держал гриб обеими руками, словно приобщаясь к лесному чуду. Такая находка – редкость даже для поры грибного изобилия. А в нынешний сухой сезон ее впору заносить в книгу Гиннесса.

Внезапно я понял, что на меня падает чья-то тень. Поднял голову.

Рядом стоял грибник – первый и единственный, кого я встретил за период всей своей сегодняшней прогулки.

Это был мужчина средних лет, одетый в старый непромокаемый плащ болотного цвета. Его голову облегала вязаная черная шапочка. Я заметил, что сапоги у грибника совершенно сухие, хотя явился он, надо полагать, со стороны болота. Ну, стало быть, и то болото тоже полностью пересохло.

Но все эти детали я отметил про себя как бы краешком сознания. Ибо мое внимание целиком было направлено на лукошко, которое держал незнакомец, лукошко, доверху наполненное отборными подберезовиками! После длительного блуждания по пустому лесу эта картина представлялась поистине фантастической.

Я поднялся, вглядываясь в удачливого грибника. У того было худощавое скуластое лицо, на котором выделялись ярко-синие, какие-то пронзительные глаза.

– Как вам это удалось?! – восхищенно спросил я, кивая на его лукошко.

– Надо знать места, – ответил тот глухим голосом.

– Надеюсь, вы не всё собрали? Что-нибудь оставили другим? – шутливо поинтересовался я.

– Может, и оставил. Вы ведь уже нашли кое-что… – грибник усмехнулся и взглянул мне в глаза, отчего у меня вдруг озноб пробежал по коже. – Ладно, мне пора, – добавил незнакомец, отводя загоревшийся взгляд. – А вы ступайте всё прямо, никуда не сворачивая. Тут уже недалеко… – Он обогнул меня и направился вверх по склону.

Я энергично зашагал в указанном им направлении. Но буквально через десять шагов мои сапоги стали всё глубже погружаться в вязкую, чавкающую жижу.

“Как же так?! – удивился я. – Ведь у него сапоги были сухие…”

Я оглянулся, но склон за моей спиной был пуст. Куда же подевался удачливый грибник? За эти несколько секунд он никак не успел бы дойти до линии деревьев.

Между тем, какая-то темная сила продолжала тянуть меня в сторону болота. Я сделал шаг, другой, третий… Каждый шаг всё глубже заводил меня в трясину. Разумом я понимал, что дело неладное, и нужно немедля поворачивать назад, но ноги отказывались подчиняться слабым призывам моей парализованной воли.

Я не могу назвать себя глубоко религиозным человеком, но крестик ношу. И вот в эту опасную минуту я запустил руку под свитер, нашел там крестик, крепко, до боли, сжал его в кулаке и обратился с немой мольбой к высшей силе…

В тот же миг за моей спиной раздался вопль ярости и разочарования. Затем послышался треск сухих веток, будто некий неведомый крупный зверь продирался в гущу темных зарослей, спасаясь от яркого небесного света.

Бесовские чары отпустили меня. Я огляделся по сторонам. Вокруг было пусто, чисто и тихо.

Я быстро выбрался на сухое место и поспешил по склону вверх. Уже на гребне бросил случайный взгляд в свое лукошко и подивился еще раз. Мой чудесный трофей – великолепный, безукоризненный гриб-красавец – был не просто насквозь червивым, он распадался в труху.

Выбросив с отвращением эту дьявольскую приманку, я вышел на знакомую тропу и уже не сворачивал с нее до самой платформы

Щедрость куриного бога

На многих приморских галечных пляжах по всему миру в ранние часы, особенно после шторма, можно наблюдать странную картину. Десятки людей медленно бредут вдоль полосы прибоя, пристально глядя себе под ноги. Периодически то один, то другой наклоняются, поднимают обычные камешки и осматривают их со всех сторон, издавая порой радостные возгласы.

Они ищут «куриного бога». Так называются камни со сквозной дырой. Они считаются талисманом, приносящим удачу.

В стародавние времена такие камни вешали над куриным насестом, чтобы кикимора не мучила ночью кур: отсюда и название.

Затем заметили, что камень с отверстием способен оберегать и человека.

Вообще, всякий камень сам по себе ярко воплощает прочную стихию земли, а дыра, природная «пещера» в нем символизирует проход сквозь материю, преодоление земных невзгод и тягот. «Куриный бог» приносит удачу своему владельцу, внушает оптимизм, помогает справляться с физическими недугами и даже проводит через полосу материальных лишений.

Если, например, повесить его на кроватный столбик, то можно избавиться от ночных кошмаров. Но лучше продеть через отверстие нитку и носить талисман на шее, как медальон. Или, по крайней мере, держать его в кармане. В Коктебеле, между прочим, принято иметь по семь таких камешков. Но, может быть, это и перебор.

Неважно, какого камень размера, какая у него форма. Несущественна и конфигурация отверстия в нем. Непременное условие одно: камень нужно найти самому. «Куриный бог», полученный в подарок, будет для вас бесполезным предметом, если только он не найден близким вам человеком, который в минуту его находки думал о вас только хорошее. И уж, конечно, бессмысленно проделывать искусственное отверстие в приглянувшемся вам цельном камешке. Хотя бы даже он был драгоценным. Отверстие должно быть природным, именно в этом и заключается магическая сила талисмана.

Петербуржец Валентин Плотников нашел «куриного бога», когда отдыхал нынешним летом в одном из районов Сочи.

Сказать по правде, такой цели Плотников перед собой не ставил, относясь к талисманам и амулетам с полным равнодушием. Просто вышел пораньше к морю, расположился на свободном месте, вытянулся на одеяльце и вдруг буквально перед глазами увидел камень с аккуратной дыркой. Тот как будто сам дался ему в руки. Не выбрасывать же теперь!

 

Тем более, что камешек очень уж был хорош: плоский, овальной формы, абсолютно черного цвета, размером с крупный циферблат наручных часов! И сквозная дырочка была в нем непростая. Она пересекала камень наискосок, почти по его продольной оси, так что не сразу удавалось и заметить этот сквозной канал. Сначала требовалось повертеть камень перед глазами и поймать тот единственный угол, под которым обнаруживалось его ценное свойство. Словом, и талисман, и забава.

А еще стоило подержать камень в руке пару секунд, как в нем будто бы начинало выделяться внутреннее тепло, которое, однако, не жгло ладонь, а лишь приятно согревало ее, вызывая ощущение комфорта и спокойствия.

Нет, камешек и вправду был замечательный. Многие из соседей по пансионату собрали целые коллекции дырчатых камней. Но большей частью это были либо кругляшки вроде яйца, либо корявые уродцы, словно изъеденные каким-то подводным монстром. Никто другой не обладал таким совершенным камнем. Вешать его себе на шею Плотников не стал, но взял за правило носить с собой в кармане. Просто так.

Отпуск закончился, и Плотников вернулся в Питер. День проходил за днем, ничего значительного в его жизни не происходило. Камень он по-прежнему носил при себе, хотя порой забывал о нем. Но иногда какая-то сила заставляла его брать камень в руки и подносить к глазам. Сквозное отверстие было тоненькое-тоненькое, будто проделанное иголкой, но вот что удивительно: «работало» оно как некий мини-бинокль. Увиденный через дыру кусочек интерьера или улицы словно бы приближался. Еще одна загадка! А может, дело в том, что обзор через крохотное отверстие заставлял сильно прищуриваться? При этом набегала слеза, игравшая роль увеличительной линзы? И никаких чудес!

Лето заканчивалось.

В одну из суббот Плотников отправился со своей компанией в лес за грибами. Поехали на хорошо знакомое подсохшее клюквенное болотце, где на высоких кочках грибников обычно поджидали тонконогие болотные подберезовики и мясистые крепкие моховики.

Но в эту субботу – как отрезало! Обследовали всё болотце: хоть шаром покати! Раздосадованные грибники разбрелись по лесу.

В какой-то момент Плотников остался в одиночестве на самом краю болотца. Что за невезуха такая?!

И вдруг его кольнуло: да у него же с собой талисман! Может, попросить немного удачи? Никогда ведь не просил. Один-единственный раз можно, наверное? Пусть хотя бы укажет, куда идти? В какую сторону?

Дурачась, он достал камень из кармана и навел отверстие на дальний край болотца. Затем медленно повел своим «биноклем» вправо-влево.

И тут перед взором Плотникова возник гриб! Небольшой, но симпатичный моховичок рос у самого корневища дуба. Вот так-то!

Плотников убрал камень от глаз и всмотрелся в том направлении. Единственный дуб четко выделялся на фоне березок. Но как ни напрягал Плотников зрение, никакого моховика разглядеть отсюда не удавалось: слишком далеко. Ай да камешек, ай да «объектив»! Невелика, конечно, добыча, но на безрыбье…

Посмеиваясь, Плотников зашагал к дубу, мимо которого, кстати говоря, он уже проходил утром.

Моховик и точно имелся. Вполне подходящий для лукошка. Рос он за корневищем, прикрытый сбоку опавшим листом, так что заметить его действительно было непросто. Даже вблизи. Еще маловероятнее было «поймать» его в крохотное отверстие. Но это всё-таки случилось.

Плотников не успел еще подивиться столь редкостному стечению обстоятельств, как заметил вдруг, что по другую сторону от корневища лежит обрывок проржавевшей цепи. Сам не зная почему, он взял его и потянул. Один конец цепи легко приподнялся, второй же уходил куда-то под землю, под корневище. На Плотникова вдруг накатило вдохновение. Опустившись на колени, он взял нож и принялся рыть мягкую землю…

Начиная с этого места рассказ самого Плотникова теряет свою внутреннюю логику. Финал он всегда почему-то комкает.

Спрашиваешь его:

– Что же там оказалось, под корневищем?

– Да так, ничего особенного, – с деланным равнодушием отвечает он, пряча блеск в глазах. – Надтреснутый чугунок, а в нем пригоршня старинных медных монет…

Понять Плотникова можно. По натуре он человек осмотрительный, осторожный, даже скрытный. Такой не станет кричать во всё горло: «Ой, смотрите, что я нашел!» Особенно, если там не медные монеты, а кое-что повесомее.

И правильно, что не кричит. Дело это деликатное. Однако же рассказать друзьям о необыкновенной находке тоже хочется. Ладно, пусть будут медные монеты. Тоже на дороге не валяются.

Как бы там ни было, но вскоре после памятного похода за грибами Плотников стал интересоваться ценами на жилье, сделав ряд дорогих покупок, хотя буквально накануне занимал у друзей по мелочам, твердя, что поиздержался за отпуск….

Между прочим, домой из леса он в тот раз ушел один, прокричав издали одному из приятелей, что у него разболелась голова. О находке же рассказал лишь позднее. Случилось бы такое, будь там действительно пригоршня не шибко ценных монет?

И еще: «куриного бога» он теперь носит на ниточке, как медальон. И никому не дает его в руки. А раньше – только попроси.

Если помните, «куриный бог» по определению помогает своему владельцу преодолеть полосу финансовых трудностей. Перед вами, по крайней мере, одно свидетельство в пользу того, что это чистая правда.

Фамилию счастливчика пришлось, конечно, засекретить.

Гостинец от дятла

Удивительный, невероятный трофей могут принести порой из леса любители «тихой» охоты

Старый реставратор Владимир Николаевич Полуницын принимал нежданных гостей. Одного из парней – румяного, кругленького и улыбчивого – он хорошо знал: это был Алик из соседнего подъезда. Второй – высокий, смуглолицый и серьезный – был приятелем Алика. Звали его Эдик. Оба парня только что вернулись с «тихой» охоты. Помимо моховиков и маслят они привезли из леса еще кое-какой трофей. Причем, обстоятельства, при которых этот трофей попал к ним в руки, были настолько необъяснимыми, что приятели не могли успокоиться до сих пор. В первую минуту, по их признанию, они вообще офонарели. Не знали, что и подумать. Хорошо, Алик вовремя вспомнил о нем, своем соседе Полуницыне. Эдик тоже согласился, что именно ветеран-реставратор, соприкасавшийся всю жизнь с загадками прошлого, поможет им разгадать жгучую тайну, свалившуюся к ним в буквальном смысле слова с небес. Вот и пожаловали незваными в гости. Вы уж извините за вторжение, не уставали повторять оба.

Владимир Николаевич мягко улыбался в ответ, снова и снова поглядывая на ТРОФЕЙ, лежавший на подстилке в обрамлении веток. Он отлично понимал этих ребят. Как пить дать, и офонареешь, и остолбенеешь, когда с тобой приключится такое…

Они были не такие уж завзятые грибники. В лес отправились, скорее, ради прогулки – подышать свежим воздухом, пообщаться с природой. Доехали в битком набитой электричке до платформы «Заходское», затем вместе с выплеснувшейся из вагонов людской массой вошли в лес. Толпа быстро дробилась на ручейки, растекалась по бесчисленным тропинкам. Вскоре приятели оказались в полном уединении. Двигались, куда ноги несут. Корзинки постепенно наполнялись, но и дружеский разговор не прерывался…

Но вот в какой-то момент приятели вдруг обнаружили, что забрели в настоящие дебри. Пришлось продираться наугад сквозь густое переплетение колючих веток и цепкого вьюна, перелезать через поваленные мшистые стволы, обходить ямы с черной водой, которым, казалось, не будет конца.

Буреломный участок закончился так же неожиданно, как и начался. Друзья оказались в тихой, солнечной дубраве. Пару минут ушло на то, чтобы счистить с одежды сосновые иголки, пластинки коры, труху, мох и клочья паутины.

Рейтинг@Mail.ru